Практическая психология. Изучение индивидуальных различий

Виктор Пономаренко
Практическая психология. Изучение индивидуальных различий

Дракон и порядок

Не стану говорить, как я познакомился с этим человеком. Нет, он не обращался ко мне за консультацией. Он, похоже, и без психолога чувствовал себя вполне уверенно и в посторонней помощи не нуждался.

Однако когда я узнал, что он вытворяет в собственном доме, я вначале засомневался – не болен ли он? Но его соседом по подъезду оказался врач-психиатр, который охарактеризовал его, как вполне здорового, психически адекватного мужчину.

Несколько суровый на вид. Всегда собранный, подтянутый, деловитый. Любит возиться в гараже, чинить машину, что-то мастерить. На работе о нём хорошо отзываются. Надёжный профессионал. Умелый, опытный. Прямо, образец. Пример для подражания.

Только вот… этот опытный и умелый… «образец»… регулярно зверски избивает свою жену. Он заводится от любой её оплошности: не так слово сказала, не убрала квартиру вовремя, посмела сделать замечание. Злоба охватывает его, он набрасывается на бедную женщину с кулаками, валит её на пол и избивает лежачую.

«Я знаю, что у нее больной желудок, язва. И я стараюсь бить её ногами в живот», – как-то признался он. Но в этом признании не было сожаления.

Как это мерзко, отвратительно! Но это реальность и, увы, хорошо узнаваемая. Домашнее насилие – явление нередкое даже в так называемых цивилизованных обществах. Глубокое сочувствие охватывает любого нормального человека при виде жертвы этого насилия. Бывает, что избиениям и иным оскорблениям в семьях подвергаются мужчины, но чаще речь идёт о женщинах-жертвах. Хочется их спасти, чем-то помочь. Но что нередко слышишь в ответ на предложение помощи?

– Не надо. Благодарю. Я справлюсь сама.

– Как же вы справитесь, если не справлялись до сих пор?

– Всё равно, не надо. Идите своей дорогой.

Возникает закономерный вопрос. Вернее, два вопроса.

«Куда смотрели её глаза, когда она выходила замуж за такого?» и «Почему она всё это терпит?»

Многие пытаются ответить на эти вопросы: кто из сострадания, кто из любопытства. Обсуждают их на общей кухне и в телевизионных ток-шоу. Пробуют зайти то с одной, то с другой стороны. Но приходят всегда к одним и тем же выводам: замуж вышла, потому что любила. А любовь, как известно, зла и слепа. А терпит – значит, или боится, или… мазохистка. Может, она удовольствие получает от издевательств?

Легче всего махнуть рукой и предоставить эти ущербные семьи самим себе. Дескать, пусть разбираются между собой. А чтобы не мучила совесть, объявить этих людей не вполне нормальными. Он – садист, она – мазохистка. Мы-то тут причем?

Но если вот так отмахиваться, не понимая причины явления, то можно самим стать жертвой. Или дождаться, когда жертвами станут наши близкие.

От этого, кстати, никто не застрахован. Даже всемирно известную балерину Айседору Дункан, говорят, поколачивал Сергей Александрович Есенин. И это не были безобразные выходки пьяного человека. Отчётливо прослеживалась своеобразная «идеология» битья.

Попробуем разобраться в происхождении семейного насилия, используя знания психологии. Глядишь, не только поймём его природу, но и научимся бороться с этим злом. Заметьте, именно со злом, а не с людьми, втянутыми в его орбиту.

Итак, ответим на первый вопрос: «Понимала ли женщина, будущая супруга будущего злодея, за кого она выходит замуж? Что, собственно, она понимала? Кого видела перед собой и как ко всему этому относилась?»

Представим ряд бытовых картин. Мальчик приходит на день рождения к девочке, которая ему нравится, и дарит ей… шерстяные носки. «Бабушка связала», – говорит он отчетливо, внятно, с полным сознанием своей правоты, – «Зима на пороге. Ноги нужно держать в тепле. Смотри, не простудись». И девочка понимает, что он прав, вместе с его бабушкой, и ей приятна его забота. Она с любопытством пытается заглянуть ему за спину, куда он спрятал руку. Интересно, что там?

– Это цветы? – пробует догадаться она.

– Вот ещё! Буду я поощрять спекулянтов! Да и зачем – цветы завянут, только мусор в доме. Я тебе фруктов купил. Витамины! На-ка вот, возьми, – и он протягивает «новорожденной» увесистый пакет.

Что она должна подумать? – Что он скуповат, но заботлив. Что он домовитый, расчетливый, рациональный. И что, ухаживая за ней, он имеет серьёзные намерения. Разве же это плохо?

А вот мальчик идёт с девочкой по улице, плотно обхватив её за талию, как некую собственность. Он волком глядит по сторонам, предупреждая потенциальных обидчиков: «Только попробуй, тронь!» А на девочку смотрит приветливо, даже подобострастно. Разве ей это не приятно?

Ещё картина. Девочка расстроилась, расплакалась. У неё ничего не выходит, всё валится из рук. Нервы на пределе. Она готова впасть в истерику. Мальчик твёрдой рукой хватает её за плечо, встряхивает. Потом отвешивает ей пару коротких – не сильных, но чувствительных – затрещин. «А ну-ка, сейчас же возьми себя в руки», – говорит он тоном, не допускающим возражений. И она понимает, что он и в этой ситуации прав. Да, ей обидно, что он посмел её ударить. Но, в то же время, она благодарна ему за эту успокаивающую взбучку. А как же могло быть иначе, ведь рядом с ней мужчина. Похоже, настоящий мужчина.

К чему эти зарисовки? Какое отношение они имеют к семейному насилию? – Самое прямое. Такие и подобные им картины видит девушка, которой грозит в будущем стать жертвой собственного мужа. Она непосредственно в них участвует.

Мы спрашивали, каким она представляет себе его, будущего тирана, когда собирается замуж? – А вот таким и представляет: мужественным, домовитым, серьезным, рациональным, заботливым. Думает ли она о чём-либо плохом, что может между ними произойти? – Вряд ли.

Скажу больше: уже став его женой, и познав горечь унижения, она не спешит расстаться с мужем-насильником. Ведь она гораздо чаще видит его не разъяренным животным, а всё тем же – хозяйственным, заботливым и… справедливым. Да, да. Не удивляйтесь. Именно справедливым, ведь многие акты семейного насилия представляют собой наказание за реально совершённый проступок. К тому же, совершённый не единожды.

«Раз сказал – не понимает, два – не понимает. Так получай же!» – Таков ход злобной, звериной, но всё же мотивированной мысли домашнего деспота. И его жена это учитывает. И бывает, что становится на его сторону, когда её пытаются от него защитить. Это ответ на второй вопрос: почему не уходит. Потому, что, как ни парадоксально это звучит, видит в нём больше достоинств, чем недостатков.

Этот, по всем человеческим меркам, негодяй, как правило, имеет прочное положение в обществе. Не обязательно высокое, но всегда устойчивое. Он хорошо зарабатывает, не бросает ни слов, ни денег на ветер. Он прижимист в расходах, но зато стремится наполнить дом, как чашу, доверху. Он заботится о детях. Он не имеет намерения разрушить брак. Домашние тираны редко выступают инициаторами разводов. Они десятилетиями, всю жизнь, хранят верность одной семье.

Какова же природа этой странной и страшной двойственности – стремления к упорядоченной жизни, с одной стороны, и агрессии, с другой? Её корни – в особенностях темперамента человека. А темперамент – это, прежде всего, скорость психических процессов.

Есть люди, которым трудно следить сразу за несколькими потоками информации. У них, образно говоря, «медленные вязкие мозги».

Скажем, сидит такой человек, смотрит телевизор. Жена обращается к нему: «Вася, иди обедать». Он не реагирует. Жена зовёт ещё раз. И снова молчание в ответ. Это становится обидно. Жена подходит к мужу и трогает его за плечо. Он ошалело оборачивается: «Машенька?! Как же ты меня напугала! Ты что-то хотела?» Оказывается, он не слышал жену. И не потому, что глухой. Со слухом у этого человека всё в порядке. Он просто не в состоянии отслеживать информацию, исходящую от двух и более источников.

«Медленные мозги», не значит слабые, непродуктивные. Интеллект у таких людей может быть каким угодно – хоть высоким, хоть низким. У каждого – свой. Речь не о том, что они плохо соображают, не понимают чего-то. Нет. Мы говорим, что они соображают относительно медленно, и потому не успевают осмысливать одновременно несколько информационных потоков. Им гораздо комфортнее, когда информация приходит к ним в определенном порядке, не спеша.

К примеру, чиновник, работающий с документами, не справляется. Он проанализировал только две служебные бумаги, а за это время к нему на стол положили ещё десять. Образовалась гора. Хоть криком кричи. Что делать? – Очень просто. Повесить на дверь табличку: «Приём документов по понедельникам и четвергам. Строго с десяти до двенадцати. Посторонним вход воспрещен». Или ещё что-то в том же духе. И вот поток деловой корреспонденции уже ограничен, взят под контроль.

Люди с «медленными мозгами» сознательно или интуитивно стремятся взять под контроль все приходящие к ним потоки информации. А откуда они приходят, эти потоки? Что является их основными источниками? – События, предметы и люди. Вот почему наши «герои» делают всё, чтобы избежать незапланированных событий и упорядочить вокруг себя – «разложить по полочкам», «построить» – предметы и людей.

Порядок – это способ повысить эффективность работы за счет тщательной организации информационных потоков. И те, у кого от природы несколько замедлены психические процессы, уповают в жизни только на этот способ. И не напрасно.

«Люди порядка» – исключительно организованные, дотошные, склонные вникать во все детали поступающей к ним информации. Без этой склонности человеку не стать профессионалом, ни в чём. И, наоборот, при наличии этой психической особенности, всё, за что берётся человек – даже повседневные бытовые дела – он делает профессионально. Умело и ответственно.

Как же сюда вплетается агрессивность? – А вот как. Ответьте на вопрос: можно ли упорядочить всю информацию, которой наполнено окружающее пространство, особенно, если это пространство большого города? – Нет, конечно. Информации слишком много. Везде и всюду её источники – какой-то калейдоскоп событий, людей и предметов! И все они неуправляемые. Ну, членов семьи ещё можно как-то призвать к порядку. Подчинённых. А кого ещё? Все остальные живут и ведут себя, как им вздумается.

 

«Человек порядка» пытается сделать и в этих условиях хоть что-нибудь. Вот он входит в трамвай. Ему трудно оставаться спокойным. Везде бардак и неразбериха. «Молодой человек, что вы здесь встали? Вы загораживаете проход. Женщина, вы сядьте. А вы, мужчина, встаньте. Водитель, почему вы не объявляете остановки? Куда вы пошли? А вы куда?» Но эти попытки упорядочить среду обитания тщетны. Его никто не слушает. Его толкают, обзывают. Над ним потешаются. Домой он приходит злой, как чёрт. И смертельно уставший от информационного стресса.

Эта усталость накапливается, превращается в постоянное раздражение, направленное против всех. Формируется агрессивная, даже человеконенавистническая установка. Горе тому, кто попадёт под руку «человеку порядка», когда он зол! Тогда и незначительная провинность может породить необузданный, звериный гнев.

Склонность к порядку является врождённой, так как это производное от особого – «замедленного» – темперамента.

У «людей порядка» есть два пути, чтобы не стать жертвой губительных для них информационных перегрузок. Первый: они могут попробовать упорядочить хотя бы чьё-то поведение: близких, зависимых от них людей. И они добиваются этого, не считаясь со средствами. В их арсенале – угрозы, побои и иные варианты деморализации человека.

Помните, в замечательном фильме Георгия Данелия «Слезы капали» главный герой (типичный «человек порядка») приходит домой и видит, что его жена собирается на деловую встречу. Она в прихожей, у зеркала, подкрашивает помадой губы. Он критически оглядывает её и презрительно бросает: «Зачем ты красишься? Кого ты хочешь прельстить, кикимора?» Женщина роняет тюбик с помадой, заливается слезами и… никуда не идёт. Остаётся дома. А её мужу только того и надо. Он затевает с ней какой-то бытовой разговор, как ни в чем ни бывало. Что, он на самом деле считает свою жену кикиморой? – Нет, разумеется. Просто он разозлился: целый день ничего не клеится, а тут ещё жена уходит неизвестно куда – лишний информационный стресс. И нарочно оскорбил её, чтобы деморализовать, лишить воли к принятию решения.

Любое домашнее насилие имеет принципиально ту же природу: деморализовать близкого, превратить в безгласное, полностью послушное и зависимое существо. С таким тихоней «человеку порядка» легче жить – меньше забот и хлопот.

Однако бывает, что упорядочить поведение других не удается. Эти «другие» не желают, и всё тут. Тогда актуальным становится второй путь избавления от информационного стресса – отшельничество, одиночество. Отвергнутый «человек порядка» селится на отшибе. В прежние времена это были мельница, кузница, одинокий постоялый двор – места, недаром овеянные мрачными преданиями… К этому же типу людей относятся лесники, одинокие путешественники, охотники-промысловики. Все они, мягко говоря, не отличаются дружелюбием. Мудрый народ-языкотворец дал им точное имя: «бирюк». Это слово обозначает не только нелюдимого отшельника. На одном из российских диалектов так кличут волка.

Из сказанного можно сделать вывод: если мы хотим найти в «человеке порядка» спокойного и уравновешенного партнёра, а не агрессора, не следует… его пугать. Не нужно создавать ему дополнительных проблем своим непредсказуемым поведением. Наоборот, ему надо помочь упорядочить жизнь. Стать для него «инструментом порядка». И он будет это «инструмент» ценить и беречь больше всего на свете.

Но только нужно помнить: обмануть такого человека, прикинуться перед ним тем, кем на самом деле не являешься, не выйдет. Он внимателен, прозорлив, искушен в интригах. У него систематизированный, упорядоченный жизненный опыт. Его не проведёшь на мякине.

Поэтому, предлагая ему свою помощь, взваливая на себя ту или иную социальную роль, нельзя браться не за своё дело. За то, с чем можешь и не справиться. Он быстро поймет это и накажет. За что? – Да за то, что тем самым его заставили лишний раз понервничать.

Есть более простой способ наладить отношения с «человеком порядка», чем становиться таким же упорядоченным, как он сам. Правда, при этом глубоких, доверительных отношений не получится. Но, быть может, и не надо? Зато эти отношения будут взаимно вежливыми и уважительными. Как этого добиться? – Есть «золотое» правило.

На территории (в широком смысле слова), принадлежащей человеку порядка, подчеркнуто выполняйте его требования, живите по его «уставу». Но на вашей территории заставьте его жить по вашим правилам. Не уступайте, перешагните через ложную деликатность.

Как это понимать? – А вот как. Он приходит к вам домой и оглядывается по сторонам. Вы ему сразу: «Вот тапочки, у нас принято переобуваться. Садитесь сюда, это кресло для гостей. Не ходите по ковру, вы протрете в нем дыру» и т. д. Он что-то сказал по поводу вашего интерьера, с его точки зрения, неудачного. Не пропускайте этих слов мимо ушей и, тем более, не кивайте смущенно, и не оправдывайтесь. «Что вы сказали? Неудачный? Чепуха! Я-то как раз считаю, что очень удачный!»

Думаете, он обидится? – Ничуть. Ему на самом деле безразличен ваш интерьер. Он лишь проверяет, есть ли у этого дома хозяева. Играете ли вы эту роль уверенно. Если да, то он тут же успокоится и отстанет, превратившись в милейшего, покладистого человека.

А чего ему сердиться, ведь всё здесь под вашим контролем, ему не о чем волноваться. В управляемом доме такой человек может позволить себе расслабиться, и за это очень уважает его хозяев. А вот если так называемые хозяева уступают ему бразды правления, тогда держись. Уж он управит, так управит! Только попробуйте на его вопрос: «Куда можно сесть?», сказать: «Да, куда хотите!» Он усядется… на вашу голову.

Как быть, если его дом в то же время и ваш? – Ничего страшного. Ведь можно и в общем доме разделить зоны ответственности. А в сожительстве с «человеком порядка» это, без преувеличения, жизненно необходимо. Если он отвёл вам кухню, гоните его в шею из кухни, пока не настало согласованное вами заранее время обеда. Если он морщится на якобы плохо приготовленный кофе, смело забирайте чашку из его рук. Не нравится – не пей! И не растекайтесь патокой, если он вдруг соизволит принести вам извинения. Держитесь строго.

Начинайте защиту своей территории с мелочей, с самых первых, робких ещё, его поползновений. И тогда вы отделаетесь лёгким напряжением эмоций. Хлопайте его по рукам, чтобы потом не пришлось бить по физиономии. Помните: когда вы уже позволили ему бесчинствовать на некогда вашей территории, вернуть завоеванное им, а также его к вам уважение, будет значительно труднее.

Словом, правы те женщины, которые не позволяют мужьям (принадлежащим к типу «людей порядка») обсуждать женские дела. «Что ты-то нос свой суёшь? А ещё мужиком называешься!» Эти и подобные им слова действуют на потенциальных тиранов, как магическое заклинание.

Эх, знали бы об этом жёны Ивана Грозного, Петра Великого, Иосифа Сталина, Синей Бороды и других легендарных «людей порядка»! Смотришь, и их, и наша с вами история пошла бы иным путем.

Делай как я

Есть люди, абсолютно убеждённые в своей правоте. Они точно знают дорогу «в счастливое завтра». И твёрдо уверены, что только им открыта истина. При этом они охотно указывают направление к счастью и к истине всем желающим. Вон там – «прекрасное далёко». И они простирают руку вперёд. А вот тут – и они тычут пальцем в книгу, в газетную статью, в чертёж или график на стене… вот тут – истина!

Чтобы столь уверенно жестикулировать, нужно не допускать альтернативы: только так, и никак иначе. И порой кажется, что таким людям очень просто живётся, что они получают от жизни всё, что только захотят. Но так ли это?

Людмила пришла ко мне на консультацию расстроенная и несколько растерянная.

– Я даже не знаю, поймёте ли вы меня? – Она достала из пачки длинную изящную сигарету и, спросив разрешения, закурила. Сам я не курю, но запретить делать это в моем присутствии красивой женщине, у которой, к тому же, глаза на мокром месте – язык не повернулся.

– Мои подруги говорят, что я Бога гневлю, что ищу от добра – добра. Ведь мой муж – очень серьёзный и статусный человек. Оказаться на моём месте мечтали бы многие женщины. А я… не пожелала бы этой доли и своему врагу.

– Вы давно замужем? – Спросил я Людмилу.

– Двенадцать лет.

– А в каких условиях вы живёте?

– Что вы имеете в виду? Материальные условия? У нас загородный дом. В основном мы живём там. Есть и большая квартира в центре города. Но экология ужасная – дышать совершенно нечем. За городом значительно лучше. Вы согласны?

– Разумеется. – Я понимающе кивнул, и поймал себя на мысли, что зависть – недостойное чувство. Впрочем, не рано ли я позавидовал Людмиле? Ведь она только что призналась, что своей участи и врагу не пожелает. Верно сказано: богатые тоже плачут.

– Итак, в чём же ваша проблема?

Людмила пустила вверх тонкую струйку сигаретного дыма.

– С чего начать, чтобы вы правильно меня поняли? Ну, во-первых, мой муж не ночует дома.

– Это как же следует понимать?

– Буквально. Хорошо, если он остается на ночь хотя бы раз в неделю. Он объясняет это неотложными делами, с которыми без него никто не справится. Он «горит» на работе. Все мои возражения и просьбы уделить внимание семье наталкиваются на такое возмущение с его стороны, что я уже не решаюсь протестовать.

– А ты думаешь, – говорит он мне всякий раз, – деньги с неба падают? Нет, их нужно заработать. В поте лица. И вообще, бизнес – это такой процесс, который невозможно остановить. Он, как маховик, раскручивается всё сильнее. И знаешь, что я тебе скажу: я – и заложник этой мощной силы, и её источник. И мне это нравится. В этом – моя жизнь. Так что, пожалуйста, не мешай. И не нервничай. Поезжай-ка лучше за границу, отдохни.

– Куда я поеду?

– Куда хочешь. Раскрути глобус, останови его, закрыв глаза, и куда попадет палец, туда и поезжай. Денег я тебе дам, сколько нужно. Хочешь – возьми с собой детей, хочешь – не бери. Останутся дома, с гувернёром…

– У вас есть дети? – Спросил я Людмилу.

– Двое. Мальчики. Погодки. Старшему – одиннадцать, младшему – десять.

– И как ваш муж относится к сыновьям?

– Сложный вопрос. Конечно, он их любит. Но иногда мне кажется, что они его сейчас так же мало интересуют, как и я. Только у них перспектива лучше. Вот они подрастут, ума наберутся, определятся в своих вкусах и пристрастиях – тогда он ими и займётся. А мной, пожалуй, уже никогда.

– Ваши отношения всегда были такими прохладными?

– Ну, что вы, разве я вышла бы за него замуж, если бы мы не любили друг друга!

Людмила и Алексей, так звали её мужа, познакомились ещё в университете. Людмиле очень нравилась целеустремленность Алексея – его неуёмная энергия и амбициозные притязания. Он с первого курса учился только на «отлично». И ни у кого не поворачивался язык подтрунивать над ним, как над другими «ботаниками». Всем было очевидно, что он не имеет ничего общего с прилежными, немного инфантильными коллекционерами «пятёрок». Он твёрдо знал, чего хочет от жизни. И создавал себе прочный фундамент. В нём уже тогда проявлялся масштабный человек.

Они поженились. Алексей не давал своей юной жене эмоциональных обещаний, не рисовал заманчивых и, как правило, несбыточных картин будущего. Он просто сказал: «У тебя будет всё, что только пожелаешь». И слово своё сдержал.

У них двое прелестных мальчишек. Дом – полная чаша. Нет только одного – дружбы и привязанности друг к другу. Куда же всё это ушло? Ведь было же, было!

Слушая рассказ Людмилы, я не мог избавиться от ощущения, что читал нечто подобное. Где же? Ах, да. В моем любимом романе «Золотой телёнок»! Я перечитываю его всякий раз, когда хочу поднять себе настроение.

«Фамилия инженера была Треухов. Трамвайная была задумана Треуховым уже давно, ещё в 1912 году, но городская управа проект отвергла. Через два года Треухов возобновил штурм городской управы, но помешала война… Треухов мечтал о большом деле. Ему нудно было служить в отделе по благоустройству, чинить обочины тротуаров и составлять сметы на установку афишных тумб. Но большого дела не было. Проект трамвая, снова поданный на рассмотрение, барахтался в высших губернских инстанциях… «Это варварство», – кричал Треухов на жену. – «Денег нет? А переплачивать на извозопромышленников, на гужевую доставку на станцию товаров есть деньги?»… Он вынимал из стола напечатанные светописью на синей бумаге чертежи и сердито показывал их жене в тысячный раз. Тут были планы станции, депо и двенадцати трамвайных линий… По крайней мере, пятая часть жалованья уходила у Треухова на выписку иностранной технической литературы. Чтобы сводить концы с концами, он бросил курить… И вот наконец вопрос решился благополучно… Треухов утонул в работе».

 

Несмотря на лёгкий сатирический жанр, роман Ильфа и Петрова «Золотой телёнок» написан с глубоким знанием психологии. Инженер Треухов изображен очень достоверно. Он упорный до упрямства. Его нельзя сдвинуть с избранного пути. Невозможно переубедить. Да, его идея пустить в городе трамвай вполне рациональная. Но, уверяю вас, если бы изначально в голову ему пришла менее разумная мысль, он всё равно настоял бы на своём. И претворил в жизнь даже нечто фантастическое.

Русский философ Николай Фёдорович Фёдоров в качестве главной миссии человечества провозгласил воскрешение всех ранее умерших (как он говорил, «отцов»). Смерть человека, переход его из бытия в небытие – величайшая несправедливость. А как же наши мысли, чувства, привязанности, уникальный опыт? – «Все в землю ляжем? Всё прахом будет?» – Обидно.

«Нужно», – призывал Фёдоров, – «сделать всё, чтобы воскресить дорогих нашему сердцу мертвецов».

На первый взгляд, странная идея, несбыточная мечта. Но, не тут-то было! Уже младший современник и последователь Фёдорова – Циолковский ставит эту задачу перед собой, как вполне реальную, и старается перевести её решение на технологический уровень. «Хорошо», – говорит он себе, – «мы их воскресим, не вопрос. Но где все они будут жить, чем питаться? Возможности Земли в этом плане ограниченны, а народ будет всё прибывать и прибывать».

И Константин Эдуардович начинает усиленно думать об освоении околоземного пространства, о строительстве искусственных спутников Земли – обитаемых орбитальных станций, где и должны будут поселиться вернувшиеся к жизни люди. В результате учёный выдвигает целый ряд важнейших научных идей, принципов, ставших основой космонавтики, ракетостроения.

В свою очередь, младший современник и последователь Циолковского – Сергей Павлович Королёв превращает космонавтику из полуфантастической идеи в ведущую отрасль науки и промышленности мировой сверхдержавы – Советского Союза. Вот так.

Откуда же берутся эти деятельные, созидательные люди, для которых «нет преград на море и на суше»?

Причина кроется в особом складе психики. Природа одаривает их сильной, насыщенной энергией нервной системой, которая заставляет своих обладателей ставить перед собой масштабные задачи. Это происходит естественно. Просто человек не сомневается, что сумеет сделать всё, что захочет. И буквально с детства настраивается на большие победы и свершения. Спросите его, ещё молодого и неопытного: «А ты уверен, что справишься со столь трудной задачей?» – «Конечно! Почему же нет?»

И вот что интересно: не размениваясь на мелочи, такой человек ставит перед собой большую цель, с которой невозможно справиться в одиночку. И при этом он не может отделить её от себя. В этой цели воплощена вся его сущность. Отказ от неё равносилен для него самоубийству. Поэтому он рвётся в бой, отдаётся делу без остатка. Но без помощников, без единомышленников справиться с ним не может. Окружающих его людей он воспринимает исключительно как необходимые инструменты для реализации своего замысла.

Это и называется истинным лидерством. Лидер сам, по-настоящему, намерен достичь своей цели, не считаясь с затратами. Это про него говорят: «Кто хочет – тот добьётся». Это он твердит сквозь стиснутые зубы: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» Не «делай, как я говорю», а «делай, как я» – вот его девиз. И ему нужны сподвижники. Тот, кто помогает ему на пути к цели, обретает для него ценность. А тот, кто мешает или просто не имеет к делу отношения, эту ценность теряет.

Права, права Людмила, что беспокоится о своём будущем. О непростых отношениях с мужем. Алексей из тех мужчин, что уходят от жен к своим секретаршам. И напрасно брошенная жена спрашивает в слезах: «Чем она лучше меня?!»

Чем? – Только тем, что она – его соратница, его правая рука. А жена – милая, добрая, сексуальная, но, увы, женщина, живущая в каком-то параллельном мире. Да, будь она трижды заботливая хозяйка, любящая мать, для своего мужа она будет скучной сожительницей, раздражающей своими приставаниями. «Поешь, отдохни». – «Да, не хочу я есть. И не время сейчас отдыхать». «Я напекла тебе пирожков». – «К черту пирожки! Дай-ка мне лучше телефон, я должен немедленно позвонить партнёру».

И не дай Бог, женская забота ещё и пойдёт в разрез с убеждениями этого мужчины! Тогда и самому близкому человеку несдобровать. Феликс Эдмундович Дзержинский – воплощение целеустремленности и социальной активности – не был женат. Но у него была сестра, которая редко видела его у себя дома. И вот однажды он заехал к ней в гости. Сестра радостно подала на стол свежеиспеченные оладьи. Она хотела подкормить вечно голодного Феликса. Но не тут-то было.

«Откуда у тебя мука?» – Сурово спросил Дзержинский, – «У спекулянтов купила?! Я ночи не сплю, сил и здоровья не жалею, чтобы ликвидировать спекуляцию, а родная сестра поощряет эту нечисть!» С этими словами он выбросил оладьи в форточку. И это в голодной Москве!

Весь мир для человека подобного склада превращается в строительную площадку, на которой всё выше и выше растёт задние его цели, его веры. Его семья – тоже часть этого строительства. Бывает, что с годами мир мужа-деятеля всё больше отдаляется от мира жены-домоседки. А это уже чревато распадом семьи. Зачем же она тогда нужна, если супруги просто не понимают друг друга? Если они – разные люди?

Значит ли это, что жена целеустремлённого мужа должна быть вовлечена именно в то дело, которому он служит всю свою жизнь? Должна ли она, чтобы сохранить его любовь и внимание, печатать его научные рукописи, редактировать литературные труды, расклеивать по ночам листовки с его призывами? – Желательно, но не обязательно. Главное – быть равноценным партнёром своему супругу.

Мы всё время говорим о деятельных мужчинах и каких-то сугубо домашних женщинах. Наверное потому, что рассматриваем конкретный случай с Людмилой и Алексеем. Но разве мало на свете социально активных женщин, женщин-лидеров, женщин-созидателей и вершителей судеб? Лидерство, настойчивость и всепоглощающая вера в успех – отнюдь не только мужские качества. Так что сказанное в полной мере относится к представителям обоих полов. Жена не должна отставать в своих достижениях от мужа, а муж – от жены. Только при этом условии брак будет долгим и счастливым.

Я не посвящен в подробности отношений, например, Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Но готов поспорить, что она всегда гордилась тем, что замужем за великим Ростроповичем. А он наверняка гордился, что его жена – гениальная Вишневская. Берусь это утверждать ещё и потому, что среди моих знакомых есть такие пары. Быть может, не такого масштаба, но всё же. Увидев и узнав мужчину, люди толкают друг друга в бок: «А вы знаете, это ведь муж Ирины Павловны». А увидев её, со значением говорят: «Это жена Олега Петровича». И в обоих случаях на лицах говорящих читается уважение.

Жизнеспособно только партнерство равных, полезных и интересных друг другу людей. Поняв эту простую истину, Людмила перестала тыкать пальцем в глобус и ходить по салонам красоты, чтобы убить время. Она занялась бизнесом. И уже через два года стала владелицей и руководителем кадрового агентства. Конечно, на первых порах муж ей в этом помог. Но, убежден, скоро и она сможет реально помогать мужу своим влиянием, своими технологиями и даже деньгами. Главное, что уже теперь их брак вновь наполнился смыслом. А без этого наладить жизнь с целеустремленным человеком невозможно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru