Невообразимая реальность

Владимир Алексеевич Колганов
Невообразимая реальность

– Неужели всё так плохо?

– Да нет, психические заболевания можно вылечить, народные восстания подавить. Но есть ещё одна, более важная причина. Вы слишком чувствительны, очень много внимания уделяете эмоциям, что пагубно влияет на производительность вашего интеллекта. Особенно это заметно у славян. Наше преимущество в том, что мы более рациональны, не отвлекаемся на пустяки. Поэтому смогли многого достичь.

– Но каков же стимул для вашего развития?

– Да-да, я читал, – усмехнулся Дон. – Борьба противоположностей, противоречия и прочее… Зачем нам это? У нас нет ничего подобного, однако вот живём, развиваемся и радуемся жизни.

– Тут трудно возразить.

– И не пытайтесь!

– Ну а литература, искусство?

Ответ на подобный вопрос может дать представление о духовном развитии жителей планеты. Но я получил неожиданный ответ:

– Сами подумайте, зачем нам литература, если все мы телепаты? А вместо того, чтобы изображать красивую жизнь на картинах, свои мечты или тайные желания воплощать в романах и кинофильмах, мы делаем всё это в реальности. Кроме того, каждый житель планеты имеет в своём распоряжении такую же опцию, которой пользовались вы, и может наблюдать за тем, что происходит в других, самых удалённых от нас мирах.

– Что-то вроде реалити-шоу?

– А почему бы нет?

Похоже, его не переспоришь. Во всяком случае, не сейчас. Поэтому я задал вопрос, который волновал меня ещё с тех пор, как оказался в ФСБ:

– Но почему вы обратили внимание не меня? Ведь есть немало достойных людей, которые могли бы с вашей помощью разобраться в том, что происходит и здесь, и во Вселенной.

– Макс, но вы же сами знаете ответ. Вы далеко продвинулись в познании Вселенной, и я уверен, что на этом вы не остановитесь. Может быть, и нас сможете чему-то научить. Принцип познаваемости не исключает возможности вашего участия в этом интереснейшем исследовании. А желания постичь истину вам не занимать.

– Ну что ж, спасибо за доверие! Я постараюсь.

Приятно было слышать такие слова от представителя более развитой цивилизации, и всё же у меня оставались сомнения – неужели только в этом дело? Возможно, Дон скрывает от меня более важную причину.

– Вы правы, Макс. Я не должен об этом говорить, но вы же всё равно докопаетесь до правды. Дело в том, что мои соотечественники немного обленились. Для исследования объектов во Вселенной предпочитают использовать устройства, которые позволяют наблюдать за жизнью на другой планете, не выходя из собственного дома или офиса. И всех это устраивает… – Дон сделал характерный жест, демонстрируя своё бессилие в решении этой проблемы. – Однако не будем о столь грустном. Каковы ваши ближайшие планы?

Тут я набрался смелости – чего стесняться, если речь идёт об уникальной возможности продолжить путешествие по миру?

– Я хотел бы вернуться на Землю, но в прошлое, в левятый век. Там есть кое-какие загадки. Ну а затем… Пожалуй, поищу какой-нибудь интересный уголок Вселенной, где смогу что-то новое узнать о том, как устроен этот мир. Надеюсь, что «светящийся столб» останется в моём распоряжении?

– Конечно, Макс! Мы использовали его на крымском полигоне только для того, чтобы привлечь ваше внимание, и отныне он вам принадлежит. Кстати, мы называем его несколько иначе: Струна. Но как бы вы его ни называли, это сути не меняет. Для управления им достаточно вашего желания, причём никто кроме вас не сможет воспользоваться его услугами.

– А если я захочу что-то взять с собой с другой планеты?

– Я бы этого не советовал. Но так и быть, если вам так хочется. Тогда вам придётся предварительно использовать опцию нейтрализации вредных свойств перемещаемого объекта – это что-то вроде дезинфекции. Мало ли какие микроорганизмы находятся на нём или внутри него.

– А можно ли мне взять что-нибудь из прошлого?

Дон улыбнулся и замотал головой:

– Нет-нет, Макс, это исключено! Всё дело в том, что прошлого уже не существует…

– Но почему? Я же его видел! Ведь каждая точка на радиусе нашей гиперсферы соответствует какому-то моменту времени. Разве не так?

