Палач Иллюзии 4

Виктория Падалица
Палач Иллюзии 4

Часть четвертая. Город падших

Глава 1. Катерина

Щека к щеке – горько-сладкий вкус,

Соверши преступление в твой мертвый час.

Это слишком свято – я хочу уступить,

Я хочу испытать это блаженство,

Но что-то подсказывает, что я должна сопротивляться…

Siouxsie and The Banshees, «Face to face».

Всего за каких-то пару дней, Билли стал всеобщим любимчиком клуба «Черная Кошка». Молодой, сексуальный, фигура отменная, манеры, и к тому же одинокий… С Алисой Билли серьезно поругался, и я невольно была тому свидетелем. Билли не стал выдумывать и врать, что находится не в стриптиз-клубе, и, чтобы Алиса перестала ему названивать, выложил ей правду без прикрас. Более того, Билли сообщил Алисе, что у него появилась другая пассия, и для пущей убедительности подозвал к телефону Руслану, чтобы та прямым текстом послала Алису куда подальше.

Представляю, как больно было Алисе всё это услышать. Но ведь и ее вина в том, что они расстались, есть. Билли семь долгих лет ее добивался. А она для него палец о палец не ударила.

Несмотря на то, что Билли, дабы расшевелить вялых танцовщиц стриптиза, пару раз вылезал на сцену, номер меня не впечатлил. Зрелище это, если исключить вмешательство Билли в обнаженный кордебалет, получилось суховатым. Чувственности в их движениях мне не хватило. Они как будто маршировали, забрасывая свои копыта на пилон, ни о какой пластичности тут и не слышали.

Я ожидала большего от танцовщиц со стажем, а от Билли вообще не ожидала того, как он посмел поступить с Алисой. Да и то, что он с Русланой шашни закрутит, оказалось для меня очень неприятной неожиданностью.

Полчаса Билли просидел со мной и Русланой за столиком, а потом ушился с ней куда-то. По всей видимости, надолго, что привело меня в бешенство.

Потерпев в одиночестве долгих пятнадцать минут, я, от тоски и грусти, совсем заскучала. Танец меня совсем не впечатлил, а скорее, оттолкнул от этого клуба в принципе. Кроме того, появились сомнения в профессионализме учителей, поскольку им не стыдно показывать такие недоработанные номера публике. Это всё равно, что хотеть романтическую эротику, а в итоге получить мерзкое извращённое порно.

Заказала я вторую банку пива и фисташек, будучи твёрдо уверенной в том, что ничем иным скрасить вечер уже не получится.

Но неожиданная просьба от незнакомой мне девушки, по всей видимости только что зашедшей в клуб, оживила меня и заинтересовала.

– Извините… Вас спрашивает мужчина на Хаммере. Он ждёт на улице.

Все же я не умру от скуки сегодня. Какая-то встряска меня точно ожидает и, надеюсь, веселенькая поездочка на Хаммере.

Я удивилась столь необычной новости, что меня спрашивают. Поначалу удивилась. А после предположила, что это мог быть Билли, и только он. Может, он сбежал от Русланы и хочет по-тихому со мной попрощаться? Всякое бывает…

– Кто меня спрашивает? – спросила у девушки сразу, пока она не ушла. – Как он выглядит?

– Высокий. Просит, чтобы вы срочно вышли к нему.

– Такой темненький, да? Похож на африканца немного…

Девушка кивком подтвердила мои предположения. Билли ждёт меня на улице. Почему он на Хаммере? У него ж Тойота спортивная, арендовал на днях, чтобы на своём броневике не привлекать внимание…

Пока я одевалась, чтобы выйти на улицу, в голову приходили всякие варианты того, что меня ожидает. Даже такое могло быть, что Билли запланировал провести ночь на расслабоне вместе с Русланой, а потому заказал машину с водителем. И позвал меня, чтобы… Ну просто так. Потому что он пришел со мной и не мог бросить меня на произвол судьбы, одну, в клубе среди пьяных ценителей голых танцев.

Надув губы и изображая обиду, что Билли слинял без пояснений, но в душе радуясь, что он все же вспомнил, что меня надо забрать и отвезти домой, так как сам меня сюда привел, я покинула клуб.

Челюсть самопроизвольно отвисла, стоило мне выйти на улицу.

У клуба стоял золотого цвета Хаммер лимузин. Пока я глазела на лимузин, задняя дверь откинулась наверх.

Первое, что я увидела – это огромнейший букет красных роз, с трудом пролезший в дверной проем. А уже после букета показался и тот, кто меня на самом деле ожидал увидеть.

Но, вопреки моим догадкам, это был не Билли, а Фархад. Он, весь такой красивый, нарядный, в элегантном черном костюме и белой рубашке с галстуком-бабочкой, вылез из салона лимузина и, отвесив легкий поклон с обворожительной улыбкой, медленным шагом направился ко мне.

Не веря тому, что это на самом деле происходит со мной сейчас, я потерла глаза и поморгала. Ничего не изменилось.

Фархад, между тем, подошел ко мне и, продолжая одарять улыбкой, остановился на расстоянии метра.

– Это тебе, Солнце. – Фархад застенчиво протянул мне букет. – Примешь от меня этот скромный подарок?

Я, буквально говоря, опешила.

– Сомневаюсь… Что смогу его взять.

Улыбнувшись Фархаду в ответ, я ляпнула первое, что пришло в голову. Пояснила, почему, чтобы Фархад не подумал, будто бы отказываюсь от цветов. Но его столь роскошный жест с великим размахом не оставил меня равнодушной.

– Как к нему подступиться? – рассмеявшись и испытывая неловкость, я попробовала обхватить букет, но, только дотронулась до руки Фархада, отпустила эту затею.

– Неудобно браться тебе? – спросил Фархад. – Большой слишком?

– Ничего-ничего! Как-нибудь дотащу… – мой взгляд прилип к букету невероятных размеров. Какие цветы шикарные, свежие, розочки все одна к одной, идеальные, будто только что сорванные… – Сколько их тут? Триста? Четыреста?

Фархад качнул головой.

– Не угадала. Пятьсот одна. Рассчитывал на тысяча одну, но они продавались только в корзине. Не купил, потому что хотел вручить тебе в руки. Но, похоже, можно было брать букет в два раза меньше…

Чтобы не расстраивать Фархада, я взвалила на себя букет и посмеялась с его наблюдения, что теперь я не смогу передвигаться самостоятельно, потому что видимость мне полностью загорожена. Зато аромат их меня опьянил с первых секунд.

Букет таких размеров был как раз кстати. Он служил своеобразной ширмой, загораживал от меня лицо Фархада, а потому я могла вести себя менее скованно.

– Какие красивые… Спасибо. Это лучшее завершение вечера.

– Завершение ли? – загадочно прищурился Фархад. – Вечер только начинается. Если согласишься, разумеется, провести его со мной. Там, – он повернулся к лимузину. – тебя ждут ещё подарки.

– В честь какого события подарки? – недоумевала я, краснея.

– Просто так. Захотелось сделать тебе что-нибудь приятное. Давно ведь ничего тебе не дарил. Аж стыдно стало как-то. Не выражаю свою любовь, а надо бы…

Вот оно что…

Фархад красивыми жестами подкупить меня вздумал. Ну что ж… У него это уже получается. Хочу того или нет, но понемногу начинаю оттаивать. Подкатил, понимаешь, на красивом лимузине, сам весь из себя шикарный и изысканный, и букет шикарный.

Что же ждет меня в салоне лимузина? Какие еще подарки Фархад приготовил?

Интерес, само собой, взял свое. Но предварительно я предупредила Фархада, что завтра мне нужно утром на работу. До утра гулять не смогу.

– Мы немного прокатимся. – вполне убедительно озвучил он. – В соседний городок махнем. Побродим по набережной, посмотрим на речку. И потом я отвезу тебя домой. Если ты против, соответственно приставать не буду. Просто хочу устроить тебе незабываемый вечер. Позволите, госпожа?

– Х-хорошо… – заикаясь, выдала я.

Ведь Фархад так уверенно это подал, что не оставил мне ни малейших сомнений сомневаться в его искренности.

Фархад взял букет, подождал, пока я размещусь в лимузине, выбрав место в середине салона, а после залез сам. Пол лимузина был устлан лепестками роз, салон украшен шарами и лентами.

– Ничего себе! Тысяча одну, говоришь… Пятьсот одна у меня. Тогда… А эти лепестки со скольких выдрал? – шутливо поинтересовалась.

– На самом деле, я был всерьёз настроен на тысяча одну. Потому что для нас с тобой эта цифра символична. Но корзина, в которую умещались все розы, мешала бы ходить по салону. Тут и так особо не развернуться.

Я огляделась по сторонам и пришла в изумление.

– Но я понял, что тебе хочется букет побольше. Глазки твои загорелись. Подарю скоро. С новосельем тебя как раз поздравлю. Когда определишься, где жить будешь.

Напротив меня, возле минибара, я узрела несколько пакетов с названиями известных брендов одежды и белья. Стеснительно поглядела на Фархада и, услышав «это все тебе, налетай, принялась разбирать подарки.

В пакетах я обнаружила всё то, что мечтала приобрести, те вещи, которые на протяжении нескольких месяцев кидала в корзину на официальных сайтах, но все не доходили руки оформить заказ. Под пакетами лежала аккуратно сложенная длинная черная шубка с серебристым отливом. Как раз та, которую я увидела на итальянском сайте, и та, в которую я влюбилась с первого взгляда. Шубку эту можно было не заказывать через интернет, а просто купить в Дубае, но кусачая цена в тридцать тысяч евро меня останавливала от совершения покупки.

Проверив этикетку и убедившись, что это та самая шубка и стоит она, на минуточку, больше двух с половиной миллионов рублей, у меня перехватило дыхание.

Я держу в руках такую шикарное великолепие… Это же целая квартира по стоимости… Я буду это носить! С удовольствием!

Гордо набросив на плечи два с половиной миллиона рублей, я испытала непередаваемый, ни с чем несравнимый экстаз. Мех шубки был ненавязчиво надушен моим любимым парфюмом, и я тут же запустила нос в воротник. Я навеки покорена этой красотой…

Мне было сейчас почти всё равно, что Фархад и за моим аккаунтом слежку ведет, а не только за моими передвижениями. Все же, он показал себя не с худшей стороны. А напротив, его слежка и последствия очень даже меня порадовали.

 

– Я в восторге… Честно… – едва сдерживая слезы, восторгалась я. – Я в таком восторге… Что слов нет…

– Ничего не говори. Просто наслаждайся.

Фархад подобрал еще несколько упаковок с подарками, которые я не заметила, поскольку одурела от шубы.

– Это надень сейчас. – он подал мне недостающие пакеты. – И вот это тоже… А это… – последним он протянул мне довольно увесистый сундучок в форме сердца. – так, маленький блестящий презент.

Я потрусила сундучок, внутри него забрякало. Значит, украшения в нем всё-таки. Его я оставила на потом. Сперва взялась перебирать то, что выбрал для меня Фархад на свой вкус.

В обувной коробке находились итальянские сапожки на каблуке, в пакете – платье черное длиной в пол, с рукавами-фонариками, глухое, без выреза, но явно от кутюр.

Не терпелось примерить все это.

– Прямо здесь переодеваться?

– Да. – Фархад кивнул в сторону закрытого окошка. – Водила тебя не видит.

Только сейчас я заметила, что мы давно как едем.

– А ты тоже не будешь видеть?

– Могу отвернуться. А могу и платье застегнуть. Тебе ведь неудобно будет самой…

Фархад повел себя как джентльмен. Он только и делал, что удивлял меня сегодня. Где его нарочитая наглость и грубые манеры? Куда делось это всё?

Натянув на себя облегающее изделие высокой моды, которое Фархад с легкостью застегнул сзади, обув сапоги, которые мало сказать, пришлись мне в пору – сидели словно влитые, я покрутилась перед Фархадом, принимая на свой счет его похвалу и комплименты, дорогие сердцу.

Каблук, хоть и высоковат для меня, но вообще не чувствовала. Удобно было в сапогах, как в тапочках.

Платье оказалось не очень скромным, оно выигрышно подчеркивало грудь, и, несмотря на закрытую область декольте, все там более чем выделялось, и в бедрах нескромно обтягивало, а к низу расширялось.

Далее я принялась разбирать содержимое сундучка с сокровищами. Я то предположила, что там украшения будут… Но чтобы в таком количестве… Настоящий пиратский сундук с сокровищами, на любой вкус и цвет. И золотые браслеты толщиной с два моих пальца, и украшенные бриллиантами, и серьги всякие разные, и подвески, и ожерелья. На все случаи жизни. Выбор на сегодня был непрост. Но я все же остановилась на длинных сережках-цепочках, браслете и паре колечек с камнями.

Фархад, все это время наблюдавший за тем, как я перебираю украшения, не проронил ни звука. Настырно пялился на меня, весь довольный. Похоже он был рад, что угодил мне с подарками. Наверное, переживал, вдруг что не понравится.

Когда я закончила собственные сборы, привела в порядок прическу и подправила макияж, Фархад подал мне бокал, который наполнил шампанским, а потом и себе налил.

Я смотрела на Фархада с удивлением. Что это с ним? Он же ярый противник алкоголя?

– За тебя. – Фархад пересел на мою сторону и предложил тост. – Чтобы глаза твои всегда сияли так, как сияют сейчас. Любовь моя. Вечная.

Глава 2. Катерина

Хаммер за всю дорогу останавливался четыре раза. Если не считать вынужденных остановок на светофорах, а лишь те разы, когда двери салона открывались. Периодически нашу беседу ни о чем разбавляли музыканты, которых подбирали в хаотичной последовательности.

По мере приближения к городу, где у нас намечалась долгая остановка, я не могла оторваться от изучения Фархада. Слушала его голос, наблюдала за тем, как он сидит, как жестикулирует, и всё больше покорялась им, как мужчиной. Я понимала, что не зря он появился в моей жизни. И даже когда мы вышли и направились гулять по набережной, уже изрядно пьяненькие оба, я не могла перестать им восхищаться и желать его.

Ну точно же, он тот самый мужчина. Который мой принц. Моя вторая половинка. Он невероятен. Сама себе завидую, что такой мужчина обратил на меня внимание и полюбил. Он меня любит… Мне так повезло. Вот она, моя судьба. Как же ему идет костюм…

Прикусив губу, я остановилась. Фархад остановился тоже. Я придвинулась к нему близко и запрокинула голову.

– Ты меня думаешь целовать сегодня?

Фархад вместо ответа улыбнулся, взглянув мне в глаза. Так тепло и уютно, что я бы многое отдала за эту его улыбку.

– Простишь меня? Для начала…

Его слова проникли в душу. Конечно, я простила его вдруг, но не хотела, чтобы он догадался об этом так сразу.

– Целуй скорее. А я подумаю и решу, прощать тебя или нет.

– Поиграться хочешь? Я тоже хочу с тобой поиграться….

Фархад впился в меня поцелуем, а я в него еще сильнее. То ли мне показалось, то ли хотелось так думать, но у нас обоих закружилась голова от того, что опьянялись страстью друг друга.

До Хаммера возвращаться далеко, а я хочу Фархада сильно. И он тоже хочет меня. С тех мгновений, как мы начали целоваться, я чувствовала, как его член стоит колом.

– Может, кусты займем? Никого вроде не идет… – предложив ему достаточно смелый вариант, я поглядела по обеим сторонам. Набережная пуста.

– Не пристало нам с тобой по кустам лазить. – сладко шептал он в ответ. – Осталось одно важное мероприятие. Кстати, как тебе сегодняшний стриптиз?

– Не очень. Никак. Надеялась увидеть нечто особенное, что-то для себя почерпнуть… А там галимый примитив. Даже не возбудило.

Я уже отпустила ситуацию, что Фархад знает обо мне все, каждый мой шаг и каждый тык в поисковом браузере. Я твердо решила оставить эти мысли на потом, сегодня же не собиралась омрачать себе и ему вечер, который и впрямь поистине волшебный. И мой волшебник рядом, любимый и такой желанный. Ну и пусть Фархад знает обо мне – меня так возбуждает, что он всесильный, всемогущий и всезнающий. И без того он меня очень возбуждает, ведь рядом с ним я маленькая и беспомощная, а он такой здоровенный, высоченный и мускулистый самец, от которого веет сексом и страстью…

– Все еще хочешь увидеть нечто особенное? – задал он вопрос шёпотом.

Фархад ведет меня на стриптиз? Он точно в своем уме?

Не переставая удивляться, я поглядела на него в ожидании.

Фархад указал в сторону реки.

– Вон на том лайнере проходит закрытая вечеринка. У меня имеются два приглашения. Лайнер через пять минут отплывает. Прогулка займет три часа. К утру будем дома. Поедем?

Я согласилась не раздумывая.

Куда деваться? Раз Фархад хочет провести вечер так, то и я не против. Только, насколько будет мне все равно, если он будет смотреть на стриптизерш? Вряд ли высижу спокойно.

***

Вечеринка на лайнере началась с файер-шоу на открытой палубе. Факиры и девочки-глотательницы огня, разодетые в костюмы из металла и кожи, умело управлялись с факелами, и я не переставала восхищаться их талантами.

Немного понаблюдав за шоу, мы с Фархадом, и малочисленная группа приглашенных, состоящая в основном из индусов, переместились в закрытый зал со столами, ломившимися от угощений.

Чтобы трапеза не показалась скучной, в зал тут же выбежали танцовщицы в восточных костюмах и невероятно сексуальные акробатки.

На десерт, когда вынесли сладкое, в зал вышла невероятно привлекательная брюнетка в белом, вся в камнях и шелках. На голове у нее был поднос, на нем свечки.

Танцовщица и её немаленькая грудь в тесном лифе, полностью покрытом камнями так плотно, что создавалось ощущение, будто лифа того нет вовсе, а камни просто наклеены на тело, и белые шелковые шаровары с разрезами по бокам, восхитила присутствующих.

Вопреки моим предположениям, что будет именно так, Фархад не пялился на танцовщиц. Даже тогда не повернулся, когда я испугалась, что поднос со свечами плохо закреплен на ее голове и вот-вот упадет на пол. Это обстоятельство, что Фархаду всё равно на всех женщин, очень возвышало меня среди других, придавало уверенность в собственной значимости и для него, в частности. Но прежде всего, для себя.

Фархад не обращал внимание ни на одну из танцовщиц, он вообще от меня не отворачивался. Не сводил с меня своих влюбленных глаз ни на секунду. Я же периодически отвлекалась, восхищаясь красотой движений гибких девушек, творящих на сцене нечто невероятное. Особенно последней. К ней бы я приревновала. Но Фархад не дал мне повода.

Пластичность последней танцовщицы меня покорила и вызвала зависть. Появился стимул и самой попытаться стать такой же гибкой. Со второй половины представления, когда барабаны ускорились, я не могла отвлечься от наблюдения за танцем – как завороженная приклеилась глазами и не отпустила, пока танцовщица не покинула сцену.

А после, выпив чтоб немного попустило возбуждение, я приняла предложение Фархада потанцевать с ним под романтичный медлячок.

Под конец шоу, ближе к утру, запела девушка скрипачка.

Мы с Фархадом выбрали диванчик вдали от всех, чтобы пропустить одну песню и отдохнуть. На этом волшебная ночь закончилась. Облокотившись на Фархада, я размеренно глядела на скрипачку, воспроизводящую чудеса своим голосом и талантом обращаться с музыкальными инструментами, напевала под нос мелодию. Вроде не планировала, но отрубилась намертво. Усталость взяла своё.

***

Прикосновение губ к соскам привело меня из состояния наркотического полета в полуосознанность происходящего.

Проснулась я в слишком удобной кровати. Каюту не качало. Значит, я не в каюте?

Приняла сидячее положение и огляделась по сторонам. Спальня казалась мне знакомой. Где это я? Неужели в… квартире Амирхана???

– Доброе утро.

Фархад тут как тут. Показался в дверном проеме с подносом в руке.

Я в недоумении поглядела на него, затем на интерьер комнаты. Страх меня сковал, неприятные воспоминания полезли в голову.

– Кофе в постель?

Я попыталась вести себя непринужденно. Но мои поджилки начали потряхивать сами по себе.

– Всё, как ты любишь.

– С кардамоном?

– А как же…

Я любезно кивнула Фархаду в знак благодарности и взяла чашку кофе. Отпив немного, я ощутила любимый вкус кофе, который так умеет готовить только Фархад. Но утро априори не могло быть добрым.

Фархад прилег рядом со мной. Но он не стал брать кофе с подноса. Он продолжал на меня смотреть, словно привороженный. Судя по его взгляду, между нами что-то было этой ночью. Но я ничего не помнила. Хотя нельзя сказать, что я много выпила. Странно.

– Сколько времени?

Чувствуя, что молниеносно краснею от его прямолинейного, настойчивого и страстного взгляда, в котором запросто можно было прочесть желание продолжать, я поинтересовалась о важном. За окном давно рассвело. Солнце даже светило.

– Одиннадцатый час. Пятнадцать минут одиннадцатого.

– Я же опоздала. Мне же на работу к восьми надо было…

Поставив чашку обратно на поднос, я встрепенулась, ища глазами свою одежду. Ведь под одеялом я была голая.

– Ничего. Денек прогуляешь.

– Я не могу прогулять… Где моя одежда?

– Платье вечернее вон, на кресле. А старую одежду ты выбросила за борт.

Мои глаза округлились.

– Почему я этого не помню? Что было ночью?

– Много чего было. Всего и не расскажешь. Показывать надо. – Фархад игриво дернул бровью и ухмыльнулся. – Иначе ты мне не поверишь.

– Ладно. В платье пойду. На работе переоденусь.

– Вечером увидимся?

– Вечером?..

Что следует ему ответить?

– Ну да. Помогу тебе с подарками. Ты ж их не донесешь сама. Или… ко мне переедешь?

– Сюда прям переехать?

Это место вызывало во мне негатив. Лишь потому что напоминало о тех событиях, которые не хотелось вспоминать. Я не смогу здесь находиться.

Фархад не отстал бы от меня, но ему кто-то позвонил. Телефон завибрировал где-то в моих ногах. Мы оба взялись ощупывать одеяло, но я нашла телефон первая.

– «Мардж» тебя хочет. – выразив недовольство, я демонстративно отвернулась и протянула ему телефон.

Мардж ему названивает? Что ей нужно? Мардж…

Фархад, получив телефон, сбросил звонок. И это правильное действие, как ни странно, не помогло сохранить между нами былой эмоциональный баланс. Меня прорвало. То ли от ревности, то ли от злости, что эта Мардж даже в спальне нам побыть вдвоем не дает.

– Ты с ней общаешься? После всего, что она сделала? – заносчиво поинтересовалась я, воспылав намеренностью рассказать правду о ней здесь и сейчас.

Фархад пожал плечами с таким видом, будто не понимает, за что я испытываю к ней ненависть.

– Что она сделала, объясни. Тебе что-то сделала? Ты всё волнуешься о том, что случилось между вами у матери моей?

– Нет, дорогой мой Фархадушка. – злобно фыркнула я, не поворачиваясь. – Не об этом. Я о том, что ты продолжаешь дружить с той и доверять еще одного своего ребенка той, которая убила одного твоего ребенка.

– Еще раз. Слишком много оборотов. – Фархад скривился, пытаясь понять то, что я сказала.

– Не буду повторять. Мне противно и неясно, почему ты продолжаешь якшаться с ней. Чем она отличается от тех из гарема, которые оставили детей и поплатились за это? Как ты их разграничиваешь? Одних ты калечил, других ненавидишь, а ей с рук все сходит? С ее рук, которыми она лично вырезала из себя твоего ребенка, все сошло? И она после этого стала твоей коллегой?

 

Фархад перевел дыхание и поднялся с кровати.

– Дилияр! Подойди сюда!

О нет… и Билли здесь… Получается, я только что подставила Билли. Из-за ненависти к ней. Сейчас пострадает невиновный…

– Я не одета! – поторопилась я ляпнуть. – Пускай не заходит сюда!

– Ничего, прикроешься. Дилияр!

– Он тут не причем! Я сама обо всем узнала!

Фархад нахмурился.

– Допустим, ты залезла туда, куда не нужно, и узнала, что Ахмед мой сын. Но насчет аборта не знал даже я. Так что не пытайся его выгородить сейчас.

– Доброе…

Билли со стуком вошел и, взглянув на меня с претензией, вопрошающе поглядел на брата.

– Слышал всё, что она сказала? – строго обратился к нему Фархад, обвиняя в том, что он подслушивал.

– Не всё. Но… – Билли развёл руками. – Она очень громко говорила.

Фархад резко подскочил к Билли и взялся бросаться претензиями.

– Как это понимать, Дилияр? О каком аборте речь? Когда?

– Фархад… – Билли не намеревался скандалить, а потому говорил спокойно. – Может, без нее это обсудим?

– Нет! – рявкнул Фархад. – Что за чушь она несет? Мардж стерильная. Как она могла забеременеть?

– Не веришь мне? Ну верь ей! – вмешалась я в их разговор, давая понять, что я на стороне Билли. – А про меня забудь в таком случае!

– Было, Фархад. – подтвердил Билли так же спокойно.

– Когда? – Фархад злился, но стоял ко мне спиной.

– А что? Много раз с ней было, что ты не можешь вспомнить наверняка? – возмутилась я, накаляя ситуацию. – Вот ты и попался на измене! Сам же признался, что было!

– Ну было! – Фархад обернулся. – И что с того?

– Всё, я ухожу. – взбесившись, я вскочила с кровати.

– Да с чего бы? – Фархад опередил меня, схватив с кресла платье, не давая мне одеваться. – Хер ты куда уйдешь!

– Фархад, стой! – Билли взял его за плечи, преграждая дорогу. – Отпусти. Пускай идет. Не делай хуже. Выдохни.

Пользуясь моментом, я отобрала платье, быстро оделась, наплевав на то, что в комнате двое стоит и видят меня в чем мать родила, а затем выскочила ланью из спальни.

– Катя… Катя!

Фархад же перегородил дверь, упорно не желая делать так, как я хочу.

– Выпусти. Послушай своего брата. Он дело говорит.

– Кать…

– Дай пройти, Фархад.

– Вечером встретимся? Буду ждать, когда ты освободишься. Нужно поговорить спокойно. Мне и тебе. Вдвоем. Да?

Я нервно помотала головой.

– Посмотрим, Фархад.

– Не-е-е-т. Я не выпущу тебя отсюда, пока не дашь обещание, что вечером мы увидимся.

– Вечером. Я позвоню.

Фархад, поверив мне на слово, открыл дверь.

Я вышла из квартиры и сразу же, только оказалась на лестнице, достала телефон и сбросила его с пролета.

Нет больше телефона, а вместе с ним возможности следить за мной.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru