Жизнь в поисках истины

Виктор Петрович Майко
Жизнь в поисках истины

ПРЕДИСЛОВИЕ

Счастливые годы своего детства я провёл на Крайнем Севере, в крохотном посёлке, где проживало мало людей и была прекрасная природа, тайга, поляны, поросшие кустарниками ягод, речка. Замечательная зима и крохотное лето. Моих сверстников в посёлке не было, и это меня не огорчало. Мне нравилось мое одиночество, мой лес, мои трамплины, моя лыжня, пекарня, где работала моя мама. Мне нравилась весна, наступающая в начале июня, капель и первая зелень проснувшейся травы, первые красные и белые цветы клевера с их неповторимым запахом. Просыпаются муравьи и начинают умело обустраивать свой быт. Наблюдения за изменениями в природе приводили к размышлениям и различным фантазиям, где я иногда выступал главным героем. Укрепившуюся в голове фантазию тут же пытался реализовать в жизни. Увидев мотоцикл, я сразу же приступал к его изготовлению, используя обручи от бочки и все остальные детали из этой же бочки. Мотоцикл был слегка похож на настоящий, но не передвигался, вообще он был похож на самокат с большими колёсами, что я немедленно пытался превратить в жизнь. Так, незаметно для себя сформировалась привычка: любую фантазию обязательно оценивать своими личными возможностями её реализации. С каждым годом эта привычка все больше и больше внедрялась в мое сознание, закладывая основные принципы: создавай то, что можешь сделать сам, и пытайся разобраться с законами, действующими в мире. Когда мне исполнилось 7 лет, мой папа подарил мне книгу «Наша Великая Родина», на обложке был изображён Сталин И.В., стоящий в поле зрелой пшеницы. День за днём я изучал эту замечательную книгу, ставшую для меня энциклопедией на все школьные годы. Гордость за нашу страну, в которой были собраны люди всех национальностей, за нашу промышленность, за наши успехи переполняла мое сердце. Мне хотелось быть одновременно и машинистом на железной дороге, и летчиком, и танкистом, и шахтером. Для всех я придумывал сценарий со своим участием, конечно, в качестве героя. Машинистом, летчиком, танкистом, шахтером я не стал, но быть в авангарде наших геройских тружеников мне хотелось быть всегда. В своей повести я описываю реальные события, имевшие место в моей жизни. Долг перед моей Родиной (СССР) должен быть всегда исполнен лучшим образом. Это была аксиома, которая не требует доказательств. Родина дала мне возможности для самореализации и всестороннего развития, обустроила мой быт и способствовала развитию творческих способностей. Уже в зрелом возрасте 45 лет я столкнулся с потерей главных, основополагающих принципов нашего государства и новой действительности, заставившей изменить мое мировоззрение. Выполненная в новой действительности большая и интересная научная работа в области теории информации, создание новых открытий и технологий не были удостоены вниманием ни со стороны государства, ни со стороны научных сообществ. Творчество стало анахронизмом, торговля всем, в том числе и ресурсами, стала главным занятием. Внутреннее несогласие и неприятие происходящего не способствовало укреплению здоровья. Учитывая эпидемии и высокую заболеваемость населения, я понимал, что в эти годы я ещё могу быть полезен обществу как человек, обладающий большим опытом созидания. Изучив основополагающие принципы жизнедеятельности организма человека, создал методику очищения и оздоровления человека информацией света и любви. Многолетние собственные испытания этой методики, которая в принципе не может иметь побочных эффектов, показали хорошие результаты, что немаловажно в наше непростое время перемен.

Благодарю моего сына, Майко Артема, за помощь в подготовке книги к изданию.

Благодарю мою жену, Майко Ольгу Александровну, первую читательницу, критика и редактора моей повести.

Благодарю нашего идейного вдохновителя Щербакову Лилию Владимировну за предложение написания книги и помощь на всех этапах ее создания.

Благодарю всех, кто был моим спутником по жизни. Надеюсь, что после прочтения моей повести их будет больше.

ГЛАВА 1. ДЕТСТВО

События детства не проходят, но повторяются, как времена года.

(Элинор Фарджон)

Дом

Зима, мороз -43, потрескивают деревья, кружит позёмка, знакомый до последнего пенька подлесок и радость – целый день на лыжах. Лыжи хорошо смазаны, мои трамплины стали ещё выше, радостное предчувствие своих маленьких побед. Короткий день быстро переходит в вечер, темнеет, и начинают завывать волки. Очень хочется есть. Пора домой. Мне 7 лет. Чувствую себя самостоятельным и независимым. Дома тепло, даже жарко. Вчера наколол дров на три дня. Дома одни женщины: бабушка, две сестры, мама. Папа офицер, его вижу нечасто: дежурства, продолжительные командировки. Считаю себя после папы главным. Бабушка со мной не соглашается, пьёт валерианку и жалуется. Мама молодец, она работает в пекарне и всегда меня поддерживает. Мама печёт необыкновенно вкусный хлеб и, когда я прихожу к ней, всегда угощает горячим хлебом с маслом и чаем. Я люблю папу и маму и стараюсь во всем им помогать. Колю и заношу дрова. Оттаиваю снег, очищаю крыльцо ото льда и снега, расчищаю сугробы, чтобы можно было выйти на улицу. В моей комнате репродуктор, который работает с утра до вечера. Мне очень нравятся песни военных лет, рассказы, как мы победили, и ещё передача «Угадайка» и разные сказки. Когда я был младше, я представлял себе, как в ящике репродуктора живут много очень маленьких людей. Они очень веселые и много чего знают. Все попытки познакомиться с ними не дали результатов. Я подкладывал сахар и очень огорчался, когда он оставался нетронутым. Потом мама сказала, что все это передаётся по проводам. И я представлял себе этих человечков, как они на морозе и ветре бегут ко мне по проводам. Мне было их очень жалко. Потом мне сказали, что я этого не пойму, а в школе меня всему научат.

Школа

Школу я очень любил и любил свою учительницу Веру Георгиевну. В школе нас было девять человек разного возраста. Из разных посёлков нас привозили на грузовой машине с брезентовым верхом. Мы, перемерзшие, со своими чернильницами падали в сугроб. В классе все вместе разогревали печку привезёнными поленьями и долго отогревались сами и отогревали свои чернильницы. Занимались мы за длинным столом. Вера Георгиевна подсаживалась к каждому из нас, накрывала своей шалью, и мы вместе учились писать и считать, и рассказывала нам много интересного о нашей стране. Домашних заданий у нас не было. Все, что говорила и показывала Вера Георгиевна, было очень интересным и хорошо запоминалось. Все это я оценил, когда попал в общую образовательную школу.

Моего папу перевели на другое место службы в Крым, где никогда не бывает зимы. Мне ее очень не хватало, и я просил папу вернуться обратно. В школе мне очень не понравилось. Все кричат, ругаются, учителя тоже. Я в четвёртом классе. В классе нас много, и все орут друг на друга и задираются. Раньше никогда не дрался, теперь дерусь каждый день. Сестры на переменах жалуются мне. Их обзывают, дергают за косы, я иду разбираться по-мужски с их одноклассниками. С каждым днём жалоб меньше. На дом задают уроки и постоянно проверяют домашние задания. Мне это очень не нравится. Вера Георгиевна очень хорошо подготовила нас по арифметике и русскому языку. Мы с ней изучили разные приемы, по которым решаются даже сложные задачи. В общем, и у меня, и у моих сестёр подготовка была значительно лучше, чем в этих школах. Возможно, детские увлечения математикой для меня и моей сестры стали определяющими. Моя сестра стала преподавателем математики и физики, я всю сознательную жизнь очень тесно связан с физикой и математикой.

Мой отец демобилизовался, ранения и контузии постоянно давали о себе знать. Мы постоянно переезжали в поисках жилья. За три года сменили пять школ, везде одно и то же: крики, ругань, какие-то непонятные требования и постоянные драки. Условия, в которых жила наша семья, царскими не назовёшь. Крохотный домик с земляным холодным полом. Семья из семи человек, к нам переехали престарелые мамины родители. Каждое утро мама даёт мне ведро и молоток, хожу вдоль железнодорожных путей, отбиваю от шлака несгоревший уголь, приношу домой, растапливаем печь. Пьём горячий чай с хлебом, в школу всегда опаздываю, но все равно успеваю по всем предметам.

Первый осознанный выбор

Как-то мой товарищ предложил пойти вместе в дом пионеров, где работали различные кружки. Больше всего меня привлёк радиокружок. Я был очень удивлён. Мои сверстники со знанием дела что-то паяли, наматывали провода, кто-то сидел в наушниках, приятный запах канифоли – все это поразило мое воображение. Я нашёл место, где мне было очень интересно. В кружке я получил первые теоретические и практические навыки, а главное, понял, что радиотехника это то, что меня интересует больше всего.

Собрал первый детекторный приёмник, услышал живую речь. Вспомнил детские поиски маленьких человечков в репродукторе. Мама была права: они приходят по проводам. Увлечение радиотехникой и электроникой стало для меня определяющим на все годы.

Незаметно прошли два года, наша семья переехала в город Керчь. Отцу выделили трёхкомнатную квартиру с центральным отоплением, водой и прочими благами цивилизации. Папа устроился на работу. Учеба в Керчи в седьмом классе была более интересной. В Керчи, к моей большой радости, тоже был радиокружок. Вёл кружок моряк, бывший капитан второго ранга, замечательный специалист. Много внимания он уделял теории, что впоследствии очень пригодилось.

Горизонты будущего

В городе был металлургический техникум, и мои родители настоятельно рекомендовали продолжить обучение в техникуме. О карьере металлурга я не думал, больше привлекала высокая стипендия. Я успешно сдал экзамены и был зачислен в группу разработки нерудных месторождений открытым способом. В нашей группе в основном были взрослые ребята, после армии, я был самым младшим, тем не менее у меня сложились со всеми очень хорошие отношения. Как правило, в начале каждого учебного года нас отправляли в колхозы на сельхоз работы, уборку урожая арбузов, помидоров. Рассчитывались с нами этой же продукцией, чему мы были очень рады. Старались работать добросовестно, и наши семьи были ещё больше рады нашим успехам. В техникуме я брался за ремонт любой радиоаппаратуры, и мне доверили радиоузел. У меня была своя комната, это многого стоило. Все это делало мое пребывание в техникуме значительным и очень взрослым. Требования к учебе были далеко не детские. Любимые предметы – математика и физика. В начале второго учебного года в радиоузел зашли муж и жена, наши преподаватели математики и физики, и проговорили дотемна. Эта беседа в корне изменила мою юную жизнь. Эти замечательные преподаватели убедили меня в том, что мое место в будущем не на карьере и не у доменной печи и что я должен обязательно окончить институт по профилю «физика, электроника». У меня появилась ясная цель, полностью совпадающая с моими личными интересами. Тяжело я расставался с техникумом.

 

Работа

Мне пятнадцать лет. Устроился на работу учеником электрика, одновременно пошёл в десятый класс вечерней школы. В это время был принят закон об обязательном среднем образовании. Вечерние школы наполнились взрослыми мужчинами и женщинами старше сорока лет. Все они претендовали на повышение разряда и должности, учеба их совершенно не интересовала. В арсенале на задних партах вино, карты, шахматы. Учиться другим они не мешали. Другие – это я и дорогая Фаина Евсеевна, пенсионер, преподаватель математики. Мы с ней часами распутывали самые сложные математические ребусы, не отходя от доски. Одновременно, учитывая немалый опыт в уличных разборках, записался на бокс, вольную борьбу. Занимался всем с большим желанием. Первую зарплату отдал маме. Со второй зарплаты купил велосипед, о котором давно мечтал. Мои возможности существенно выросли, я стал везде успевать. Работа мне нравилась, силовые установки, кабельные трассы, подстанции, автоматика, ремонт радиоаппаратуры. В 17 лет мне присвоили шестой разряд электрика по автоматике. Бригада, в которой я работал, была небольшая и дружная. Отношения ровные, всегда готовы прийти на помощь.

Мои первые испытания и курьёзы

Вечер, я дежурный электрик, вызов из котельной: перестали работать насосы подачи воды. Топка полная угля. Давление зашкаливает. Подрывные клапана не срабатывают. Котёл на грани взрыва. Над котельной дети продленной группы укладываются спать. Прошу женщин-операторов выйти из котельной. На щите меняю сгоревшие провода, захожу за металлическую перегородку, включаю насос – взрыва нет, слава Богу. Но увидел ад: все парокомпенсаторы заходили, как живые, сбрасывая с себя десятилетиями накопленную сажу. Под толщей сажи выползаю на воздух. Операторы перепуганы, но с детьми все в порядке. Утром разбор происшествия. Выслушав меня, механик, по существу не сделав мне замечания, объявляет мне выговор и обязывает работать сутками, спуская воздух с отопительных батарей всего жилого посёлка. Бригада оценила мое геройство и в полном составе помогла мне справиться с заданием. На следующий день после дежурства меня вызвали в военкомат для медицинского освидетельствования, врачи с удивлением обнаружили у меня повышенное кровяное давление, вот так отреагировал на мое геройство мой организм.

Курьезы в работе иногда случались. Мне семнадцать лет. Хорошо освоил технику лазания по деревянным и бетонным столбам. Как самого младшего в бригаде именно меня посылают на устранение обрывов проводов и ремонт осветительной арматуры. Получил наряд на устранение обрыва провода. Договариваюсь с электриком подстанции об отключении линии. Электрик всеми своими движениями показывает, что отключение выполнено. Карабкаюсь между проводами и… лечу в бездну. Очнулся на земле, лежу на спине и ничего не чувствую, говорить тоже не могу. Меня пытаются засыпать землёй, я не могу сопротивляться – руки, ноги не шевелятся, но слышу предложение облить водой. Представляю себя, засыпанного землёй и облитого водой. Смешно. Через четыре часа произношу первое слово. Оно, к моему удивлению, оказалось матерным. Начинаю постепенно ощущать руки и ноги и очень хочу увидеть того м....а, который не отключил линию. Меня толпой сопровождают домой, рассказывая «интересные» случаи из жизни. Дома молчу, отмываюсь и застирываю одежду. Мама каким-то неведомым образом узнает о происшествии и рекомендует немедленно идти к врачу. Маму успокаиваю, к врачу не иду. Раздумываю: второе происшествие после котельной уже не случайность. Оба могли быть последними. Какая-то неведомая сила меня поддерживает. Знаю, что мама молится обо мне. Увязать все вместе не получается. Через неделю выиграл боксерский поединок – похоже, нахожусь в форме. Бокс для меня – отдельная статья, лекарство от самоуверенности. Только возомнишь себя классным бойцом, как с удивлением, лёжа на спине, рассматриваешь потолок, который почему-то кружится вокруг тебя. День загружен очень плотно: утром работа, вечером школа или спорт. Такая насыщенность мне нравится, стараюсь везде успевать.

ГЛАВА 2. ЮНОСТЬ

Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел.

(Александр Сергеевич Пушкин)

Институт

Прошли выпускные экзамены в вечерней школе, как чистая формальность. По четверти предметов не аттестован, тем не менее аттестат получен, и вместе с ним хорошие знания по математике и физике. Легко поступил на заочное отделение Таганрогского радиотехнического института. Одновременно на работе начались постоянные командировки. После первого семестра понял, что совмещать командировки и учебу нереально. Желание учиться было сильным. Принимаю решение поступать на дневное отделение, а вечером зарабатывать на жизнь. Подал документы на поступление в Харьковский институт радиоэлектроники. Экзамены сдал блестяще, плюс три года рабочего стажа. Со своей группой познакомился в колхозе на уборке свеклы. Коллектив разношерстный, практически все жители разных районов Украины. Большая часть после школы, несколько человек после армии и трое имеющих рабочий стаж. Дисциплина в институте железная, под контролем военной кафедры. Мне, как человеку, который всегда сам планировал свой день, было непривычно и скучно сидеть на лекциях по всем гуманитарным предметам.

Травма как подсказка судьбы

Душа требовала простора, активных действий, и я выкладывался на боксерских поединках. Зрела мысль перевестись на вечернее отделение, и я отдал заявление в деканат. Но судьба распорядилась по-другому. Тренер, зная, что я занимался борьбой, попросил меня выступить на соревнованиях по вольной борьбе. На первой же тренировке, делая бросок через плечо, падаем вместе с партнером на мой бедный локоть на каменный пол в расщелину матов. Треск поломанной кости предплечья и тишина. С удивлением рассматриваю свою руку в положении буквы Г. Скорая помощь, больница, врачи совмещают кости и отправляют на съемную квартиру. Через три месяца мне следует приехать для принятия следующих лечебных процедур. Лежу один, преимущественно на спине, гипсовая повязка на все туловище в стиле «самолёт». Прошу однокурсников оформить академотпуск. С каждой неделей меня посещают все реже. За замёрзшим окном зима. Постепенно отвыкаю от пищи. Есть совершенно не хочется. Понимаю, что все неслучайно. И постоянная мысль – вопрос, что или кто ведёт меня по жизни? Кто создаёт для меня различные непростые ситуации? Вопросы остаются без ответа. Смиряюсь и как-то сам начинаю размышлять о своём будущем в стенах уже родного института. Через три месяца рентген показывает, что кость не срослась. Врачи ставят диагноз «дистрофия» (полное истощение) и предписывают очень большое количество вкусной пищи. Лежу в больнице уже без гипса, ем пять раз в день и много. Через две недели повторный рентген и радостное известие – кости срослись. Две недели реабилитации и выписка. Еду домой к родителям. Мои родители о моих приключениях не знали и были моему приезду очень рады, не виделись практически год.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru