Мастер Путин и Америка

Владимир Алексеевич Колганов
Мастер Путин и Америка

«Мастер Путин ставит мат Западу»,

британская газета Times, 12 августа 2008 года

Глава 1. Иллюзии и разочарование

В июле 2000 года, уже после того, как Ельцин сложил с себя полномочия президента, в журнале Wilson Quarterly была опубликована статья американского политолога Майкла Макфола, где есть такие слова:

«Как знаковая фигура и направляющая сила во время бурных событий последнего десятилетия ХХ века в России, Ельцин заслуживает высокой оценки, и в то же время он как бы ускользает от неё. Был ли он героическим революционером, или бестолковым реформатором? Проницательным политиком и убеждённым демократом, или популистом-импровизатором, не склонным к напряжённой работе по созданию коалиции? Был ли он смелым реформатором или только слепым орудием олигархов? И наконец, оценивая его по критериям нового тысячелетия, предстаёт ли он лидером колоссального масштаба или же человеком, которого ошеломила чудовищность перемен? Как ни странно, Ельцин соответствует всем перечисленным определениям. Сначала революция сделала его великим, но, в конечном счёте, она разрушила его величие».

Действительно, многие люди рассматривали Ельцина как таран, который сможет разрушить прогнившую власть КПСС, и в то же время надеялись, что, сделав своё дело, он уступит пост лидера тому человеку, который способен осуществить реформы в экономике на благо всего населения России. Как известно, этого не случилось.

3 июля 1996 года Борис Ельцин был вновь избран на должность президента РФ. Как известно, решающую роль в его победе сыграла поддержка тогдашних финансовых магнатов в обмен на преференции в бизнесе – предприятия, полученные в результате залоговых аукционов, должны были перейти в их собственность. Однако куда более важное событие случилось через месяц – тогда Владимир Путин из Санкт-Петербурга перебрался в Москву. Сначала он был назначен заместителем управляющего делами Президента РФ, затем побывал в должности начальника Главного контрольного управления, главы ФСБ и секретаря Совбеза РФ, а в августе 1999 года возглавил правительство России. Позднее стало ясно, что это была подготовка к назначению его преемником.

После избрания Путина на президентский пост цена нефти марки Brent вновь поднялась до 30 долларов за баррель, затем опустилась до 20, а в марте 2002 года началось неуклонное повышение цены, и к середине 2008 года она достигла величины почти в 140 долларов! Поневоле захочется отыскать в этом событии некий мистический смысл – примерно так во время затмения Луны люди древности обретали веру в высшую силу, которая вершит судьбы мира, следуя каким-то таинственным, никому не ведомым законам.

Никто не смог толком объяснить, что происходит. Или просто не хотели? Тогда придётся разработать собственную версию. В XXI веке трудно поверить в столь удивительные совпадения – в России появляется новый президент, и тут же, как по мановению волшебной палочки, начинается рост нефтяных цен, обещая стране грядущее процветание и создавая условия для того, чтобы Владимир Путин успешно проводил свою политику. Первое, что приходит в голову – бывшие коллеги, точнее зарубежная агентура СВР совместно с агентами влияния подсуетились и реализовали некий план, который и привёл к падению курса доллара вопреки желанию руководства США. Версия фантастическая, хотя довольно привлекательная – вот на какие подвиги способны наши парни!

Но кто же тогда помог Путину стать преемником первого президента?

В январе 2016 года Джош Коэн, бывший сотрудник Агентства США по международному развитию, в статье на сайте «Геополитика» обратил внимание на интересные факты:

«С приходом к власти Владимира Путина, у Израиля в Москве появился союзник, ближе которого он не имел никогда прежде. Израиль и Россию объединяют общие интересы противостояния терроризму, а в 2014 году Путин оказался одним из весьма немногих мировых лидеров, поддержавших проведение Израилем операции "Нерушимая скала" против движения "Хамас". Он заявил в тот момент: "Я поддерживаю борьбу Израиля, направленную на обеспечение безопасности своих граждан"… Позитивное отношение Путина к Израилю в какой-то степени отвечает его, по утверждению некоторых, "филосемитизму", или симпатиям к евреям и их религиозным убеждениям. В России среди личных друзей Путина есть много евреев, бизнесменов и чиновников. Он ценит то позитивное влияние, которое евреи оказали на него в детстве».

Так может быть инициаторов назначения Путина преемником следует искать среди израильского лобби в США?

В книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» (авторы Н. Геворкян, Н. Тимакова, А. Колесников) есть такие строки:

«У меня потом, уже в Питере, была одна любопытная встреча с Киссинджером, и он неожиданно подтвердил то, о чём я тогда думал. Была такая комиссия – "Киссинджер – Собчак" – по развитию Петербурга, привлечению иностранных инвестиций. Киссинджер приезжал, по-моему, пару раз. Как-то я его встречал в аэропорту. Мы сели в машину и поехали в резиденцию. По дороге он меня расспрашивал, откуда я взялся, чем занимался… Ну думаю, сейчас я тебя огорчу: "Вы знаете, я работал по линии разведки". Он спокойно: "За границей работали?" Я: "Работал. В Германии". Он: "В Восточной или Западной?" – "В Восточной". Он: "Все приличные люди начинали в разведке. Я тоже"».

Если учесть, что Киссинджер тоже служил в Германии, что оба – и Киссинджер, и Путин – родились в небогатых семьях, что после службы в разведке вскоре оказались в команде видных политиков, хотя и несопоставимого масштаба, то можно предположить, что между ними возникла взаимная симпатия. Действительно, они встречались не менее пятнадцати раз.

Логика подсказывает, что человек с таким опытом, как Киссинджер, должен был ещё в 1996 году понять, что Ельцин исчерпал свои возможности и пора готовить ему замену. Поэтому он убедил Чубайса, с которым был знаком с 1992 года, предложить Ельцину человека для усиления его команды. Юрист по образованию, бывший разведчик, получивший немалый опыт управления региональной экономикой за время работы в петербургской мэрии – нужно предложить ему важную работу, а если справится, тогда можно продвигать на более высокий пост. В июле 1996 года Чубайс был назначен главой администрации президента, поэтому ему не составило большого труда убедить Ельцина, чтобы тот взял Путина в свою команду.

Есть основания считать, что продвижению Путина на вершину власти способствовали некие финансовые и политические круги, заинтересованные в поддержке российских евреев со стороны правительства, а также в углублении связей России и Израиля. План, разработанный Киссинджером, был предложен Ельцину в 1996 году через его ближайшее окружение, а в качестве решающего аргумента использовался следующий довод: только человек со связями в спецслужбах, лояльно относящийся к евреям, сможет защитить «семью» Ельцина от преследований со стороны коммунистов и антисемитов. Такое предположение более реально, чем вера в то, что план внедрения Путина во власть был разработан в недрах ФСБ.

Судя по всему, в 1996 году и позже, вплоть до 2007 года, власти США считали Путина вполне приемлемой фигурой для исполнения роли президента якобы поверженной России. По крайней мере, никто не ожидал резких «телодвижений» от бывшего сотрудника КГБ, новичка в большой политике. Но время шло и эйфория, вызванная распадом СССР, постепенно сошла на нет – стали возникать сомнения, однако только выслушав речь Путина на Мюнхенской конференции по безопасности 10 февраля 2007 года вашинттонские политики поняли, что просчитались.

12 марта 2014 года в интервью Fox News сенатор Джон Маккейн заявил:

«Владимир Путин – бывший полковник КГБ и аппаратчик, который хочет восстановить Российскую Империю. Именно Владимир Путин заявлял, что крупнейшая катастрофа XX века – это распад Советского Союза. Но идея о том, что с ним можно дружить, почему-то продолжает существовать».

Этот упрёк в принадлежности Путина к чекистам можно было слышать и от российских оппозиционеров, поклонников Явлинского, Навального и других. По их мнению, работа в КГБ легла несмываемым пятном на биографию российского президента. Но как тогда прикажете реагировать на события декабря 2013 года, когда сенатор Джон Маккейн встречался с Олегом Тягнибоком? А между тем, Тягнибок ничуть не стыдился репутации фашистского политика и даже открыто требовал изгнать «москалей и жидов» из Украины. Возможно, именно благодаря этому он получил «Золотой крест за заслуги перед Украиной» от ветеранов дивизии войск СС «Галичина» в 2010 году. Однако с кем не бывает? Не разобрался сенатор, кто есть кто. Что в этом удивительного, когда читаешь лишь американскую прессу, цитирующие украинские сайты в интернете?

А в сентябре 2014 года Маккейн снова обвинил Путина в имперских амбициях:

«Путин, кажется, готов пожертвовать экономическим благополучием своей страны для того, чтобы захватить большую часть Украины. Он хочет восстановить старую Российскую империю, и он не хочет терпеть на своих границах демократические государства, потому что россияне тоже могут захотеть иметь такой же демократический образ жизни».

Похоже, тут сенатор попал пальцем совсем не туда, куда хотел. Завидовать той «демократии», которая воцарилась в то время на Украине, вряд ли захочется кому-нибудь из россиян. Если используют закон о люстрации без всякого разбора, если избивают за любое слово, сказанное в оправдание позиции Москвы, если подозреваемых в сепаратизме пытают в подвалах Службы безопасности Украины – на этом фоне даже работа в КГБ воспринимается лишь как исполнение своего служебного долга по защите государства.

Примерно в те же дни, во время поездки в Киев, Маккейн сделал следующее заявление:

«Аппетит у Путина приходит во время еды, и он будет брать больше, пока не столкнётся с событиями, которые не готов будет воспринимать… Учитывая ситуацию, которая сложилась, то есть оккупацию, мы должны показать Владимиру Путину, что мы можем его остановить… Вероятно, Владимир Путин думает, что если мы не поставили в Украину защитное вооружение, то ему во всём мире горит "зелёный свет". Он не должен думать, что он может остаться безнаказанным».

 

Увы, Маккейн так и не привёл ни единого аргумента в подтверждение своих слов об оккупации. Вместо того, чтобы призвать киевские власти к прекращению бомбардировок мирных городов Донбасса вместо того, чтобы искать пути к примирению враждующих сторон на Украине, сенатор предлагает подливать масла в огонь, поставляя Украине современное вооружение. Однако на силу всегда найдётся сила, и конца этому не будет. Словом, весьма недальновидная политика. Тем более что президент России совсем не из пугливых.

Тогда же Маккейн доступным ему языком изложил собственное представление о том, что происходит на Украине:

«Я приехал, чтобы поддержать Украину в это трудное время. Тьма наступает в Украину, и эта тьма – Путин. Происходит вторжение России в Украину, все цивилизованные люди понимают это, а кто считает иначе – тот на стороне Путина».

Простим Маккейну эти обвинения. Видимо, недостатки воспитания не позволили ему понять, что цивилизованные люди, если таковым принадлежит власть на Украине, не имеют право убивать только за то, что кто-то хочет жить по-своему, не так, как им диктует власть, которую они не избирали и не желают признавать.

Кстати, сенатор явно не читал Булгакова, поэтому имеет смысл привести отрывок из романа «Мастер и Маргарита»:

«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете. Всё пожрала тьма, напугавшая всё живое в Ершалаиме и его окрестностях».

Это описание вполне соответствует тому, что творилось на улицах Донецка после обстрелов города крупнокалиберной артиллерией украинских войск. Конечно, Средиземное море тут ни при чём, но мысли об Атлантическом океане возникают поневоле.

Плохое знание русской литературы нельзя поставить сенатору в укор, но как можно заниматься политикой, не зная истории России? Читаем ещё один отрывок из его выступления в Киеве:

«Сейчас рубль падает, фондовые рынки России тоже падают, однако санкции, которые принимались ранее, были направлены в первую очередь против отдельных физических лиц, они в целом не очень сильно сказывались на экономике России. Мы должны принять секторальные санкции, которые будут действительно губительными для экономики России и смогут остановить Путина».

Скорее всего, сенатор рассчитывал на то, что под гнётом санкций взбунтуется население России. Однако недовольство высказали лишь немногие, а рейтинг Путина вырос до небывалых высот. А всё потому, что русские никогда не уступали силе, за исключением нашествия татаро-монголов в незапамятные времена и событий конца 80-х годов, вызванных политикой тогдашнего генерального секретаря ЦК КПСС.

Впрочем, санкции как способ принуждения к послушанию никого ещё не вразумили. Даже маленькая Куба не испугалась экономической блокады со стороны США. Теперь вот Иран настаивает на праве заниматься ядерной энергетикой, хотя нельзя исключать, что намерен сделать бомбу. Единственное место, где применение санкций эффективно – это Европейский Союз. Никто не решится активно противостоять воле большинства – тут же последует грозный окрик из Брюсселя. Но тут уж ничего не попишешь – сами выбрали для себя такую кабалу.

События в Крыму заставили американских политиков не только припомнить Путину его работу в КГБ, но и попытаться найти сомнительные аналогии в истории Европы. Даже бывший госсекретарь США и бывшая первая леди не удержалась от оскорбительных сравнений. Если верить изданию Long Beach Press-Telegram, 6 марта 2014 года на благотворительном вечере в Калифорнии Хиллари Клинтон так отреагировала на известие о раздаче российских паспортов в Крыму:

«Если это кажется знакомым, что ж – именно это Гитлер делал ещё в 30-е годы [it’s what Hitler did back in the ‘30s]… Гитлер твердил, что с ними обходятся несправедливо. Мол, я должен пойти и защитить мой народ, вот что так всех нервирует».

Речь тут идёт о требовании Гитлера отдать Германии часть Чехословакии для защиты прав судетских немцев. Простим госпоже Клинтон её неуклюжую попытку представить Путина в роли агрессора, сравнив действия России в Крыму с аннексией Германией Судетской области, которая досталась Чехословакии после распада Австро-Венгрии и была населена в основном этническими немцами, – это случилось в 1938 году. Тогда Гитлер угрожал войной Европе, и европейские политики, посовещавшись в Мюнхене, решили пойти на уступки фюреру. Всё началось с того, что судетские немцы, подогреваемые лидерами местных нацистов, стали жаловаться на притеснения властей и требовать присоединения Судет к Германии.

Однако на Украине всё произошло с точностью до наоборот. Националисты, доминировавшие на киевском Евромайдане и фактически подчинившие себе Верховную Раду, после свержения Януковича стали требовать запрета на официальное использование русского языка в Крыму, ликвидации партий, оппозиционных новому режиму, и запрета на деятельность пророссийских СМИ. Если проводить аналогию с Судетами, то было бы логично, если бы киевские националисты требовали отделения от Украины восточных областей, по крайней мере, тех, где большинство составляют русские. Или хотя бы настаивали на присоединении к Польше, в состав которой Украина входила в период существования Речи Посполитой. Понятно, что это даже не пришло им в голову – времена изменились, и при поддержке США в содружестве с Европой можно было рассчитывать на полную ассимиляцию русских и других национальностей на Украине.

Естественно, что подобные угрозы вызвали решительный отпор в Крыму, а слабость временных киевских властей предоставила крымчанам уникальный шанс вернуться в состав Российской Федерации. Было бы ещё более логично, если бы европейские политики уговорили Киев смирится с неизбежным – в обмен на грядущее вхождение в ЕС отдать России Крымский полуостров. Когда-то Чемберлен и Деладье давлению Гитлера уступили, а вот Кэмерон и Меркель вольно или невольно сделали всё так, чтобы вызвать конфронтацию между Украиной и Россией. Так что ничего похожего на события 1938 года не наблюдалось в 2014 году, да и Путин, в отличие от Гитлера, не шантажировал Европу – в частности, он повторял не раз, что поставки газа в Европу не прекратятся ни при каких условиях.

Увы, Хиллари Клинтон в поисках аналогий была не одинока. Как утверждает газета Daily Mail, через два месяца после откровения бывшего госсекретаря аналогичная мысль посетила принца Чарльза. А сразу же вслед за Хиллари Клинтон решил помянуть недобрым словом Путина и сенатор Линдси Грэм. Однако Гитлера ему показалось мало, поэтому он приплёл ещё и КГБ:

«Система ценностей Путина – это система ценностей полковника КГБ… Когда в годы Второй мировой войны все уступали Гитлеру понемногу то здесь, то там, это, в конце концов, ни к чему хорошему не привело».

А ведь сенатор в чём-то оказался прав. Уступки радикал-националистам в Киеве ни к чему хорошему не приведут – история это доказала. По сути, президент Порошенко стал заложником ультрарадикальных сил и ничего не делал без их согласия. Возможно, он пошёл бы на уступки в обмен на некие преференции со стороны России, скажем, в цене на газ, однако стоило ему только об этом заикнуться, так тут же мог возникнуть ещё один Майдан, и Порошенко смели бы как не оправдавшего надежд тех, кто правил бал на Украине. И даже Запад президенту не помог бы – разве что предоставил бы статус политического беженца.

Надо признать, что далеко не всем сравнение событий в Судетах и в Крыму кажется правомерным и оправданным. Довольно эмоционально ответил американским политикам всемирно известный сербский режиссёр Эмир Кустурица:

«Назвать Путина фашистом из-за вторжения на Украину и в то же время быть зачинателем войн в Румынии, Ираке, Косово и Метохии, Афганистане, Ливии, Осетии – это не пустяк… Те, кого вы обвиняете, потеряли 20 миллионов человек в борьбе против Гитлера. И вы зовёте наследника этой традиции Гитлером и снимаете вину с настоящего фашиста».

Кого Кустурица назвал фашистом? Возможно, Яценюка, рвавшегося к власти на волне оголтелого национализма. Возможно, Турчинова или Авакова. А может быть, он тоже рассмотрел фашистскую символику на касках бойцов добровольческих отрядов олигарха Коломойского. Впрочем, кто больше виноват в кровавых событиях на Украине – Порошенко или кто-то из его сподвижников – в этом историки со временем сумеют разобраться. Теперь же на повестке дня – упрёки Хиллари Клинтон в адрес Путина.

Как ни странно, президент России, которого на Западе готовы обвинять во всех смертных грехах, ответил сдержанно, хотя не без намёка, но это было уже через несколько месяцев, когда он дал интервью французскому телеканалу:

«Понимаете, с женщинами лучше не спорить, лучше не вступать с ними в пререкания. Но госпожа Клинтон и раньше не отличалась особым изяществом в выражениях. Ничего, мы с ней встречались после этого и мило беседовали на различных международных мероприятиях. Думаю, что и в этом случае можно было бы найти общий язык. Но когда люди переходят определённые границы приличия, это говорит не об их силе, а об их слабости. Но для женщины слабость – это не самое плохое качество».

На эти вполне невинные слова кое-кто на Западе обиделся. По мнению некоторых американских комментаторов, «неприлично говорить, что женщины являются второсортными по сравнению с мужчинами, что они слабые». Здесь явно что-то перепутали, поскольку о второсортности женщин Путин никогда не говорил, хотя бессмысленно было бы утверждать, что мужчины физически слабее. Мне думается, Путин имел в виду лишь то, что женщины гораздо чаще мужчин высказываются под влиянием эмоций, а на такие слова нет смысла обижаться.

Вот и на слова бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт, произнесённые 30 октября 2014 года, можно было бы не обращать внимания, если бы не её сострадание к мукам жителей России:

«Кажется, что он живёт в параллельном мире. Мне жаль жителей России, которые стоят лучшего правителя… Путин всё пытается дестабилизировать западные границы России, запугать Молдову, страны Балтии, даже Польшу».

Если Мадлен Олбрайт и в самом деле испытывала жалость, могла бы посоветовать своему президенту снять санкции в отношении России. Ещё более оправданным было бы проявление сострадания к жителям Донбасса, которые погибали под огнём артиллерии украинских войск. Увы, взгляд из-за океана не позволял в точности понять, что творилось на Украине. Тем более, если на глазах некая пелена, вызванная боязнью усиления России.

К упрёкам в адрес Путина присоединился и Майкл Макфол, бывший посол США в России. Вот что он писал в журнале Politico 4 августа 2014 года:

«Сегодня о Путине говорят и пишут все западные СМИ… В большинстве случаев российскому правителю приписывают зловещие замыслы. Но во многих материалах подтекстом проходит мысль о том, что Путин всё же добивается успеха. Как отметил журнал Time, "каждый новый кризис делает его сильнее". Путин, может, и плохой человек, говорится в этой статье, но он также хитрый, жёсткий, умный и мыслит стратегически, обыгрывая незадачливый западный альянс, который пытается противостоять этому мастеру дзюдо из Кремля».

О «зловещих замыслах» и мастерстве Путина не раз писали, хотя дзюдо, казалось бы, здесь совершенно ни при чём. Однако мастерство борца возрастает по мере накопления опыта борьбы, и в этом смысле экономические и политические кризисы действительно делают Путина сильнее.

Теперь пришла пора рассказать о неудачах и победах, точнее о том, какие неудачи разглядел экс-посол в действиях президента Путина:

«Нет сомнений, что за последние годы он одержал некоторые победы. Во-первых, он помог ближайшему союзнику России на Ближнем Востоке Башару аль-Асаду сохранить власть в Сирии, заблокировав решение Совета Безопасности и снабжая его оружием и деньгами в ходе жестокой гражданской войны. Это трагический факт».

Трагично то, что совместный дипломатический успех России и США вызывает у бывшего посла подобные ассоциации. Ликвидация сирийского химического оружия спасла Ближний Восток от катастрофы, которую могла бы вызвать агрессия против независимого государства. Однако мысль Макфола избирательна – там, где очевидна положительная роль России, он видит лишь трагедию, поскольку озабочен только интересами США:

«Во-вторых, он сумел убедить большинство россиян, что Соединённые Штаты – это враг России, и сделал он это задолго до кризиса из-за Украины и до начала массированных антизападных пропагандистских атак в российских СМИ. В 2010 году примерно две трети россиян положительно относились к США. Сегодня примерно столько же относятся к ним отрицательно».

 

На самом деле, Путин тут ни при чём. События в Ираке и Ливии, активным участником которых стали США, говорят сами за себя. Массированные атаки на независимые государства куда сильнее воздействуют на умы, чем изощрённая пропаганда в СМИ. Поэтому и претензии США на мировое лидерство не вызывают оптимизма у россиян. И никакая антизападная пропаганда не смогла бы затмить миротворческие успехи США, если бы не столь досадные их неудачи во внешнеполитических делах.

Однако Макфол продолжает обвинять:

«Но список его неудач выглядит более впечатляюще. Прежде всего, ему не удалось добиться вхождения Украины в Евразийский экономический союз, а его неуклюжие действия в ответ на эту неудачу вызвали нынешний кризис».

Тут трудно возразить – действительно, кое-что не удалось. Потому что была характерная особенность у президентов Украины – деньги занимали у России, но некая неодолимая внутренняя сила так и тянула их на Запад.

Однако хотелось бы понять причинно-следственную связь между «неуклюжими действиями» Кремля и кризисом на Украине. Если результатом этих действий стало присоединение Крымского полуострова к России, то вряд ли можно назвать это неудачей. Если в результате поддержки Россией права жителей Донбасса на самоопределение возникло раздражение на Западе, то это их проблемы – надо было внимательнее изучать Декларацию ООН о правах коренных народов, Декларацию о принципах международного права и Устав ООН, а не увлекаться чтением текстов в стиле «фэнтэзи» на украинских сайтах в интернете.

Надо признать, что некоторым американским политикам фантазии явно не хватает. В ноябре 2014 года вышла книга корреспондента газеты New York Times Питера Бейкера, который поведал о таком признании бывшего вице-президента Дика Чейни, сделанном в приватной беседе: «Каждый раз, когда я его вижу, я думаю: КГБ, КГБ, КГБ». Если Чейни имел в виду Путина, то это что-то вроде навязчивой идеи. Нечто подобное случилось в 1949 году, когда на почве нервного и психического истощения министру обороны США Джеймсу Форрестолу привиделись русские солдаты на улицах столицы США:

«Русские идут, русские идут! Они везде! Я видел русских солдат!»

Как известно, для экс-министра всё закончилось трагически – говорят, он выбросился из окна.

Что же касается попыток западных политиков унизить или оскорбить президента Путина, то по этому поводу очень точно высказался Генри Киссинджер примерно в те же дни, когда Хиллари Клинтон позволила себе неудачное сравнение:

«Демонизация Владимира Путина – путь в никуда; это оправдание отсутствия разумной политики… Путин – серьёзный стратег в рамках российской истории. Понимание американских ценностей и психологии – не его сильная черта. Но и американские политики не сильны в понимании российской истории и психологии».

Возможно, Киссинджер отчасти прав. Однако куда важнее ответить на вопрос: готов ли Путин сотрудничать с руководством США в установлении мирового порядка? Впрочем, прежде надо разобраться, что это за порядок в представлении политической элиты США.

Глава 2. Порядок по-американски

Американский политолог Генри Киссинджер, который занимал пост советника по национальной безопасности в администрации президента Ричарда Никсона, в своей книге «Мировой порядок» (The World Order), опубликованной в 2014 году, сетовал по поводу трудностей установления мира и согласия в нашем мире:

«"Международное сообщество", к которому сегодня взывают, возможно, более настойчиво, чем в любую другую эпоху, не в состоянии согласовать – или хотя бы договориться – об однозначном и непротиворечивом комплексе целей, методов и ограничений… Мы живём в исторический период, когда налицо упорная, временами почти отчаянная погоня за ускользающей от общего понимания концепцией мирового порядка».

Увы, вопреки желанию большинства жителей планеты, сильные мира сего находят всё новые способы укрепления своего господства. Один из принципов управления людьми и целыми государствами хорошо известен – divide et impera, то есть «разделяй и властвуй». Логика этого принципа проста – нужно использовать противоречия между объектами управления, препятствовать их консолидации, добиваться распада добровольных объединений, тогда и людьми, и государствами гораздо легче управлять. Распад Югославии и СССР – примеры реализации этого принципа.

Понятны и опасения Майкла Ослина, научного сотрудника Американского института предпринимательства в Вашингтоне, изложенные 7 октября 2015 года на страницах Wall Street Journal:

«Россия активизируется в Сирии, а Китай милитаризирует Южно-Китайское море, заполняя вакуум власти, возникший из-за отсутствия там Америки… Обама сейчас стоит перед непростым выбором. Либо согласиться на дальнейшую эрозию мирового порядка в ключевых горячих точках, либо действовать, чтобы укрепить стабильность. Любой путь влечёт за собой риск, но бездействие Обамы может привести к тому, что агрессивная эскалации продолжится».

Здесь нет речи о «Шёлковом пути», здесь только призыв к администрации США активизировать свои действия в Юго-Восточной Азии, что, несомненно, создаст трудности для реализации китайских планов. «Заполнить вакуум власти» – по мнению Ослина, это означает увеличение военного присутствия США в проблемных регионах.

Озабочен ростом влияния Китая и Ёсикадзу Ватанабэ, автор статьи в JB Press, опубликованной 19 октября 2015 года:

«И Россия, и Китай бросают вызов американскому порядку. Они стараются построить свой порядок. Как и у Путина, в основе идей главы КНР Си Цзиньпина о "китайской мечте" и "великом возрождении китайской нации" лежат национализм и агрессия в отношении Японии и западных стран… Я настаиваю на том, что всё внимание должно быть направлено на Китай с учётом того, что мощь Китая в долгосрочной перспективе увеличится… По моему мнению, необходимо жёстко отреагировать не только на действия в Южно-Китайском море».

Эту статью можно расценивать как призыв к президенту США, как ещё одно настоятельное требование вмешаться, а возможно, это даже крик о помощи. Судя по всему, Япония не видит иного способа предотвратить экономическую экспансию Китая, кроме как с использованием военной мощи США, поскольку сама Япония в одиночку не способна справиться.

Давно известно, что благими намерениями выстлана дорога в ад. Разгром иракской армии не принёс США желаемого результата. Началась партизанская война, было совершено множество терактов и постепенно оккупационные силы стали терять контроль над ситуацией.

Вслед за этим последовало оправдание неудач, причём за основу было взято утверждение, что целью вторжения американцев и их союзников в 2003 году было вовсе не установление желаемого порядка в регионе, а лишь намерение подтолкнуть к глубинным переменам, к демократии. В книге «Великие державы: Америка и мир после Буша» (Great Power`s: America and the World after Bush), опубликованной в 2009 году, Томас Барнетт написал, что в Ираке ставилась цель смешать фигуры на большой шахматной доске Ближнего Востока, запустить процессы, которые бы вывели регион из спячки. Даже название для этой стратегической инициативы Барнетт выбрал очень выразительное и впечатляющее – Big Bang Strategy. В переводе на русский язык Big Bang означает нечто похожее на «Большой Ба-бах»:

«"Большой Ба-бах", нацеленный прежде всего на демонстрационный эффект, должен был стать также прямой откровенной попыткой встряхнуть застойный Ближний Восток, где десятилетия дипломатических усилий и военного реагирования внешних сил, прежде всего США, на местные кризисы не привели ни к каким результатам».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru