Санаторий

Виктор Михайлович Мирошниченко
Санаторий

Часть 1.

– Димон, соберись!

Голос с трудом пробивался сквозь звон в ушах. Встряхнув головой, разглядел перед собой лицо тренера. Встревоженные глаза пытливо ищут осознанный взгляд на моём лице. Узкие губы вытянулись в тонкую полоску от напряжения.

– У него рабочая левая, – нервно оглядываясь отбарабанил тренер, – следи за блоком при контратаках. Держи дистанцию, больше двигайся на ногах….

Удар гонга… Лицо тренера смазанной тенью скользнуло в сторону и в глаза ударил яркий свет прожекторов. Невидимые руки сунули в рот капу. “Давай Димон, ты сможешь!” – уверенно сказал внутренний голос.

Разгорячённое тело само выпрямилось, отрывая задницу от табурета. Сквозь шум адреналина в ушах слышен азартный рёв толпы.

– Бей, бей, бей! – ликующие вопли с трибун оглушают, сливаясь с неровным дыханием, стуком сердца. Навстречу идёт мой противник. Кулаки, закованные в алые перчатки, высоко подняты к подбородку. Насторожённый взгляд исподлобья пытается прощупать меня всего, от макушки до пяток! Из рассечённой надбровной дуги мелкими каплями сочится алая кровь…

– Бей, бей, бей…

Вздрогнул локоть, уходя немного в сторону. Отреагировав, тут же выставляю блок, и, не глядя, наотмашь, бью в корпус.

– Бей, бей, бей…

Скользкие пальцы возбуждённо подрагивают в жаркой темнице перчаток. Попал! Уклонившись от джепа, выстреливаю левой рукой в челюсть противника…

– Димон, ты чего? Опять виртуальные бои ведёшь?

Короткий смешок Серёги выдёргивает меня из сладкого плена фантазий. Вздрогнув от неожиданности, я открыл глаза. Горький табачный дым вяло стелился над зеленоватой стоялой водой. Закусывая сладким яблоком, парни передавали помятую сигарету из рук в руки, по очереди. Каждый делал ровно по одной затяжке. Это стало давно установленным правилом.

– Серёга, – обратился низкорослый парнишка к своему ровеснику, сидящему, рядом. – Тебе что родители сделали за тройку по химии в годовой?

Медленно выпустив дым и откусив сочное яблоко, он нехотя ответил:

– Ну, а что они сделают? Не убьют же, правильно? – пожал плечами Серый и передал сигарету. Повисла неловкая пауза. Над тихой рекой вновь поплыл прозрачный дымок, распугивая стайки назойливой мошкары.

– Правильно, – выдохнул я, откусив маленький кусочек яблока, и зашвырнул огрызок в заросли густого высокого зелёного камыша.

Моя затяжка оказалась последней. Тёплое июньское солнце бликует в спокойной воде, медленно поднимаясь в зенит. Снасти, лежащие на ещё сырой от утренней росы, траве, так и остались смотаны.

– На нефтяника хочу поступить… – неожиданно для всех произнёс Серёга. – Уехать в Москву хочу, в цивилизацию!

Кажется, каждый думал о своём, и лишь изредка произносил мысли вслух. Молчание, прерываемое громким пением птиц, продержалось с пару минут. Далее заговорил я:

– Москва – это хорошо… – вздохнув, продолжил, – Только цены там космические.

– А я на бюджет поступлю, – не унимался Серёга, – чай, не первый в столицу поеду!

– Квартиру ты на какие шиши собираешься снимать? – вмешался тот самый низкорослый паренёк. Зовут его Александр, для друзей по-простому – Саня.

Все задумались. Интересно, о чём сейчас думает Серёга? В неожиданной фантазии ему нужно парировать нежданный вопрос.

– Общага! – с вызовом воскликнул мечтатель. Летнее утро на тихой реке будто сотряслось от этого выкрика.

– Но она-то не у всех колледжей есть! – хитро возразил Санёк, подкрепляя аргумент авторитетным плевком сквозь зубы. Мы всегда завидовали его щербинке между зубов; благодаря ей, он метко, по-взрослому, отправлял липкий снаряд точно в цель и даже не менял презрительного выражения лица.

Чуть позже Санёк молча встал, отошёл к стогу сена, и, взяв пучок, вернулся обратно. Сухая травинка сразу оказалась у него во рту. С умным видом победителя, закинув ногу на ногу, он ждал колкого ответа. Серегино лицо отображало сложную работу мысли. Кажется, он сам понимал, что проиграл эту дуэль. Осталось лишь нужной фразой перейти на другую тему. И у него это получалось лучше всех.

– А вот ты на кого хочешь учиться? – кольнул в ответку Серый. Самая лучшая тактика защиты – это нападение.

– По контракту служить пойду, а что? – Саня даже не задумывался с ответом. Как только начался этот разговор, Саня как истинный стратег, продумал не только нападение, но и защиту. К слову, такая ерунда между пацанами происходит частенько. Кто-то начинает разговор и дальше до победного, пока кто-то не найдёт ответа. Порой мне кажется, что у них даже счёт побед ведётся. Но кто выигрывает – не знаю.

– Ну и куда, – ухмыльнулся Сергей, – в стройбат?

– А, куда поступлю в училище!

– Ммм, училище… А если – на Дальний Восток?

– Ну и что?

– Как – что?

– Да вы задолбали! – психанув, скинул влажную футболку. Бестолковый спор начал конкретно действовать на нервы. – Хватит уже скубиться, как маленькие. Пойдёмте лучше купаться.

***

Неспешно жуя горькие еловые колючки, медленно шагал домой по пустынной тропинке. Запах хвои отлично избавляет от табачного аромата. Проверенная схема, как говорится. Настроение было немного испорчено. Было стыдно и неуютно, что опять сорвался на пацанов во время их спора. Они уже определились, кем хотят стать, на кого поступить. А я всё медлю. Не могу никак выбрать. А время-то поджимает, нужно решать. Впрочем, это я и сам понимаю. Документы скоро подавать, но куда?… Юрист, или, может, экономист? Не зря же я общество сдал на восемьдесят пять баллов.

Москва… каменные джунгли, вечная суматоха. Как-то страшно, что ли… Я уже привык к тишине родного села. Бескрайние поля и тёплые, лениво тянущиеся речки, прячущиеся в зарослях камыша – летом зелёного, а зимой пустынно-жёлтого. Поверить не могу, что уже через пару месяцев я покину это место. Место, где вырос, где провёл своё детство. Разделить свою жизнь на до и после… С одной стороны, это и печально, но как там говорят – всё, что ни делается, всё к лучшему? Действительно, возможностей в городах всегда больше. Остаётся определиться с учебным заведением и городом. Эх…

Мысли о дальнейшем, возможно, перспективном будущем одна за другой, словно волны, накатывались друг на друга. Но путь домой оказался не таким уж и длинным. Хотя, возможно, я просто привык к этому маршруту. Все ведь привыкают, да?…

Подъезд семейного общежития, наполненный привычным запахом – вымытыми бетонными ступенями – вновь встретил тепло и гостеприимно. Это здание представляет из себя старую двухэтажку с крупной трещиной, проходящей наискосок через оба этажа. Потрёпанный символ коммунистического прошлого, последний подарок партии умирающему колхозу в глубинке Саратовской области. Тумба времён Советского Союза уже лет двадцать стоит между этажами. Наша квартира находится на втором этаже, в южном крыле здания. Привычно ориентируясь в полумраке, я быстро поднялся по лестнице и открыл обитую коричневым войлоком скрипучую дверь.

– Я дома! – крикнул я, складывая снасти в шкафчик у двери и ожидая ответ.

Вкусный аромат блинов прибавил настроения к этому дню. Сегодня по плану – тренировка на пять часов вечера. Отец обычно встаёт рано, но сегодня выходной, и я переплюнул его в этом деле.

Видимо, папа сейчас в комнате, а мать не сразу услышала меня из-за громкого шума телевизора и шкворчания масла на сковороде.

– Как улов? – услышав мой топот, спросила мама. – Садись есть.

– Не клевало сегодня, – недовольно буркнул я и забросил жирный толстый блин в рот, не забыв обмакнуть его в густую лужицу сметаны на блюдце. О том, что я даже не забросил удочку, решил почему-то промолчать, да и незачем.

В это время мама уже наливала ароматный чай с чебрецом. Привлечённый шумом, на кухню зашёл батя, одетый в шорты и майку.

– А ты сегодня не на работу? – невпопад спросил я, отвлёкшись от трапезы.

Почесав седую щетину и усевшись на любимый стул он ответил:

– Сегодня выходной, – и широко улыбнулся, показывая жёлтые, с дырками, зубы, – ща пивка бахнем! Ха-ха! – стал дразнить маму и ехидно подмигнул мне.

– Какое пиво? – строго насупившись, возразила мама. – Ты говорил, что сегодня разберёшь балкон!

– Разберём, Люд, не переживай, – снова улыбнулся папа. – Правда, Дим?

Батя выразительно посмотрел мне в глаза. Я глянул на маму, мама – на папу. Не выдержав, всё же согласился.

Работа на балконе заняла всю половину дня. Древний хлам, сваленный на балконе, переместился в ближайшие комнаты. Санки, ролики, старые игрушки, новогодний стол и другое барахло пришлось помыть и переставить по-новому. Остальной мусор, признанный комиссией взрослых уже непригодным, отправился на ближайшую свалку.

Незаметно время приблизилось к тренировке. Взглянув на старые часы, которые так давно висят в небольшом коридоре, натянул чистые шорты, и, подхватив сумку с формой, пулей выскочил в подъезд.

Запах мокрого бетона не выветрился даже за то время, что я находился в квартире, ништяк! Вдохнув полной грудью, помчался дальше.

Пустая асфальтированная улица со старыми ямами и выбоинами. Даже эти кочки кажутся такими родными! По левой стороне дороги за зарослями дикого кустарника наш старый спортзал.

Потрепанные временем кирпичные стены под старой деревянной крышей, глупые граффити на уцелевших островках штукатурки, в виде непотребных картинок и матерных надписей, нарисованные давно выпустившимися старшеклассниками. Повернувшись в противоположную сторону, увидим ряд домов. Три дома подряд тоже брошены хозяевами, а ведь когда-то из окон лился теплый свет, доносился смех детей и ругань взрослых. Взрослые постарели и умерли, а дети, как и большая часть населения деревни, выросли и уехали. Странная штука – это время, согласитесь.

Когда то могучий, советский колхоз медленно вымирал. Молодые парни и девушки, получив школьный аттестат, искали счастья в городе и редко кто возвращался обратно. К моему счастью, к нам в село приехал тренер по боксу. Устроился в школу физруком, по вечерам ведёт тренировки. Есть свой дом. Как донесли сплетни – этот дом у него от родителей. Уже пошли слухи, что он хочет жениться на местной девчонке. Красивая, зараза! А сись… то есть грудь… ух!

 

Оттолкнув глупые шаловливые мысли, ускорил темп и рысью побежал по середине дороги. В этом месте машины ездят катастрофически редко, впрочем, мне это только на руку. Воткнул наушники, включил музыку. Ритмичный темп рок-оперы наполнил душу, заставляя ноги бежать быстрее.

Сегодня я добрался до перекрёстка первым. Здесь мы встречаемся с пацанами и идём на тренировку уже вместе. Саня выходит справа от меня, Серёга наоборот, а дальше идём втроём по прямой упираясь в здание школы.

Тренируемся мы уже около трёх лет. Несколько раз гоняли всей командой из двенадцати человек на соревнования. И в город ездили, и между сёлами устраивали. Саня в прошлом году даже взял третье место среди юниоров в лёгком весе. В общем, драться мы умеем и даже любим. И из-за этого нередко попадаем к директору.

– Здарова! – в своём стиле крикнул Серый, выскочил из-за поворота и замахал рукой.

Добежав, он отдышался пару секунд и протянул мне руку. Специально крепко сжав мою кисть, он ехидно улыбнулся.

– Заебёшь, Серёг, – возразил я и сжал его руку раза в два сильнее.

– А вон и Санек!

Взгляд Серёги устремился мне за плечо и пальцы ослабили хватку.

– Ну что, идём? Или так и будем тут стоять? – укоризненно спросил Саня и показал нам часы.

***

Всю дорогу проболтали о всяких глупостях. То о девках из десятого, то о ближайших соревнованиях. На входе поздоровавшись с охранником дядей Гришей, пошли по привычно пустому коридору. До трёх часов дня здесь бурлит жизнь. На облупленных подоконниках сидят ученики, тарахтят девчонки, обсуждая последние сплетни, с визгами носятся первоклашки. Но заканчиваются уроки – и коридоры наполняет непривычная, почти осязаемая, тишина.

Пройдя деревянную потрёпанную временем дверь, обернулись на дробный топот  ног за спиной.

– Приветствую, бродяги.

От писклявого голоса по спине побежали мурашки и я рефлекторно дёрнулся от отвращения. Знакомьтесь, это Игорь. Наш одноклассник, и просто человек-мудак. Готов сделать любую подлость ради своей выгоды, и в любой момент уличной драки крикнет «Не бейте, лучше обоссыте». Именно этот урод заложил в прошлом году Серёгу перед родителями, рассказав, что он курит. Дядя Валера тракторист, у него рука – ох, какая тяжёлая…

– А я уж надеялся, что он не придёт… – тихо вздохнул я, но кажется, эхо пронеслось по коридору и до него.

– Ничего, я первый с ним в спарринг встаю, – зло прошипел Серёга, и, развернувшись, пошёл дальше. Уже полгода прошло, а он помнит и, кажется, не забудет.

– Нет, я! – возразил Саня. – Ты вчера с ним был, он, между прочим, не только тебя бесит.

– Пацаны, ну вы снова, что ли? – сказал я и нехотя пожал руку Игорюши, только что подбежавшего к нам.

Добавлю ещё, что этот Игорюша – сын главы села, и ходит он на тренировки только потому, что папочка его заставляет. Так что ссориться с ним просто так – тоже никто не стремился. Все его не любили, но терпеть приходилось.

– А я вчера с Танькой гулял, грудь мял! – похабно ухмыльнулся Игорь и замер, ожидая ответа.

Кажется, пацаны привыкли к этому вечному вранью. И оставалось нам только подъебать его.

– В снах своих ты сиськи мял, – ухмыльнулся Серёга, – эротических…

– Давай забьёмся! – запротестовал наш маменькин сынок, – на косарь!

– Хорошая идея!

При этих словах наши с Саньком глаза удивленно округлились. Никогда ещё не видел, чтобы Серый спорил на деньги. Тем более, мы знали, что штуки у него точно нет.

– Ты чего? А вдруг…? – шепнул я ему на ухо.

– Секунду, мы посовещаемся! – заявил оппонент Игоря и увёл нас в дальний угол коридора.

– А если он правда с ней гулял вчера? – мигом спросил Саня, не до конца отойдя от Игоря.

– Да не ссы ты, я вчера с Танькой весь вечер переписывался, она дома сидела, – довольно улыбнулся Сергей – Её наказали. В прошлый раз пришла домой поздно. А штуку прогуляем!

– Если он не сольётся, конечно.

– Согласны! – протянул руку спорить Серега.

– А давай на три штуки поспорим? – С улыбкой спросил Санёк.

Хороший, однако, ход – подумал я.

– А не боишься? – ехидно посмотрел Игорёк на Саню и мандражно глянул в телефон.

– Не боюсь, не переживай…

Повисла длинная пауза, обстановка накалилась, все вновь переглянулись. Игорь хоть и урод, но слово, как я знаю, держит. Неплохой способ заработать деньжат. Все ждали ответа, даже я…

– ЭЙ, ОБОЛТУСЫ! – донёсся из конца коридора грубый окрик тренера, – ВАМ ОСОБОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ НУЖНО? БЕГОМ ПЕРЕОДЕВАТЬСЯ!

– Потом договорим, – слился Игорюша и первым убежал в зал.

***

Припомнив наше болтание в коридоре, тренер устроил нам полноценную школу выживания. Очень он не любит, когда на его занятиях посторонними делами занимаются. Если пришёл на тренировку – работай! Кросс, силовые упражнения типа отжиманий, плотный спарринг и отработка в парах. Пот сходил в три ручья. Даже позвоночник взмок от напряжения. Июньская жара даёт о себе знать. Во время спарринга заметил, с какой яростью Серёга боксировал с Игорьком. Кажется, ещё вот-вот, и хилый парень упадёт на облупленный дощатый пол тёмно-красного цвета.

Раздевалка. Все парни из секции разошлись, остались лишь мы. Скотина Игорь слинял в первых рядах, стараясь не смотреть в нашу сторону. Даже новенький шлем не спас его от фирменного Серёгиного джепа и теперь на левой скуле трепача выделялась алая метка правосудия. О споре уже и не думали. Да и всё равно он бы слился, ибо он жадный до потери пульса.

В раздевалке висел густой запах пота после толпы уставших, отпахавших всю тренировку, ребят. В конце августа важные соревнования в Саратове. Должно приехать много команд из других областей и даже Москвы. С большинством парней я уже познакомился за эти годы. С некоторыми и сейчас, бывает, в соцсетях переписываемся.

– Во, Палыч жгёт, – хмуро выдохнул Серый, швырнув мокрую майку в дверцу шкафчика. Пропитанная потом тряпка липко хлюпнула о металл и медленно поползла вниз, вызывая у нас приступ хохота.

– Видимо, обиделся на… – я осёкся на полуслове и устало поднялся на ноги.

Лёгкой походкой в раздевалку вошёл тренер – Роман Павлович, одетый в спортивный костюм сине-белого окраса. На спине вышитая красными нитками надпись «Russia». Облокотившись на дверной косяк, он обвёл нас оценивающим взглядом.

– Хорошо сегодня поработали, парни… – сказал тренер и покосился на скатывающуюся по дверце тряпку.

Все молчали и не понимали, к чему он клонит. Услышать похвалу от Палыча после рядовой тренировки? Такого никогда не было.

– Короче, что хотел сказать, – продолжил он после некоторого раздумья, – Федерация области выделила четыре путёвки в санаторий на побережье.

– И вы их решили дать нам? – торопливо перебил Серый, убирая боксёрки в сумку.

– Совершенно верно, Сергей, именно так.

Мы радостно переглянулись. За всё время занятий боксом, у нас на толпу было лишь несколько грамот, две медали и часы “Seiko” висящие на руке Сани. А тут – целых три путевки на море!

– Вы трое хорошо работаете, без прогулов посещаете тренировки и показываете результаты на соревнованиях. Этого достаточно.

– Роман Палыч, а кому ещё одна путёвка? – от волнения глотая звуки, спросил Серый.

– Да погоди ты! – огрызнулся Саня и с вопросом посмотрел на Романа Павловича, – в какой санаторий-то?

– Называется “Луч”. Побережье Чёрного моря, Анапа. На двадцать один день. Смена называется “Допризывник”, будут молодые спортсмены со всей страны. Не только боксёры. Если судить по прошлому году, то будут футболисты, гимнасты, волейболисты, пловцы. Все примерно одного возраста. Выезд через два дня. Проезд на поезде засчёт Федерации.

– Ништяк! – воскликнул я. – Вот это отдохнём!

– От родителей принесёте согласие на поездку, ксерокопии паспортов и деньги на питание в дороге. В самом лагере всё оплачено, – начал загибать пальцы тренер, – о решении взрослых сообщите завтра утром. Если есть вопросы, пусть позвонят. Ну, вроде всё.

Палыч ушёл, а мы так и сидели в душной раздевалке, радостно перебрасываясь взглядами. Отдых перед долгожданным поступлением – это то, что надо! В голове возникали соблазнительные образы отдыха, новые знакомства и девчонки, много девчонок! Нужно поскорее сказать родителям.

В принципе, я примерно догадывался, кому достанется четвёртая путевка, но, из опасения сглазить, никто не стал озвучивать мысль вслух.

Забыв об усталости, мы долго ещё трындели в раздевалке о предстоящей поездке. Благо, мы знаем охранника, и без проблем можем сидеть в школе весь долгий вечер, что мы обычно и делаем. Этот раз не был исключением.

– Прикиньте, – мечтательно вздохнул Серёга – там же столько девок будет!

– Да… По любому, я гимнасточку завалю, – ответил я, прочитав пару отзывов об этом санатории в телефоне. Сам санаторий был ещё советских времён, минимум удобств, спартанские условия. Проживание в отдельных домиках по десять человек. Однако и сюда успел добраться прогресс. На видео ярко выделялась новая танцевальная площадка, искрящаяся стробоскопами, массажный кабинет, небольшой, но аккуратный бассейн и тенистый парк с удобными скамейками в окружении густых зарослей кустарника и высоких лип. Идеальные места для поцелуев!

– Хорош мечтать, Казановы! – сильный толчок в плечо вывел меня из сладких грёз. Санёк уже стоял переодетый, со спортивной сумкой на плече. – Ещё у родаков отпроситься надо, погнали!

Пока я быстро переодевался в обычную одежду, с лица не сходила радостная улыбка. Да, трудно поверить, но в нашей стране не всё потеряно. Месяц халявного питания, проживания на берегу Чёрного моря и отдыха.

***

Рассказав о путёвке в санаторий, заметил, что мнение у родителей сложилось разное.

– Да ведь осталось совсем немного до поступления! – нервно тараторила мама, крутясь у сковороды с котлетами, – Тебе к институту надо готовиться!

Не ожидая удара в спину со стороны матери, я хмуро молчал, пытаясь подобрать слова для ответа.

– Ты со своими охламонами на море забудешь и то, что знал, – не успокаивалась мать. Резко обернувшись, она положила на тарелку отца шкворчащую котлету, – Коля, ты чего молчишь? У него одни гульки на уме!

– Люда, успокойся! – хлопнув ладонью по столу, отец взял лист с разрешением на поездку. Внимательно прочитав текст, он медленно взял с холодильника ручку и поставил свою размашистую подпись.

– Коля, – укоризненно протянула мама, но тут же умолкла под тяжёлым отцовским взглядом.

Из нагрудного кармана рубашки появилась тугая пачка купюр. Неспешно слюнявя палец, батя отсчитал несколько “рыжиков” и протянул мне вместе с бланком согласия родителей.

– Свободен, – коротко бросил отец и принялся меланхолично пережёвывать горячую котлету, а я ошарашенно стоял в коридоре сжимая в руке драгоценные бумажки и не веря в своё счастье.

Я еду! Встречай, лазурная вода и мягкий тёплый песок, профессиональный массаж и бассейны, грязевые ванны и красивые девчонки. Путешествие начинается!

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru