Туман и Молния. Книга 10

Ви Корс
Туман и Молния. Книга 10

Предисловие

Чуть неуклюжей походкой, присущей, наверное, многим беременным женщинам, Дони неспешно прогуливалась вдоль берега спокойного серебристого моря, укутанного сверху, как покрывалом, белёсым туманом. Иногда она наклонялась, чтобы поднять с песка понравившуюся раковину или камешек. А, разглядев, с беспечной лёгкостью снова швыряла в воду. Ленивые волны едва лизали кромку берега. Но так было не всегда, об этом напоминали выброшенные на берег комья водорослей и груды битых ракушек. Дони подняла гладкий матовый камешек, он был зелёного цвета. Она погладила его скруглённые края и чуть шероховатую поверхность:

– А ведь когда-то ты был осколком стекла, – сказала Дони. – Ярким, прозрачным, с острыми опасными краями, о которые легко пораниться.

Она немного печально усмехнулась:

– Как обкатало тебя море своими волнами. Ты больше не острый осколок. Теперь ты безобидный камешек. Как множество других. А о твоём прошлом напоминает только твой цвет.

И, в отличие от всех остальных своих находок, она не выбросила его, а положила в карман. И повернула к дому, стоящему на высоком холме.

Дома она положила зелёный камень на стол.

– Что это? – спросил её муж.

– Море подарило мне сегодня вот такой необычный камушек. Бывший осколок стекла от зелёной бутылки, – ответила Дони. – Ты принесёшь мне удачу, верно? – улыбнулась она камешку. Открыла свою тетрадь: – Так… на чём я остановилась? – она на секунду задумалась. – Ага…

И, склонившись над тетрадью, быстро-быстро принялась писать. Слова из-под её руки складывались в строчки. Она писала, словно ей кто-то диктовал, почти не зачёркивая. Страницу за страницей.

Глава первая

Обряд

– Где Карина? Где эта сука?! Эта тварь!!! – орал князь Арел как бешенный. Он буквально залетел в комнату Лиса, а тот не мог ответить ему покалеченным языком, только округлил глаза в непонимании и покачал головой.

– Я убью её! Убью! Ты знаешь, где она?

Лис отрицательно замотал головой и, быстро перебирая двумя пальцами, показал движение.

– Сбежала? Как бы не так! Она у бабки! У ведьмы, я тебе говорю!

И видя непонимание в глазах Лиса, который из-за своего распухшего языка не мог вымолвить ни слова, Арел схватил его за руку и потащил за собой.

– Пойдём! Сейчас ты всё увидишь! Сейчас ты поймёшь, что она натворила!

Они ворвались в комнату князя и увидели Никто, сидящего на кровати. И Никто смотрел на них и мимо.

– Они изгнали Демона, чтобы спасти брата. Теперь он ничего не стоит! Теперь он просто кусок мяса! Он ничего не видит! Слепой и немой. Верни Демона! Верни моего Демона!!! – закричал Арел, и из глаз его брызнули слёзы. – Я не переживу этого! Я не переживу! – буквально зарыдал он. – Я не могу потерять его снова! Мне не нужен никто, кроме него! И ты! – Он обернулся к стоявшему в каком-то ступоре Лису. – Можешь забыть о короне! Теперь мы не сможем побить красных, и ты не станешь королём!

Лис смотрел на него с ужасом.

– Лис. Если мой Демон не вернётся, я покончу с собой, – сказал вдруг Арел очень спокойно и просто. – Я тебя предупреждаю. Жить без него я не смогу. Прости. И я предупреждаю тебя, – он посмотрел на Лиса серьёзно, словно уже всё решил. – Я тебя предупреждаю: сначала я убью Карину, а потом покончу с собой. И, может быть, хоть так я попаду в Ад и встречу там его! – Не сдержавшись, он снова закричал, лицо его было бледным, а из глаз текли слёзы.

Лис замотал головой изо всей силы и попытался что-то сказать, получилось плохо, и он зажал рукой рот, сморщившись от боли.

– Лис, ты останешься один. Можешь жить здесь. В моём Имении.

Лис всё же собрался с силами и произнес очень медленно, но внятно:

– Нет. Смирись.

– Что?! Смириться? – Арел вскочил. – Ты был почти королём над красными и всё потерял! Ты смирился?

И Лис кивнул грустно.

– А теперь ты потерял свой второй шанс! И опять из-за неё! Её отец и она – причина всех бед!

И тут в комнату ворвалась Карина, с обнаженным мечом бросилась к Никто, заслоняя его:

– Не трогай его! – закричала она Арелу. – Убьёшь тело – и Демон никогда не сможет вернуться!

– Верни его! – закричал тот в ответ. – Что ты наделала?! Ты тупая дура! Ты подумала о других?! Всё наше держится на силе Демона! Как мы теперь победим красных?! Ты всё разрушила! Ты разрушила жизнь мне, Лису, Вилу и всем другим!

– Причём тут они? – спросила Карина. Она всё еще стояла настороженно, сжимая в руке меч и не выходя из стойки, хотя видела, что Арел весь в слезах и соплях и вроде не пытается прибить её на месте.

– Ты была у бабки?

– Да!

– Вы изгоняли Демона?

– Да.

– Как тебе вообще пришло это в голову? Зачем?!

– Я боялась тебя! Что ты меня порежешь! Не только волосы отрежешь!

– Нужна ты мне! Не собирался я тебе ничего делать! Я тебе сделал что-нибудь?! Сделал?!

– Нет. – Карина опустила меч.

– Не нужна ты никому! Ник скорее меня проверял, что я сделаю!

– А Лису? Вы его мучаете!

– Ты Лиса защищаешь? Вот это да! Думаешь, он без тебя не справится?! Сам не сможет постоять за себя?

Арел обернулся к Лису:

– Смотри, Лис, какая у тебя защитница! Мы тебя обижаем, не можешь дать сдачи? Легендарный командир красных Сигмер Смерть!

Лис сжал голову руками; если бы его лицо не было покрыто белым слоем красителя, они бы увидели, как покраснели его щеки. Он отвернулся от них, стараясь не встретиться взглядом ни с Арелом, ни с Кариной. Карина тоже в смущении отвела взгляд, ей стало неудобно.

– У Лиса был Договор с Ником, – продолжил Арел, – думаешь, так просто он позволил ему расхуячить себе язык?! Ник провёл бы наших людей дальше и сделал Лиса королём красных!

– Что?!

– А мой Замок? Теперь всё рухнет без поддержки и указаний для Вила и Таласа. А Нижний?! Нечистые не станут больше помогать нам! Вил потеряет Замок! Тол потеряет Нижний! Я потеряю всё!!!

– Как он сделал бы Лиса королем? Ты в своём уме? А Замок и Нижний ты и так уже потерял!

Но Арел словно не слышал её, он метался по комнате в отчаянии, и смотреть на него было жутко.

– Я хотел уйти с ним в его мир! Думаешь, он специально издевался над твоим братом? Ты ничего не знаешь! Он так же страдал в этом теле, как и твой брат! Он не по своей воле вселился в него. Ему приказали! Может, он был отправлен сюда в наказание, я не знаю точно, он не хотел говорить, но то, что он был несчастлив здесь, в этом я уверен! Ему нужно было выполнить задание, он просто старался выполнить какие-то действия в нашем мире. И он хотел только одного – побыстрее свалить отсюда! Его давно заебал наш мир и тупые люди. Только я дарил ему радость и помогал освободиться. Помогая ему, я вытаскивал его из тюрьмы в виде тела твоего брата! А твой брат ему только мешал и портил тело, так, чтобы люди не воспринимали его всерьёз, чтобы все считали его шрамленым уродом. Ему трудно было выполнять задания. Он не мог выполнить задания, не мог уйти!

– Но вот сейчас он ушёл в свой мир, – сказала как-то растерянно Карина.

– Он не выполнил задание! Ты дура? Что теперь с ним сделают?! Заселят в другое тело – и всё сначала? А может, уже нельзя исправить? Может, его задача была сделать Лиса королём, чтобы прекратить наконец войну! Ты о таком даже не думала? Да, Карина?

– Арел…

– Что «Арел»?! Ты думала, я тупой?! Почему вы все считаете меня тупым? Потому что у меня красивая внешность и я не болтаю с умным видом о серьёзных вещах? Ты думала, я ничего не знаю о Нике? Я всё знал о нём, ещё тогда, когда ты вообще его не видела! Ты думала, он со мной ничем не делился? Я, знаешь, сколько раз видел, как он чуть не выл от беспомощности? Как он устал, потому что в этом теле был лишен многих своих сил. Он никому не жаловался. Только мне! А ты такая идиотка, что думала, я только трахаюсь с ним и всё, остальное мне до пизды и непонятно. Мне многое понятно, и я был как бы в теле твоего брата тоже, он, кстати, не совсем слепым был ещё тогда. Видимо, глаза перестраивались постепенно. И я был в Нечистом пределе и в Мире, который создал там для себя Ник-Демон как отдушину. Где он был совсем не таким жалким, как здесь. И Лис там был тоже. И видел его, и чувствовал его силу и мощь. Он был прекрасен. А потом ему снова приходилось возвращаться сюда и общаться с такими идиотами, как ты! И делать вид, что он человек, хотя ему на всё это было насрать. Я мог бить его и превозносить, ему было насрать на то и на другое. Только позже он немного почувствовал радость этой жизни, этого мира со мной. Он говорил, что только я его держу и что скоро он всё исполнит и сможет вернуться. Мы договорились, что я пойду с ним. А тело твоего брата он мог бы оставить. Только он слепой и немой. Но он сам виноват в этом, не надо было сопротивляться! Это у вас семейное, видимо, – не разобравшись, лезть на рожон. Может быть, сейчас бы уже свободен был и не остался бы таким изуродованным.

– Я не думала…

– Конечно, не думала! А тебе не приходило в голову поговорить со мной? Нет, конечно! Я же «глупый красавчик-князь». А тебе не приходило в голову,

что ты не знаешь и сотой доли взаимоотношений и завязок? Ты просто тупо взяла всё и удалила! А лучше было бы попросить его оставить тело брата и спросить, чем ты можешь помочь? И попросить вернуть брату зрение и голос! Я уверен, Демон смог бы это сделать, если бы захотел. Но ты тупо изгнала его и оставила брата калекой. Молодец!

Карина заплакала.

– Езжай и делай всё обратно! Иначе я убью тебя!

– Я не могу! – зарыдала Карина.

– Почему?!

– Бабка умерла! – И Карина упала на колени и, закрыв лицо руками, стала плакать.

– Как умерла? – едва выговорил Арел.

– Не знаю! Когда она проводила обряд, она говорила какие-то слова. Заклинание. А потом упала… Может, сердце не выдержало…

– Лис, прости, я сейчас убью её, – сказал Арел, и лицо его стало страшным.

 

Но в этот момент Никто, всё это время безучастно, как кукла, сидевший в углу, вдруг дёрнулся, словно его ударили током, и все удивлённо обернулись к нему.

Он смотрел на них, а потом сказал:

– Всё в порядке, Арел.

И князь бросился к нему, обнимая. Карина шарахнулась от него в сторону.

– Твоё счастье, что он вернулся, иначе я прибил бы тебя! – бросил он ей.

– Карина хотела изгнать тебя, – сказал он Никто.

– Я знаю. Но у них не получилось. И никогда больше так не делай, Карина.

Карина, шмыгая носом, закивала:

– Прости.

– Лис, – Арел повернулся ко всё так же стоящему безмолвной статуей Лису. – Отведи эту сучку в комнату и запри там. Мы позже решим, что с ней сделать. А сейчас и видеть её не хочу!

Лис послушно потянул Карину за предплечье.

До утра она проплакала в комнате. Пока Арел не пришёл за ней.

– Мы проговорили всю ночь, он очень добр. Иди, можешь пообщаться с братом, Демон ушёл из него. На некоторое время он может это делать, но всегда должен возвращаться. Я умолил его уйти всего на час. Больше я не

выдержу. Он сказал, что, когда я успокоюсь и стану доверять и не бояться, он будет уходить на срок больше. Говорит, что ему самому здесь всё остоебенело и он только из-за меня ещё держится.

– Я потом и с Демоном хочу поговорить тоже, – сказала грустно заплаканная Карина. – Попросить, чтобы оставил брата, когда будет уходить. Когда закончит тут все свои дела, – Карина попыталась вытереть слёзы; вид у неё был замученный. – Все свои задания. И вернул ему голос и зрение.

– Давай иди, общайся со своим недоумком. Я его ненавижу!

– Но за что?!

– За то, что делает Ника слабым.

– Думаешь, это правда её брат? – спросил Лис, он говорил медленно, но совсем не шепелявил.

– А что такого? – не понял Арел.

– Может, прикалывается над ней просто. Ломает комедию?

Арел засмеялся:

– Может, и так. Ты уже разговариваешь, Лис, здорово!

– Да. Но очень больно.

– А по-моему, ты выкрутился, как всегда!

Карина осторожно и смущённо вошла в комнату князя. Никто, к её удивлению, не сидел на кровати как обычно, а просто на полу рядом, опёршись спиной о стену. Он приподнял голову в ответ на её шаги. И на секунду ей показалось, что она снова там, в тюремной башне. И Никто сидит так же на полу перед ней, только не на грязной соломе, и рука не вывернута, прикованная цепью к стене. Но он всё такой же сжавшийся, больной, одинокий.

– Боги, – прошептала она, доставая приготовленный блокнот и карандаш. – Как мне выдержать это… Здравствуй.

Он только слегка улыбнулся в ответ. Очень вымученно, совсем криво. У Демона это получалось лучше.

Карина присела рядом:

– Почему сидишь на полу? – Она попыталась сделать голос весёлым. – Может, пересядем на кровать?

Но он буквально отшатнулся от неё, и она испугалась.

– Прости, прости, я не подумала. Я не думала, что для тебя это так…

Он протянул левую руку, у него действительно лучше действовала левая рука. Она вложила в его пальцы их связь. Он довольно уверенно написал ей: «Привет, Карина». Потом помедлил немного и добавил: «Пожалуйста, уезжай. Уходи. Беги отсюда. Спасайся!»

Он писал и писал, словно разными словами пытался донеси до неё смысл.

Она покачала головой, забыв, что он её не видит:

– Нет. Нет, я не уйду! Не волнуйся за меня! Я поговорю с Демоном, я попрошу, чтобы он оставил тебя, когда закончит здесь все свои дела. Понимаешь? А Арел говорит, что ему осталось не много дел. Ты ещё молодой. Ты восстановишься. Я хочу попросить у Демона вернуть тебе глаза и голос. Но даже если он не сделает этого, я подумала… Доктор Балтазар Нэйт сможет восстановить связки, а глаза…

Никто яростно замотал головой и быстро написал: «Он тебя дурит! Он вас дурит. Он вас обдурил».

– Я тебя поняла. Но я хочу верить в лучшее. Пожалуйста, послушай меня! Послушайся меня сейчас, не мешай ему, не сопротивляйся, пусть он сделает всё, что ему приказали, и уйдёт. Мне кажется, лучше будет ему не мешать. Как ты не понимаешь? Иначе он совсем тебя уничтожит.

Никто снова криво улыбнулся, словно говоря ей «да сейчас!», и она поразилась его смелости, он боролся с Демоном один на один, мешал ему и, похоже, не собирался сдаваться.

Он снова написал: «Он вас обманул. Беги, пока не поздно».

– Боги! Ну почему ты такой упрямый?! Почему вы не можете договориться, если уж так случилось, что делите одно тело? Да, я понимаю, ты его ненавидишь за то, что он вселился в тебя. Но он мне сам рассказывал, что мир Демонов полон ограничений и приказов. И каждый Демон выполняет указания более высшего Демона. Ему просто приказали. Он такой же невольник, как и ты, в чужом теле и в чужом мире, и… Он не такой уж и

плохой, а местами он очень здоровский, этот твой Демон, и довольно справедливый. Почему мы смогли с ним подружиться, а ты нет? Давай попробуем вместе, от этого всем будет только лучше.

Никто написал: «Он забрал ваши души. Мне жаль».

– Ну почему ты такой упрямый?! – закричала Карина в отчаянии. – Ведь я пытаюсь спасти тебя!

Никто с каким-то вздохом провел руками по лицу, волосам, убирая их назад, и написал: «Какое сегодня число?»

Этот вопрос всегда вышибал Карину из колеи. Её ужасала одна только мысль о том, что он живёт урывками, теряя дни, месяцы, а может, и годы. Теперь она поняла, почему он казался ей младше: наверное, если сложить всё в совокупности, он прожил в сознании не двадцать пять лет, а гораздо меньше.

– Что ты чувствуешь, когда он полностью в тебе? – спросила она тихо.

И он покачал головой и написал: «Ничего».

– Словно заснул в пятницу, а проснулся в понедельник?

Он отвернулся, он не хотел говорить об этом. Не хотел её слушать. А у неё был всего час. Что же делать?

Она сидела в растерянности, и её брат тоже сидел, прислонившись спиной к стене, и молчал. Похоже, это было его любимое времяпровождение. Может быть, он действительно был умственно отсталым, как говорил Арел. Арел

знал его лучше всех, теперь она это поняла. И теперь она уважала князя за это. За проницательность и бесстрашие.

– Ник? – позвала она, наконец поняв, что он не намерен продолжать разговор и впал в свой излюбленный ступор. Он вздрогнул, он отзывался на Ника.

– Ник, он ушёл всего на час. Хочешь сигарету? Или вина? Самому почувствовать вкус.

Он отрицательно покачал головой.

– Может… «восстановитель»? – осторожно спросила она. И он снова отрицательно мотнул головой, потом всё же подумал и написал: «Воды».

Она поднялась и налила воды из кувшина, подала ему, вставила в руку, он сделал несколько глотков, и вода потекла по его подбородку. Парализованная сторона лица не двигалась. Он вытер воду рукой. Рука тоже двигалась плохо.

– Почему ты так настроен против него? Ты знаешь что-то большее? О его планах? Какие дела ему ещё нужно делать здесь? Ты знаешь?

«Портит души людей. Сейчас собирает. Много собрал. Вы дали ему много силы».

– Да пусть собирает! Нам-то какое дело? Думай о себе!

«Я думаю. Мою не забрал. Я не буду слушаться. Я не покорюсь».

– Тогда он тебя просто размажет!!!

«Вас уже размазал», – написал её брат Никто.

– Ты ненормальный! Он сделает Лиса королём красных в этом мире и, быть может, поможет и мне, чтобы я стала его королевой, я попрошу его об этом, почему нет? А ты… ты будешь продолжать как баран мешать ему?

Никто написал: «Да».

И Карина, больше не в силах этого выдерживать, закричала:

– Арел! Лис! Идите сюда!

Она заметила, как он напрягся, когда они вошли в комнату, мгновенно отреагировав на её зов. Она молча протянула им блокнот.

«Привет, Карина. Пожалуйста, уезжай. Уходи. Беги отсюда. Спасайся! Он тебя дурит! Он вас дурит. Он вас обдурил. Беги, пока не поздно. Он забрал ваши души. Мне жаль. Какое сегодня число? Ничего. Воды. Портит души людей. Сейчас собирает. Много собрал. Вы дали ему много силы. Я думаю. Мою не забрал. Я не буду слушаться. Я не покорюсь. Вас уже размазал. Да».

– Вот видите, что он пишет, – пожаловалась им она.

– Можно я въебу ему? – сказал Арел, когда наконец прочитал написанное. Лис прочитал раньше и отвернулся.

– Хотя нет, – передумал Арел. – Я устрою ему поединок! Эй, братишка, ты умеешь драться?

Никто кивнул.

– Он ведь слепой, – едва выговорил Лис.

– Он, кажется, умеет драться и слепым, – сказала Карина. – Я видела это в тюрьме.

– Тогда пошли! Где меч Ника? Выходите во двор!

– Пойдём, – сказала Карина, несильно потянув брата за руку, и он поднялся. Не сопротивляясь, пошёл за ней.

Они вышли во двор, Лис вложил ему в руку меч, которым сражался Никто-Демон.

– А если он убьёт тебя, Арел? – спросил он вдруг. Потому что слепой Никто взял меч очень уверенно, словно и сам хотел этого.

– Меня?! – Арел засмеялся. – Не убьёт. А я его просто погоняю немного.

И он стал обходить Никто, крутя в руках своё оружие. А Никто стоял. Но когда Арел сделал выпад, чтобы ткнуть его, брат Карины резко отразил удар и атаковал в сторону Арела. Арел немного опешил, но продолжил кружить, и на какие-то мгновения они сцеплялись яростно и со всей силы. Никто словно старался постоянно сохранять контакт с лезвием меча противника, и ещё он угадывал или слышал, откуда прилетит удар. И это было жутко. Как всегда, в

последнюю минуту он упреждал удар, и Арелу только пару раз удалось свалить его на землю, но Никто тут же уворачивался и сразу вставал. И он очень мало двигался, стараясь всегда оставаться на месте. Подпускал противника, и потом старался не расцепиться с ним мечом.

– Ах так! – разозлился Арел и попробовал атаковать его снова. У Никто снова получилось отразить удар. Атмосфера всё больше накалялась, и Карине стало страшно. Её слепой брат не подпускал к себе и выглядел не как человек сейчас, а совсем наоборот.

– Лис, мне не нравится это. Скажи, чтобы перестали! – попросила Карина.

К сожалению, Лис теперь всегда, выходя из дому, скрывал свой шутовской грим под маской, и Карина не видела выражения его лица, но она была уверена, что ему тоже не нравится происходящее.

– Арел, хватит! – крикнула она. – Это была плохая идея!

Князь обернулся на её крик и получил сокрушительный удар, он упал, и Никто прижал лезвие меча к его горлу.

– Нет! – завизжала Карина.

А рука Никто вдруг задрожала, и он буквально отлетел от Арела, упал навзничь, словно его ударили что есть силы в грудь, а потом, поднявшись, закричал:

– Арел, что ты творишь?!

Арел сел, мотая растрёпанной головой, прижал руку к порезанной шее, по его пальцам потекла кровь, он поднял глаза на Никто:

– Твою мать! Кто из вас Демон? Ты больше похож на человека, чем он!

Никто подбежал к нему, обнимая, разглядывая рану.

– Твой брат крут, – сказал Лис Карине и направился в сторону дома.

А Карина, ошеломленная, стояла и глядела на милующихся Арела и Никто-Демона, который был, похоже, веселее, добрее и человечнее её брата.

Арел зажмурился, когда Никто приложил к его горлу тряпицу, смоченную заживляющим лекарством.

– Твою мать! Ник! Я тебе не завидую, как ты живешь в его теле?!

Никто засмеялся:

– Всё не так плохо. Но больше так не делай. А если моя человеческая часть убьёт тебя?

– Он бы смог это сделать? Тебе назло?

– Он смог мне назло порезать на шашлык себя самого, а тебя – вообще запросто!

– Не уходи больше так! Не давай ему волю!

– Боишься? – засмеялся Никто и, взяв бокал, сделал несколько хороших глотков вина, и Карина заметила, что он не пропустил мимо рта ни капли.

– Ладно, ладно, он просто хотел тебя проучить. На самом деле он любит тебя!

– Правда? – спросил Арел, и в его голосе звучало сомнение.

– Да не убил бы он тебя.

– Зачем ты тогда вернулся? – сказал Лис.

– А час разве не прошёл?

– Нет. – Лис покачал головой. – Он хотел убить Арела, может, даже из любви, чтобы не достался тебе. Хотел его спасти. Как Розу.

И он протянул Никто листок с записками.

Арел сжал виски руками:

– Значит, Лис, это была не комедия?

– Похоже, что нет, – сказал Лис серьёзно.

– Ну, тем хуже для него! – разозлился Арел.

– А я хотела покатать его на лошадке, – сказала вдруг Карина, и так как все посмотрели на неё, как на дуру, она смущенно замолкла.

– Лис, подойди ко мне, – позвал Никто. – Я хочу посмотреть, как заживает твой язык. Ты быстро начал разговаривать. Может, уже пора вытащить нитки.

Лис послушно приблизился и раскрыл рот.

– Через несколько дней уберу. – Никто осмотрел его язык. – И поменьше болтай, рано еще, кровить начинает. Потерпи, болтливый Лис.

Лис промолчал понуро.

– Я хочу знать, что случилось в тюрьме, – сказал Арел. – Карина, расскажи всё. Как вы сбежали?

 

Позже Арел и Никто остались в комнате вдвоём.

– Просто это был единственный способ заставить её спасти меня. По-другому она бы этого не сделала! – объяснил Никто довольно эмоциональный рассказ Карины, где она в подробностях обрисовала их сумбурный побег.

– Ну да, она ведь добрая и спасала человека! – ухмыльнулся Арел. – Не страшно было тебе вот так уйти и оставить человека одного?

– Нет, не страшно. Ведь я – это он. Это часть меня. От которой мне никуда не деться!

– Он здорово потрепал тебе нервы, да?

– Я пользуюсь его душой, я здесь благодаря его душе, тому, что он жив.

– И тому, что он сопротивляется?

– Ну, нет, то, что он сопротивляется, это плохо, этим он меня достаёт.

– А всё казалось так просто, когда ведьма принесла для тебя его маленькое тельце, да?

– Хотя… Может, так оно и лучше, он раньше очень сопротивлялся и калечил себя, а сейчас уже нет. Мы научились как-то сосуществовать, и, признаюсь, иногда… он берёт верх. Но я уже не злюсь, это придаёт мне человечности. Мне легче в этом мире от его душевных порывов и метаний. Я почти человек и благодаря ему имею чувства, и люди лучше понимают меня и принимают. Так что… то, что раньше казалось помехой и ошибкой, стало в итоге незаменимой помощью. Всё равно я делаю то, что хочу! – Никто улыбался. – Только с чувством. Как человек!

– И… это он полюбил меня? – дрогнувшим голосом спросил Арел.

– Я выбрал тебя, – ответил Никто. – А он… полюбил. Он полюбил вас всех. И через него я тоже.

– Почему он полюбил меня? Ведь я бил его и унижал, трахал.

– Ну, Арел, ты сам не замечал, но на самом деле ты неплохо относился к нему. И он так мало видел людей, мало общался.

– А он вообще меня видел?

– Да. Он может немного видеть моими глазами. Если я позволю. Если я позволю, он может сказать что-то через меня. Может всё видеть и ощущать, но только не в силах что-либо сделать при этом. Я могу соединяться и разъединяться с ним по-всякому.

– Это похоже на секс.

– Ты хочешь так?

– Да. Ты входил в моё тело. Я это ощущал и не сопротивлялся. И ты можешь входить в моё тело и использовать его, я буду только счастлив.

Никто обнял своего князя:

– Пока в этом нет необходимости, пока я привык быть блондином. – Он усмехнулся. – Я белая полукровка. А тебя, благородного чёрного, я хочу видеть рядом.

– Но ты больше не будешь вот так уходить? – спросил Арел, обнимая его в ответ, гладя его ласково, заглядывая в глаза, как преданный пёс. – Я не хочу этого.

– Арел! Да ты много раз был с ним. Я много раз уходил и оставлял тебя с ним. Правда, я накачивал его наркотой, но…

– Не делай! Не делай так больше! Я тебя прошу!

– Иногда мне нужно уходить, часть меня осталась в моём мире. Я живу несколькими жизнями сразу. Человеку эту трудно понять…

– Я понимаю. Но ты ведь можешь всегда не уходить полностью. Оставлять хоть малую часть себя, чтобы всё же контролировать его.

– Могу.

– Тогда делай только так! А сейчас, сейчас вообще выдави его, пусть не видит, ничего не слышит и не чувствует!

И Никто, кладя его на спину, засмеялся:

– Хорошо. Я накажу его за то, что так расстроил тебя.

– Теперь я тоже ненавижу твои шрамы. Теперь я тоже воспринимаю их как твоё поражение. Я его ненавижу! За то, что он искалечил тебя! Сделал изгоем. Я хочу увидеть тебя настоящего, хочу!

– Всему своё время. Хочешь, мы привяжем тело, и я выйду, а ты трахнешь его и сделаешь всё, что захочешь.

– Нет. Я не хочу его трахать! Не хочу ничего. Его нет. Его не существует. Я не хочу его больше видеть, сделай так!

– Я постараюсь, – прошипел Никто и вставил в князя.

Позже они спустились вниз в гостиную, к Лису и Карине. И Карина попросила Никто поговорить с ней наедине тоже. Никто согласился.

– О чём ты хочешь меня спросить? Опять о своём брате? – Никто выглядел довольно спокойным, он налил себе и ей вина.

– Нет. Ты поможешь мне?

– Я помню, как ты ненавидела меня, бесилась. Тебе нравилось только трахаться со мной, да, это тебя привлекало, и ты не могла сопротивляться. Ты любишь секс. Любишь спать с разными мужчинами. Ты не из тех женщин, что стремятся в семью, заводят детей и растят их. Ты как одинокая волчица, хищница, умеешь за себя постоять и гуляешь в поисках приключений.

– Я люблю Лиса. Если ты заберешь Арела, я хочу остаться с Лисом. И буду верной женой. И нарожаю детей, если смогу. Ведь я делаю всё, что необходимо? Ты отпустил Дони, и она хорошо устроила свою жизнь. Ты сказал мне тогда: «Она сделала всё, что нужно». Я не поняла этих слов, теперь понимаю. Я делаю всё, что нужно?

– А как же спасение твоего брата?

– Наверное, это была глупая идея. Как множество глупых идей и поступков до этого. Но я с радостью попытаюсь уговорить его ещё. Он просто мало жил

и ничего не понимает. Для него, наверное, трон и власть, любовь – пустой звук. Я объясню ему, что это важно для нас, если он хочет, чтобы мы были счастливы.

– Он любил Розу.

– И?

– И? И отправил её подальше. В Верхний мир. Чтобы не достать.

– И меня он тоже хотел отправить, уговаривал бежать, но я не Роза. И мне не шестнадцать лет, а почти тридцать, и это мой последний шанс, и я хочу мужа, и я хочу мужа-короля. И я хочу с гордостью посмотреть в глаза своему отцу, чтобы он понял, что я вовсе не такая своенравная идиотка, какой он меня считает. Я хочу добиться чего-то! Что толку, если я уеду? Прозябать где-то в Комре? Чем мне там заниматься? Молиться о спасении своей души? Может, чуть позже, когда я стану старухой и мне совсем нечем будет заняться. Тем более что ничего ужасного я не совершала! То, что я решила, это глупо? Или плохо?

– Это очень хорошо, – улыбнулся Никто.

– Сейчас! – Карина вскочила. – Подожди минутку, я кое-что принесу.

Она выбежала из комнаты и быстро вернулась, держа в руках небольшую коробку:

– Курьер принёс из деревни на моё имя.

– Что это?

– Посылка от моего отца.

– И что он тебе пишет?

– Ничего. Там были деньги. Я больше половины отдала этой ведьме за обряд. Прости.

– Это твои деньги, Карина, не надо отчитываться передо мной.

– Да. Но тут ещё кое-что, и я уверена, это для тебя.

Карина пододвинула к нему коробку: в ней лежали перстень с синим камнем и маска.

Никто, похоже, искренне обрадовался:

– Моя маска! Он возвращает мне её?

– Думаю, да.

– И перстень? Мне кажется, или твой отец хочет помириться?

– Да. Он хочет мира. И я тоже. Прости меня.

– Мне не за что тебя прощать!

– За этот глупый обряд. Я сделаю всё, что тебе будет нужно. Клянусь! Я исправлю свои ошибки!

– Ты всё делаешь. Ты умничка. Всё хорошо. – И Никто протянул ей бокал красного вина.

Арел хотел наказать Карину, привязать к столбу и выпороть плетью так же, как он регулярно проделывал это со слугами. Но Никто приказал не трогать её. Пока.

Глава вторая.

Новости от Вила

Князь Орёл с сомнением посмотрел на пухлую стопку листов.

В гостиную спустился Лис и, увидев бумаги в руках Арела, скептически спросил:

– Вил прислал книгу?

Арел отложил от себя послание:

– Я не буду это читать, – твердо сказал он.

– Я тоже не буду, – ответил Лис. – Мой язык ещё не до конца зажил, и мне трудно говорить, а тем более читать вслух такие объемные тексты. А может, он снова грузит тебя бухгалтерией? Я вижу, там какие-то цифры.

– Похоже, он прислал полный отчет, – растеряно сказал Арел.

– Заставь дурака богам молиться! – усмехнулся Лис.

– Вот Вил успел накатать целый том, а от придурка Тола новостей всё нет! – с возмущением сказал Арел. – Вот уж точно идиот!

– Ну ты что, не знаешь Тола? Пришлет, я уверен, – успокоил его Лис.

– Давайте, я попробую прочесть, – вызвалась Карина, видя, что никто из друзей не горит особым желанием это делать.

Арел с готовностью сунул ей пачку листов.

Она взяла первую страницу:

– Та-а-ак… Арел, ну тут он целую страницу описывает, как он счастлив, что мы живы и здоровы. И как он нас всех любит. И… он называет тебя своим старшим братом!

– Тогда не читай это, – сказал Арел. – Смотри дальше.

Карина начала читать. Вил в подробностях описывал, как в тот злополучный день приехал в Замок и не нашёл никого в главном зале. Как прочёл записку Арела, как нашёл завещание.

– Пропусти это, – сказал Арел быстро. – Я не хочу это слушать!

– А мне уже интересно, – заметил Лис.

– Это слишком личное, Лис, – парировал Арел. – Это вас не касается.

Карина послушно пропустила излияния Вила на тему братской любви и перешла к рассказу о том, как Вил нашел Энрики в комнате без сознания. Вил описывал произошедшее яркими красками, и друзья замерли, слушая о том, как он вводил в вену Энрики воду, чтобы разбавить концентрацию яда, как вёз его к доктору и как Энрики выжил благодаря подвигу Вила и тому, что он не растерялся в критический момент.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru