Скрывая чувства

Виктория Лукьянова
Скрывая чувства

Глава 1.

– Эх, Лера, – тяжело вздохнула Ира, наблюдая удручающую картину моего помятого лица и спутанных в воронье гнездо волос. – Ты не пробовала спать ночью, чтобы не выглядеть так?

– Как так? – попыталась уточнить у подруги, что она имела в виду.

Так я выгляжу последний месяц, и она прекрасно это знает.

Ирина вновь вздохнула, пробуя допить кружку горького кофе, который я приготовила полчаса назад, когда она со свойственной манерой ввалилась в квартиру, подняв на уши соседей.

В последнее время я сплю плохо по ночам, наверстывая обрывки сна днем. Так было и сегодня. Промучившись с бессонницей до раннего утра, мой организм решил, что пора поспать в час дня. Укутавшись в теплый плед и зашторив окно в комнате, я крепко уснула. Только долгожданный отдых не продлился ни часа, как сквозь глубокий сон я услышала трель звонка. Дверной звонок разрывался так, что из соседней квартиры послышались голоса, вступившие в яростный спор с незваным гостем. И как бы сильно не хотелось вылезать из шерстяного кокона пледа, я была вынуждена поторопиться пустить того, кто готов был снести дверь с петель.

Как и предполагала, на пороге стояла Ира, с раскрасневшимися щеками и запыхавшаяся. Тетка-соседка пробубнила, что нельзя так себя неприлично вести и громко захлопнула дверь.

– И как ты живешь с этой мегерой за стенкой? – поинтересовалась Ира, стягивая со своих стройных ножек яркие красные туфли-чулки.

– Так и живу. Обычно я не пытаюсь вынести дверь и не поднимаю столько шума, – хриплым голосом ответила Ире, направляясь на кухню.

Девушка последовала за мной, шлепая по холодному полу тапочками на пять размеров больше ее собственной миниатюрной стопы.

– Ты не отвечала на звонки! – воскликнула Ира, плюхаясь на стул около окна. – Я уж подумала, что ты решила свести счеты!

– Тоже скажешь, – обиженно ответила я, заваривая быстрорастворимый дешевый кофе. Именно такой, какой подруга терпеть не может.

Ирина приняла кружку с напитком и, поморщив маленьким носиком, сделала пару глотков горького варева.

– Когда ты вернулась? – поинтересовалась я, усаживаясь на второй свободный стул на маленькой кухне.

– Сегодня ночью. Заехала домой, привела себя в порядок и вот, примчалась к тебе. Что с твоим телефоном?

– На беззвучном режиме оставила, – ответила я, оценивая внешний вид Иры.

Пожалуй, Ирина была моей единственной знакомой, которой всегда удавалось выглядеть так, словно она сошла с обложки журнала. Девушка, конечно, этим и занималась вот уже пять лет будучи успешной моделью. В отличие от меня, она никогда не позволяла никому увидеть себя не собранной, со спутанными волосами или красными глазами. Всегда макияж, маникюр, дорогая одежда. Возможно, ее умение выгодно подать себя и приносило ей известность, хороший заработок и толпы ухажеров, чем она и пользовалась, проживая жизнь на полную.

– Опять он названивает? – спросила Ира, убирая кружку в сторону. – Если хочешь, я могу кое-кого попросить, чтобы ему начистили мордашку.

– Ну уж нет! – рассмеялась я над предложением подруги. – Потом нас еще посадят за это. Боюсь, что мой бывший муж и так неплохо переживает развод. Да, названивает периодически. Здесь же много его вещей, тем более рабочих. Вот собрала ему, – я ткнула пальцем в черный пакет, стоящий в углу прихожей. – Должен заехать на днях, забрать.

– Может собрать все его вещички и выкинуть с балкона? – с энтузиазмом предложила Ирина, принимая новую попытку допить кофе.

– Я бы рада, да не получится. Ты же знаешь, что квартира служебная. Это я здесь на птичьих правах, и Антон мне об этом уже напоминал.

– Вот же козел! – возмутилась подруга, вновь убирая подальше от себя кружку с остатками уже остывшего кофе.

Я понимала возмущение Ирины, но не могла не согласиться с тем, что Антон был прав. Квартира принадлежала университету, в котором он преподавал несколько лет. И сейчас, после развода, мне предстояло покинуть место, где мы прожили последние три года, строя планы на счастливое и беззаботное будущее. Бывший муж позволил оставаться здесь, пока не решу как жить дальше, куда переехать, ведь в этом городе у меня не было никого из родных, а самым близким человеком я считала Ирину. Но навязываться подруге и искать утешения я не могла, у нее была своя довольно насыщенная жизнь, где моей депрессии точно не было места. И так, то что Ира периодически звонила мне и забегала проведать, находя время в своем плотном графике между работой и личной жизнью, было большой помощью.

– А знаешь что, – резко заявила Ира после нескольких минут тишины, – давай приведем тебя в порядок и отправимся сегодня в клуб! Кир же тоже вернулся с тренировки и позвал меня встретиться с его друзьями в «Хамелеоне». Проветришься, пообщаешься с людьми, а то скоро одичаешь в четырех стенах.

– Может не стоит, – попыталась я отказаться.

Все попытки будут бесполезны, если Ирина что-то задумала, остается только смириться и плыть по течению, доверившись подруге.

– Даже не пытайся спорить со мной, – будто прочитала мысли Ирина, вскакивая со своего стула.

Небрежно убрав кружку в раковину, она помчалась в комнату, собираясь устроить там хаос, в поисках того, как привести меня в порядок. Именно это она и говорила, распахивая шторы и открывая форточку, чтобы проветрить комнату.

– И так, сейчас я переверну твой шкаф, и молись, чтобы я нашла что-нибудь более-менее приличное! Иначе, поедем ко мне, и я впихну тебя в кожаное мини-платье, – зловеще рассмеялась Ира, а я поежилась, вспоминая тот лоскуток под названием платье, который совершенно ничего не прикрывал, но стоил как пару моих зарплат с двух работ.

Я уселась на диван, прикрываясь пледом и с отчаянием наблюдая, с каким энтузиазмом из шкафа вылетала одежда, как Ира сопела своим маленьким, филигранно сделанным пластическим хирургом, носиком, рассматривая каждую вещь. И вот уже посреди комнаты выросла цветастая куча, а моя подруга добралась до тайника.

– Я так и знала, ты не выкинула их! – победно прокричала Ира, доставая из закромов шкафа темную фирменную коробку, где я хранила все подарки подруги. Она, словно ребенок в новогоднюю ночь, открыла крышку и бережно извлекала одно за другим платье.

– Как я могла выкинуть одежду, общей стоимостью как моя годовая зарплата? – возмутилась я. – Ты же знаешь, я бы сдала ее, если бы ты не срезала с них ярлыки.

– Вот именно поэтому я их и срезала. Теперь настал их звездный час! Ты будешь супер-красоткой сегодня. Такой, что ни один мужик не сможет от тебя отвернуться, – и Ира подняла первое платье перед собой. – Вот, думаю, стоит начать с него.

– Спорить насчет выбора бесполезно? – поинтересовалась я, принимая от Иры ярко-алое платье на тонких бретелях.

– Да, бесполезно. Немедленно переодевайся, – воскликнула она, продолжая копаться в коробке-сюрпризе.

Спустя пару минут я натянула на себя чудесное, но вызывающее платье и предстала перед подругой. Ирина долго осматривала меня, вертела, поправляла, и после, вздохнув, вынесла вердикт:

– Платье прекрасно, но твои глаза краснее него, и это не лучший тандем. Так что, держи следующее.

Вторым в списке оказалось платье темно-синего цвета с пайетками и рукавом три четверти. Оно могло бы стать победителем, если бы не его длина. Слишком короткое, в котором не рискнешь ни присесть, ни нагнуться. С этими аргументами согласилась и Ирина, хотя заметила, что в нем не видно моих ребер и ключиц, которые стали отчетливо проступать за последний месяц.

У третьего платья было все замечательно, длина ниже колен, рукав и прикрытая грудь, но глубокий вырез на спине не вписывался в концепцию ночного клуба. Его Ирина предложила отложить до званого ужина, мало ли, вдруг за мной приударит молодой миллионер.

Четвертое платье Ирина выбрала для себя, так как она решила не заезжать домой, а направиться в клуб прямо из моей квартиры. Я согласилась, что черное платье-рубашка будет хорошо смотреться с ее туфлями и сумочкой. Для меня же Ира подобрала по ее заверению идеальное платье. Оно было сшито из плотной ткани, с рукавами, закрывающими даже запястье, длиной почти до колена, и вырезом-лодочкой. Цвет был насыщенно зеленый, глубокий, бархатисто-изумрудный. Платье свободного пошива, так чтобы никто не увидел моих ребер и позвонков, на что обратила внимание сразу подруга.

Следующим этапом моего преображения было привести волосы в порядок и сделать макияж.

– Самое сложное у нас впереди, – пробубнила Ира, доставая мою косметичку.

К сожалению, для подруги, я никогда не увлекалась косметикой, поэтому она смогла довольствоваться только самыми обычными средствами средней ценовой категории.

– Вау! – рассмеялась девушка, – смотрю, хоть что-то толковое есть у тебя, и то, что я подарила на новый год, – и Ирина покрутила передо мной помадой цвета кофе.

– Пожалуйста, не перестарайся, – взмолилась я, наблюдая в зеркало, как Ирина профессионально начала колдовать над моим лицом. Она старательно выравнивала тон кожи, выделяя скулы.

– Не переживай, – рассмеялась подруга, занимаясь ресницами. – Я же говорила, что мы приведем тебя в порядок. Этим я и занимаюсь. И тем более, я не хочу, чтобы ты увела у меня парня!

Парень у Ирины был не простой, в прочем, как и все, с кем она встречалась начиная со старшей школы. Девушка всегда отличалась избирательным подходом в том, с кем ей дружить, встречаться, вести дела. Даже сейчас, будучи моделью, она добилась того, что может сама выбирать себе интересную и прибыльную работу, а не хвататься за любые съемки. Для меня всегда оставалось загадкой, почему в подруги она выбрала меня. Однажды я попыталась узнать у нее об этом, но Ирина предпочла отшутиться, и после я больше никогда не поднимала этот вопрос.

– Кстати, как там поживает Кирилл? – решила я уточнить у Иры о ее личной жизни, так как порой не успевала узнать последние новости.

 

– Замечательно, – мечтательно улыбнулась подруга. – Вот вернулся с тренировок. Готовится к новым гонкам, через неделю опять уезжает. Решили наверстать упущенное за это время, поэтому и позвал в клуб. Он не часто зовет меня, когда встречается с друзьями, так что я их тоже не очень хорошо знаю.

– А они не будут против, что ты придешь с подругой? – быть непрошеным гостем не хотелось.

– Нет, они нормальные ребята, – отмахнулась Ира, заканчивая с макияжем. – Я тебе расскажу немного про них, чтобы была в курсе. У Кирилла есть три лучших друга: Марк, Боб и Никольский. Они дружат очень давно, даже бизнесом занимаются вместе. Кир построил свою карьеру во много благодаря поддержке друзей, так что они все хорошие ребята. Я уверена, ты им понравишься.

Ирина, закончив свой рассказ, развернула меня и пристально рассмотрела.

– Идеально, я прямо специалист, – весело проговорила девушка. – А теперь займемся твоим гнездом на голове, и можно будет смело выдвигаться на поиски приключений!

– Про приключения не было уговора, – попыталась я поспорить с подругой, но Ира лишь отмахнулась, вооружившись расческой и плойкой. Надеюсь, она не сожжет мои волосы.

Спустя еще полчаса споров, пыток и попыток, Ирине удалось обуздать мои непослушные волосы и соорудить достаточно приличные локоны. Она отступила на шаг назад, вновь пытливо осмотрела меня со всех сторон и одарила своей веселой самодовольной улыбкой.

– Вот я не понимаю, – проговорила девушка, тяжело вздохнув. – Что нужно было твоему бывшему? Ты же красотка, умница, отличница, хозяюшка. Идеальная жена!

– Родилась в бедной семье, – грустно ответила я, вспоминая разговор с мужем, когда он зло бросил, что ему надоело на всем экономить и откладывать на собственное жилье.

– Ты не обещала его содержать, пока он будет заниматься карьерой!– воскликнула Ира. – Да и какая карьера преподавателя? Все время пропадал то на занятиях, то на конференциях, а, оказывается, студенток по лабораториям зажимал.

– Давай не будем о нем, – взмолилась я, боясь вновь разрыдаться.

Ирина поняла, чем грозит разговор об Антоне, и решила закрыть тему о неверных бывших. И мы вернулись к сборам.

Подруге понадобилось около часа, чтобы довести свой и так идеальный образ до совершенства. И лишь после того, как она решила, что все готово, мы могли выдвигаться. На подготовку к вечеру у нас ушло больше трех часов. Чудовищно сложных для меня часов.

– Нужно заказать такси, – проговорила Ира, застегивая последнюю пуговку на платье-рубашке, и поспешила уйти в другую комнату, чтобы сделать звонок и выпить немного воды перед выходом.

От духоты и сладкого аромата духов у меня разболелась голова, я вновь выпила болеутоляющее, пообещав, что пить в клубе алкоголь не буду, ограничив себя простыми напитками.

До клуба мы добрались на удивление быстро, учитывая вечерние пробки в городе. Всю дорогу Ирина шутила, развлекая меня и шофера, который рассказывал наперебой с Ирой анекдоты и осыпал нас комплиментами. И вот, расплатившись с таксистом, мы стояли на пороге знаменитого и пафосного клуба «Хамелеон».

– А нас точно пустят? – наблюдая за образовавшейся очередью из парней и девушек на пороге клуба.

– Конечно, – Ира была уверена, помахав у меня перед носом платиновой карточкой клуба постоянного гостя.

И вот спустя мгновение, обогнув очередь и успешно пройдя через охрану, мы стояли на пороге клуба, места, где я никогда не была, но очень многое слышала о нем. Войдя внутрь огромного помещения, мы словно окунулись в глянцевый мир из журналов. Зеркала, блеск, яркие цвета и модная музыка наполняли зал, где собралась разномастная толпа из молодежи. Танцпол был забит девушками в разных цветастых нарядах, которые весело зажигали под ненавязчивую мелодию. Ирина не дала мне времени оглядывается, потянув за руку к лестнице.

– Кирилл наверху, – громко сказала она, пытаясь перекричать музыку. -У них свой вип-столик, там потише и спецобслуживание.

Я покорно последовала за подругой, надеясь, что она не заметила моего смущения. Все же, в таких местах мне не приходилось бывать, и я чувствовала себя здесь чужой.

Пройдя несколько вип-столиков, мы приблизились к тому, что располагался в глубине зала. В полумраке мне удалось разглядеть четверых мужчин, которые разом обернулись на нас, когда Ира словно ураган подлетела к ним.

– Всем привет! – радостно поприветствовала Ира друзей, направляясь к своему парню, который встал и подошел к ней, обнимая и целуя девушку. – Привет, Кирюш. Я тут захватила с собой свою подружку, – и она повернулась ко мне. – Валерия, это Кирилл.

– Ну наконец-то, – весело проговорил парень, быстро приблизившись ко мне и крепко обняв. – Ира мне рассказывала про тебя, но не торопилась знакомить, – и он рассмеялся. – А это мои друзья, Роберт, Виктор и Марк, – указывая на каждого сидящего за столом.

Я наблюдала за рукой парня, когда он представлял друзей, осознавая, что не все так рады знакомству со мной, как Кирилл.

Роберт, как его называла Ира – Боб, также весело, как и Кирилл, поприветствовал меня. Виктор же сухо и сдержанно поздоровался, а вот последний мужчина, сидевший дальше всех, даже не удосужился произнести ни слова. Ну что же, меня ждал веселый вечерок, сделала заключение я, когда поняла, что мне досталось место прямо напротив Марка, который с момента знакомства старался не смотреть в мою сторону.

Глава 2.

После пройденного часа и второго безалкогольного коктейля я наблюдала за компанией друзей словно зритель, изредка принимая участие в их разговорах.

Центром, как и ожидалось, стали Кирилл, Ирина и Роберт. Они шутили и подтрунивали друг над другом, делясь последними новостями. Моя подруга идеально вписывалась в общую картину среди богатых, самодостаточных мужчин, а с Кириллом она была словно его вторая половинка, удачно дополняя красоту блондина своей нежно-молочной кожей и золотыми кудрями.

Я помню рекламу, на съемках которой они и познакомились. Тогда их общий снимок еще долго не сходил с первых страниц новостей и журналов, произведя фурор смелым ракурсом и яркой внешностью моделей.

По рассказам Иры, Кирилл, будучи успешным автогонщиком, получил предложение сняться в рекламе, очаровав своей харизмой фотографа. После первой успешной рекламы, на гонщика посыпались предложения о новых съемках, на одной из которых молодые влюбленные и познакомились. Я не сомневалась в чувствах Кирилла и Иры. Они так нежно смотрели друг на друга, перешептываясь и смеясь, вспоминая свою первую влюбленность в бывшего мужа, отчего настроение не улучшалось. Я решила присмотреться к другим мужчинам, чтобы только не вспоминать тяжелые события прошлых месяцев.

Первым объектом моих наблюдений стал Роберт, который казался самым высоким и накаченным среди друзей. Каждая мышца на его руках были как тугие канаты, напрягающиеся от движений. Черная футболка обтягивала широкую грудь, на запястье правой руки красовались дорогие классические часы. В этой руке он держал большой бокал с водой, видимо предпочитая, как и я оставаться трезвым в этот вечер. Темные коротко стриженые волосы, глаза цвета горького шоколада. На лице легкая щетина.

Следом я перевела взгляд на Виктора, который сидел рядом с Бобом. Он был одет в белую рубашку, а темный пиджак висел на спинке диванчика. Виктор закатал аккуратно рукава рубашки, и я обратила внимание, что часы на его руке очень похожи на те, что носит Роберт, только в золотом металле.

У Виктора была классическая мужская красота. В отличие от жестких черт, которыми обладал Боб, мужчина притягивал женские взгляды острыми скулами, светлой кожей и удивительными изумрудными глазами. И я ему точно не нравилась. Он за весь вечер лишь раз взглянул в мою сторону, когда мне задавали вопросы ребята.

Как и Марк. Для него я не существовала.

Да и я сама старалась не смотреть на Марка, понимая, что ему я в этой компании неприятна. Он оставался сидеть в тени вип-ложа, отодвинувшись вглубь диванчика. Пил коктейль, который ему приносил официант, в разговор с друзьями он за прошедший час так и ни разу не вступил. Периодически я замечала, как он доставал телефон и просматривал сообщения в приложении, а потом вновь убирая смартфон, продолжал неспешно потягивать напиток. Дважды у меня возникало ощущение, что он смотрел в мою сторону, словно оценивая, а потом резко отводил взгляд, возвращаясь то к телефону, то к напитку.

– Лера, – воскликнула Ира, выводя меня из раздумий, – пойдем со мной, покажу тебе клуб, – и девушка, вскочив со своего места, схватила за руку и быстро потащила по коридорам «Хамелеона».

– Мы ищем туалет? – поинтересовалась я у подруги, на что та весело рассмеялась. – Я уж думала, что не поймешь знака, хотя придумала его сама еще в школе.

– Я заметила, правда, не сразу обратила внимание, – честно ответила Ира, когда мы приблизились к заветной комнате.

Коктейли просились покинуть мое тело последние четверть часа.

– Лера, скажи, тебе здесь не нравится?

– Да, – пробубнила я, понимая, что разочарую подругу. – Здесь шумно, душно и многолюдно. Кажется, я пока не готова выйти в свет. Да и не всем я понравилась, особенно Марку. Ты же заметила, как он посмотрел в мою сторону? Словно был против, что я пришла. Ты уж извини, – постаралась изобразить раскаяние, которое у меня явно не удалось.

– Я понимаю, – тихо ответила Ира, приводя свой макияж в порядок. – Насчет Марка не заморачивайся, он не очень-то общителен. Меня он тоже не всегда рад видеть.

– Наверное, мне стоит извиниться перед ребятами и поехать домой, – предложила я, когда мы возвращались к столику.

Подруга лишь утвердительно кивнула и весело защебетала с ребятами. Меня всегда поражало ее умение выглядеть жизнерадостно как бы паршиво не было внутри.

– Ребята, Лера решила поехать домой. Завтра у нее предстоит тяжелый день, она хочет отдохнуть, – вот и легенду придумала на ходу, оправдывая мое настроение.

Я лишь извинилась и стала собирать свою сумочку, как с места неожиданно поднялся Марк.

– Я отвезу, – лишь проговорил он, и последовал на выход.

На мой немой вопрос, устремленный тут же Ирине, она лишь кивнула, и мне не оставалось ничего, как последовать за Марком. Догнала я мужчину на выходе из клуба.

– Спасибо за предложение, но я вызову такси, – постаралась отказаться от навязанной помощи, только Марк даже не обратил внимания, приблизившись к черной блестящей в фонарях вечернего города иномарке.

Он открыл дверь, указав жестом, чтобы я садилась. Лицо, которое мне удалось рассмотреть в свете ярких софитов вывесок, не выражало ничего, словно пустой холст. Таким мое лицо оставалось последние дни, когда я прошла стадию отчаяния и дикой боли.

Марк быстро обошел автомобиль и сел за руль, еще мгновение, и мы отъехали от «Хамелеона». Марк вел автомобиль плавно, выезжая с парковки и вклиниваясь в быстрый поток других машин.

– Цветочная, 18, – сказала я, осознавая, что Марк до сих пор не спросил, где я живу и в какую сторону нужно ехать.

Мужчина на секунду отвлекся от дороги и взглянул на меня так, как никто никогда не смотрел, словно заглянув в самую душу, отчего я почувствовала дрожь в теле, а ладони мигом вспотели. Я потерла руки о бархатистую ткань платья, стараясь спрятать коленки, и попыталась прогнать дрожь, отвернувшись от него в сторону, наблюдая за тем, как за стеклом проносится вечерний город.

И за какой проступок мне наказание в виде знакомства с таким человеком, как Марк, подумала я, понимая, что еще долго не забуду этот тяжелый взгляд темных, как грозовое небо, глаз.

В полной тишине мы не проехали и десяти минут, как мой желудок решил возвестить о себе, напоминая: все, что я съела сегодня – лишь горький кофе и пара коктейлей. Алый румянец сразу же покрыл мои щёки так, что я чувствовала как пылает лицо. На Марка я побоялась посмотреть, но краем глаза заметила тень улыбки, проскользнувшую по его губам. Ну вот, теперь он вернется к своим друзьям и расскажет о моем конфузе, и они будут долго вспоминать о подруге Ирины не самыми лучшими словами. Такого стыда я не помнила еще со времен школы, вот только тогда меня спасла Ира, но сейчас ее не было рядом, чтобы придумать остроту и разрядить обстановку.

– Итальянская, японская? – спросил Марк, выворачивая на эстакаду с проспекта, по которому мы ехали.

– Что? – удивилась я, не понимая, о чем говорит мужчина, и почему мы разворачиваемся.

– Кухня. Какую предпочитаешь? – уточнил Марк, ловко маневрируя среди потока.

– Без разницы, я всеядна. А причем здесь это?

– Я сегодня не ужинал. Составишь мне компанию? – ответил мужчина, мастерски обойдя недавний конфуз.

За это я готова была поблагодарить его, но вот ужинать практически с незнакомым мне человек не очень-то и хотелось, несмотря на протесты желудка. Но кажется я была в меньшинстве, так как вскоре мы подъехали к самому дорогому ресторану города, о котором слагали чуть ли не легенды, воспевая его интерьер и кухню, и куда я так мечтала попасть, но моей зарплаты ни за что бы не хватило здесь на ужин.

 

Мысленно вспоминая, сколько денег у меня осталось на банковской карточке, я понимала, что буду довольствоваться кружечкой чая и самым дешевым салатиком, который только смогу найти в меню.

Тем временем Марк открыл передо мной дверь своего автомобиля и повел в ресторан. На входе с нами приветливо поздоровались и предложили пройти на постоянное место. Вот он мир богачей, подумала я, когда нас подвели к столику в дальнем конце заведения, откуда было прекрасно видно зал, но нас скрывали от посторонних глаз небольшие колонны.

Официант принес меню и обещал подойти, как мы будем готовы сделать заказ. Открывать книжечку было страшно, но я преодолела страх, украдкой поглядывая на Марка, который ловко пролистал меню, словно знал его наизусть. Как я и ожидала, ценник в этом месте был баснословный, и я отчаянно начала искать самое дешевое предложение ресторана.

– Выбрала? – нарушил тишину Марк, поднимая на меня взгляд своих бездонных глаз.

– Да, – промямлила я, надеясь провалиться сквозь землю, но лишь бы сбежать из этого места. Мечта мечтой, но я пока не готова так шиковать.

Через минуту около нас оказался официант, Марк быстро назвал свой выбор, что я даже не успела запомнить. Вот настала моя очередь.

– Овощной салат и цитрусовый чай, – произнесла я, возвращая меню официанту, и встретилась с уже ненавистным мне взглядом.

– И все? – уточнил Марк, требуя обратно золотую книжечку.

Я кивнула ему, пытаясь выглядеть при этом уверенно. Марк привлек внимание официанта, и еще назвал три блюда, которые заказал специально для меня. Возразить мне не удалось, официант мигом скрылся, оставляя нас вдвоем.

– Не нужно было, – заговорила я, смотря прямо в глаза Марка.

– Я пригласил, и я плачу, – ответил он, читая меня словно открытую книгу.

Да я привыкла экономить, а последние финансовые траты по закрытию кредита за автомобиль мужа оставили в моем кошельке заметную брешь.

– Мы знакомы всего часа два, тем более это не свидание, чтобы за меня платили, – взбунтовалась, не сразу понимая, что говорю.

Марк мягко улыбнулся, и темная бездна его глаз словно посветлела.

– Это просто ужин, – ответил мужчина, вновь извлекая из кармана телефон.

Он принялся просматривать сообщения, и между нами повисла звенящая тишина.

Я слышала, как за соседними столиками мирно беседовали другие гости ресторана, в зале звучала мягкая музыка, но за нашим столиком оставалась напряженная обстановка, словно грозовая туча повисла над головами, готовая в любое время разразиться молниями. Марк увлеченно писал сообщения, не обращая внимания на меня и все, что происходило вокруг, погрузившись в свой меленький мирок, оградившись ото всех.

– Ты молчишь, – неожиданно заговорил Марк.

Я удивленно уставилась на него, в ожидании продолжения. Он отвлекся от телефона и внимательно посмотрел на меня.

– Обычно все болтают без умолка, но не ты. Как ты познакомилась с Ириной, вы же такие разные.

– Даже не знаю как ответить, – вздохнула я. – То ли рассмеяться, то ли обидеться.

– Почему? – заинтересовано уточнил Марк.

– Никто не говорил, что у тебя нет чувства такта? – парировала я.

– Возможно и говорили, но я не обращаю внимание на такие вещи, – просто ответил Марк, убирая телефон на край стола.

Я готова была взорваться от напряжения, что скопилось во мне за последние часы, но обстановку вовремя спас официант, принеся первые блюда из нашего заказа. Пожалуй, дам еще шанс Марку, тем более еда здесь действительно стоила особой похвалы. Есть мы предпочли в тишине, не обращая внимания друг на друга.

– С Ириной мы знакомы еще со средней школы, – ответила я на вопрос, который Марк мне задавал, решив поддержать беседу. – В восьмом классе ее перевели в нашу школу. В прошлом у нее не сложились отношения с несколькими учителями, и ее по-хорошему попросили уйти. Ира – бунтарка, ей было сложно с кем-либо сдружиться, тем более в новом классе приход новой ученицы восприняли не лучшим образом. А сдружились мы, когда наш классный посадил ее со мной за одну парту. Я единственная, кто с ней не подрался и не пытался выщипать ее золотые кудри на перемене, – улыбнулась, возвращаясь в прошлое.

– У нее было довольно насыщенное на приключения детство, – предположил Марк, наблюдая за мной.

– У нее и взрослая жизнь не менее насыщенная, – отметила я, посмотрев в глаза мужчины.

Зрительный контакт, который установился между нами за последний час, становился уже привычным.

– Теперь твоя очередь, – обратилась я к Марку, замечая удивленный взгляд. – Я рассказала о своем знакомстве, теперь ты расскажи, как вы все сдружились.

– Довольно долгий рассказ, – начал Марк, улыбаясь лишь уголками губ. – Но вкратце, Роберт – мой двоюродный брат, так что росли мы с ним вместе. С Виктором познакомились в школе, он, будучи гением уже с младших классов, подтягивал меня по математике. А с Кириллом мы все вместе познакомились, когда этот дурень попытался угнать байк Роберта.

– Украсть? – уставилась я на Марка, с застывшей около рта вилкой.

– Да, попытался, но просчитался. Боб уже тогда был громадным и мигом скрутил тощего пацана, – рассмеялся Марк. – Кир был высоким и худым, и противостоять Бобу он не мог. Мы тогда решили, что Боб его переломит одной рукой, но Кир отделался лишь несколькими синяками.

– Даже не могу представить, что бы Кирилл был когда-то долговязым и тощим, – проговорила я, подумав, а знает ли Ира что-нибудь из прошлого своего парня.

Зная свою подругу, я могла быть уверена, что она даже и не задумывалась об этом.

– Он предпочитает не вспоминать о том случае, – ответил Марк, намекая, что мне тоже стоит не упоминать, что я знаю постыдное прошлое первого красавчика города.

Наш ужин прошел за беседой. Марк подробно рассказал, как Кирилл пытался увести прямо из-под носа Роберта его байк, и как они с ребятами его догоняли, заставив меня посмеяться от души. Еще час назад я не могла и подумать, что Марк может оказаться замечательным рассказчиком, а я смогу так смеяться. Впервые за долгие серые дни я слушала собственный смех, наслаждаясь позабытым звуком.

По окончанию ужина, Марк расплатился, и мы покинули пафосно-дорогой ресторан, оставив в тайне для меня счет. Мы отправились на парковку за автомобилем, и уже приблизившись к нему, Марк резко обернулся и остановился.

– У тебя завтра действительно тяжелый день, или нет? – спросил он, зная, что Ира соврала всем, чтобы прикрыть мой скорый уход.

Я лишь покачала отрицательно головой.

– Тогда поехали, – махнул он рукой, открывая передо мной дверь машины.

– Куда? – поинтересовалась я, надеясь, что это не будет очередным дорогим местом, где я буду чувствовать себя самозванкой.

– Кататься, – просто ответил Марк, ловко выезжая на дорогу. – Ты не против музыки? – спросил он и, получив мое согласие, включил негромко плеер.

Мы ехали по ярко освещенной дороге, как я догадалась позже, в сторону трассы.

Сначала я наблюдала за дорогой, но вскоре поймала себя на мысли, что слежу, как Марк держит руль, включает поворотники, ловя взглядом каждое движение его рук. Оторвав взгляд от тонких прямых пальцев, крепко сжимавших кожаный обод руля, я заметила на запястье такие же часы, как у Роберта и Виктора, отметив, что, возможно, друзья даже заказали их специально. Понимая, что начинаю уже рассматривать Марка, я поторопилась отвернуться к окну, ощущая, как в машине становится душно, и мне срочно нужен свежий воздух.

– Можно открыть окно? – попросила я, не узнавая свой охрипший голос.

– Конечно, – и Марк опустил стекло, наблюдая искоса за мной.

Свежий ветерок врывался в автомобиль, охлаждая мои пылающие щеки и растрепав окончательно так тщательно закрученные Ирой кудри. Вдыхая холодный августовский воздух полной грудью, я пыталась восстановить сбившееся дыхание. Еще несколько минут, и мы подъехали к парковке около набережной реки, где я бывала лишь однажды, с тех пор как переехала студенткой в этот город.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru