Адычанская трагедия

Виталий Егоров
Адычанская трагедия

© Эксмо, 2020

Пролог

На карте необъятных просторов Якутии затерялась дивная и загадочная река Адыча.

Откуда берет свое название эта древняя река, не знает никто, но одно можно сказать точно – наречена она таинственным именем нашими далекими предками еще в незапамятные времена.

Без сомнения, слово «Адыча» олицетворяет собой нечто прекрасное и величественное, возможно, это имя пленительной красавицы или доброй и заботливой матери…

Начиная свой путь от западных склонов хребта Черского, омывая берега нескольких районов, Адыча проделывает путь длиной более семисот километров и соединяется с рекой Яной, образуя один из ее могучих притоков.

Красивейшая природа со сказочными наледями, не тающими даже в самое жаркое лето, богатые рыбные запасы, неиссякаемые и труднодоступные золотые месторождения привлекают сюда всевозможных авантюристов и романтиков, любителей экстрима и откровенных злодеев.

Если же спросить городского обывателя о местонахождении реки Адычи, находится ли она вообще на территории Якутии, он, скорее всего, затруднится с ответом.

Между тем священные горы Кисилях, эта «Северная Шамбала», находятся на том месте, где Адыча встречается с рекой Яной, на их водоразделе.

Далее Адыча, сливаясь воедино с Яной, уносит свои бурные потоки в море Лаптевых.

Соприкасаясь своими водами с такими сакральными для якутян местами, Адыча становится еще величавее и неохотно расстается со своими тайнами.

Неудачный день

Август выдался теплым, стояла предосенняя тихая погода. Дождей давно не было, дети еще купались в речках и озерцах, хотя в другие года в это время надевали теплые вещи, а ночью на дачах топили печи.

В один из таких дней сотрудник уголовного розыска Владлен Димов отдыхал дома, наслаждаясь крепким кофе и просмотром любимой передачи, благо выдался редкий выходной и можно было понежиться в постели до обеда, повозиться с сынишкой Алешей.

Но эта идиллия была нарушена тревожным телефонным звонком. Звонил из Министерства внутренних дел дежурный Симонов, знакомый Владлена. Раньше они вместе работали оперативниками, но потом пути их разошлись: не слишком расторопный Симонов не смог приноровиться к оперативной работе, раскрытие каждого преступления становилось для него большим испытанием, и он, решив, что это не его стезя, перевелся в дежурную часть.

– Владлен… – сделал он длинную паузу. – Тебя вызывает шеф.

Владлен служил в министерстве начальником отдела, курирующего раскрытие преступлений против личности – убийств, тяжких телесных повреждений, криминальных исчезновений людей.

Не поняв Симонова, Владлен переспросил:

– Какой шеф?

Ответ был безапелляционный:

– Шеф у нас один – министр… – Симонов немного посопел в телефоне и спросил: – Тебе машину отправить?

– А что случилось-то?

В душе у Владлена все кипело – день обещал быть окончательно испорченным: после обеда он планировал сходить с сыном в парк, как раз привезли откуда-то разных зверей, даже зебру. Накануне вечером, узнав о зебре, которую он завтра первый раз увидит наяву, сынишка нашел книгу с рисунком этого диковинного животного и весь вечер повторял: «Зебла, зебла».

– Не знаю, – продолжал сопеть в трубку Симонов.

– По сводке из тяжкого что есть? – раздраженно спросил Владлен.

– Убили старателей в тайге, в трехстах километрах от поселка Северный на реке Адыче, и похитили золото.

– Так бы сразу и сказал! Машину не отправляй, сам доберусь.

Когда Владлен одевался, маленький сынишка, привыкший, что папа часто и внезапно уходит на работу, подал ему ботинки.

– Ты на лаботу? – лепетал малыш. – Мы с мамой будем тебя ждать.

Поцеловав ребенка в лобик, Димов вышел на улицу. Дул жаркий ветер, поднимая и крутя пыль с обочины дороги. Вдалеке поднимались тучи.

«Видать, к дождю, – решил Владлен, – беда одна не ходит, поход в парк придется отменить в любом случае».

Решил идти до министерства пешком, в середине пути споткнулся о торчащую из-под земли ржавую трубу, сильно ударившись коленом.

Чертыхаясь и проклиная этот неудачный день, он поднимался по парадному крыльцу министерства. Навстречу ему, счастливо улыбаясь, шел домой отдыхать после сдачи дежурства Симонов.

– Ну что, Симон, согрешил вчера, подкинул мне жмуриков, – потрепал Димов Симонова за шею. – Один раз хотел по-человечески отдохнуть, и то не получилось. И все из-за тебя! – Зная простодушие Симонова, Владлен напустил на себя нарочито огорченный и озлобленный вид.

– А что я? Не моя эта вина. Министр здесь с утра, к нему какие-то гражданские пришли, тебя ждут.

В связи с выходными приемная была пуста.

Набрав в грудь больше воздуха и с шумом выдохнув, чтобы заглушить легкое волнение, Владлен вошел в кабинет министра. Там находились, кроме министра, руководитель Владлена полковник Веденеев и два незнакомых ему человека.

Веденеев, легендарный сыщик советской эпохи, в последние годы потерял былую хватку, заблудился в новых реалиях времени и мечтал о безмятежной старости на пенсии. Поэтому министр, уважая прежние заслуги Веденеева, по серьезным преступлениям иногда все же предпочитал общаться с непосредственными исполнителями.

– Здравия желаю, товарищ генерал! – приветствовал министра Владлен и поздоровался со всеми присутствующими.

Министр представил всех друг другу.

– Познакомьтесь, это наш начальник отдела по раскрытию убийств Владлен Семенович Димов. В связи с большой трагедией у нас находятся советник президента Ким Сергеевич и представитель геологии товарищ Меркулов. – Последнего почему-то назвал только по фамилии. – Несколько дней назад на одном из золотодобывающих приисков, расположенных на реке Адыче, убиты два старателя, отец и сын, похищено золото. На прииске трудились девять старателей, все они геологи, нанявшиеся добывать золото во время промсезона. Среди них были два студента-горняка со своими отцами. Одного из этих студентов с отцом и убили. Данным инцидентом встревожено правительство республики: так как преступник или преступники не задержаны, под угрозой могут оказаться другие золотодобывающие прииски, а в итоге будет сорван план по добыче, – подытожил генерал.

– Места совершенно дикие, до ближайшего населенного пункта около трехсот километров, – продолжил Меркулов, – сейчас туда можно добраться только вертолетом. Информация очень скудная, получена по рации.

– Необходимо срочно организовать выезд на место преступления группы ваших сотрудников, президент ждет в самое ближайшее время доклада о случившемся, – начальствующе произнес советник президента. – Как насчет вашего вертолета, генерал?

Министр, ничего не ответив (ему явно не понравился тон советника), набрал по прямой связи дежурного:

– Найдите мне кого-нибудь из наших вертолетчиков. – Он нахмурился и приказал: – Срочно!

Разговор из-за недостатка каких-либо интересующих сведений явно не клеился. Владлену стало душно среди руководства, он встал и обратился к министру:

– Товарищ генерал, разрешите, пока прибывают вертолетчики, собрать необходимую информацию по данному делу.

Генерал уважал Димова за способность, казалось бы, из пустоты добывать информацию, которая в дальнейшем давала направление работе над преступлениями. Поэтому, когда ему были необходимы свежие и достоверные сведения, даже не касающиеся преступлений против личности, – для доклада правительству и президенту или в главк, – он иногда поручал их собрать Димову.

– Хорошо, Владлен, – ответил генерал, назвав Димова по имени и тем самым удивив советника президента. – Собери информацию – когда придут вертолетчики, вновь встречаемся.

В коридоре Димова догнал Веденеев.

– Пойдем ко мне, посоветуемся, ребят позовем.

Владлена взяла досада. Разговор с Веденеевым всегда был тягучим: тот медленно входил в курс дела, часто выдвигал нелепые версии произошедшего, ломая четко выстроенную линию работы. Но делать нечего, он покорно направился с начальником в его кабинет.

