AYENA. Эпизод 1. Мертвая хватка

Виктория Самира Тауфик
AYENA. Эпизод 1. Мертвая хватка

Сюжетотехника Денис Журавлев

Драматургия Надежда Лукашевич

Дизайнер обложки Татьяна Датченко

© Виктория Самира, 2019

© Татьяна Датченко, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-0050-3868-5 (т. 1)

ISBN 978-5-0050-3869-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

МЕРТВАЯ ХВАТКА

Пролог

– Андрюш, потерпи, – приговаривала женщина, перебинтовывая голову мужа. – Это просто камнепад. Вот солнце встанет, и прилетят спасатели.

– Не похоже что-то на камнепад, – проворчал раненый и дернулся от неловкого движения жены, – я пятнадцать лет уже в горах работаю. Не камнепад это.

– Вот ты бы не каркал на ночь глядя. Рассвета дождемся – а там посмотрим.

– Сама начала, – буркнул Андрей и замолк. В его перебинтованной голове пронеслась только одна мысль: «Если мы этот рассвет вообще увидим. Судя по звукам, шансов мало».

*****

– Теть Глаш… – рыжеволосая девушка съежилась на кровати и прижалась к тетке, содрогаясь от страха.

– Ребенок, ну чего ты? – тетя обняла ее и подтянула одеяло, словно инстинктивно защищая от ночного кошмара. – Это Камчатка, здесь всегда так – что-нибудь полыхает и грохочет. Мне тоже в первый раз страшно было. Сейчас поплюется и перестанет. Ложись спать, утро вечера мудренее.

Девушка послушно закрыла глаза и закрутилась в одеяло, гнездясь поудобнее.

*****

Клубы дыма устремились в небо – и, только что прозрачное, оно стало пепельно-серым. Шквальный ветер силился разогнать хмарь, но не мог. Земля натужно вздрагивала, выхаркивая из своих недр огненные плевки.

Андрей смотрел в окно, за которым полыхало небо.

– Что там? – испуганно спросила жена.

– Вулкан проснулся. Я говорил с сейсмологами. Они уверяли, что он неактивен. Отчеты мне показывали. Врали, в общем.

– Господи боже, – женщина прижала руки к щекам.

– Нас ведь ни искать, ни спасать здесь не будут.

– Почему?

– Потому, – хмуро пробурчал Андрей, едва удержавшись на ногах после очередного подземного толчка. – Поселок полулегальный. И соответствующие документы я тоже видел. А кое-какие лично подписывал. Если нас здесь… накроет… полетят головы. Высокие головы. Так что проще сделать вид, что нас здесь нет. И никогда не было.

– Андрюшка! – взвыла женщина.

– Иди, обниму.

За окном особенно ярко вспыхнуло пламя – и поселок Белый Камень погрузился в кромешную тьму.

*****

Солнце заливало бескрайние камчатские просторы. Небо, очистившись от пепла, снова стало васильково-синим. Только на том месте, где еще вчера располагался горнодобывающий рабочий поселок Белый Камень, дымилась земля, укрытая многометровым слоем пепла и остывающей лавы. И в малиновый кисель горизонта, стрекоча лопастями, ныряли вертолеты спасателей. От безвестного полулегального поселка не осталось ничего, что можно было бы спасти.

Выписка из отчета о проведении спасательной операции.

«21 августа 2004 года в 3.19 МСКЦ Петропавловск получил информацию об извержении вулкана. В соответствии с приказом №312-27-13 «О поиске и спасении в зоне стихийных бедствий» была организована поисково-спасательная операция. Объявляется стадия «Бедствие». Координатор на месте действия МСКЦ Петропавловск.

2078 человек, проживавших во временном горнодобывающем поселении Белый Камень, считаются пропавшими без вести. Поселок полностью уничтожен, на его месте находится многометровый слой продуктов извержения вулкана».

*****

Рассветные лучи нехотя заглянули в окна домов-вагончиков. Пощекотали занавески. Всем своим безобидным видом показали, что утро все-таки настало, можно выходить. И люди выходили. С опаской, озираясь по сторонам, оценивая обстановку.

Поднимали глаза ввысь – вдруг уже летят вертолеты спасателей? – и застывали, пораженные невиданным небесным пейзажем.

Над горнодобывающим рабочим поселком Белый Камень восходило солнце. Потоки лучистой энергии величаво текли по небу и падали на белесый, опоясанный полупрозрачными кольцами шар. Мерцающий, пульсирующий, необъяснимый, похожий на Сатурн, каким его рисовали в школьных учебниках. Гигант висел в небе так близко, что казалось – протяни руку, и ухватишься за сверкающее кольцо.

Айена, Триединая Империя, Альварские горы

Частные лаборатории лорда де Зирта

Главный трансфизический энергоблок

Громыхнуло так, что с каменных потолков угрожающе посыпалось крошево. Мерцающие стекла бронированных окон дрогнули, но выдержали. Им и не такое приходилось выдерживать, но пару приборов основательно перемкнуло. Заискрило, зашипело и погасло.

– И что тут происходит? – голос говорившего разнесся по экспериментальному залу, разорвав на секунду возникшую тишину. На каменном полу, расчерченном кварцевым карандашом, полыхнуло и завыло.

– М-м-магистр де Зирт? – вздрогнул еще один голос, куда менее уверенный. Тощий юнец попытался слиться с конструкцией стен, увешанных датчиками. Не вышло. Маленькая, но жилистая черная рука сцапала провинившегося, встряхнула и потащила к беснующемуся огню. В алых глазах магистра заплясали гневные искры.

– Сто лет как магистр! Мне долго еще ждать ответа на свой вопрос?

– Ка-акой вопрос?

– Павел, проснулся, быстро!

– Я не сплю!

– Тогда что! Тут! Происходит! – магистр был тщедушным и малорослым, но его ор легко заглушал рев аварийной сирены. А защита энергоблока надрывалась так, что закладывало уши.

– М-м-магистр, я проводил практические занятия по материализации объекта, – Павел умудрился вывернуться из мертвой хватки и поспешно побежал выключать верещащую сигнализацию.

– Правда? – добродушно поинтересовался магистр, когда все стихло. – И что ты пытался материализовать? На что пять минут назад была потрачена треть резервов всего комплекса?

– Я… ну…

– Не хочешь говорить – сам узнаю, – магистр уставился на поникшую фигуру и хищно ухмыльнулся. – Неужели ты думаешь, что в моей лаборатории можно творить все, что заблагорассудится, и не оставить никаких следов? Тааак. Посмотрим… Идиот! Ослиное отродье! Ты! Все! Перепутал!

– Мааагистр!

– Молчать! Недоразумение ходячее. Вконец обнаглел. Это же надо додуматься, подключить главный артефакт для удовлетворения своего любопытства.

– Ну ничего же не появилось, – снова начал оправдываться Павел.

– Кроме гигантского костра посреди лаборатории. Катализатор у нас тут что? – бурчал магистр, рассматривая сквозь огонь остатки чертежей на полу. – Магма, понятно. Откуда ты ее приволок, выясню. Есть вопрос поважнее: куда ушел резерв?

– Не знаю, я думал, это вы.

– Поражен в самое сердце! Ты думал! За все время, что ты проходишь практику, а я с тобой тут вожусь, ты еще ни разу не показал мне, что вообще способен думать, – магистр нервно расхаживал вокруг воющей огненной воронки и вглядывался в пламя. – И ведь что удивительно – в чистой теории твой план мог бы и сработать. Если бы ты учился, а не зевал на моих занятиях. Но нет, ты даже расчет не можешь нормально организовать.

– Я хотел перенести…

– Материализация при переносе делается не так! Что ты сюда припер?

– Не могу знать.

– Глаза разуй! Здесь у нас обычная вулканическая магма. Прямо посреди лаборатории. Убирать будешь сам.

– Слушаюсь, магистр, – Павел снова попытался сбежать.

– Стоять. Я не договорил. Магма здесь – остаточное явление, это понятно? А твоя «посылка» теперь где-то неподалеку. В радиусе километров так десяти по предгорью. Хочешь поискать?

– Я…

– Молчать! Судя по тому, что я наблюдаю, – магистр всмотрелся в пламя, – разброс энергии огромный. Да что ж ты такое сюда приволок? И как? Объект захвата с большой скоростью летел вниз. С горы, что ли, упал?

– Наверное, – поник практикант, – я даже не знаю.

– Ты вообще хоть что-нибудь знаешь о технологии перемещения через порталы? – окончательно взъярился магистр. – Воспользовался стандартной схемой и сидит, ждет! К слову, создатель этого алгоритма не был таким дебилом, как ты. И предусмотрел разные ситуации, поэтому поставил условие – доставить объект невредимым. Теперь осталось выяснить, куда его забросило.

Магистр спешно покинул зал, но через несколько минут снова вернулся.

– Я не понимаю мироздание. Такому остолопу, как ты – и такую силу выдать! Правильно говорят, голова умна, но дураку дана. Ты сюда перенес целый городок. Вместе с населением. Поздравляю.

– Я не хотел!

– Потом объяснишь, что ты там хотел! Марш в свои покои и не высовываться, пока не выучишь частные случаи и ограничения перемещения живых объектов.

– С-с-слушаюсь, магистр. А вы?..

– А я буду звонить в аппарат патриарха, иначе наших пришельцев пустят в расход. Пресветлые боги, за что мне такие ученики?!

Айена, Триединая Империя

Альварские предгорья, поселок Белый Камень

В домах-вагончиках никого не осталось. Все высыпали на улицу и теперь неуверенно жались в огромную человеческую кучу. Переговариваясь, переругиваясь, озираясь. Бегло пересчитавшись по головам, выяснили, что погибших нет, только несколько легко раненных.

Все было так и не так одновременно. Дома остались на своих местах, разве что часть окон разбилась во время камнепада. На месте были склады, электрогенератор, даже маленький клуб, который хотели, но так и не успели запустить в работу.

А вот все остальное было не так. Не то небо. Не тот пейзаж вокруг домов. Вместо привычных камчатских сопок вдали от поселка возвышались циклопические черные горы и отроги, кое-где виднелись огромные подвесные мосты между черными пиками. По правую руку шелестело зеленое поле, возле него стелилась грунтовая дорога. И теперь по этой дороге, взметая клубы пыли, мчала колонна военных автомобилей.

 

Посельчане инстинктивно сгрудились еще тесней. Немногочисленных женщин и молодежь затолкали внутрь круга. В авангард выдвинулись крепкие мужики-работяги и местное начальство. Они негласно взяли на себя роль переговорщиков. Должны же эти понаехавшие объяснить происходящее! Что за шуточки такие? Оптические иллюзии? Секретные эксперименты правительства?

Одновременно в небе затарахтело – и на горизонте показался долгожданный вертолет. Почему-то один. Из толпы послышался вопрос: «Это что за модель такая?» – кто-то явно разбирался, но не мог понять, почему такая необычная конструкция – с двумя винтами и вытянутым корпусом, напоминавшим дирижабль.

Напряжение нарастало. Воздух словно раскалился. Взвинченные, напуганные люди не понимали ничего. Происходящее требовало вдумчивого осмысления, на которое не было моральных сил.

Из машин тем временем организованно, молча, с отработанной сноровкой высыпали вооруженные люди. Судя по униформе, военные. Только какой армии? Форма была чужая. Черты лиц – вовсе не понять, какие. Из-под камуфляжных полумасок проглядывали лица – белые, смуглые, а то и совсем черные. С алыми глазами. И переговаривались военные на совершенно непонятном языке.

Прибывшие рассредоточились, оцепили толпу, нацелили на стоящих людей автоматы и явно ждали приказа. Через пару секунд соизволил появиться командующий – высокий пожилой человек с жестким лицом опытного вояки, одетый в серую униформу странного кроя. Он что-то докладывал по рации, внимательно осматривая место высадки. Окидывал взглядом людей и выслушивал указания от далекого штаба.

Но переговоры пришлось прервать – попробуй поговорить под нескончаемый шум лопастей приземляющегося вертолета. Военный поморщился и зло уставился на помеху.

Из железного вертолетного брюха неспешно и величаво проявились еще трое мужчин, удивительно похожих друг на друга. Долговязые, беловолосые (точнее, один седой), одетые в одинаковые белые брючные костюмы, больше похожие на китайские пижамы.

Посельчане от этой костюмированной сцены растерялись окончательно.

****

– Не стрелять! Они не опасны, они напуганы! – вложив в голос всю возможную силу, крикнул седовласый военному.

– Примас Ахасо, не вмешивайтесь, – тут же отреагировал господин в серой форме, но все же сделал знак солдатам. Те молча продолжали держать толпу под прицелом.

– Распоряжение патриарха друидов, – коротко пояснил седой примас. – Это территории общины.

– Я не видел приказа, – военный сплюнул на землю.

– Ознакомьтесь, лорд-командующий, – Ахасо протянул лист гербовой бумаги.

– А у меня приказ императора – расстреливать всех, кого приносит сюда портальный выброс.

– У вас приказ на уничтожение терранусов, а не людей, лорд-командующий, – въедливо уточнил Ахасо. – Или вы, военные, привыкли сначала всех превращать в кровавый фарш, а потом уже разбираться, кого уничтожили?

– А вы, травоядные, привыкли, что император вас кормит с руки и позволяет вмешиваться в дела армии? – не остался в долгу командующий.

– Обязательно попрошу его величество лично покормить меня с руки, – пообещал Ахасо. – А пока будьте так любезны, ознакомьтесь с содержанием приказа. Людей необходимо поместить в карантин. Обследовать, выяснить степень опасности, а потом уже принимать совместное решение об их судьбе.

– Кто будет этим заниматься?

– Община друидов. Организацию оцепления канцлер любезно поручил вам, лорд-командующий. До распоряжения его величества.

Военный скрипнул зубами.

– Разберемся с вами позже, примас, – пообещал он и удалился в машину, не пожелав вести переговоры на глазах у заклятых врагов.

Ахасо сделал несколько шагов навстречу ожидающей толпе людей и внимательно присмотрелся. Ему нужен был тот, кого остальные послушают. Но как понять, кто тут главный? Одеты они все примерно одинаково, знаков различия нет или они неясны. Внезапно примас зацепился взглядом за мужчину с перебинтованной головой. Невысокого, худого. Тот за несколько секунд уже успел дважды на кого-то рявкнуть, одного краснолицего громилу дернуть за рукав и не пустить навстречу незнакомцам – а заодно и под пули солдат, которым было приказано стрелять на поражение, если кто проявит даже малейшие признаки агрессии. Так ведут себя главные. С ним и стоило говорить.

Точнее, это сложно было назвать в прямом смысле разговором. Ахасо мог только надеяться, что ментальный контакт с неподготовленным разумом все же установится. И получится передать не только мыслеобразы, но и смысл слов. Если мужик неглуп, он поймет.

*****

«Успокойтесь и слушайте меня внимательно. Меня зовут примас Ахасо. Мой голос сейчас звучит у вас в голове. Вы не сошли с ума. Пожалуйста, сосредоточьтесь на моем голосе. Я трачу очень много сил, чтобы говорить с вами.

Позже я вам все объясню. Сейчас ваша задача – дать нам возможность спасти вашу жизнь. И не мешать. Слушать меня внимательно. Военные видят в вас потенциальную угрозу. Мы – нет. Для нас любая жизнь священна. Но нам нужно время, чтобы все уладить. Вам понадобится пройти карантин, чтобы все убедились, что вы безопасны для этого мира. А также пережить небольшое ментальное воздействие, которое поможет вам начать понимать наш язык. Это, возможно… будет неприятно. Болезненно. Перетерпите ради своего же блага».

Договорив, примас пошатнулся, выпростал из-под рубахи огромный медальон и бросил, не глядя, в руки помощнику. Ментальный накопитель исчерпал все ресурсы до донышка, теперь он бесполезен.

«Ну же, мужик, соображай!» – почти раздраженно подумал Ахасо.

Человека с забинтованной головой тоже повело, но его тут же подхватили свои. Он недоверчиво посмотрел на примаса. Тот улыбнулся и кивнул, подтверждая то, что все происходящее не бред и ему не привиделось. Еще раз, уже вслух, успокаивающим голосом объяснил, что все хорошо.

В толпе чужаков начали осторожно переговариваться. Некоторые переругивались и всхлипывали. Нормальная реакция, еще хорошо держатся после всего пережитого.

Примас бесстрашно подошел вплотную и представился:

– Ахасо.

– Андрей, – ответил человек.

Все, контакт установлен. Мужчина все понял. Повернулся к другим и что-то им объяснил. Те снова завозмущались и зашумели, кто-то даже повысил голос. Но с мест никто не сдвинулся, бузить не пытался.

На одном из автомобилей взвыла сирена. Солдаты дружно дернулись, командующий выпрыгнул из машины, вслушался в сообщение по рации и рыкнул:

– Потенциальный выброс на территории два-ноль! У нас час на перегруппировку!

– Как видите, лорд-командующий, без работы вы не останетесь, – снова съязвил Ахасо. – Этих бедных людей оставьте нам, мы о них позаботимся. Через десять минут здесь будет наша карантинная бригада. И ваши коллеги тоже. Госпожа Ярл поможет нам организовать охрану. А вы можете вволю заняться ловлей терранусов и почесать свою кровожадность.

– Я почешу ее об ваши ребра, примас, – военачальник махнул подчиненным. – Младший состав – на оцепление. Остальные – по машинам!

Триединая Империя, Альварские горы

Частные лаборатории лорда де Зирта

Магистр де Зирт заперся в своем кабинете и думал. Точнее, разговаривал с чучелом совы, стоящим на письменном столе. Один из бывших выпускников додумался презентовать такое. Зная о любви магистра к диалогам с самим собой, притащил механическую дичь, которая внимательно таращила глаза и угукала, когда в монологе возникали паузы.

Сначала лорд де Зирт даже рассердился на шутника. А потом понял, что оригинальный подарок – его лучший собеседник. Не перебивает, не спорит, соглашается со всеми доводами. И вертит головой в нужную сторону, когда магистр нарезает круги по кабинету. В итоге пернатый механизм был окрещен Сивусом и занял почетное место на столе.

– Итак, ситуация с образованием – хуже, чем я думал. Стоило уйти с ректорского поста – и началось.

– Угу, – поддакнул Сивус.

– Что «угу»? Позорище! – магистр вскочил со своего кресла и начал методично шагать по кабинету, размахивая руками. – Ты видел практикантов, которых ко мне прислали? Один умудрился взломать защиту главного энергоблока и притащить сюда целую деревню. Второй пришел на занятия пьяным! Пьяным, Сивус! И смеет разговаривать со мной так, как будто я вошь на гребешке! Потому что он высший лорд – и этим все сказано! Элита общества! Куча никчемных разгильдяев! А ведь какие надежды были…

– Угу.

– Семьдесят лет назад я стоял у истоков великой страны. Отдал ей свою жизнь. И теперь эта страна методично уничтожает таких, как я. И саму себя тоже уничтожает. Удивительно, что я вообще еще жив. Ты же знаешь, что теперь темный дар – это повод для смертной казни без суда и следствия?

– Угу.

– Знаешь, почему? Потому что теперь это не инструмент, с помощью которого можно превратить три выжженные территории в один сжатый кулак. Это опасность, с которой сытые и тупые не смогут совладать. У них нет современных технологий. Нет ума и желания учиться. Зато у них есть безграничные ресурсы Альварских гор, и все это богатство можно продавать соседям. Чтобы целый день не делать ничего! Сейчас у них все хорошо. И они думают, что это продлится вечно.

– Угу.

– Государство существует ровно до тех пор, пока существует власть. Законы. И правила игры. И когда элита не просто хапает личные богатства, а управляет народом. И находится с ним в симбиозе, а не паразитирует на нем. Этому я учил, понимаешь?

– Угу.

– И меня попытались устранить. Кому-то очень мешаю спокойно жить? Кто-то очень боится, что я выползу, как змея, из своей лаборатории, и начну кусаться? А я начну. Я не хочу увидеть, как все созданное нами снова превратится в кровавую грязь. Знаешь что, Сивус? Начну прямо сегодня. И видят боги, я сделаю все, чтобы выбить спесь из этих напыщенных павлинов. А если повезет – дать нашему государству лучших чиновников. Крепко обученных. И не боящихся грязной работы.

– Угу.

– И еще, Сивус. Мне нужно найти того, кто сможет остаться вместо меня. Рагна правильно сказала – гнилую плоть нужно резать, пока не началась гангрена. И делать это острым инструментом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru