Прах живых душ

Виталий Александрович Кириллов
Прах живых душ

– Что ты можешь сказать мне, если ты всё понял?

– Ничего… Мне уже ничего не нужно. Мне начать своё повествование?

– Только подбирай тщательно слова, иначе тебя ждёт незавидная участь…

– Хорошо, итак…

Я был близок к смерти как никто другой. И тогда, когда последняя капля дождя упала мне на лоб, я понял, что все мы мертвы. Наша смерть уже запечатлена в книге Бога. Ведь именно эту книгу я нёс к горе Этаков, чтобы её положить на алтарь мёртвых и посыпать прахом живых душ, чтобы страницы этой книги заполнились историями их прошедших жизней. Среди всех историй мне запомнилась только одна. История о странной девушке, которую звали Рафаэлла, как почти название конфет, но только слово женского рода, как вы понимаете. Наверное, её называли так, потому что она любила эти конфеты. Однако я не могу сказать точно, да и Рафаэлла никогда не объясняла, почему её так зовут. Но она действительно была сладкой конфеткой. На неё смотрел каждый прохожий, проходивший мимо неё, и от неё словно пахло сексом. Секс – это обычное дело, но чтобы трахаться, необходимо долго учиться, – говорила она своим подругам, которые смотрели на неё как на Афродиту, словно она целуется с Аленом Делоном на вершине Эйфелевой башне. Что же интересного в её истории? То, как она умеет трахаться. Один из моих любимых эпизодов, когда она соблазняет свою будущую жертву для реализации развратного вечера. Сцена начиналась с сигареты. Она очень медленно и грациозно брала сигарету, словно уже между ней и её будущим вечерним любовником происходил оральный секс. После первого выдоха дыма наша богиня вежливо просила своего кавалера сделать заказ. Затем львица высшего уровня меняла расположение своих стройных ног с закрытой позы на открытую позу. Как будто она легла абсолютно голой на шёлковое одеяло кровати, к которой она приказала привязать ненасытному самцу её. Её слова всегда имели ценность, так как она никогда не говорит просто так. Поэтому её будущий партнёр по траху в сегодняшний вечер говорил первым, ощущая неловкость, бурное желание ей завладеть и жар. Жар словно шёл от её красных губ, которые подчеркивали её красное платье. Как винодел, требовательная леди не терпела плохое вино, поэтому она долго расспрашивала официанта о том, какого года вино, какой спрос и самое главное о том, какой вкус. Её интересовали все детали в вине, как и сам секс. Для неё секс – это то же самое, что процесс выбора вина. И после того, как её выбор сделан, ей оставалось только одно – наслаждаться мгновениями вкуса вина и секса. Однако секс уже был во время свидания в ресторане, хотя сам сексуальный акт ещё не состоялся. Самое интересное развитие в сексе начиналось с её слов, словно ты разговариваешь с проституткой по телефону. В её голосе звучал не просто секс, а в её словах слышалась седьмая симфония Бетховена. В этот момент ты уже хотел сорвать с неё красное платье и трахнуть её на столе. Но ты знал, что только она решит, когда ты войдёшь в неё. Но прежде чем добиться поставленной задачи, ты должен был её ублажать свои интеллектом, если он есть. И если у тебя нет высокого интеллекта, то у тебя нет ни единого шанса с ней переспать. Итак, начнём с её разговора о сексе.

Рейтинг@Mail.ru