Штучный экземпляр

Владa Андреева
Штучный экземпляр

В нашем доме тетю Надю за глаза все называли синим чулком. В детстве я никак не могла понять значение этого выражения и часто спрашивала маму: «Почему все говорят, что тетя Надя синий чулок? Я специально смотрела на ее ноги. Никакие они не синие эти чулки, а обычные прозрачные капроновые». Мама загадочно улыбалась и отвечала: «Вырастешь-поймешь».

Работала Надежда Васильевна в проектном бюро каким-то начальником. Высокая, стройная жутко серьезная женщина. Она всегда проходила по двору твердой походкой, держа портфель в одной руке и размахивая другой. Мы с девчонками даже немного побаивались ее. Поэтому, едва завидев статную фигуру в строгом костюме, мы невольно замолкали и едва слышно попискивали: «Здрасти». На что тетя Надя всегда громко и четко отвечала: «Здравствуйте, девочки!».

Жила Надежда Васильевна с мамой, и никто никогда не видел в их окружении никаких мужчин. Жизнь шла своим чередом, и каким же было удивление местных кумушек, когда весной, после того как все сняли зимние шубы и пальто, они заметили округлившийся живот тети Нади. Вот уж тут было разговоров! Но Надежда Васильевна была выше этого. Она по-прежнему уверенной походкой проходила по двору и не обращала никакого внимания на заинтересованные взгляды, брошенные в ее сторону.

Летом у тети Нади родился Геночка – замечательный улыбчивый мальчик. Какой счастливой выглядела баба Варя – мама Надежды Васильевны, гуляя с Геночкой. Как она баловала и опекала единственного долгожданного внучка! Геночка и, правда, был замечательным ребенком: огромные широко открытые глаза и всегда улыбающийся рот.

Но шло время, и соседи начали замечать в поведении Геночки некоторые странности. Он никогда не играл с другими детьми, очень любил обниматься со всеми, кто его знает. Речь Геночки была несколько замедленной и простоватой. Но его природная доброта и открытость сглаживали эти моменты. Если кто-то из взрослых шел из магазина, и у него в пакете просвечивали конфеты, Геночка пулей несся к этому человеку, обнимал его и со словами: «А я конфетки-то люблю», заглядывал ему в глаза. Ну как тут не угостить такое чудо природы! В течение дня ситуация повторялась не раз и не два. Вместо конфеток появлялись яблочки, груши, сливы, пряники…Баба Варя ругала Геночку за постоянное попрошайничество. Но тот только хлопал большущими ресницами, совершенно не понимая, почему бабуля сердится. В 4 года Геночке поставили диагноз задержка умственного развития. Сколько было приложено сил и денег, чтобы Геночку взяли в обычную школу: репетиторы, дополнительные занятия, кружки и секции.

Как-то осенью, когда я училась на втором курсе университета, ко мне подошла Надежда Васильевна.

«Наташа, здравствуйте», – строго сказала она.

«Здравствуйте», – испуганно ответила я.

«У меня к Вам не совсем обычный разговор. Наташа, надеюсь, Вы меня поймете. Геночку перевели в 3 класс с условием, что мы за лето научимся решать задачи не только на сложение и вычитание, но и на деление-умножение. Я все лето билась с ним, но, к сожалению, безрезультатно. Я знаете, что подумала, Наташа. Вы же на филфаке учитесь, так может быть сумеете подобрать какие-то особые слова для моего чуда-юда? Мне кажется, что ему просто нужно сменить манеру объяснения материала, а мне не к кому больше обратиться. Попробуйте, Наташа, я очень прошу Вас.», – сказала Надежда Васильевна с тоской в голосе.

«Хорошо, я попробую», – неуверенно ответила я.

Мы с Геночкой три часа бились над решением простейших задач. «У меня 5 карандашей, у тебя на 2 больше» или «У меня 5 карандашей, у тебя в 2 раза больше» Если задачку с карандашами он научился решать через час, то стоило мне заменить в условии карандаши на конфеты, он снова смотрел на меня непонимающим взглядом и неуверенно говорил: «Делить будем? Умножать? Что? Вычитать?». Я была готова взвыть от отчаяния. Но вдруг мне в голову пришла замечательная мысль.

«Ген, давай забудем все, о чем мы с тобой сейчас разговаривали. Хорошо?»

«Хорошо!», – обрадовано ответил он.

«Давай мы с тобой сделаем волшебную карточку, которая поможет тебе решать задачи и про конфеты, и про карандаши, и даже про фломастеры»

«Про все, про все?», – удивился Геночка.

«Точно, про все», – ответила я.

«Здорово!», – обрадовался незадачливый математик.

«Смотри, мы берем квадратную карточку, и вот здесь мы пишем букву «в», то есть, если в задаче стоит в 2, 3, 4; раза больше, то нужно умножать. Ставим тире, пишем умножить. Если в задаче в 2, 3, 4; раза меньше, то – разделить. Понял? Ниже на карточке пишем «на». На 2,3,4 больше – прибавить, на 2,3,4 меньше – вычитать. Давай, пробовать будем».

Геночка прочитал условие задачи, и довольно сказал: «Так, достаем волшебную карточку. Смотрим. Находим букву «в», значит, умножить или разделить. Дальше стоит слово больше, значит умножить. Так?», – Гена довольно смотрел на меня и улыбался.

«Да ты просто молодец!»

«Это мне твое волшебство помогло. Спасибо тебе, Наташа. Я и не знал, что ты – самая настоящая волшебница!»

Рейтинг@Mail.ru