Место убийства относилось к северному улусу с районным центром в поселке Северный.

– Надо связаться с сыщиками райотдела, узнать, какая у них информация, – предложил Владлен, – наверняка что-то они могут нам сообщить.

– Давай лучше позвоним начальнику отдела, – оборвал его Веденеев. – Не будем через голову прыгать.

В его тоне слышалась обида: он досадовал на то, что министр напрямую общается с его подчиненным, то есть с Димовым, и этим звонком хотел преподнести Владлену урок служебной этики, как надо соблюдать субординацию. Владлен, лишенный всякого тщеславия и отвергающий его как вредный для работы фактор, не понимал Веденеева.

– Хорошо. – И начал набирать номер дежурной части районного отдела милиции.

– Не надо дежурную часть, звони прямо начальнику, он у себя в кабинете.

Владлен подивился. Оказывается, до совещания у министра Веденеев уже разговаривал с начальником отдела и промолчал об этом. Значит, руководитель РОВД ничего интересного не рассказал.

Начальник отдела подполковник Владимир Алексеевич Сомов был человеком амбициозным и высокомерным. Когда приезжал на совещания и коллегии в Министерство внутренних дел, в перерывах заходил только к заместителям министра, считал ниже своего достоинства общаться с простыми сотрудниками. Показатели его отдела по борьбе с хищениями золота зашкаливали, он гордо докладывал о достигнутых успехах, вызывая у коллег зависть и восхищение. Владлен хоть и не уважал таких начальников, но признавал, что Сомов хорошо наладил работу и совершенно справедливо заслуживает похвалы руководства.

Когда Сомов поднял трубку, Веденеев переключил аппарат в режим селекторного совещания.

– Владимир Алексеевич, мы вышли от министра, со мной начальник убойного отдела Димов. Есть какая-либо дополнительная информация по убийству?

 

– Пока никакой информации нет, – бодро начал докладывать Сомов. – Мы не можем по земле туда добраться, необходим вертолет.

– Насчет вертолета сейчас ведем переговоры, – сообщил Веденеев. – Нам нужно знать, чем помочь тебе, сколько оперов отправить?

– Да не нужны мне твои опера, – в голосе Сомова чувствовалось превосходство над Веденеевым. – Что они сделают тут, людей не знают, обстановкой не владеют, только лишняя обуза. Мы сами разберемся, у нас сильная агентура, все будет в ажуре, раскроем.

Ответ удовлетворил Веденеева. Он многозначительно посмотрел на Димова и распорядился:

– Хорошо, я так и доложу министру, а ты жди вертолет.

Димов в душе обрадовался, что не придется никуда выезжать и можно будет спокойно провести остаток дня с семьей.

– Тогда я к себе в кабинет пойду, – обратился он к Веденееву, – там подожду, пока позовет министр.

Сидя в кабинете за чашкой горьковатого дешевого кофе, Владлен не переставал думать об убийстве. «Если они не раскроют преступление, отвечать как куратору все равно мне, надо быть в курсе дела», – с такими думами он машинально стал набирать номер телефона оперативника уголовного розыска РОВД Северного Валерия Рогова.

С Роговым их связывала давняя дружба. Они начинали с патрульно-постовой службы в городе. Оба перевелись в уголовный розыск города, работали в отделении по розыску преступников и пропавших без вести граждан. Однажды, еще по молодости, зашли в квартиру, где мог находиться преступник. Там оказалась женщина, они стали ее расспрашивать. Вдруг, оттолкнув ее в сторону, из-за занавески выскочил мужчина и направил ружье в грудь Владлена. Тот опешил, не зная, что делать, тогда Валера встал между ними, тем самым закрыв его от линии огня, и спокойно заговорил с вооруженным преступником. Немногих слов хватило, чтобы мужчина отдал ружье и сдался. После этого случая Владлен сильно зауважал Рогова.

Лет десять назад Валера встретил свою любовь и перевелся в район, где жила его невеста. Сначала работал опером в валютном отделении, боролся с расхитителями золота, а затем, не поладив с начальником этого отделения Тарасюком, перевелся в уголовный розыск. «Значит, он может что-то знать про валютные преступления, у него даже могла остаться своя агентура среди «хищников» (незаконно добывающих золото лиц)», – резонно решил Владлен.

Рогова он застал дома.

– Привет, это я, Владлен.

– Здравствуй, дорогой мой! – удивленно воскликнул Валера. – Сколько лет, сколько зим! Где ты сейчас, почему пропал, что-то нужно? – сыпал вопросами друг, обрадованный неожиданным звонком.

– Что у вас там случилось? Меня интересует убийство старателей, ты что-нибудь по этому поводу можешь сказать? – Владлен решил приступить к делу без прелюдий, так как с минуты на минуту его мог вызвать министр.

– Подожди… – Валера запнулся. – Ты сейчас с какого номера звонишь? Продиктуй мне, я тебе перезвоню.

Владлен назвал номер телефона и принялся нетерпеливо ждать. Не прошло и десяти минут, как позвонил Валера и взволнованным голосом объяснил:

– Меня могут прослушивать, здесь это в порядке вещей, поэтому я звоню тебе с надежного номера. – От волнения он говорил отрывисто, переходя на скороговорку. – Здесь все повязаны – наши, фейсы, прокуратура, суд. Съедят – не заметят. Короче, дело темное. В том районе, где убили старателей, находился человек Тарасюка, фамилия его Пугачев. – Рогов уже более спокойно стал рассказывать дальше. – Я разговаривал с «хищниками», которые живут в заброшенном поселке Отрадный, там у меня еще осталась своя агентура. Так вот, Пугачев бывал у них, вербовал моего человека уйти с ним в тайгу и грабить «хищников». Уверял, что у него хорошие отношения с начальником валютного отделения Тарасюком и в случае чего он их отмажет. Мой человек сразу отказался, так как за год до этого Пугачев ушел в тайгу с тремя бродягами и через полгода вернулся один, а те пропали.

– Ты сможешь поподробнее разузнать про это дело? – Владлен понял, что случившееся приобретает интересный оборот. – Только прошу, будь осторожнее, не лезь на рожон, делай все по-тихому, незаметно.

– Хорошо, я сам заинтересован вывести эту шайку на чистую воду, – воодушевленно ответил Валера. – Встречусь со своими людьми, побеседую, может, что-то раздобуду, как раз сейчас в отпуске.

– Ну давай, будь осторожен, – повторил Владлен и положил трубку.

Дело начинало его затягивать.

Чувство, охватывающее сыщика, когда он выходит на след опасного преступника, знакомо многим оперативным работникам. Сыщик погружается в себя, в голове роятся мысли, прорабатываются различные комбинации, он может быть глух и нем. Хороший начальник это видит и, как опытный охотник, который не дергает собак во время поиска добычи, старается лишний раз не беспокоить своего подчиненного.

Такое чувство стало теперь овладевать Владленом.

«Ведь если убивать «хищников» и забирать их золото, никто не будет заявлять в милицию. «Хищники» – это бродяги без роду и племени, никто их искать не будет. Пугачев мог перепутать старателей с «хищниками» и расправиться с ними!»

Его раздумья прервал телефонный звонок. Дежурный сообщил, что вертолетчики прибыли и проследовали к министру.

В кабинете министра собрались два пилота, Веденеев и геолог Меркулов. Увидев, что нет советника президента, Владлен облегченно вздохнул. Стал докладывать Веденеев. Поскольку докладывать-то было особо нечего, он обошелся общими фразами.

– Совершено дерзкое преступление. Думаю, это дело мы раскроем: местные оперативники сильные, Сомов – начальник компетентный… – Веденеев немного поерзал на стуле и выдал следующее: – И вообще, мы думаем, что конфликт произошел внутри бригады, надо с ними разбираться.

– Откуда у вас такая информация?! – взорвался Меркулов. – Вы, вообще, знаете состав бригады? Они все порядочные, семейные люди. С таким настроем вы мне «раскроете» преступление!

Владлен оторопело взирал на своего начальника, пытаясь угадать ход его мыслей, пока из этого состояния его не вывел голос министра:

– Димов, вы тоже так считаете?

Владлен вздрогнул от вопроса и резко встал.

– Товарищ министр, мы рассматриваем различные версии, в том числе и озвученную, – выкручивался Владлен, стараясь обойти острые углы. – После осмотра места происшествия мы сможем более конкретно указать мотивы и причины убийства.

– Вот и осматривайте место, а не делайте скоропалительных выводов! – не успокаивался Меркулов.

Владлен решил не докладывать сейчас о разговоре с Роговым. От Веденеева обязательно произошла бы утечка информации Сомову, а подставлять Валеру Владлен совсем не хотел.

Было видно, что министр тоже обескуражен ответом Веденеева, поэтому решил быстрее закончить совещание.

– Вертолет необходимо подготовить к десяти часам утра, – приказал он пилотам, – разработайте маршрут, решите дозаправку. От нас полетит Димов.

У себя в кабинете Веденеев оправдывался перед пилотами:

– Геолог меня не понял, я высказал только версию… – Все согласно кивали, хотя понимали, что ни о какой версии речь не шла, а было утверждение, что в бригаде случился внутренний конфликт, приведший к убийству. Затем, обращаясь к Владлену: – Иди готовься, только одевайся потеплее, ночью там холодно. Я распоряжусь, чтобы собрали всю группу для вылета.

По дороге домой Владлен думал: «Ведь хороший человек Веденеев, только время его вышло. Надо уходить вовремя, для меня это урок: когда наступит моя очередь, уйду достойно». С такими мыслями он не заметил, как добрался до дому.

– Ула-а, папа плишел! – с радостным криком сынишка подбежал и обнял его. – Пойдем зеблу смотлеть!

Было около трех часов, Владлен не без удовлетворения отметил, что успевает и с сыном погулять, и подготовиться к вылету. Пока шли в парк, небо полностью заволокло тучами, но дождя не было. Изредка набегал прохладный ветер, чувствовалось дыхание осени. «Вот и кончилось лето, – думал Владлен, крепко сжимая руку сына, – до обеда лето, а после обеда осень».

Насмотревшись на зверей, вдоволь нагулявшись по парку, счастливые отец и сын вернулись домой. Владлен не спеша начал готовиться к вылету на место преступления.

Столь неудачно начавшийся день завершился для Владлена тихим и уютным вечером в кругу любимой и любящей семьи.

Сыщик Димов

Владлен рос спокойным и рассудительным ребенком. Родители рано переехали из села в город, поэтому он без особых затруднений общался наравне как с городскими пацанами, так и с деревенскими.

Отец, водитель-рейсовик, учил его отстаивать свои права, пусть даже с кулаками, но непреложным правилом было одно – не обижать слабых.

В то время пацаны дрались гораздо чаще, но это были поистине рыцарские поединки: драка до первой крови, лежачего не бьют, толпой на одного – табу.

Сейчас, видя потасовки, которые то и дело заканчиваются поножовщиной, добиванием упавшего, Владлен всегда сокрушался и задавал себе вопрос: почему молодежь стала такой жестокой?

После школы был призван в армию. Когда дедушка узнал, что Владлен служит в противотанковой артиллерии, был безмерно горд, всем рассказывал, нахваливая внука:

– Я служил противотанкистом во время войны, сейчас внук пошел по моим стопам – есть кому родину защищать!

После армии Владлен поступил в университет и через пять лет оттуда вышел дипломированным специалистом-педагогом. Душа не лежала к учительской работе, и в один из зимних дней он оказался перед кабинетом отдела кадров столичной милиции.

Его сначала направили в патрульно-постовую службу с перспективой выдвижения на офицерскую должность. За год работы патрульным Владлен раскрыл несколько преступлений, в основном это были грабежи меховых шапок. На добросовестного парня обратил внимание начальник уголовного розыска города и пригласил к себе на собеседование.

– Нет желания работать у нас в уголовном розыске? – Начальник смачно потянул папиросу, обволакивая себя густым дымом. – Мы тебя заприметили, нам нужны толковые ребята, ведь у тебя же есть «вышка». – Имелось в виду высшее образование.

Сладкий дым папиросы щекотал ноздри. Владлен никогда не курил, но любил этот запах – еще с детства, когда дедушка с друзьями пыхтели махоркой, манящий дух которой ни с чем спутать невозможно. Когда ему было девять лет, он достал пачку папирос и всю выкурил с другом в туалете за домом. Потом полдня их рвало. С того времени Владлен на всю жизнь отказался от курения, а любовь к запаху дыма осталась.

– Боюсь, что не справлюсь с этой работой. – Владлену казалось, что в уголовном розыске работают особенные люди с исключительной интуицией. Иначе как можно объяснить раскрытие совершенно глухих преступлений? – Дайте мне время подумать.

– Добро, даю тебе три дня, но запомни: не боги обжигают горшки, – ответил начальник УГРО (уголовного розыска). – Молодец, что хочешь подумать: дело серьезное, жизнь посвятить уголовному розыску не каждый сможет.

Вечером на маршруте Владлен долго разговаривал на эту тему со своим напарником Роговым Валерой и решил дать согласие.

– Мне бы тоже перевестись вместе с тобой в уголовный розыск. – Рогов явно не хотел отпускать друга одного. – Давай, устраивайся там, а потом подтянешь меня.

На том и договорились.

Через три дня Владлен явился к начальнику уголовного розыска. В кабинете стоял густой дым папирос, за столом сидели несколько сотрудников и о чем-то совещались.

– А, Димов, пришел! – воскликнул начальник. – По глазам вижу, что согласен посвятить жизнь уголовному розыску.

От полушутливого тона Владлену стало хорошо и уютно в компании сотрудников УГРО, и он, воодушевленный, ответил:

– Товарищ майор, решил дать согласие, буду стараться… – Владлен запнулся, обдумывая, как лучше преподнести свою просьбу о Рогове. – У меня есть напарник, он тоже хочет перевестись в уголовный розыск, хороший милиционер…

– Да ты подожди, – нахмурился начальник УГРО, – тебя еще не взяли, а ты ходатайствуешь о другом. Начальник патрульной службы слюной брызжет, никого не хочет отпускать, мне предстоит насчет тебя с ним повоевать.

Через полмесяца того удалось уломать, и Димов перевелся в уголовный розыск.

Свой первый день в уголовном розыске Владлен запомнил на всю жизнь. До девяти часов вечера он увлеченно изучал разыскные дела. Было очень интересно, захватывающе: кто-то вышел к соседям и исчез, кто-то отправился в магазин, по ягоды, на охоту… Владлен поражался, как человек в мирное время может пропасть без вести – неужели он не оставляет никаких следов? И каким образом можно установить причину исчезновения?

В начале десятого вечера в кабинет зашел начальник УГРО.

– Ну, как первый день работы? – поинтересовался он у Владлена. – Изучаешь дела?

– Да, очень интересно. – Владлен положил руку на стопку дел, которую успел изучить за день. – Я уже просмотрел двадцать.

 

– Это хорошо, что интересно, – похвалил начальник молодого сотрудника, – но предстоит и раскрыть эти дела. За каждым делом – судьба конкретного человека. – Он взял со стола первое попавшееся дело и открыл его. – Вот, например, Кузьмин – пропал без вести в городе. Пошел к друзьям и пропал. Друзья утверждают, что до них он не добрался. Вот и думай, что надо еще сделать, чтобы узнать причину исчезновения… – Тут начальник нахмурил брови и сурово посмотрел на старшего группы розыска. – Николай, ты давай, учи молодого, покажи, как надо вести дела, пусть марафетит документы, а то у вас слишком тощие папки, проделанную работу не отражаете на бумаге. – Посмотрел на часы. – Ну, теперь время позднее, пойдем ко мне, поужинаем. – И вспомнив о чем-то, спросил Владлена: – Кстати, ты женат?

– Пока еще нет, – покраснел Димов.

– Ну тем более, – улыбнулся начальник УГРО. – У меня и поужинаешь.

Кроме Николая и Владлена, к начальнику пошли еще два оперативника.

Квартира руководителя располагалась на втором этаже деревянной двухэтажки. Дома никого не было, Владлену было неудобно задавать вопросы, но начальник, как бы угадывая его мысли, пояснил:

– Мы тут живем с женой, дети подросли, один учится в Омске, другой живет отдельно. Жена сегодня ночует у него…

На столе была собрана бесхитростная закуска – сардельки, холодные макароны, квашеная капуста и консервы. Откуда-то появилась бутылка водки. Николай разлил водку по рюмкам, начальник УГРО встал и произнес тост:

– Сегодня в наш коллектив влился молодой сотрудник, пожелаем ему потребуется, забудь о сне и отдыхе – любое дело нужно доводить до логического конца. Коллектив хороший, тебя поддержат, смело обращайся к каждому из нас, если что непонятно…

Потом последовали еще тосты. Хмель ударил в голову, Владлену было хорошо в компании этих людей, они относились к нему дружелюбно, на равных. Если бы он не захотел пить, никто бы не упрекнул его в этом, но Владлен решил не пропускать ни одного тоста, так как понимал, что этот ужин был своеобразной проверкой адекватности новобранца.

Разговор за столом шел в основном о работе – опера рассказывали случаи из жизни уголовного розыска, вспоминали курьезные моменты. Владлен слушал их молча и, как губка, впитывал опьяняющий дух оперской романтики. Ужин закончился ближе к полуночи, начальник сказал заключительное слово:

– Все, достаточно, по домам, завтра на планерку без опозданий. – И принялся убирать со стола. – Нет, не надо, я сам, – остановил он Димова, засобиравшегося ему помогать.

Потом Николай проводил Владлена, несмотря на его протесты, до остановки и посадил в последний автобус.

Владлен ехал домой окрыленным, он с честью выдержал первое испытание, не ударил лицом в грязь. Какие еще испытания преподнесет ему жизнь, сможет ли он связать себя с этой опасной, но крайне интересной и увлекательной работой – эти вопросы вяло терзали его опьяненное сознание.

Утром Владлена ожидала первая планерка. У начальника присутствовали все, кто гостил у него вчера: на лицах ни тени позднего застолья, шла обстоятельная и деловая работа. Видя это, Владлен проникся к ним еще большим уважением.

Так вошел в коллектив уголовного розыска Димов, с гордостью носящий теперь имя сыщика. Спустя полгода один из оперативников перевелся в Ленинград, и Димов уговорил начальника взять на это место Рогова.

Через три года работы Владлен был повышен в должности и стал руководить отделением по раскрытию убийств городского УВД. В этом подразделении Владлен получил бесценный опыт оперативной работы, создал мощную агентурную сеть, преступный мир начал его уважать и побаиваться, для коллег он был непререкаемым авторитетом. Обращаясь к нему, подчиненные уважительно звали его по отчеству – Семеныч.

Каких только преступлений не раскрывали Владлен и его ребята! Бесконечные выезды на места происшествий, сотни распутанных дел, множество опасных задержаний…

Женился Владлен относительно поздно. Были мимолетные отношения с девушками, но ни в одной из них он не видел будущую жену, впрочем, девушки тоже не имели большого желания связывать жизнь с человеком, всецело увлеченным только своей работой.

– Дожил до возраста Христа, ни семьи, ни детей, – ворчала мама, видя, как другие бабушки возятся с внуками.

– Подожди, мать, всему свое время, – отговаривался он.

И действительно, в тридцать три года, работая по одному делу на городском предприятии, где пропал человек, при опросе свидетелей он познакомился со скромной девушкой-бухгалтером. Молодые люди прониклись друг к другу симпатией, и когда через два дня Владлен позвал девушку в кино, она согласилась. Через год в их семье появился ребенок – прелестный мальчик, которого назвали Алешей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru