Лекции по истории Древнего Востока: от ранней архаики до раннего средневековья

Виктор Рeбрик
Лекции по истории Древнего Востока: от ранней архаики до раннего средневековья

Предисловие

Эта книга родилась на основе курса лекций по истории Древнего Востока и Египта, читавшегося автором в Латвийском Университете (Рига) осенью 2000 г. Автор благодарит всех, кто способствовал организации его поездки в Ригу и курса лекций, в особенности г-жу Ивету Лейтане, Яниса Сикстулиса и Илмара Звиргздса, оказавших ему большую помощь, а также студентов университета, посещавших его лекции.

Лекционный характер обусловливает некоторые особенности книги (в частности, отсутствие примечаний). Автор не стремится заменить существующие академические истории (см. библиографию в конце книги), а также сказать нечто совершенно новое по каждой из рассмотренной в книге теме. Его задача состоит в изложении новой концепции истории и доказательстве ее на конкретном материале древней истории. Книга мыслится в качестве пособия для студентов-гуманитариев начальных курсов, а также для всех, интересующихся проблемами истории и ее осмысления.

Том I

Часть 1
Ранняя архаика

Памяти И. М. Дьяконова


Введение

§ 1. Зачем необходима новая концепция истории?

Уже давно назрела необходимость в изменении преподавания истории в средней школе и в высших учебных заведениях. Дело здесь не только в том, что рухнули бывшие господствующими марксистские исторические постулаты. Новые экспериментальные учебники для средних школ, отказываясь от марксистских концепций, тем не менее страдают многими недостатками, среди которых следует назвать хотя бы: 1) европоцентризм учебников. В старом учебнике истории средних веков все-таки были отдельные разделы, посвященные арабскому миру, Индии и Китаю. В нынешнем учебнике Индии и Китая нет вообще, а арабский мир рассматривается вместе с Византией в разделе «К Востоку от Запада». Подобный «западоцентризм» сужает исторический горизонт учащегося и приводит ко многим негативным последствиям; 2) учебники, как старые, так и новые, составлены в странном историческом (вернее, антиисторическом) ракурсе, подобном перевернутой пирамиде: больше всего внимания уделяется недавним событиям, и далее в обратной пропорции: так, раньше первобытная эпоха, насчитывающая, по самым скромным подсчетам, 1,5–2 млн. лет, занимала пять параграфов в учебнике истории древнего мира. Собственно древности, насчитывавшей 3,5 тысячелетия, посвящалось столько же места, сколько и средневековью, которое, в рамках марксистской науки, занимало всего 12 столетий. 1 период нового времени (200 лет) изучался столько же, сколько и 2 (40 лет), столько же отводилось т. н. «новейшей истории» (т. е. истории нашего столетия). Не многим лучше положение в вузовском преподавании. Сами эти периодизации, опиращиеся на марксистское понимание истории, давно устарели. Мы не призываем уподобляться хронистам, но стремимся к устранению этих вопиющих диспропорций. Год древних египтян продолжался столько же, сколько и год человека XX в., и если нам кажется, что некоторые войны недавнего прошлого важнее греко-персидских войн, то в истории они занимают примерно равное место. Современники также мыслили греко-персидские войны как мировой конфликт, войну двух политических систем, небывалое в истории сражение Запада и Востока и т. д. (см. «Историю» Фукидида). Исторический процесс происходит во времени, и целью историка является объективная фиксация событий и их объяснение с выявлением причинно-следственных связей, а не перенесение в древность модных в настоящем политических концепций и их «обоснование» задним числом (будь то марксизм, демократия, национал-социализм или что-либо другое). На устраивают автора и концепции Тойнби, Гумилева и др., ввиду их большой схематичности им частого извращения фактов. С гораздо большим уважением автор, по образованию филолог-классик, относится к древнегреческим и византийским историографам – Фукидиду, Полибию, Диодору, Георгию Синкеллу и др., стремившимся излагать факты, а не только собственные схемы. История мыслится нами как существовавшая некогда объективная реальность, а раз так, то у ее событий была некоторая протяженность во времени и скорость. Схема не является самоцелью, а неким подспорьем, она должна помогать приводить события в некоторую систему, не более того. Историк, как и вообще мыслитель не может совсем обойтись без схем, но эти схемы (теории классовой борьбы, общественно-экономических формаций, культуры и цивилизации, «пассионарности» и др.) не должны быть первичными по отношению к событиям. Поэтому мы предпочитаем чисто временную периодизацию, сознавая при этом ее искусственность.

§ 2. Основание, ось и вершина социальной пирамиды

История должна рассматривать всевозможные аспекты человеческой жизни. В этом смысле марксистская идея базиса и надстройки была во многом верна: невозможно изображать историю только как смену материальных условий существования людей, или же как смену их идеологий, и то, и другое всгда присутствовало. Вместо понятий «базиса» и «надстройки» мы вводим понятия основания и вершины социальной пирамиды. Жизнь общества можно уподобить пирамиде, в основании которой находятся необходимые материальные условия, ось, соединяющую вершину и основание, составляет общественное устройство – социальные нормы, правовые отношения и др., а вершину – духовная культура (искусство, наука, идеология, религия). Вершина невозможна без оси и основания, однако она оказывает большое влияние на основание и ось. Поэтому наше изложение будет комплексным и в этом смысле довольно традиционным, начинаясь с материальной и заканчиваясь духовной культурой.

§ 3. Почему история цивилизации?

«Цивилизация» в нашем изложении имеет несколько значений. Во-первых, это некоторый особый образ жизни человека, противостоящий первобытной эпохе. Он характеризуется наличием городов, государственностью, письменностью и другими признаками, отличающими этот образ жизни от первобытного. Таким образом, первобытная эпоха не является для нас особой общественно-экономической формацией, а скорее особым образом жизни человечества, противостоящим цивилизованному. Поэтому и историю человечества мы разделяем на две части: 1) история первобытного общества и 2) история цивилизации. Первая, по нашему мнению, должна охватывать период от появления человека на Земле не до появления цивилизации, а до конца XIX в., так как целых пять тысячелетий первобытные народы существовали вместе с цивилизованными, до тех пор пока первые не были интегрированы в состав цивилизации с окончанием эпохи колониальных завоеваний. Первобытная эпоха ничем не хуже цивилизации, она для нас не является некой примитивной эпохой дикарей. У первобытного человечества существовала своя материальная культура – основа, ось – социальные отношения и моральные нормы и вершина – духовная культура, искусство и религия. Первобытную эпоху невозможно включить в некую «историю древнего мира», т. к. первая противостоит цивилизации гораздо сильнее, чем отдельные ступени самой цивилизации противостоят друг другу. По причине огромной сложности этой эпохи мы оставляем ее описание будущим исследователям. Первобытная эпоха, действительно, некое «детство» человечества, однако, в отличие от реального детства, оно продолжалось намного больше, чем последующие стадии истории.

Вторая противоположность цивилизации – культура. Согласно Шпенглеру, цивилизация противостоит культуре по временному признаку, являясь более ранней фазой развития, цивилизация – обезличивание, упадок и гибель культуры. Схема Шпенглера не учитывает то, что в любую историческую эпоху можно найти явления «цивилизации» и «культуры» в шпенглеровском их понимании. В любую эпоху, с одной стороны, творят гении, с другой – существует «массовая культура». Для нас цивилизация – способ существования народа (этноса), а культура – способ проявления цивилизации. Если цивилизация представляет содержание, то культура-внешнюю форму. Поэтому выделения цивилизаций по Шпенглеру и Тойнби мы не принимаем. Тем более неверна и схематична идея Ясперса о трех центрах культуры – Европе (вместе с Ближним Востоком), Индии и Дальнем Востоке. Подобные объединения нескольких этнических цивилизаций в одну обычно производятся согласно критериям того или иного ученого и не отражают реальные отношения цивилизаций, которые всегда намного сложнее. Один из наиболее ярких примеров – неудачное выделение Шпенглером «магической» культуры, в которую попало множество совершенно различных народов Ближнего и Среднего Востока. Поэтому мы не будем определять количество «главных» и «второстепенных» цивилизаций, а примем, что каждый народ создает собственную цивилизацию.

В связи с этим остановимся на нашем понимании народа (этноса). Гумилевская концепция этноса страдает механицизмом и натяжками. Не принимаем мы и концепции неизменности этноса на протяжении большого промежутка времени, вплоть до нескольких тысячелетий. Этнос – комплексное понятие, включающее в себя язык, генетику, материальную культуру, обычаи, религии и т. д. Резкие изменения в каком-либо из компонентов ведут к переходу этноса в другой этнос. Обычно это происходит в связи с наступлением новой исторической эпохи, но не определяется ею механически, как это предполагает марксизм, вводя искусственное разделение на народности, народы, нации. Резкие изменения в языке отражают изменения в этносе. С нашей точки зрения, существуют несколько греческих этносов-древнегреческий, среднегреческий (византийский) и новогреческий этнос, подобным же образом прадревнерусский «языческий» до крещения Руси, древнерусский, среднерусский или великорусский (времен Московской Руси) и русский (начиная со времен Петра I). Мы выделяем несколько еврейских этносов (1 – до реформ Иосии 621 г. до н. э., 2 – до разрушения второго храма, 3 – в диаспоре и 4 – современый, в государстве Израиль), несколько египетских этносов (1 – Древнее и Среднее царство, 2 – Новое царство и поздняя эпоха до принятия христианства, 3 – коптский, 4 – арабский) и т. д.

 

Выделение типов цивилизаций по географическому признаку несостоятельно. Тем не менее, можно выделить ряд типов цивилизаций согласно их идеологии. Следует учитывать, что иделогия определяет мировоззрение людей, которое, в свою очередь, отражается в произведениях культуры. Поэтому наше выделение не является чисто религиоведческим. Мы выделяем:

1) языческие (политеистические) цивилизации, с подразделением на низшие и высшие. К низшим относятся месоамериканские цивилизации, ближневосточные, эламская, протоиндийская, крито-микенская, древнекитайская, египетская, цивилизация о. Пасхи. Поклонение множеству божеств часто сопровождается здесь человеческими жертвами, загробный мир мыслится как темный Аид, Шеол и т. д., в который попадают все, вне зависимости от морали. Уже эти цивилизации борются со старыми шаманами-колдунами, создаются религиозные мифы о сотворении мира, происхождении богов и др. В ряду низших цивилизаций египетская достигла наивысшего развития благодаря учению о загробном суде Осириса, но не смогла подняться до уровня высших политеистических цивилизаций – греческой, римской, индийской, китайской, которые развили учение об Абсолюте и переселении душ. достигли больших высот морали, создали философию (при том, что рядовое население продолжало придерживаться старых верований, а человеческие жертвы продолжались до позднего времени). Из этих цивилизаций ныне существуют индийская и буддийско-синкретистская;

2) дуалистическая цивилизация – древнеиранская, переходная от политеизма к монотеизму. Учение о борьбе добра и зла, конце света и страшном суде приближает ее к монотеизму, но благодаря уступке народным верованиям, она приобретает со временем более политеистический характер (культы Анахиты, Митры и др.) и сменяется последовательно монотеистической исламской;

3) монотеистические цивилизации – иудейская, мусульманская, христианская (с подразделением на западную – католическую и протестанстскую и восточную – православную и монофизитскую). Здесь побеждает монотеизм, хотя Бог и имеет многочисленныцх слуг – ангелов, происходит поклонение святым (кроме протестантизма), сохраняются и другие языческие пережитки. Есть следы дуализма – вера в дьявола (шайтана и др.) и чертей, в ад и рай. Проповедуется моральная ответственность человека перед Богом;

4) атеистическая цивилизация – в 1917 г. победившая в Росии, а после Второй мировой войны – в Восточной Европе и на Дальнем Востоке. Здесь проповедуется новая мораль отсутствие Бога и загробной жизни, но в народе продолжают жить старые верования. После краха атеистической цивилизации на Западе происходит возврат к третьему типу, на Востоке, вероятно, произойдет возврат к высшему политеизму.

Возможно и появление нового типа цивилизации на основе совершенно новых верований (парапсихологии, т. е. колдовства и магии, веры в пришельцев и т. д.), возможно, что мы еще столкнемся с феноменом возникновения подобной цивилизации в недалеком будущем (в США уже можно говорить о синкретизме христианской и New Age-цивилизаций, Европа пока что не ушла так далеко).

§ 4. Проблема формации

Учение марксизма об общественно-экономических формациях выглядит весьма стройным, однако на поверку от него мало что остается. Выше уже говорилось, что первобытнообщинный «строй» – не формация, а отдельный способ существования человечества, противостоящий цивилизации. В конце концов, этот «строй» по продолжительности намного превосходит все остальные, вместе взятые. Второй строй, рабовладельческий, в его марксистской интерпретации также является фикцией. С одной стороны, рабство существовало в различные эпохи вплоть до XIX в., что вовсе не делает их рабовладельческими, с другой – в «рабовладельческую» эпоху рабы преобладали в качестве основной производительной силы только во времена расцвета древней Греции и древнего Рима, что составляло всего несколько столетий. Нет смысла говорить о рабовладельческом строе в древнем Египте, Месопотамии, Месоамерике и т. д., где подавляющее большинство населения составляли свободные крестьяне-общинники, а главным эксплуататором являлось само государство. Такой строй мы называем «раннеклассовым». Он преобладал на всем протяжении т. н. «ранней древности» (бронзовый век), а в Месоамерике – до колониальных завоеваний.

О «рабовладельческом» строе (с известными оговорками) можно говорить лишь для т. н. «зрелой» и «поздней» древности (железный век), во время которой рабы составляли основную производительную силу, а товарно-денежные отношения достигли большого развития и охватили всю цивилизованную и часть «варварской» ойкумены («мировой» рынок). Раннеклассовый строй можно рассматривать как своего рода «прото-феодализм» (или даже «прото-социализм»), а рабовладельческий – как «прото-капитализм». Идея Мейера о чередовании феодализма и капитализма на протяжении мировой истории имеет свои сильные стороны, однако речь может идти, конечно же, лишь о спиральном, а не о цикличном развитии.

Подобные феодализму отношения существовали во все исторические эпохи. В древнем Египте, Иудее, Иране, Китае существовал большой сектор государственных крестьян, а правители отдельных областей честно брали бразды правления в свои руки, что приводило к «феодальной раздробленности». Сходства с феодализмом существовали и в идеологии (идеи моральной ответственности человека перед Богом, загробного суда, суровые моральные требования к человеку). С другой стороны, и в эпоху феодалтзма существовали пережитки рабовладельческих отношений. Марксистская интерпретация феодализма, таким образом, весьма натянута. Тем не менее, мы оставляем это понятие в качестве названия для третьей формации, считая его главным признаком не раздробленность (как многие западные историки), а наличие фактически зависимых, но формально свободных лично крестьян.

Не все гладко и в концепции капитализма, наиболее основательно разработанной Марксом. Уже Ленину пришлось изобретать новую стадию капитализма – империализм, так как реальные отношения значительно изменились всего за несколько десятилетий и от классического капитализма мало что осталось. Пятая формация – «социализм» на наших глазах была почти полностью ликвидирована историей (по крайней мере, в Европе), тем не менее ее нельзя полностью сбрасывать со счетов, хотя она и не является отдельной формацией. Являясь по сути неким гибридом феодализма и капитализма, она продолжает существование в странах Азии. Ее некоторые элементы (социальные гарантии, государственная собственность и т. д.) присутствуют и в Западной Европе. Смена «социализма» «диким капитализмом» (в Восточной Европе и большинстве стран бывшего СССР) или даже почти что «феодализмом» (Средняя Азия и Кавказ) вовсе не является необратимой.

Существует и модифицированная концепция формаций (Семенов): формации объявляются характерными лишь для Европы с ее «динамизмом», а на других континентах царит «азиатский способ производства» (термин изобретен еще Марксом). Подобная концепция отражает представления об изначальном или довольно древнем (с 1 тыс. до н. э.) коренном различии между Европой и остальными частями света. Мы попытаемся показать, что это различие не является изначальным, оно выросло постепенно и окончательно проявились лишь в Новое время, а в нынешнюю эпоху существует тенденция к его преодолению.

Наряду с 4 общественно-экономическими формациями можно выделить три способа существования основания общественной пирамиды в чисто экономическом плане: 1) общество естественного потребления, т. е. живущее за счет собирательства, охоты, рыбной ловли; 2) аграрное общество, в котором главную роль играют земледелие и скотоводство и 3) индустриальное, или правильнее индустриально-аграрное общество, основанное на промышленности. Другие постулируемые системы – «постиндустриальное общество», «информационное общество» и т. д. отражают скорее идеал, чем реальность, хотя появление некоторых новых «экономических формаций» в будущем вовсе не исключено. Эти «экономические формации», тем не менее, нельзя положить в основу периодизации истории. Общество естественного потребления не совпадает полностью с первобытной эпохой. Несколько тысячелетий в ее конце существует уже аграрное общество. Оно же продолжает свое существование в древности и в средние века, принадлежа, таким образом, и цивилизации. Не так просто связать цивилизацию и с началом обработки металлов, о чем мы скажем в дальнейшем.

§ 5. Начало цивилизации, ее хронология, периодизация и сдвиг во времени между Старым и Новым Светом

Для любой истории важна хронология, в частности начало отсчета. Поэтому уже древние создали различные эры. Одним из достоинств библейского понимания истории явилось то, что ее авторы ввели некую дату для начала истории – «сотворение мира». Возможно, что уже они сами понимали ее условность, поскольку разные варианты Библии (Септуагинта, масоретский, самаритянский) приводят довольно сильно отличающиеся друг от друга даты для этого «события». Однако такая, пусть даже условная, дата давала возможность установить четкую хронологию исторических событий. То же, очевидно, вынуждало индусов установить «точную» дату начала Кали-юги, майя – начала отсчета, греков – первой олимпиады, римлян – основания города, японцев – начала правления первого императора, событий мифических или полумифических. Сейчас общепризнанной датой начала цивилизации в Старом Свете является конец 4 – начало 3 тыс. до н. э., однако такая «неточность» не может нас удовлетворить, и поэтому мы вводим «мифическую» дату начала истории цивилизации – 3050 г. до н. э., что соответствует концу 4 тыс. Всю остальную историю мы делим на промежутки времени по 250 лет, получая, таким образом, 21 период.


I. 3050–2800 гг. до н. э.

II. 2800–2550 гг. до н. э.

III. 2550–2300 гг. до н. э.

IV. 2300–2050 гг. до н. э.

V. 2050–1800 гг. до н. э.

VI. 1800–1550 гг. до н. э.

VII. 1550–1300 гг. до н. э.

VIII. 1300–1050 гг. до н. э.

IX. 1050—800 гг. до н. э.

X. 800–550 гг. до н. э.

XI. 550–300 гг. до н. э.

XII. 300—50 гг. до н. э.

XIII. 50 гг. до н. э. – 200 г. н. э.

XIV. 200–450 гг.

XV. 450–700 гг.

XVI. 700–950 гг.

XVII. 950-1200 гг.

XVIII. 1200–1450 гг.

XIX. 1450–1700 гг.

XX. 1700–1950 гг.

XXI. 1950 г. – по настоящее время.


При всей условности такой классификации бросается в глаза ее соответствие неким реальным историческим вехам. Так, конец XIV периода совпадает с гибелью Западной Римской империи и концом «древнего мира», конец XVIII – с падением Византии и концом средневековья, XIX период – с периодом Великих географических открытий и «позднего средневековья», а конец XX периода недалеко отстоит от завершения Второй мировой войны и начала 2 периода «новейшей истории». Такие же любопытные совпадения можно продемонстрировать и для других периодов. Так, IX период совпадает с эпохой «темных веков», т. е. перехода от бронзового к железному веку, X – с эпохой «архаики», XI – «классики», XII – эллинизма, XIII – ранней Римской империи и XIV – поздней Римской империи.

Заметим, что наша условная дата недалеко отстоит от начала Кали-юги по индийскому календарю – 3102 г. до н. э. и примерно соотносится с библейской и шумерской датами «всемирного потопа». Отсчитав от нее 10 периодов «вглубь», мы получим 5550 г., что немногим отличается от даты «сотворения мира» – 5508 или 5500 гг. до н. э. 10 периодов, как и 10 допотопных царей Месопотамии и 10 библейских патриархов, соотносятся с реальной предысторией эпохи неолита в Месопотамии и первыми городами, о чем еще будет идти речь.

Наша история – не история Европы, а история всей цивилизации. Условные периоды более предпочтительны, чем традиционные «древность», «средние века» и «новое время», так как историки, относящиеся к этим понятиям серьезно и видящие в них отражения реальных формаций, обычно исходят из истории Европы, а Азия и Африка предлагают им немало сюрпризов. Когда начинается средневековье в Китае? Когда там победил феодализм? Согласно китайским историкам, чуть ли не во времена Конфуция, согласно советским – после падения Второй династии Хань в начале III в. Когда начинается средневековье в Индии, в Иране, на Ближнем Востоке? Было ли в этих странах Возрождение? Когда заканчивается средневековье в Азии и Африке? Согласно теоретикам феодализма, чуть ли не в начале XX в. Да и в России с этим не все ладно: крепостничество существует до 1861 г., а абсолютная монархия – до 1917 г.

Нашу классификацию можно согласовать и с другими историческими классификациями. I–IX периоды (1 цикл) мы назовем «архаикой» с подразделением на «протодревность» (I–IV периоды) и «протосредневековье» (V–IX периоды). Во 2 цикл войдут периоды с X по XVIII, которые мы вновь разделим на «древность» (X–XIII периоды) и «средневековье» (XIV–XVIII периоды). 3 цикл начнется с XIX периода и будет продолжаться по настоящее время. Согласно нашему принципу симметрии, он также должен включать в себя 9 периодов, из которых мы пока находимся лишь в третьем. Первые 4 (XIX–XXII) мы назовем «новым временем», 3 последующих (XXIII–XXVII) «новым средневековьем». XX период для удобства рассмотрения можно разделить на 2 подпериода по 123 лет каждый (1700–1823 и 1825–1930 гг.).

 

Пока что наша историческая схема относилась лишь к цивилизациям Старого Света. Что делать с доколумбовыми цивилизациями Нового Света, приносящими немало неприятностей традиционным историкам? К какому историческому периоду мх отнести? в школьных, а иногда и в вузовских учебниках они обычно рассматриваются вместе с открытиями Колумба, хотя назвать эти цивилизации феодальными вряд ли можно. Для них невозможно провести некую грань между «древностью» и «средневековьем» по V в. н. э. или вблизи него. По своему типу эти цивилизации больше всего напоминают ближневосточные цивилизации 3–2 тыс. до н. э. Именно этот неоспоримый факт и навел нас на мысль постулировать для цивилизаций Нового Света «временной сдвиг» в 3000 лет по сравнению со Старым Светом. Тогда начало цивилизации для Нового Света условно приходится на 50 г. до н. э., при этом почти совпадая с первыми достоверными письменными датами (36 и 31 гг. до н. э.), а история цивилизаций Нового Света относится к I–VII периодам, т. е. полностью к 1 циклу – «архаике».


I. 50 г. до н. э. – 200 г. н. э.

II. 200–450 гг.

III. 450–700 гг.

IV. 700–950 гг.

V. 950-1200 гг.

VI. 1200–1450 гг.

VII. 1450 г. – до испанского завоевания.


Временной сдвиг можно выразить формулой:


Tma+3000=Tmn


где

Tma=tempus mundi antiqui (время Старого Света),

Tmn=tempus mundi novi (время Нового Света).


Таким образом, нам удалось «втиснуть» в нашу классификацию все цивилизации Старого и Нового Света (первобытные общества всех континентов должны, как уже было сказано выше, рассматриваться в другом курсе).

Наша периодизация значительно модифицирует традиционное деление «древность» – «средневековье» – «новое время». Можно ли придать этим понятиям некий реальный смысл? О нашем отношении к формациям уже было сказано выше. Аграрное общество существовало и в древности, и в средневековье. Однако цивилизация в I–XIV периодах все же отличается от цивилизации в XV–XIX и XX–XXI периодах. «Древность» все открывала впервые, «средневековье» уже осознает, что оно опирается на древность, но при этом относится к ней подозрительно, цензурируя ее и отбирая то, что ему подходит (и на Востоке тоже). Для средневековья существуют признанные авторитеты, жившие в древности – философы и религиозные деятели (Платон, Аристотель, Моисей, Христос, Заратуштра, Будда, Конфуций). Себя оно мыслит в качестве продолжателя этих традиций, вовсе не пытаясь превзойти гениев прошлого. Средневековье смиренно, его любимое занятие – комментаторство. В это время побеждают монотеистические религии, благодаря понятию внекосмического божества заметно изменяется картина мира по сравнению с древностью. Однако и картины мира ранней (архаики) и поздней древности уже отличаются довольно сильно: от первобытной концепции «трех миров» древность переходит к геоцентрической теории, согласно которой загробный мир находится на небесах.

Новое время мыслит себя в качестве возрожденной древности и действительно, кое-чем ее напоминает. У него снова появляется дерзость, оно как бы продолжает то, что не доделала древность. Снова появляются великие ученые и философы. Однако мышление человека нового времени уже не то, что у древнего, поэтому «возрожденные» древние институты и категории приобретают иное звучание. Новое время уповает на практику, его картина мира намного более сложна, чем древняя. Но мыслитель древности смог бы понять мыслителя Нового времени, они оба предполагают для мышления некоторые рациональные основания, в отличие от мистического средневековья, придающего разуму небольшое значение. При этом античный мыслитель удовлетворяется логичными теориями, а мыслитель Нового времени требует экспериментальной проверки.

Все же, если «древность» (точнее, «архаику») можно выделить для большинства цивилизаций, «средневековье» – лишь для цивилизаций Старого Света, то «Новое время» без оговорок можно выделить лишь для Европы, что ставит под удар всю эту трехчленную классификацию. Поэтому далее мы применяем эти термины чисто условно, в качестве замены предлагая нашу периодизацию.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48 
Рейтинг@Mail.ru