– Я вижу, что вы ещё не вполне разобрались в строении Вселенной, – ответил Дон, покачивая головой. – К сожалению, у меня нет возможности подробно рассказать вам о технологии проникновение в прошлое, да вам это и не нужно. Тем более что наша служба безопасности не приветствует подобных разговоров, – Дон сделал жест рукой, словно извиняясь. – Но вот что я хочу сказать. Есть только память о прошлом, которая сохраняется подобно фотографиям в вашем смартфоне. Можно вообразить себя реально существовавшим человеком и видеть прошлое его глазами – такая опция есть в Струне. А вот изменить прошлое нельзя, поскольку это противоречило бы принципу однозначности, – видя моё сомнение, Дон пояснил: – Представьте, что мы с вами мирно беседуем и вдруг… Вдруг я превращаюсь в отвратительного монстра. А всё потому, что некий злоумышленник что-то изменил в далёком прошлом. Получается так, что сейчас я Дон, а через мгновение… Нет, я останусь Доном, пока не покину этот мир. Так, кажется, принято у вас говорить?

– Что ж, я вынужден смириться. Но у меня возник ещё один вопрос. Ведь я же видел себя тогда, на военном полигоне. А что если бы я вошёл туда?

У Дона и на этот случай был готов ответ:

– Такая коллизия тоже противоречила бы принципу однозначности. Физически вы не сможете встретиться там со своим прежним «я» ни при каких условиях.

– Ах так…

Я не скрывал своего разочарования. Ведь интересно было бы встретиться с самим собой, побеседовать, обменяться мнениями, возможно, признать какие-то прежние ошибки.

– Я вижу, что вы огорчены. Поэтому открою небольшой секрет, который вам понравится. В Струне есть опция, которая позволит вам заказать себе любую еду, а в дополнение к ней – одежду, постельные и туалетные принадлежности, палатку, чтобы переночевать, и даже скафандр, если окажетесь в безвоздушном пространстве или на планете с атмосферой, неприемлемой для вас. Короче, всё, что вам понадобится в путешествии.

Ну что ж, против такого супермаркета никто не станет возражать.

– А как мне разговаривать с людьми, если их язык совершенно непонятен?

– Здесь есть и такая опция. Вы будете обмениваться с ними мыслями, не понимая слов, так что никаких недоразумений не возникнет. Они будут воспринимать ваши мысли, как будто вы говорите на их родном языке.

– Не знаю, как вас благодарить…

– Надеюсь, мы ещё увидимся.

Это было похоже на сон. Но даже если так, всё очень познавательно. Пусть сон, но мне не хотелось просыпаться.

Глава 7. Остров ругов

Ну вот зачем я отправился в девятый век? Чего я там не видел? Даже если найду подтверждение своей версии начала Руси, это ничего не изменит. Академическая наука останется при своём мнении и будет по-прежнему твердить, что норманны основали Русь. С другой стороны, почему бы нет, то есть, почему бы не попробовать – ведь мне ещё не приходилось видеть прошлое глазами незнакомого мне человека. Проблема в том, как мне сообщить Струне о своём желании – нельзя же просто ткнуть пальцем в воображаемый дисплей и заявить: хочу оказаться здесь, а там уж как получится! Поэтому пришлось сформулировать задачу весьма замысловатым образом: было бы желательно войти в образ некоего славянина, который стал советником вождя племени, обитавшего на Житном острове в начале девятого столетия. Если некорректно сформулировал свою просьбу, надеюсь, ничего страшного не произойдёт – придётся придумать что-нибудь другое.

Итак, путь назначения – Житный остров. Это междуречье Дуная и Малого Дуная, недалеко от Братиславы. Мой интерес к этому острову вызван тем, что я надеюсь найти там племя ругов, которые позже перебрались на Днепр и основали государство Русь. Итогом этого путешествие может стать изменение традиционных представлений о происхождении Руси. Вопрос в том, сумею ли найти реальные доказательства своей версии. Для этого надо бы побывать и в Приднепровье, но уже в 860 году, накануне нападения войск Руси на Константинополь, столицу древней Византии.

И вот я уже стою на берегу небольшой речки, а вокруг покрытая кустарником болотистая местность, изрезанная мелкими протоками. Одет я, как положено – историки утверждают, что именно такую одежду носили древние славяне. Но что же дальше? Я же не могу запустить дрон с видеокамерой, с помощью которой смог бы обозреть местность, проложить курс и выйти к людям. Дело даже не в том, что так можно распугать и ругов, и славян. Если всё получилось так, как задумано, тогда я всего лишь некий славянин, неведомо по какой причине оказавшийся на этом острове. Этот славянин принимает решения и действует самостоятельно, ну а мои возможности сводятся к роли безмолвного свидетеля тех или иных событий. Пожалуй, стоит подождать – не зря же меня, то есть его, закинуло на этот остров.

Ну а пока я решил поразмыслить над тем, что сообщил мне Дон, поскольку вопросов накопилось очень много. Если принцип однозначности не вызывал у меня серьёзных возражений, то вот другой постулат… Нельзя же всерьёз относиться к таким его словам: если что-то нельзя познать, значит оно не существует. Это явно попахивает субъективным идеализмом. Так можно дойти до утверждения, будто всё сущее создано Богом, а кроме этого нет ничего. Даже Кант не внёс ясности в понятие познаваемости – он полагал, что человеческое знание охватывает лишь мир опыта, а за его пределами лежат непознаваемые «вещи в себе». Но если Кант ограничился, по сути, отговоркой, то мой недавний собеседник Дон пошёл гораздо дальше. Скрытый смысл озвученного им постулата в следующем: не суйтесь туда, куда не надо, не пытайтесь понять то, перед чем вы бессильны. Но именно такой аргумент всегда вызывал у меня желание пойти наперекор запретам и житейской логике и попытаться разгадать загадку. Вот и теперь…

Мои размышления были прерваны появлением лодки-однодревки, которая двигалась по речушке в мою сторону. Немного страшновато, однако, кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Впрочем, этот изысканный напиток изобрели гораздо позже… Но вот лодка причалила к берегу, и ко мне подошли люди, вооружённые копьями и мечами. А у меня даже палки нет, чтобы как-то защититься.

 

– Кто таков? Куда путь держишь?

Ситуация не из приятных, хотя более или менее ожидаемая. Конечно, я предпочёл бы сначала пообщаться с мирными жителями, разузнать, что здесь и как. Возможно, оказался не в том времени, да и ругов здесь сроду не бывало. А этим что сказать? Впрочем, говорю не я, а славянин. Говорит, что плыл по своим делам, лодка наткнулась на корягу и перевернулась, а он выбрался на берег и вот теперь бродит в поисках людей, надеясь, что помогут.

– Непохоже, что ты побывал в воде.

– Да я уже успел просохнуть.

– А меч что ж, утонул?

– Я мирный славянин. Зачем же мне оружие?

– Тогда пойдёшь с нами.

Всю дорогу до их лагеря молчали. Неужели наши предки были столь немногословны? Характер у них явно не славянский, нордический, так что сохраняется надежда, что кое в чём мне повезло. Но вот вопрос: что ожидает славянина? Жаль будет, если с ним расправятся. И каково мне пережить то, что испытывает человек, когда его сажают на кол? Пожалуй, если ещё раз захочу отправиться в прошлое, надо будет для перевоплощения выбирать такого человека, с которым уж точного ничего плохого не случится. Да, придётся выбирать какую-то известную историческую личность.

Наконец, доплыли. На берегу стоят избы на сваях, вокруг бегает малышня, бабы варят похлёбку в огромном чане, другие подносят хворост для костра. А чуть поодаль расположились вооружённые люди – судя по всему, охраняют избу, в которой обитает вождь этого народа…

Вождь задал тот же самый вопрос:

– Кто таков? Ты, чаем, не лазутчик?

– Помилуйте! Да в мои-то годы нешто можно лазить по болотам?

– И то правда. Пойдёшь служить ко мне?

Такой удачи я не ожидал… А вождь продолжает уговаривать:

– Да ты не боись! Обижать тебя не стану.

– Мил человек, на кой я тебе сдался? Толку-то от меня мало будет. Разве что детишек нянчить и хворост собирать.

Вождь посмотрел на меня внимательно, а затем сказал:

– Вижу, что ты неглупый человек, языки знаешь. Не то, что мои воины и челядь. Лопочат по-своему, не каждого поймёшь.

Тут только я сообразил, что он, видимо, говорил то на древнеславянском, то на языке ругов, то ещё на каком-то диалекте. А мне и невдомёк – это ж не я с его языка на свой язык перевожу, а опция Струны, что-то вроде Гугл-переводчика. Ну а славянин, благодаря которому я всё это слышу и вижу, тут же поясняет:

– По торговым делам в разных странах побывал, там и языки освоил.

– Неужто и в Скандзе торговал?

Славянин снова объясняет, что и как:

– Нет, до Скандзы не добрался. Был только на островах, у Океана.

Вижу, вождь доволен тем, что встретил такого полиглота.

– Так что, согласен мне служить? Семью твою сюда перевезём, устроим, все будут довольны.

– Да я совсем один остался, – отвечает славянин. – Моравы, проклятые, всех поубивали.

Вождь помолчал, опустив голову. Судя по всему, нашествие моравов угрожало и тем, кто прятался на острове.

– Да, войско у моравов дюже велико. Видимо, нам придётся уходить отсюда. Это если Византия не поможет. – А потом спросил: – Как звать-то?

Прозвучало какое-то незнакомое мне имя, что вполне понятно – это же не меня допрашивают, хотя я всё вижу, слышу, чувствую так же, как и славянин…

– Ну а я Аскольд, каган этого народа. Все, кто на этом острове, это мои люди, – затем вождь, то есть теперь уже каган, сочувственно посмотрел на меня и сказал: – Пора бы тебе отдохнуть с дороги, но сначала надо подкрепиться.

Конечно, предложенная славянину еда не сравнится с теми деликатесами, которыми угощал меня Дон. Запомнилась уха, наваристая, ароматная – давно такой вкусной не едал.

Позже разговор зашёл снова о моравах:

– Как думаешь, франки смогут защитить нас от нашествия? – спрашивает каган.

– Думаю, им это ни к чему. Моравы – вассалы правителя франков Хлодвига. Он надеется обратить моравов в христианство, и тогда полностью подчинит их своему влиянию. Так что моравам он не будет мешать.

Аскольд смотрит на меня, прищурив глаз:

– И откуда у тебя такие сведения?

– Так я бывал в Рузарамархе, это выше по Дунаю, а там чего только не услышишь.

– Да, слухами земля полнится. Кстати, это поселение основали мы, руги, но славяне и франки переиначили название по-своему, – Аскольд задумался о чём-то, а потом сказал: – Похоже, придётся нам идти на поклон в Константинополь. Как полагаешь, выделят они землю, чтобы я мог увести туда народ?

– Всяко может быть. Но если не помогут, надо тебе двигаться на восток. Говорят, что там, за горами, есть малонаселённые земли…

– Ладно, ступай. А мне подумать надо.

Итак, всё, что нужно, я узнал, поэтому пора было перебираться на новое место, в Киев, к тому же в другой год. Апрель 860 года – то самое время, когда руги, по моей версии, готовились к походу на Константинополь.

И вот я уже в новом образе. На этот раз во избежание проблем выбрал соратника Аскольда по имени Дир – оба они упоминаются в русских летописях. Я оказался в Киеве в самый разгар подготовки к нападению на Константинополь. Здесь строили и однодревки, и другие малые суда, но с учётом того, что придётся преодолевать Днепровские пороги – для этого готовили путь посуху. Дир каждый день проверял, как идут дела. Из его разговоров с приближёнными я понял, что руги хотят отомстить Византии за то, что та не защитила от моравов. Главная причина заключалась в том, что от рук моравов погиб Аскольд – этого руги не могли простить. Однако присутствовать при нападении ругов и славян на столицу Византии не было никакого резона – всё, что нужно, я узнал и на этом свою миссию решил закончить.

И вот теперь, вполне удовлетворённый тем, что подтвердилась моя версия начала Руси, сидел на пригорке, смотрел на проплывающие мимо корабли и размышлял… Нет, не о смысле жизни – я думал о жителях планеты Од. По словам Дона, их цивилизация старше нашей на миллионы лет. И чего же они смогли добиться за это время? Владеют телепатией, способны заглянуть в прошлое, перемещают материальные тела практически мгновенно на любые расстояния… Да если перечислять всё, голова распухнет! Но вот что непонятно: то ли они следуют инстинктам, как и мы, то ли это более совершенные существа, которые могут обходиться без инстинктов и руководствуются исключительно нравственными принципами, то ли они подчиняются тому, что заложено в их гены – не убей, не укради, ну и так далее, словно бы так запрограммированы. Как это понять?

Ладно, эти замысловатые вопросы отложим на потом, а пока надо бы прикинуть, какое доказательство своей правоты смогу предъявить, когда вернусь домой. Покажешь фотографию, сделанную с помощью Струны – скажут: это фейк. Живого руга из прошлого в двадцатый первый век не перетащишь. Тогда зачем я здесь? Чтобы убедить себя в том, что прав? Так я и раньше в этом ничуть не сомневался.

Однако путешествие в прошлое навело меня на мысль, которая вряд ли могла возникнуть при других обстоятельствах. Ведь руги были одним из тех племён, которые участвовали в Великом переселении народов, когда в поисках лучшей жизни одни племена шли с запада на восток, а затем другие – в противоположном направлении. Но может быть, и во Вселенной происходит что-нибудь подобное? Отличие в том, что, согласно нашим представлениям, Вселенная разобщает, а не сближает разные миры.

А что если жители планеты Од тоже готовятся к переселению? Я вспомнил слова Дона о том, что излучение их звезды не влияет на психику жителей планеты. Но почему, он так и не сказал. Единственное объяснение состоит в том, что наше Солнце – гораздо моложе той звезды, вокруг которой вращается планета Од, и эта звезда постепенно остывает, слабеет интенсивность ядерных реакций в её толще. Как же они поддерживают нужную температуру на планете? Наверняка у них есть для этого мощные источники энергии. Но если их отключить, то неизбежна катастрофа. Поэтому Дон и говорил, что эта тема строго засекречена.

Можно предположить, что эти источники энергии в скором времени должны иссякнуть, а замены нет, поэтому власти планеты готовят плацдарм для переселения. Странно, что не нашли иного решения этой проблемы. Трудно поверить, что, имея средства для мгновенного перемещения в пространстве, они не смогли найти сырья для создания другой, такой же мощной энергетики. Тут могут быть два возможных объяснения. Либо жители планеты Од настолько обленились, что не хотят работать над созданием новых источников энергии, и потому пришли к выводу, что оптимальным вариантом стало бы переселение. Либо тот источник, которым они пользуются сейчас, настолько уникален, что его невозможно воссоздать, а другие источники с поставленной задачей справиться не могут. Теперь вроде бы понятно, чем вызван их интерес в Земле.

Глава 8. Тёмный поток

И вот о чём я ещё подумал, сидя на берегу Днепра. Коль скоро Струна воспринимает все мои желания, даже если я не произношу ни слова вслух, значит, мои мысли находятся под её контролем. Тогда логично предположить, что они мгновенно транслируются на планету Од. Неужели это так? Я вдруг почувствовал, что нечто холодное и мерзкое ползёт по извилинам моего мозга в поисках нужной информации. Признаться, ощущение не из приятных! Успокаивало лишь то, что вся эта информация попадает к Дону – ему можно доверять, по крайней мере, он не давал повода сомневаться в своей симпатии ко мне. Ну что ж, пусть так – пусть Дон читает мои мысли, мне нечего от него скрывать.

Но что же дальше? Не для того же мне предоставлены уникальные возможности перемещения в пространстве, чтобы я бродил по тропинкам Житного острова или прогуливался по улицам деревеньки, столицы Киевской Руси. Пора уже заняться делом! Если уж решил разобраться в том, как устроена Вселенная, нельзя время попусту растрачивать – надо действовать. Попробую сформулировать своё желание так: хочу взглянуть на самую большую «чёрную дыру», существование которой предсказали физики, занимающиеся космологией…

В тот же момент передо мной возникла уже знакомая мне упрощённая модель Вселенной – сфера, по поверхности которой были разбросаны звёзды, планеты и галактики. Затем изображение верхней части сферы увеличилось во много раз, и вот я вижу, как в неё словно бы вонзается копьё, и в этом месте образуется глубокая впадина, воронка, в которую начинают сваливаться мерцающие огоньки, изображающие звёздные скопления. Судя по всему, я вижу тот самый Тёмный поток, о котором сообщают астрофизики. И что же дальше? К чему всё это приведёт? Неужели нам грозит Вселенская катастрофа? Трудно поверить, что мир устроен так же, как наша жизнь – ну вот рождается человек, однако не успеет он понять, в чём смысл его существования, как всё заканчивается могилкой на пригородном кладбище.

А что если на поверхности сферы возникла «белая дыра», откуда одна за другой появляются обновлённые планеты, мириады звёзд?

Тут изображение сферы сместилось, и я увидел, как из другой «дыры»… Да, всё было так, как я предположил – то есть почти так, поскольку я не в состоянии проверить, было это обновление или нет. Но если нет, тогда зачем возникли эти «дыры»? В природе всё целесообразно, поэтому должен быть какой-то смысл у столь грандиозного явления. Чем-то это напомнило мне мойку автомобилей… Так что же, существует некий Mega Cleaner?

Если поверить в реальность фантазий американских писателей и киносценаристов, во Вселенной могут возникнуть формы жизни, которые угрожают существованию разумной жизни на других планетах. Представьте, что чрезмерно агрессивные существа, уверовавшие в собственное превосходство над остальными обитателями Вселенной, задумали подчинить её себе, уничтожив всё живое – так уничтожают конкурентов в погоне за прибылью монстры глобальной экономики. Тогда и «Звёздные войны» вполне могут стать реальностью.

Итак, существование Мегаклинера вполне оправданно. Происходит естественный процесс очищения, который подчиняется заданному кем-то алгоритму. Вот бы поглядеть на это изнутри!

– Вы в этом уверены?

Это Струна предупреждает об опасности. Но почему я слышу голос Дона? Да нет, этого не может быть…

– Вынужден признать, Макс, что так оно и есть. Я хотел, что бы вы чувствовали себя свободным от постороннего влияния, но вот не получилось, вы догадались обо всём… Сожалею, что прибег к такому методу, но это было сделано только ради вашего же блага.

– Да я не в обиде, Дон! Я даже рад, поскольку теперь я не один. Но что вас вынудило вмешаться в действия Струны?

– Дело в том, что вы высказали мысль, которая не приходила в голову никому из жителей планеты Од. Я имею в виду гипотезу существования Мегаклинера.

 

– Неужели угадал?

– Макс, не торопитесь делать окончательные выводы, однако в вашей идее есть глубокий смысл. На мой взгляд, естественная эволюция в замкнутой системе чревата скверными последствиями, которые могут вызвать катастрофу. Вы же сами видите, к чему приводит неконтролируемое развитие земной цивилизации. Это и пагубное влияние на окружающую природу, и деградация личности в непредсказуемых масштабах, и вооружённые конфликты. Поэтому было бы нецелесообразно пускать развитие жизни во Вселенной на самотёк.

– Но как же так? Тогда должен быть какой-то высший разум.

– Целесообразность не всегда объясняется существованием разума, который ставит некую цель и создаёт условия для её реализации. Но в данном случае даже не знаю, что сказать. Это загадка для меня…

– Так может быть, рискнуть?

– Вы снова о своём… Макс, это же авантюра!

– Но если моя гипотеза верна, со мной не может ничего случиться.

Я настаивал на своём, и, наконец, Дон сдался:

– Что ж, сделаем так. Я предоставлю вам космический корабль, который защитит вас от космических излучений, высоких температур и прочих агрессивных сред. Он даже способен снизить влияние перегрузок на ваш организм. Но гарантировать успешное возвращение я не могу. Поверьте, буду крайне огорчён, если мы больше не увидимся.

Но мне всё было нипочём:

– Дон, успокойтесь! У меня есть предчувствие, что наша разлука не будет очень долгой. Астрономы утверждают, что Тёмный поток движется со скоростью, близкой к скорости света, поэтому я вернусь довольно скоро.

– Надеюсь, интуиция вас не подведёт.

Итак, я снова нахожусь на территории усадьбы, где живёт Дон. Кстати, до сих пор не знаю, какое место он занимает в иерархии здешней власти. Да это и не важно! А важно то, что передо мной космический корабль, на котором мне предстоит отправиться в «чёрную дыру». Такого корабля я не видел ни в одном фильме на космическую тему. Это и понятно – там нужно произвести неизгладимое впечатление на зрителя, а здесь требуется простота, которую диктует целесообразность. Ни летающая тарелка, ни крылатая ракета для этой одиссеи не подходят – только шар! Нечто напоминающее крохотную звезду или планету. Однако обидно – неужели не нашли возможности создать что-то более привлекательное для этого проекта?

– Не удивляйтесь, Макс! Это лучшее из того, что есть в нашем распоряжении. Мы давно уже не летаем в космос, но ваш корабль вполне работоспособен. Его доставили с Жёлтой планеты, где он прошёл необходимые проверки. Там есть всё, что вам понадобится в этом путешествии.

Эх, кабы знать… На самом деле, даже Дон понятия не имеет, чем всё это обернётся для меня.

Прошло совсем немного времени, и вот я уже вполне освоился в этом корабле, – по сути, мне была предназначена роль пассажира, немого свидетеля того, что произойдёт. И правда, наивно надеяться на то, что я смогу передать информацию или послать сигнал бедствия из «чёрной дыры» – такая возможность полностью исключена! И вот, попрощавшись с Доном, я в последний раз окидываю взглядом берёзовую рощу и сад, смотрю на голубое небо… Кто знает, каким всё это будет, когда я вернусь. Пожалуй, правильнее было бы сказать не «когда», а «если».

Мгновенный бросок в заданную точку пространства, и вот я погрузился в «чёрную дыру». За иллюминатором всё потемнело, а я смотрю на дисплей, показывающий дату и время… Тут всё и началось! Возникло ощущение, будто что-то огромное навалилось на меня, так что немеют члены, и каждый вздох я делаю с большим трудом…

Цифры на дисплее стали меняться – я вижу, что текущее время несётся вспять с ураганной скоростью. Наверное, уже проскочили дату рождения Христа, углубились в неолит, насквозь пронзили эпоху птеродактилей и динозавров, нырнули в царство амёб и одноклеточных, кишащих в Мировом океане, чудом не сгорели в расплавленной магме. Вроде бы дальше уже некуда…

Я оглянулся по сторонам – а там буквально ничего! Куда-то исчезло оборудование корабля, нет даже кресла, на котором я сижу! Скорее всего, и меня уже нет – осталось только то, что принято называть душой. Да и та, по правде говоря, на последнем издыхании.

Так есть я или нет? Если время несётся вспять, должен наступить момент, когда, предварительно превратившись в малого ребёнка, я прекращу своё существование, так и не узнав, каково это – жить на белом свете. Но почему же не исчезла моя душа? Я мыслю – следовательно, существую! Но это в том случае, если прав Декарт…

Темень непроглядная! И только дисплей хронометра, словно издеваясь, снова загорелся ярко-красным цветом, отсчитывая последние мгновения до того… Ну конечно, до того момента, когда даже души моей не станет…

Но вот цифры замерли: на дисплее 144 часа, 00 минут, 00 секунд. И никакого указания на дату… Если верно, что Господь сотворил мир за шесть дней, тогда всё понятно. Но устроит ли такое объяснение меня?

Тут всё озарилось ярким светом, пространство вокруг меня стало ослепительно белым. Наверное, так бывает, когда лежишь на операционном столе под мощным галогеновым светильником. Лежишь не в силах пошевелиться, не в силах вымолвить ни слова… Да и с кем тут разговаривать? Но прежде всего, хотелось бы понять – я есть или уже не существую? Если следовать тому порядку, что указан в Библии, я смогу обрести себя через шесть дней. А пока воссоздаются небо и земля, вода, растения и рыбы… И никакой возможности стать самим собой до указанного срока!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru