Туман и Молния. Часть I

Ви Корс
Туман и Молния. Часть I

Глава первая. Встреча.

– Ну что, теперь ты, наконец, начнёшь говорить? – спросил Орёл.

– Дайте мне мой нар… «восстановитель», и я всё скажу!

– Послушай, не слишком ли много условий?

– Честное слово, я такое первый раз вижу! – сказал Тол, покачав головой. – По-моему, у него не все дома!

– Мне плевать, все у него дома или не все! – закричал Орёл. – Он должен отвечать, потому что нам это нужно! И он будет отвечать! Ещё раз, как твоё имя?

– Никто!

– Понятно. Это мы знаем. Настоящее имя?

– Я не знаю! Это настоящее!

Орёл, Лис, Энрики и Тол переглянулись. – Это дохлый номер, – сказал Тол. – Мы только убьём его, но мы не сможем его раскрутить.

– Замолчи, идиот! – зарычал Орёл.

– Мне кажется, это не совсем наше дело…– начал Лис осторожно.

– Это наше дело, Лис. Слушай меня и не влезай! – Орёл сделал паузу. – Я тебя прошу!

– Мне нужен «восстановитель», иначе я умру, – сказал Никто.

– Да?! А может от наркотика у тебя окончательно снесёт крышу!

– Нет, я два года сидел на «чёрной воде», теперь мне нужен всего лишь простой наркотик, но часто. В моей сумке…

– Что?! Два года на «чёрной воде»? Да ты покойник, парень! Никто не соскакивает с «чёрной воды», ты с ума сошел!

– Вот почему он таскается с «нечистыми»! – вмешался в разговор Энрики. – Эта тварь, якобы твоя подруга, снабжает тебя «дрянью». Да? Ты позоришь людей!

– Мне нужен укол, – едва выговорил Никто.

– А хрен тебе! Подыхай! – сказал Тол.

Орёл глянул на него.

– Извини, Арел, – поспешил тот оправдаться. – Но я не могу видеть этого ублюдка!

Никто неуклюже тряхнул лохматой головой, пытаясь убрать с лица непослушные пряди волос, и взглянуть на людей, стоящих над ним, но у него это плохо получилось. Изначально поставленный на колени у деревянного столба, он сидел сейчас перед ними, поджав ноги под себя, прижавшись к столбу как-то боком. Руки выкручены назад и заведены за столб. Запястья крепко схвачены стальными наручниками и задраны вверх. Цепь от наручников специально была закреплена на крюке слишком высоко, так, что руки буквально выкручивались из суставов, не позволяя распрямить спину.

– Никто, – Орёл вздохнул, – давай договоримся, ты сейчас честно отвечаешь на наши вопросы, и мы делаем укол.

Никто всё же сумел повернуть голову и взглянуть снизу вверх на Орла:

– Зачем вы ломаете меня? Ты разве не князь, не свободный господин из «Верхнего»? Мы из разных миров, и наши пути никогда не пересекутся. Я не представляю для тебя лично никакого интереса, чей приказ ты выполняешь, когда допрашиваешь меня? Не думал, что князь кому-то служит! Кому ты подчиняешься? Тайной полиции короля? Ты выполняешь их приказы?

Лицо Орла исказилось:

– Это тебя не касается! – мыском сапога он насильно поднял подбородок Никто ещё выше, заставив того зажмуриться от боли в выкрученных руках.

– Здесь я задаю вопросы, а не ты!

–Заставь его целовать твой сапог! Арел! Пусть эта грязная «полукровка» поймёт, с кем имеет дело! – зарычал Тол.

Он подошел к Никто и сжал его голову в своих ручищах:

– Давай, Арел, вмажь ему ногой по харе!

– Тол, прекрати, – сказал Лис.

– Арел, ты только посмотри на это! – Тол рукой в кожаной перчатке насильно раскрыл рот Никто, демонстрируя им его длинные, нечеловеческие клыки:

– А на руках когти! Он мерзкая, «нечистая полукровка»! И эти татуировки у него на щеках! – Тол сжал скулу Никто в своих крепких пальцах. – Ты только взгляни: похоже на буквы «нечистых». Словно у него на лице что-то написано!

Орел встретился с Никто взглядом. Он видел, что лицо у Никто совсем не похоже на грубые, с неправильными чертами лица «нечистых».

Он не был похож даже на простолюдина, и его с лёгкостью можно было назвать красивым, если бы ни шрам, который пересекал наискосок лоб и всю правую сторону лица, разваливая щёку так, что казалось, ещё немного, и станут видны коренные зубы.

– Оставь его! – приказал Орёл Толу. – Никто, если не хочешь ещё больших неприятностей, отвечай на мои вопросы, хорошо?

– Да, хорошо! Задавай скорее свои вопросы! Я не для того соскакивал с «воды», чтобы сдохнуть вот так, перед кучкой идиотов которые сами не знают, чего хотят!

– Полегче!

– Меня подставили!

– Первый раз слышу, чтобы так говорили на «чёрном», – покачал головой Энрики. – Я его едва понимаю.

– Слова-то он подбирает верно, – сказал Лис, – но вот до чего мерзкий у него голос…

– Как твоё имя?

– Опять?! Твою мать! Ну, хорошо! Ник, моё имя Ник!

– Как ты можешь подтвердить это?

– Те, кто меня знают, могут рассказать обо мне.

– Откуда ты?

– Я приехал в город с запада.

–Ты жил в краевом форпосте на западе, на границе с землями «нечистых»?

– Да.

– Ты воевал против них?

– Да.

– Что было потом?

– Я был у них в плену. Они посадили меня на «чёрную воду». С тех пор я завишу от них.

– Ты выполняешь их приказы?

– Да.

– Какие задания они дают тебе?

– Задания? А ну да… Уничтожать людей. Убивать. Грабить.

– Подонок! Я убью его! – взревел Тол.

Орёл бросился наперерез ему, не позволив нанести удар:

– Спокойно! Спокойно, Тол!

– А что ты, Ник, думаешь, о нашем короле? – спросил Энрики.

–Что он дерьмо!

Лис засмеялся:

– Мне это надоело! Всё это чушь.

– Ты готовил заговор против короля вместе с «нечистыми»? – продолжил Орёл.

– Нет. К сожалению, они не доверяют мне до такой степени, очень жаль.

– Орёл, – сказал Лис, – он врёт. Он говорит то, что мы хотим услышать.

– Я не уверен, Лис, что хочу услышать именно это.

– Мне нужен наркотик.

– Не давай ему, Орёл, пусть подыхает и не позорит людской род! – сказал Тол.

– Дай ему его наркотики, которые он называет «восстановителями», – попросил Лис.

Никто закрыл глаза.

– Эй-эй… – Орёл подскочил к Никто, принялся трясти его:

– Не смей! Я ещё с тобой не закончил!

– Арел, он вырубается, я же тебе говорил! – закричал Лис. – Если он сейчас умрёт здесь из-за твоей тупости! Что мы будем делать?!

– Из-за моей тупости! Ты не смеешь мне так говорить! Я князь, и твой хозяин!

– Орёл, Лис, пожалуйста, не сейчас! – взмолился Энрики. – Заказчик не простит нам, если он умрёт! Он нужен живым! Лис, делай укол, ты умеешь. Где его сумка?!

– Энрики, сними с его руки браслеты! Быстрее! – Лис достал из сумки Никто плоскую коробку чёрного дерева. – Да шевелись ты! Руки, руки освободи!

Энрики отстегнул наручники и тянул руку Никто, пытаясь снять браслеты, Никто повалился за рукой и упал набок.

–О-о-о, идиот! Что ты тянешь! Отстёгивай! Они где-то должны расстегиваться! – Лис подскочил к лежащему на полу Никто, и со звоном раскрыл несколько серебряных браслетов, которые закрывали руку Никто от запястья до локтя. Под браслетами руки были обмотаны полосками чёрной ткани.

– Чёрт! Разрезай ткань!

Энрики быстро принялся исполнять приказ. Разрезав полоски ткани, он замер.

Замер и склонившийся рядом Лис:

– А куда здесь колоть-то?! Быстро, давай другую руку!

– Я не чувствую пульса у него, – тихо сказал Энрики.

Тол подошел к ним и хмыкнул:

– Да, он не врал насчёт «чёрной воды», только она так разъедает вены.

– Вторая рука такая же, – сказал Лис.

– Собаке – собачья смерть! – подытожил Тол.

– Нет. Колите ещё куда-нибудь, – занервничал Орёл, – в шею…

– На нем очень широкий ошейник, Арел, и он не снимается.

– В ногу! Лис сделай это для меня!

– Для нас, – поправил Орла Энрики.

– Я попробую, буду колоть в пах, – сказал Лис, – снимайте всё с него.

– Симпатичная татуировочка! – ухмыльнулся Тол, глядя на татуированное бедро Никто.

– Он, похоже, и вправду с запада, – задумчиво произнёс Орёл.

– Ну вот, сейчас должен ожить, – Лис взял Никто за запястье, чтобы прощупать пульс. – Эта татуировка на руке, клеймо «нечистых» – герб западной общины. Если я не ошибаюсь.

– Да, слишком много татуировок для равнинного жителя. Он с запада, – согласился Орёл.

– Значит, он был в плену, как и сказал? – спросил Энрики. – Там его изуродовали и посадили на «чёрную воду», так как он и сказал?

– И всё равно я ему не верю, – ответил ему Лис. – Он больше похож на наёмника, чем на раба.

– Они могли принудить его перейти на свою сторону, – сделал предположение Энрики.

– Я вижу одно, – вмешался Тол. – Он завязан с «нечистыми» по самую глотку!

– А это ещё что такое, подождите-ка … – вскочив, Лис подбежал к камину, нагрел в его пламени лезвие своего ножа, и, вернувшись, быстро приложил его к внутренней стороне запястья на руке Никто.

От тепла проявился скрытый знак, словно струйки багрового огня забегали по хитро закрученному вензелю.

– Ух, ты! Как красиво! – восхитился Тол. – Что это?

– Это скрытое клеймо «красных», болван, – объяснил Орёл. – Лис как ты только заметил его?

– Просто потому, что у меня у самого есть такое, – Лис улыбнулся. – Он мог быть у них в плену, а мог и работать на них.

– Только этого нам не хватало, – прошептал Энрики.

– Я знал, что он не говорит нам правды, – сказал Лис.

– Какой правды? – спросил Энрики. – Пока его рассказ вполне сходиться с тем, что мы увидели. Он сказал, что ему нужен наркотик, потому что он сидел два года на «воде», и я готов поклясться, что так оно и было! Мне уже приходилось видеть такие руки, правда, только у мертвецов.

– Да, я тоже видел подобное, – кивнул Орёл.

– У него клеймо раба «нечистых»: ясно, что они посадили его на воду, и изуродовали лицо, – сделал вывод Тол.

– Да, пока всё сходиться, – задумчиво сказал Орёл.

– «Нечистые» знают, что человек с таким лицом уже никогда не сможет стать полноправным членом нашего общества, – добавил Энрики.

 

– А мне он кажется вполне симпатичным, – сказал Лис.

– Да, что же ты тогда не разукрасишь так же и себя? – засмеялся Тол.

У Лиса зло сверкнули глаза:

– Заткнись Тол, на себя посмотри!

– Если бы человек получил такой шрам в бою, – продолжил рассуждения Орёл. – Как бы не было тяжело, он воспользовался бы лечебным средством – «самой», например. Так что и следа не осталось бы! Если он этого не сделал, значит, ему не дали. Я так думаю.

Он склонился над Никто, разглядывая его:

– Здесь ещё много мелких, едва заметных полосок, его словно кромсали. Но они все заживлены.

Лис присел рядом:

– Арел, взгляни на эти шрамы возле самого уха. Похоже, что у него ухо было отрезано. А потом ему приживили новое.

– Многое же ему пришлось пережить, – сказал Энрики.

– Кстати, уши отрезают и «красные», – заметил Лис. – Уши и пальцы.

Все посмотрели на ту руку Никто, где не хватало безымянного пальца.

– Вот не повезло ему, – сказал Тол. – Сдаётся мне, что по его телу мы узнаем больше, чем он сам о себе рассказал. Давайте разденем его! Пока он без сознания.

– Значит, его ломали и «нечистые», и «красные», – задумался Орёл.

– И мы, – добавил Лис.

– Дался он всем, никому не известный парень с запада? Не понимаю! – пробурчал Тол, раздевая Никто.

– В том-то и дело, что не всё так просто, – Лис нервно закурил. – И я бы не связывался с этим, я это с самого начала вам говорю! Арел, ты слышишь меня?

– Слышу.

– Это радует!

– Нет, – сказал Тол, – если тебя изуродовали, посадили на «чёрную воду», и ещё всё остальное, то тут уже не до чего, остаться бы в живых!

– Как видишь, он пытается восстановиться, – заметил Энрики.

– Да, парень цепко держится за жизнь, – согласился Лис, глядя на сильное, мускулистое тело Никто.

– Но, по-моему, он не слишком удачливый воин, – покачал головой Энрики.

– А, по-моему, наоборот – слишком удачливый, – возразил Орёл. – Это стрела в сердце, разве не так? – он указал на овальный шрам у Никто на груди.

– Это смертельная рана, – сказал Лис.

– Так же, как и вот эта, сбоку. Шрам совсем свежий.

– У него девять жизней, – фыркнул Тол.

– И у него куча проблем, – добавил Орёл. – Я отказываюсь от этого дела!

– С ума сошел! – воскликнул Энрики. – Что ты задумал?!

– Ломать я его больше не буду, – произнёс Орёл твёрдо. – Надоело!

– Знаешь, чем это нам грозит?! А если он на самом деле замешан в заговоре?!

Никто зашевелился, привстал, откинул волосы с лица, оглядывая себя: по пояс голый, в спущенных штанах.

– Вы что хотели поиметь меня? – спросил он удивлённо.

И тут всех словно прорвало, Тол согнулся пополам от смеха, все смотрели на Никто и ржали.

– Иди, промочи горло, – обратился Тол к Никто уже вполне добродушно.

– Да, Ник, или как там тебя, в самом деле, выпей с нами, – согласился с ним Орёл.

Никто встал, застёгивая широкий ремень, подошел к столу и, взяв предложенный бокал, сразу сделал несколько глотков.

– Я могу одеться? – спросил он.

– Да, мы отпускаем тебя, – ответил Орёл.

Вернувшись к столбу, Никто принялся подбирать свои разбросанные вещи:

– Чёрт, зачем порезали бинты?

– Хотели сделать тебе поживей укол, – объяснил Орёл. – Предупреждать надо, что у тебя там вместо вен – пиздец.

Он позвал слугу и приказал ему принести новые бинты.

– Ловко у тебя получается, – сказал Энрики, глядя, как за считанные секунды Никто обмотал руки, принесённой тканью.

– Кто колол меня? – спросил Никто мрачно.

– Я, – Лис улыбнулся.

– Отдельное спасибо! – Никто на секунду задумался. – Лис.

Лис засмеялся:

– Ты не рад?! Я сделал всё, что мог!

– Да уж! Неужели никакое другое место тебе не пришло в голову?!

– Ну не потрахаешь теперь пару недель свою «нечистую» суку, – Лис пожал плечами, – подумаешь…

Никто глянул на него, но промолчал. Он стал подбирать с пола свои браслеты и, привычным движением с глухим щелчком, закрывать их на руке. Когда он потянулся за одним из браслетов, закатившимся за столб, его длинные светлые волосы, съехав набок, обнажили спину, сплошь покрытую рубцами от плетей. Друзья молча переглянулись.

– Классная у тебя спина, – сказал Лис.

– Да, вы это хотели увидеть? – спросил Никто. – Зачем раздели меня, рассматривали мои шрамы? А теперь отпускаете, потому что поняли, что я такой же воин, как и вы!

– Садись, – приказал Орёл.

Никто сел за стол и допил вино. Тол протянул ему сигарету. Никто взглянул на него исподлобья:

– Спасибо.

Он закурил, откинувшись на высокую спинку стула. Беспалой рукой откинул волосы со лба, открывая шрам, который пересекал лоб наискосок. Колюче блеснули глаза, он рассматривал Тола, Лиса, Орла и Энрики.

– До утра осталось немного, – обратился к нему Орёл. – Скоро откроют ворота, и ты сможешь выйти из «Верхнего города».

– А как же ваше задание? – Никто криво ухмыльнулся. Та половина лица, которая была изуродована шрамом, не двигалась

– Это не первая и не последняя наша проблема, – ответил Орёл. – Тебя это уже не должно волновать.

– А вы не так глупы, как показалось вначале, – сказал Никто.

– Ладно, не умничай! – вмешался Лис. – Тебя отпускают, вот и радуйся!

Никто довольно качнул головой:

– А я и радуюсь.

Он подошел к валявшейся на полу сумке. Поднял свой плащ:

– Плащ вы мне весь изорвали, – он огляделся по сторонам, – а маска?

– Маска?

–Да, маска. Чёрная из такой твёрдой…, э..э, – он запнулся, пытаясь подобрать подходящее слово, – хуйни. Я не знаю, как это называется на вашем!

– Кто снимал с него маску? Тол, ты, по-моему? Куда ты её дел?

–Арел, я, кажется, швырнул её в камин, – сказал Тол немного виновато. – Я был очень разозлен!

– Чё-ё-рт! – Никто сжал ладонями виски:

– Плащ порвали! Маску сожгли! Да меня – в таком виде – остановит первый же патруль!

– Хорошо, я дам тебе свой плащ, и маску – попытался всё уладить Орёл. – И ты без проблем выйдешь из «Верхнего города».

– Без проблем! Я вообще не имею права находится в «Верхнем»!

– Я знаю, – Орёл улыбнулся.

– Счастливо оставаться! – Никто направился к двери.

– Постой! – Орёл догнал его:

– Я проведу тебя к выходу и отдам оружие. Оно осталось наверху.

Его друзья переглянулись, но ничего не сказали.

– Как пожелаешь, – буркнул Никто.

В сумраке подземелья лицо его наискосок пересечённое шрамом выглядело жутко. Наполовину парализованное, оно казалось неживым, более подходящим для мертвеца, чем для живого человека, способного злиться из-за испорченных вещей.

Они поднялись из подвала на первый этаж.

– Вот, держи свой меч, – Орёл опустил глаза, избегая взгляда Никто.

Слуга принёс плащ и маску.

– Я верну со своим рабом, – сказал Никто.

– Да ладно, они твои.

– Хорошо, – Никто завернулся в плащ.

Готовясь накинуть капюшон, поднял руки, потом взглянул на Орла. Посмотрел на него серьёзно своими холодными серыми глазами:

– Что-то ещё?

– Да.

– Что?

– Тебя ведь никогда не звали Ник?

Губы Никто дрогнули в подобии улыбки:

– Раньше нет.

– И ты жил вовсе не в краевом форпосте?

– Совсем недолго.

– И ты не раб «нечистых», и не выполняешь никаких их приказов?

Никто уже улыбался:

– Ты очень упорный, князь Арел. Прощай.

Он накинул капюшон и вышел из замка.

Орел смотрел ему вслед:

– Нет, – сказал он тихо. – Не прощай.

Глава вторая. Разговор с Марком.

– Значит, Лис был прав, – сказал Орёл, – ты тоже знаешь Никто?

– Да, знаю, – Марк посмотрел на Орла, – один раз увидев его, уже невозможно забыть, не так ли?

Орёл отвел взгляд встал и подошёл к окну. Сложив руки на груди, он смотрел в окно, и ничего не говорил. Марк тоже молчал. Он сидел и разглядывал Орла, словно что-то прикидывая в уме, потом сказал:

– Я думаю у вас получиться!

Орёл обернулся:

– Я чуть не убил его!

Марк пожал плечами:

– Ну и что? Я тоже.

– Да?! И что?!

– Ничего, теперь мы друзья.

Орёл возвратился к столу.

– Странная дружба между другом «нечистых» и тем, кто с ними борется, – сказал он.

– Он помог мне как никто другой, только благодаря ему я устроил на западе настоящий ад для «нечистых»! – глаза Марка вспыхнули нездоровым огнём, пальцы нервно сжались.

– Как мы их убивали! Как убивали, Орёл, если бы ты только видел это! Если бы кто-то из этих зажравшихся горожан видел это! Мы резали их! Вешали! Жарили! Разрывали! Мы сравняли их дома с землёй! Прогнали их вглубь к самым горам, освободили форпост, и множество людей … – Марк осёкся.

– Я вижу ты настоящий воин. Такие редкость в наше время. – сказал Орел.

– Никто тоже воин.

– Я знаю, я понял это. Но он ведь воин «нечистых».

– Насчёт этого ты можешь быть спокоен. Да, он воин «нечистых», но он с ними не заодно, и даже больше, думаю, он ненавидит их.

– Почему тогда он с ними?

– «Нечистые» города приняли его как воина, как равного им, и даже выше многих из них, а люди не принимают его.

– Но ты? Разве ты, не принял его?

– Я принял его, но он не может быть со мной в одной команде, «нечистые» убьют его за это.

– А со мной может?

– С тобой может, ты не вмешиваешься в дела «нечистых». Если ты сделаешь Никто своим другом, «нечистые» тоже станут твоими друзьями. Твое могущество возрастет в несколько раз, а я слышал, князь Арел, дела твои сейчас хуже некуда.

– Может и так, но я не хочу такого могущества, стать игрушкой в руках «нечистых», ну уж нет, именно в моей независимости моя сила!

– Зачем сразу игрушкой, союзник тебе не повредит.

– И это говоришь мне ты?! Тот, кто с ними борется не на жизнь, а на смерть! Ушам своим не верю!

Марк пожал плечами:

– Каждому своё…

– А эта его подружка! Этот чудный образец не человека! По-моему она перережет горло, любому кто обидит её драгоценность. Надеюсь, ты не видел это чудовище!

– Я привёз её с запада ему.

– Что?!

Марк засмеялся:

– Её зовут Эмба. Я привёз её с запада.

– Зачем?

– Так получилось.

– Ты можешь рассказать мне?

– Думаю, да. Вижу, он завладел твоим сердцем, я ведь давно знаю тебя. Вы будете прекрасной парой. Скоро в городе наступят новые времена, вместе вы наведёте ужас на всех!

– Я ещё ничего не решил.

– Решил, решил…

– Хорошо, он может не захотеть.

– Захочет. Никто тянется к людям. А ты из высшего общества, богат, знатен, как раз то, что ему нужно.

– Тогда расскажи мне о нём всё что знаешь!

– Судьба свела меня с ним далеко на западе. Мой отряд разорил караван одного торговца рабами. Он торговал ими на деревенских рынках, среди его рабов был и Никто. Мы освободили всех, а хозяина повесили. Многие из освобождённых примкнули к нам. Больных мы отвезли в свой лагерь. Первым, кто обратил на Никто внимание, был старик-колдун из моей свиты. Он сказал мне: «Я чувствую Марк, что этот человек опасен, нам лучше избавиться от него». Я лишь рассмеялся ответ, но меня поразил цвет его волос. Сперва я принял его за седого старика. Лицо Никто было закрыто чёрной маской. Я спросил у тех рабов, которые перешли на нашу сторону: «Кто этот старик?» Они сказали: «Мы не знаем. Его подобрали на дороге». Он был очень болен, никогда ничего не говорил. И лица его они не видели. Но слуги хозяина, видели его лицо, они просили не брать его с собой. Они сказали хозяину, что этот раб принесёт им несчастье. Только хозяин их не послушал!

Тогда я снял с Никто маску и увидел молодого человека, на лице которого не было живого места. Он был изрезан так, что даже мои видавшие многое воины, пришли в замешательство. Я увидел следы от «чёрной воды» у него на руках, ошейник, раны от кандалов, татуировки «нечистых», и я понял, что передо мной человек, которому удалось сбежать.

Упустить такой шанс я не мог! Мы выходили его. Заживили раны. Взамен, я попросил рассказать мне всё, что он знает. Сначала он молчал. И если бы он сам не захотел нам помочь, то не заговорил, что бы мы с ним не делали! Я несколько раз заносил меч у него над головой, он даже не вздрагивал скорее наоборот, ждал смерти и желал её. Но я не смог убить его! Я полюбил его. Ведь он был ещё так молод, но уже так истерзан! В какой-то момент, я понял, что отпущу его, и тут колдун сказал, что Никто согласен рассказать всё что знает. Старик-колдун говорил: «Он читает наши мысли». И я верю, что так оно и есть! Он понял, ЧТО, я думаю о нём, и как к нему отношусь. Так он отблагодарил меня. Старик и все «нечистые» называли и называют его "сыном дьявола", но я не верю в это! Разве сын дьявола может так откликаться на доброту? Только позже я понял, что он сделал для меня! Никто бывал так далеко на западе, как ни один человек.

 

Он нарисовал мне все фермы и деревни «нечистых», рассказал об их постах и многое другое. Без него, моя победа, мой триумф, были бы не возможны! Я спросил, пойдёт ли он со мной, но он отказался. Тогда я пообещал ему, что отомщу за него, за всё, что с ним сделали.

На что он ответил: «Всё что «нечистые» сделали со мной ерунда, по сравнению с тем, что со мной сделали до них». Я сказал: «Они так изрезали тебе лицо!» А он сказал: «Это я сам изрезал себя».

Так серьёзно сказал, что мне стало не по себе. И я больше не спрашивал его ни о чём.

Мы расстались, и каждый пошёл своей дорогой. Я на запад. А он на восток.

На прощание я предостерёг, что «нечистые» рано или поздно доберутся до него, и захотят отомстить за предательство. Но Никто только улыбнулся. Видимо, он знал что делал.

Эту женщину-Эмбу, он описал мне, сказал, что она была его хозяйкой, и попросил не мучить её, а убить быстро. Но она очень хитрая, и когда я расправился со всей её семьёй, она написала мне, чтобы я отвёз её в город к Никто, и тогда не один «нечистый» в городе не тронет меня.

Она написала про Никто: «Я слышу его, он нуждается во мне». И я взял её с собой. Только мы приехали в город, как пришёл он и забрал её. И король «нечистых» ничего не сделал ни мне, ни моим людям, ни Никто, ни ей. Знаешь, они даже уважают его за то, что он так отомстил, за своё унижение, и бояться его. Городские «нечистые» вообще недолюбливают своих западных сородичей. Но я считаю Никто человеком, и он должен жить среди людей, он страдает, живя с чужими.

– То что ты мне рассказал ужасно, – сказал Орёл, – и эта «нечистая» знает, что благодаря ему вырезали всю её семью. И она любит его, как ни в чём не бывало?!

– Да, они такие, – засмеялся Марк, – она даже гордиться им, а на родню ей насрать.

– Ну что, этого достаточно для тебя? Остальное спросишь у него сам.

Орёл вздохнул:

– Мои люди очень настроены против него…

– Знаешь что, – Марк улыбнулся, – отведи их завтра вечером в «нижний Колизей», он будет там, и когда они увидят его в бою, они сами попросят тебя взять его в команду.

У Орла загорелись глаза, – Марк чтобы я без тебя делал!

Глава третья. Договор.

– Он не придёт, – сказал Энрики.

– Придёт, – возразил Орёл.

– Я бы на его месте не пришёл, – сказал Энрики.

– Но он – не ты! – Орёл разозленно ткнул пальцем в сторону Энрики. – Не ты!

– Хорошо, – Энрики поднял руки. – Хорошо.

Слуга принёс поднос с вином и, поклонившись, стал расставлять бокалы.

– Он пришёл, – тихо сказал Лис, который сидел так, чтобы хорошо видеть вход.

Все замерли.

– Это точно он? – спросил Орёл.

– Клянусь! На нём твой плащ и он идёт прямо сюда, – быстро прошептал Лис, глядя в свой бокал.

– Проваливай, – зашипел Орёл на слугу, тот бросил поднос и мгновенно отлетел от стола.

Никто подошёл к ним.

– Привет.

– Привет, присаживайся, – Орёл указал на место напротив него в самом углу.

Столы здесь были отгорожены друг от друга высокими стенками. Тол встал, чтобы пропустить Никто. Тот быстро глянул на Тола и, ничего не сказав, сел на предложенное место.

Он снял капюшон и сбросил с плеч плащ. Светлые волосы упали на лоб, и он уже знакомым им жестом убрал их беспалой рукой назад. С той лишь разницей, что в прошлый раз они увидели шрам, теперь же лицо его скрывала чёрная маска.

– Ты можешь снять маску, – сказал Орёл, – это наше заведение, чувствуй себя здесь как дома, к тому же, мне будет трудно говорить с тобой, не видя лица.

– Хорошо, – Никто снял маску.

– Выпьешь? – Орёл поставил перед ним бокал. – Думаю, ты знаешь, зачем мы позвали тебя.

– Нет, – Никто взял бокал и откинулся на спинку скамьи.

– Нет? – Орёл был немного удивлён.

– «Нечистые» передали мне записку, в ней было указано время и место.

– Но ты понял, что это от нас?

– Нет, но когда увидел вас, понял.

– И ты пришёл на встречу, не зная, к кому идёшь!? – удивлённо спросил Энрики. – Это не благоразумно.

Никто улыбнулся:

– Записку писали не вы, а другой человек, мой друг, к нему я и шёл. Когда увидел вас, понял, что вы вышли на меня с его помощью.

– Да это так, – сказал Орёл. – Не буду скрывать, нам помог Марк, и скажу сразу, чтобы ты увидел, что с нашей стороны всё честно. Прежде чем встретиться с тобой, мы навели у него справки о тебе. И…

Орлу показалось, что Никто улыбается. Но его губы не улыбались, только глаза блестели, словно смеялись. В этот момент Орёл вспомнил слова Марка: «Никто читает наши мысли, и я верю, что так оно и есть, он понял, что я думаю о нём».

– Впрочем, ты, наверное, знаешь об этом, – сказал он в замешательстве.

– Нет, я ничего не знал. Марка я давно не видел, только эта записка. Но примерно я могу себе представить, ЧТО он обо мне рассказал.

– Нет, уверяю тебя, ничего плохого он не говорил о тебе!

– Хорошо, князь, к тому, что он вызвал меня к вам на встречу и поделился с вами своими впечатлениями обо мне, я не имею никаких претензий. Тогда проехали эту тему, давайте ближе к делу. Что именно вам нужно?

– Нам нужно… ну… я думаю, ты знаешь, что!

– Опять я должен знать! Нет, я не знаю! Как я могу знать, если вы мне ничего не сказали! – Никто поставил бокал. – Нам от тебя нужно то, сам догадайся что! Это могло бы показаться забавным, если бы не исходило от вас! Знаешь, князь, я уже жалею, что пришёл!

Он встал, но Тол преградил ему дорогу:

– Никто, постой, мы хотели предложить тебе стать членом нашей команды! Разве ты не прочёл наши мысли?

Орёл схватился рукой за голову:

– То-о-ол!

– Сильно сказано, – сказал Лис.

– Прочёл ваши мысли!? – Никто снова сел, вдруг рассмеявшись.

Орёл поднял голову.

– Это Марк сказал тебе? – спросил у него Никто.

– Да.

– Нет, я не читаю мысли.

– Не умеешь? – разочаровано протянул Тол.

– А вы хотели, чтобы я помогал вам разводить богатеньких? К сожалению, ничего не выйдет, вы ошиблись, – он допил вино из своего бокала. – Что ж, приятно было снова видеть вас.

– Никто, ты должен понять… – сказал Орёл. Казалось, решительность вернулась к нему.

– Я понял, никаких проблем.

– Но это вовсе не значит, что наше предложение отменяется.

– Разве? А зачем вам нужен человек, который не читает мысли?

– Никто! Не издевайся! Ты нужен нам как воин, а не как колдун.

– Хотя одно другому не мешает, – пробурчал Тол себе под нос.

– Ты можешь просто побыть с нами какое-то время, – сказал Орёл. – Если не сработаемся – уйдёшь.

Никто посмотрел на Орла, в глазах его больше не было того озорного блеска.

– Я не такой хороший воин, как вы думаете, – сказал он. – Иначе у меня не было бы столько шрамов.

– Предоставь это решать нам,– сказал Орёл. Он взял с подноса, оставленного слугой, новый бокал и поставил перед Никто.

Тот молчал.

– Несколько улиц «верхнего» и «нижнего» городов принадлежит нам. Ещё, бывает, мы выполняем разные заказы, бывает что иногда, придумываем что-то сами.

– Если ты перейдёшь к нам, тебе не придётся больше выполнять грязную работу у «нечистых», – воодушевлённо сказал Тол.

– То-о-ол, замолчи! – зашипел Орёл.

– Считай, что я этого не слышал, – сказал Никто.

– Никто не считает здесь твою работу грязной, – сказал Орёл.

– Мне не хотелось бы сейчас что-то кому-то доказывать, – сказал Никто. – Сегодня я в добром расположении.

– Чёрт, опять мне, что ли извиняться перед тобой, – обиженно протянул Тол. – Признаю свою ошибку, – добавил он и вздохнул. Видно было, что он боится разозлить Орла, но к Никто его извинения не имеют никакого отношения.

– Мне кажется, вам хорошо вчетвером, – сказал Никто.

– Вы нашли друг друга уже давно, я стал бы лишним.

– Нет, ты ошибаешься, – Орёл улыбнулся. – Нас вовсе не четверо, вернее, только сейчас нас четверо. Это всё, что осталось от моей некогда большой… ммм …команды.

– Значит, ты набираешь новых людей. А что случилось со старыми, если не секрет?

– Не секрет, – Орёл улыбнулся. – Их убили. Думаю, тебя это не отпугнёт. Двое попали в засаду полгода назад, двое умерли от ран. У нас были и две девчонки, мне их жаль больше всего. И те, кто остались живы, но сейчас не с нами. Тоби в плену у наших конкурентов, Косой в тюрьме.

– Никогда не слышал более грустной истории, – сказал Никто, и все засмеялись.

– Хорошо, но что вы думаете о моей связи с «нечистыми»?

– Ты должен выбрать – или проводить всё время с нами и жить нашими проблемами, или вернуться к ним и забыть о нас.

За столом повисла тишина. Все ждали, что ответит Никто.

– Мне нужен испытательный срок, – наконец сказал он. – Я не уверен, что смогу жить среди людей, но я не против этого.

– Хорошо, два месяца тебе хватит, чтобы разобраться?

– Да.

– Но в это время никаких «нечистых», никаких! Если ты выдержишь, значит, у нас всё получится.

– Какую роль вы мне отводите в своей игре?

– Ту же, что и у всех нас. Главный – я, но решаем мы всё вместе, ты будешь иметь право голоса наравне со всеми и право на прибыль. Скоро ты станешь богатым, поверь мне, купишь земли и рабов.

– А то, что я сам раб, вас не смущает?

– Ты раб не с рождения, а значит – не раб.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru