Адычанская трагедия

Виталий Егоров
Адычанская трагедия

Выезд на место происшествия

1

В полдевятого утра Димов уже находился у Веденеева. Начальник был не в настроении – бегло поздоровался с Владленом и уткнулся в бумаги.

– Сейчас все прибывают: из прокуратуры криминалист и следователь, за судебным медиком отправил машину. На осмотр местных оперов из Северного не будем брать, маршрут получается неудобный, вертолетчики отказываются, – продолжая изучать бумаги, сообщил Веденеев.

Ближе к девяти все оказались в сборе. Следователя прокуратуры Владлен знал плохо, он перевелся в центральный аппарат недавно, но с прокурором-криминалистом и судебным медиком был очень даже хорошо знаком.

Это были легендарные, преданные своей работе люди, о которых обычно говорят «старой закалки». Оба немолодого возраста, начали свою трудовую биографию в одно время, в шестидесятых годах. Опера их любили: если кто-то из этих двоих входил в состав следственно-оперативной группы, то веселье было гарантировано – за всевозможными шутками, анекдотами время проходило быстро и непринужденно. А тут оба!

Старики знали свое дело туго, так что начальство смотрело сквозь пальцы, если иногда они и были подшофе на рабочем месте, – в любом состоянии они делали свою работу на все сто процентов. Все без исключения к ним уважительно обращались по отчеству – Васильич и Петрович.

«Хорошо, что старики летят, никакой мороки с осмотром не будет, – подумал Владлен. – Попадется иной раз такой прыщ, считающий себя пупом земли: подай это, подай то, стой там, иди сюда – сплошная нервотрепка. С этими боевыми товарищами мы быстро справимся».

– Сынок, летим! – Васильич и Петрович по очереди похлопали Владлена по спине.

Хотя он был намного младше их, они уважали его как опытного сыщика, за плечами которого сотни раскрытых дел.

Петрович всегда, когда Владлен приезжал в морг, предлагал медицинский спирт, от чего он, используя всю свою оперскую смекалку, пытался отказываться. Однажды Владлен в шутку спросил у Петровича, сколько спирта выдают на обработку одного трупа.

– Четыреста миллилитров. – Петрович на пустой бутылке мизинцем показал уровень чуть выше половины.

– А сколько используете по назначению? – Владлен еле сдерживал улыбку.

– Ни грамма! – был ответ.

Когда винты набрали обороты и вертолет, надсадно ревя, стал подниматься, Владлен удобнее устроился возле резервного бака, вмонтированного внутрь салона, собираясь вздремнуть.

Он никогда не любил летать. Однажды появившийся страх полета не проходил, а наоборот, усиливался. По поводу этой боязни, присущей многим людям, бесконечно спорят психологи и психиатры, эскулапы разных мастей, но он без всякой, по его мнению, ненужной схоластики точно знал причину своей аэрофобии: если ты находишься внутри падающего летательного аппарата, от тебя ничего не зависит, ты сродни животному, которого ведут на убой, смерть неизбежна. А такой конец больше всего пугал Владлена. «Лучше умереть с оружием в руках на поле боя или в схватке с медведем – там у тебя есть хоть какой-то шанс выиграть ситуацию, уничтожить врага или по крайней мере забрать его с собой на тот свет», – всегда говорил Владлен в свое оправдание.

Очнулся он от толчка.

– Давай немного отметим это дело, – прокричал в ухо Васильич, – у нас тут коньячок завалялся.

Владлен хотел было отказаться, но решил немного выпить для храбрости. «Пока долетим, пока начнем осмотр, должно все выветриться», – с этими мыслями он подсел к своим коллегам.

Действительно, после второй рюмки Владлену стало хорошо, страх пропал, и он вспомнил рассказ деда о ста наркомовских граммах перед боем, которые он не пил, а обменивал на хлеб, что не мешало ему храбро сражаться – вся грудь была в орденах. Подумав про это, пристыдил себя словами великого поэта: «Не то, что нынешнее племя: богатыри – не вы!» От третьей рюмки отказался и, удобно примостившись, уставился в иллюминатор.

Под ним расстилалась горная тайга – бесконечный суровый пейзаж. «В такой глухомани искать преступников – как искать иголку в стоге сена, – тоскливо думал Владлен. – Господи, где же край этого необжитого царства?!»

Димов не заметил, как задремал, и очнулся оттого, что Васильич и Петрович громко переговаривались, глядя в иллюминатор. Внизу виднелись хозяйственные постройки, Владлен насчитал четыре – очевидно, здесь и живут старатели. Пока вертолет делал круг над поселением, Владлен старался запомнить расположение объектов, привязать их на местности, ведь с высоты нагляднее представляется общая картина. Местность была равнинной, с небольшими сопками, вдалеке высились горы, примерно в двух километрах протекала река – наверное, это и была Адыча. Вертолет приземлился в полукилометре от построек на приспособленную площадку – старателей тоже забросили на этот участок по воздуху.

Когда винты замерли, все потянулись к выходу. Старики держались бодрячком – никаких признаков возлияний, разве что яркий румянец на щеках. Следователь прокуратуры был сосредоточен и немногословен.

Вертолет окружили все семь оставшихся членов бригады. На их лицах проступали печать страдания и горечь утраты, тень бессонных ночей и страх перед неизвестным.

Пилоты вертолета переговорили со следователем и, условившись о времени возвращения, начали собираться к вылету.

Следователь прокуратуры, по статусу старший следственно-оперативной группы, сообщил:

– Вертолет улетает на точку дозаправки, вернется за нами завтра около двух-трех часов. За это время должны все успеть. – И направился в сторону построек.

День был убийственно жарким. Стояла та самая погода, когда лето, сдавая свои позиции, словно пытается в дневное время наверстать упущенное за ночь тепло.

«Впереди целые сутки, необходимо ничего не упустить, – думал Димов, отмахиваясь от назойливой мошкары, – второго случая приехать в такую глушь не выдастся».

В городе Владлен всегда выезжал на место происшествия по нескольку раз и учил этому своих подчиненных. При повторных осмотрах обязательно обнаруживались дополнительные улики и следы преступления, выявлялись новые свидетели.

Здесь же такой возможности у Димова не будет, и он решил отнестись к делу с удвоенным вниманием и ответственностью.

По дороге к жилищам, видимо, старший группы, он и по возрасту был старше всех, представившийся Евгением, вполголоса рассказывал:

– Мы их искали два дня, а они, оказывается, лежали рядом… Какой-то кошмар, даже не верится. – Помолчав немного, он продолжил: – Мы их не трогали, ждали вас, они при такой жаре четыре дня…

Следователь слушал молча, очевидно, давая высказаться и прокручивая в голове план следственных действий.

Когда подошли к постройкам, старший указал на одну, расположенную на отшибе.

– Вон за тем домиком.

Даже не переведя дух после долгого перелета, все сразу же направились за указанный Евгением домик, больше похожий на балок. Когда завернули за него, из-за высокого бурьяна тел не заметили, но ощутили резкий трупный запах. Пройдя немного, увидели лежащего вниз лицом человека: открытые части тела почернели, вокруг жужжали большие мухи с блестящими изумрудными брюшками. Второго трупа рядом не было, и в ответ на вопросительный взгляд следователя Евгений показал на изгородь в двадцати метрах от первого трупа. Когда подошли к изгороди, под ней, с внутренней стороны территории базы, глазам открылся второй труп. Руки его были крепко связаны сзади проволокой.

Следователь прокуратуры, бегло осмотрев трупы, распорядился:

– Надо позвать понятых. – И сам же ответил на свое требование, указывая в сторону старателей: – Их нельзя, они все будут свидетелями, придется брать вертолетчиков, завтра их введем в курс дела.

Владлен с удовлетворением отметил, что следователь опытный, те небольшие и вынужденные нарушения закона, которые всегда бывают в работе, он пытается аккуратно обставить, минимизируя возможные последствия. «Хорошо, что не Краснопольская, эта бы дальше не двинулась, пока не предоставили понятых, а здесь, в тайге, разве что снежного человека найти и привести», – вспомнил он следователя прокуратуры, которая отказалась осматривать труп, обнаруженный в лесу. Опера, ругая на чем свет стоит эту следовательшу, сгоняли по разбитой дороге в деревню за двадцать километров и приволокли двух забулдыг. Только тогда она взялась за осмотр.

Началась рутинная процедура: судебный медик, осматривая один из трупов, монотонно диктовал, следователь аккуратно вносил его слова в протокол.

Чтобы не терять времени даром, Владлен направился в жилище старателей. Дом был небольшой, с одной стороны вдоль стены располагались нары, почти по центру стоял большой стол, вероятно, здесь они и обедали. Один из старателей из закопченного чайника налил чай.

Владлен всегда любил пить чай с костра – ни с чем не сравнимый запах дыма и природы, будивший что-то древнее, что осталось в нашем сознании от наших предков, восседавших вокруг огня, превращал любой, даже самый дешевенький чай в неимоверно вкусный напиток.

– Мне надо поговорить с кем-нибудь из вас. – Сделав обжигающий глоток, Владлен обвел всех взглядом и остановился на молодом парне. – Ты однокурсник убитого?

– Да, вместе учились на горняков, после третьего курса летом здесь добываем… Добывали золото, меня зовут Володя, – ответил белобрысый парень лет двадцати или чуть старше.

– Володя, я хочу с тобой поговорить.

Остальных Владлен попросил подождать на улице.

Когда они остались вдвоем, Димов, желая расположить к себе парня, чтобы тот не замкнулся, начал издалека. Оказалось, что Володя и Сергей, так звали его убитого друга, учились в одной школе, жили в одном доме. Их отцы были геологами. Когда в государстве сменился социально-политический строй, стало не до геологов, финансирование отрасли сократилось в разы. Поэтому многие начали подряжаться на временные работы, чтобы прокормить семьи. Так Володя и Сергей вместе со своими отцами во время летних каникул взялись наниматься в старатели. Это был их второй сезон. В первый раз они заработали столько, что целый год обеспечивали себя сами, не обременяя родителей. Поговорив о прежней жизни Владимира и Сергея, Владлен почувствовал, что парень расслабился (даже заулыбался, когда речь зашла о планах на женитьбу), и решил перейти к делу.

 

– Володя, расскажи, как все произошло, только подробно, мне важны любые мелочи.

Владлен достал блокнот и ручку, чтобы записать самые интересные моменты. И Владимир сосредоточенно, стараясь не упускать детали, стал рассказывать.

2

Все девять человек хорошо знакомы друг с другом, стараются уже несколько сезонов, Володя и Сергей – второй сезон. Их забросили вертолетом в июне. Взаимоотношения между членами бригады доброжелательные: сколько работают – не было серьезных конфликтов. В бригаде имеются два ружья – одно нарезное, второе гладкоствольное. Ружья всегда брали к месту работы, так как была опасность нападения медведей. Добытое золото хранили в железном ящике в домике, где спали, под нарами. За все время намыли больше трех килограммов золота. Мыли золото примерно в полутора-двух километрах от базы, на реке Адыче.

Пять дней назад бригада закончила работу в восемь часов вечера. Пришли на базу, разожгли костер и стали готовить ужин. Был полный штиль. Солнце уже зашло за сопки, но невидимые его лучи окрашивали багровым цветом редкие высокие облака.

Когда бригада ужинала, Сергей вышел на улицу, но через несколько минут вернулся взволнованный и сообщил, что видел дым. Все высыпали во двор и увидели тонкий шлейф дыма, который из-за безветрия столбом поднимался к небу. Скорее всего это был костер, примерно в двух километрах от базы. В сумеречном небе явление это выглядело зловещим, никто не осмелился пойти и проверить происхождение дыма. Всех охватило необъяснимое чувство страха: кругом в сотнях километров люди не проживают, места непролазные, если кто-то остановился недалеко от базы и не зашел, значит, у него недобрые намерения.

На ночь крепко закрыли двери, зарядили ружья, легли спать. Спали беспокойно, старшие несколько раз вставали, вглядывались в темноту, но ничего тревожного не заметили.

Утром во время завтрака бригадир Евгений распорядился, чтобы Сергей и его отец остались на базе готовить обед и заниматься хозяйством. Часов в двенадцать отец и сын должны были принести готовую еду к месту добычи золота и присоединиться к бригаде. Такой распорядок был постоянным – все дежурили по очереди.

Бригадир, оставляя гладкостволку отцу Сергея, предупредил, указывая в сторону вчерашнего дымка:

– Будьте бдительны. Что вчера было – костер или померещилось? В любом случае вечером сходим в то место, разведаем.

Бригада работала до обеда, поджидая появления Сергея и его отца с едой. Не дождавшись их, около двух часов дня бригадир и один из старателей отправились на базу. Через полтора часа они, напуганные, возвратились и сообщили, что Сергея и отца нигде нет, вещи разбросаны, ящик вскрыт, пропали золото, ружье, патроны и, возможно, часть продуктов.

Бригада вернулась на базу.

Версию о том, что отец с сыном решили украсть золото и скрыться, сразу отмели. Дело в том, что бригадир половину золота прятал в лесу, в тайнике, о месте которого знали все, а половина хранилась в железном ящике, почему-то солидно называемом ЗПК (золотоприемной кассой), в действительности же там кассой и не пахло. Золото в тайнике не было тронуто. Да и добраться до близлежащего поселения, не зная местности, отец с сыном вряд ли смогли бы.

Появилась версия, что их взяли в заложники, и похитители скоро заявят о себе. По рации передали в геологию о пропаже людей. Оттуда поступило указание пока проводить поиски своими силами, заверили, что информация будет немедленно передана милиции.

В бригаде началась тихая паника.

Стали баррикадировать дом, окна изнутри забили досками, укрепили засовы дверей. Подсчитали боезапасы: патронов от винтовки более ста, одна старая ракетница с двенадцатью зарядами, два топора и несколько охотничьих ножей.

Весь остаток дня просидели возле дома, надеясь, что отец с сыном все-таки дадут о себе знать. С наступлением сумерек надежда улетучилась окончательно.

Все поочередно всматривались в сторону вчерашнего дымка, но там все было чисто.

Сказать, что ночь прошла тревожно, – ничего не сказать. Никто не сомкнул глаз, кроме Володи, который, в силу своей молодости, более легкомысленно относился к происходящему.

В ночи кому-то послышалось, что в лесу кричат, но, возможно, это было уханье лесных птиц или зверей. Еще раздался звук, похожий на топот лошади. Но ни у кого не нашлось сил выйти во двор и осмотреться – за дверью мерещился затаившийся враг.

Когда стало светать, люди задремали, кроме бригадира, который, о чем-то лихорадочно соображая, молча смотрел в одну точку.

Утром, около девяти часов, вскипятили чай, за завтраком посовещались, как быть дальше. Решили сделать несколько расширяющихся кругов от центра базы, как это делают охотники, преследуя зверя и желая знать, вышла ли затаившаяся от них в лесу дичь.

В разведку отправились все вместе, никто не хотел оставаться в одиночку на базе, ставшей в один миг неприветливой и мрачной.

До обеда сделали три круга, но ничего интересного не нашли, решили продолжить поиски после обеда.

После обеда вновь вызвали по рации с геологию, там сказали, что руководитель договаривается насчет вертолета, просили не паниковать, а расширить зону поиска.

До вечера вели безуспешные поиски и, вконец обессиленные, вернулись на базу.

После ужина два старателя одновременно захотели в туалет. Отхожее место на базе было рассчитано на одного человека, поэтому второй пошел за дальний домик, чтобы справить нужду там.

Душераздирающий крик человека, бегущего со стороны дальнего домика, навел на мысль, что на него напали. Бригадир Евгений, схватив винтовку, судорожно пытался ее зарядить, остальные, как могли, приготовились к отражению агрессии. Старатель добежал до них и, хватая ртом воздух, выпалил:

– Там… там труп!.. – И в изнеможении упал возле костра.

Всех окутала зловещая атмосфера, люди не могли сдвинуться с места, страх сковал мышцы, никто не понимал, как там оказался труп.

«Чей это труп?! Нападение произошло только что или было совершено раньше?» – эти вопросы молнией промелькнули в голове у каждого. Ждали появления врага – врага ужасного и кровожадного.

Немного отдышавшись, принесший страшную новость начал кричать в истерике:

– За домом лежит Николай (так звали отца Сергея), он опух и посинел!

Оправившись от первого шока, старатели осторожно потянулись к месту обнаружения трупа. Николай лежал лицом вниз, возле его живота на земле были сгустки крови, от него уже начал исходить трупный запах. Убедившись, что Николай мертв, решили поискать Сергея. Нашли его в двадцати метрах возле изгороди. Руки у него были связаны проволокой.

Передали по рации, что обнаружили трупы. Руководитель приказал ничего не трогать и ждать милицию. Два дня они ждали вертолет со следственной группой.

3

Выслушав рассказ молодого человека, пережившего, может быть, самые страшные дни в своей жизни, Владлен решил уточнить несколько вопросов.

– Володя, а ружье какого калибра было?

– Оружие организации, выдают на время командировок, горизонталка двенадцатого калибра, ИЖ.

– А патронов сколько было?

– Два блока, двести штук, под осень хотели поохотиться на уток. – Подошел к железному ящику и подсчитал патроны. – Не достает двух пачек, двадцати штук.

– Вспомни, пожалуйста, – попросил Владлен, мало надеясь на положительный ответ, а чисто формально, по привычке сыщика спрашивать про любую похищенную вещь, – находили ли какие-либо исключительные самородки, которые смогли бы опознать?

– Да, находили.

На лице Володи появилась добрая улыбка воспоминания о приятном событии, когда они с Сергеем обнаружили это золото – самородок размером чуть больше советской пятикопеечной монеты, с характерными кварцевыми вкраплениями – опознать его легко. Вся бригада радовалась находке, Володя и Сергей были героями дня.

– А этот самородок пропал или был спрятан в тайнике?

– Да, он похищен, потому что я точно знаю, самородок был в ящике, – ответил Владимир.

– А почему бригадир часть золота прятал в лесу?

– Не знаю. Очевидно, по принципу не класть яйца в одну корзину, что себя и оправдало, не все золото украли же.

– Ну, на этом пока все, тебя допросит следователь, а теперь позови сюда бригадира Евгения, – попросил его Димов.

Когда зашел бригадир, Владлен, уже зная общую картину произошедшего, не стал терзать его лишними вопросами, тем более тому предстоял допрос у следователя, а спросил:

– Евгений, объясни, пожалуйста, почему ты прятал часть золота в лесу в тайнике, а не хранил все в кассе.

По лицу Евгения было видно, что ему вопрос неприятен. Возможно, он нарушал какое-то правило добычи золота, или хуже, укрывал часть золота в корыстных целях. Но Владлен не ставил перед собой задачу вывести его на чистую воду, следователь этот момент все равно не упустит из виду, поэтому он удовлетворился версией, которую ранее ему озвучил Владимир, – о принципе не класть все яйца в одну корзину.

Остальных членов бригады Владлен расспрашивать не стал, так как дополнительную интересующую информацию получить не надеялся, и направился к следователю.

Следственная группа уже закончила осматривать место происшествия, следователь распорядился упаковать трупы в целлофан и спустить в подполье, а сам удалился продолжать осмотр уже в жилище старателей. Владлен с судебным медиком помогли старателям упаковать и спустить тела в подполье.

В подполье было заметно прохладно, веяло сыростью и запахом трухлявого дерева. Пока там возились, Евгений сообщил Владлену и судебному медику, что у них есть спирт, который все равно пропадает, и что надо бы помянуть убиенных. Данное предложение Петрович воспринял с воодушевлением и по-хозяйски осведомился:

– Сколько осталось спиртика-то, сынок?

– Литра три, мы взяли пять, потратили немного, – как бы оправдываясь, ответил Евгений.

– Ну и славненько, – удовлетворенно кивнул Петрович.

– Какие телесные повреждения у трупов? – поинтересовался у него Владлен, когда они остались вдвоем.

– У пацана, похоже, черепно-мозговая, а у отца вроде бы огнестрел. Есть отверстие. Более подробно – только в городе.

4

Когда закончили с размещением тел в подполье, уже вечерело, следователь осматривал жилище старателей, сами же они, сгрудившись, стояли возле костра.

– Пройдусь по лесу – накануне там видели дым от костра, – обратился Владлен к следователю. – Если найду что интересное, позову.

Следователь кивнул и продолжил осмотр.

За Владленом было закреплено два табельных пистолета: ПМ (пистолет Макарова) и АПС (автоматический пистолет Стечкина). Обычно на серьезные задержания, дальние выезды он всегда брал с собой АПС. Владлен любил этот пистолет. Огневая мощь сродни автомату, хорошая дальнобойность. Единственное – тяжеловат и таскать его неудобно по сравнению с «Макаровым».

И на этот раз у Владлена с собой был «Стечкин». С таким оружием он чувствовал себя вполне уверенно, да и опыт подсказывал, что убийца или убийцы не станут несколько дней торчать возле места преступления, поэтому никого с собой не позвал.

Лес был неприветлив и мрачен, одни лиственницы и ели. Тихо шагая по мшистому покрову, Владлен часто останавливался и прислушивался, пытаясь уловить любой шорох. Углубившись примерно на километр, он начал зигзагообразно прочесывать местность и удача улыбнулась ему – возле большого валежника, корни которого, падая, оголили землю, он заметил следы костра. Это было не старое кострище, его вполне могли разжигать в тот вечер, о котором говорили старатели. Владлен пощупал угли – холодные. Когда ковырялся в костре, рассматривая, вдруг почувствовал затылком чей-то взгляд. Резко повернулся, но никого не увидел. «Что-то нервишки сдают. Возьми себя в руки», – приказал он сам себе.

Закончив с кострищем, осмотрев все вокруг и ничего не найдя, Владлен решил вернуться на базу. Когда подходил к опушке, из-под ног выскочил серый зайчишка, отбежал в сторону и сел. «Не пуганый, не в пример людям», – вспомнил Владлен испуганных старателей, собравшихся у огня.

На базу пришел, когда уже стемнело. Вся бригада сидела вокруг костра, люди о чем-то бойко разговаривали, слышался смех. Подойдя ближе, Владлен понял, что заправляют весельем Васильич и Петрович. Их всевозможные рассказы и небылицы вдобавок к выпитому сделали свое дело – народ расслабился, на лицах появились улыбки, в глазах искорки. Владлен в душе поблагодарил стариков за то человеческое тепло, которое они подарили вконец отчаявшимся, измученным людям.

 

Навстречу Владлену поднялся Евгений.

– Мы тут поминаем безвинно убиенных, хорошие были люди, помяните и вы. – И протянул ему алюминиевую кружку.

Владлен взял кружку, понюхал и сразу выпил. Спирт был разбавлен крепко, видимо, не экономили. Еле отдышавшись, спросил, где находится следователь. Ему ответили, что тот допрашивает старателя.

Увидев Владлена, следователь прервал допрос.

– Ну как, нашел чего-нибудь?

– Да, костер действительно был, я нашел кострище, осмотрел, но ничего интересного не обнаружил.

– Хорошо, завтра своди меня туда, я осмотрю местность. – Следователь потянулся и зевнул. – Устал сильно, еще троих надо допросить, перенесу на завтра.

– Выйдем к людям, посидим, поговорим, – предложил Владлен.

– Сейчас закончу допрос и выйду, – обрадовался следователь приглашению.

Просидели за костром допоздна, все перезнакомились. Старатели оказались простыми работягами, в молодости честно отработали свое, а в зрелом возрасте столкнулись с такой проблемой, как безденежье, задержка зарплаты на месяцы и более. Поэтому сгруппировались и решили не ждать милостыню от государства, а зарабатывать деньги самим.

Разошлись спать далеко за полночь. Расчувствовавшегося Петровича повели под ручки и уложили на самом почетном месте – на кровати бригадира.

Утро выдалось таким же жарким. Следователь допрашивал оставшихся троих старателей, за это время Владлен и эксперт-криминалист облазили на четвереньках все пространство в радиусе пятидесяти метров от места обнаружения трупов в надежде найти гильзы, обследовали стены домика, столбы, где могла застрять пуля, но ничего не смогли найти.

– Васильич, как ты думаешь, почему у парня завязаны руки, а отца скорее всего пристрелили? Не проще ли было пристрелить обоих сразу?

– Не знаю, может, возможности у убийц стрелять дважды не было, держали под дулом и связали одного, чтобы его обездвижить. В моей практике был такой случай.

– Что значит «не было возможности»? – спросил заинтригованный Владлен.

– Ну, значит, была одностволка или винтовка с последним патроном.

– Но они же взяли ружье потерпевших, – возразил Владлен.

– Это могло быть после убийства, – парировал опытный эксперт.

– Вот ты сказал «убийцы» во множественном числе, почему думаешь, что их было несколько?

– Это к слову, убийца мог быть и один. Скорее всего один… – ответил задумчиво эксперт, вглядываясь в сторону далеких гор, и Владлен решил не донимать его своими вопросами, а сам дойти до истины.

Для этого сначала стоило узнать, сколько продуктов пропало, – оказалось, что в расчете на одного передвигающегося по тайге человека. Опять же, патронов взято всего двадцать штук, больше – будет уже тяжеловато. «Люди, постоянно лазающие по тайге, ни одного грамма лишнего не возьмут, – размышлял Владлен, – у них все рассчитано до мелочей, любой лишний вес работает против несущего, наверняка убийца был один. По приезде необходимо переговорить с Роговым». – Он вспомнил свой разговор с другом.

Следователь закончил допрос, и вместе с Владленом они сходили осмотреть место костра. Когда вернулись, прощальный обед уже был готов, старатели вытащили все самое вкусное, что было припасено на особый случай, – ведь они тоже возвращались в город, дальнейшая работа была бы для них слишком опасной.

Старики, в первую очередь Петрович, налегали на остатки спирта – работа сделана в полном объеме, можно и отдохнуть на славу, неизвестно, когда еще вырвешься на такие необитаемые просторы!

К прибытию вертолета Петрович уже не мог самостоятельно передвигаться, поэтому следователь распорядился подать с борта трое носилок.

Двух пилотов он попросил пойти с ним на базу и выступить в качестве понятых, один остался возле вертолета. Когда загружали носилки, вертолетчик сочувствующе спросил у Владлена.

– Что, троих грохнули? Вроде говорили, что двоих.

– Двоих, двоих, один просто приболел, – успокоил пилота Владлен.

Как бы тщательно ни были упакованы тела, трупный запах, хоть и не такой резкий, как в первый раз, разнесся по салону вертолета. Люди сначала зажимали носы, но постепенно привыкли и перестали обращать внимание на эту мелочь. Прибыли в город без всяких приключений, Владлену даже показалось, что обратно летели гораздо быстрее. Поистине, путь домой всегда короче! Пересадив Петровича с двумя трупами в дежурную машину, Владлен поехал к себе на такси.

Рейтинг@Mail.ru