Белая ведьма

Вероника Сергеевна Меньшикова
Белая ведьма

Глава 1.

– Эмили, открой! – Раздался мамин голос с первого этажа, – Лайза приехала!

Чертыхнувшись, я одёрнула чёрную футболку-оверсайз и пошла открывать дверь своей вечной сопернице.

На самом деле, Лайза была не только моей соперницей, но и моей сестрой-близняшкой. Старше меня на какие-то три минуты, эта девчонка получила всё: одобрение родителей со всех сторон, лучшие баллы за выпускные экзамены в школе, учёбу в престижном магическом университете, который она окончила с красным дипломом, жениха, бывшего большой шишкой в магическом мире… словом, у неё было всё то, чего и близко не было у меня.

– Привет, дорогая, – Она поцеловала меня в обе щёки, поставив чемодан у двери, – Ты совсем не изменилась!

Я оглядела хрупкую фигурку, облачённую в блузку от дизайнера и юбку-карандаш, спускавшуюся ниже колен. От моего внимания не ускользнула ни дорогая бижутерия, ни уложенные волосок к волоску светло-русые кудри…

– Учитывая то, что в школе я была той ещё коровой, это не лучший комплимент. Привет, Лайза.

Со времён школы я похудела на пятнадцать килограмм, но, конечно, никто в семье не думал, что это досталось мне титаническим трудом. Заслуги Лайзы были её заслугами, мои – чистым везением.

– Дорогая, проходи! – Всплеснула руками мама, – Вы успеете позавтракать до отъезда.

Нам предстоял отъезд – этим летом мы уезжали на инициацию к бабушке Доротее. Это был именно тот день, когда каждая из нас выберет специализацию – белую магию или чёрную, и начнёт активно постигать науку магии и её использование. Я склонялась к чёрной: её можно использовать, как оружие, ею можно реально влиять на умы людей. А белая? Целительство? Нет уж, дудки. Это не про меня.

– Лайза, как у Вас с Марком? – Спрашивал отец за завтраком, – Когда назначен счастливый день?

– Мы ещё не назначали дату, но, конечно, вы с мамой и сестрой узнаете об этом первыми, – Улыбнулась Лайза, делая глоток чая, – Мне больше интересно, как поживает Эмили. Всё также работаешь в приюте для животных?

Я получила специальность, далёкую от престижа и мира магии – стала ветеринаром. Ну, что поделать, люблю я эти шерстяные комочки… Конечно, вся семья была не в восторге – куда уж мне?

– Да, работаю, – Односложно ответила я.

– А с личной жизнью как?

Я рассеянно прикоснулась к пирсингу в брови и взлохматила короткие волосы, выкрашенные в красный. Я не была мечтой сказочного принца, и Лайза, как никто, понимала это.

– Давай не обо мне, – Предложила я, – Мы можем не успеть на поезд.

Бабушка Доротея жила далеко от нас, но было решено отправить нас на инициацию именно к ней. Если родители сделали неплохие карьеры на магическом поприще, то бабушка была настоящим светилом в мире магии – доктором магических наук и начальницей отдела по борьбе с незаконным использованием магии. Мы обе плохо знали её, но догадывались – у неё каждая минута на счету.

– И правда! – Всплеснула руками сестра, – Всё было так вкусно, что я почти забыла о том, что нам пора ехать!

Я пошла наверх за своим чемоданом. Ну, «чемодан» – сильно сказано, это была сумка-торба через плечо. Внизу родители целовали Лайзу в обе щёки. Увидев меня, мама бросила:

– Ты поедешь к бабушке… в этом?

Я оглядела себя: чёрная футболка, джинсовые шорты, кеды…

– Да, поеду в этом. Летом иначе жарко.

Мама неодобрительно покачала головой. Попрощавшись с родителями, мы сели в такси, которое должно было отвезти нас на вокзал.

– Я тебя целую вечность не видела! – Трещала Лайза, стоило только занять купе, – Расскажи, как у тебя прошли эти четыре года!

– Много работала, – Неохотно ответила я и из вежливости спросила, – А у тебя как?

– Прошлым летом ездили с Марком в Барселону! – Начала эмоционально рассказывать она, – Видели Саграду Фамилия, дом-музей Гауди…

Возможно, послушать про другую страну и достопримечательности, мне и было бы интересно, но если бы рассказ вёл кто угодно, но не моя сестра. Из её уст это звучало, как хвастовство и бахвальство. В смысле, она даже не заработала на эту пресловутую Барселону – её туда отвёз жених.

Я немногое знала об их отношениях, но то, что знала, говорило о том, что у них классическая история любви, достойная сценария мелодрамы: он увидел её в институте, год ухаживал, потом они съехались и стали жить в его роскошном доме, он стал одевать-обувать сестру в бренды…

И, да: я опять чертовски ей завидовала.

– Ты где-то в своих мыслях? – Робко спросила сестра, когда поняла, что меня не интересуют её рассказы.

– Извини, если тебя обидела, – Дежурно ответила я.

– А у тебя за всё это время были романы?

Я хмыкнула. Знакомилась я в основном по интернету, и не всегда на свидание в реальной жизни приходил «принц» – скорее, заявлялся его конь.

– Пару раз было такое, что я гуляла с парнем месяц или два, но общение быстро сходило на нет. У меня не было отношений, которые можно было бы назвать серьёзными – так, формат прогулок за ручку в режиме «старшей школы».

– То есть, ты ещё… ну… девочка? – Смущённо спросила сестра.

– Не мальчик же, – Грубо ответила я и уставилась в телефон.

Сестра несколько минут подождала, но, поняв, что я не настроена на беседу, сделала то же самое. Меня убаюкивали короткие видео, и я сама не заметила, как уснула.

Глава 2.

Я проснулась на другом конце страны, а именно в Неваде, где жила наша бабушка. Мы почти не общались эти годы: она была занята работой и отпустила мою маму в свободное плавание. Было почти чудом то, что она согласилась лично провести нашу инициацию. Маме она прямо говорила, что не чувствовала в ней магического дара: мама, конечно, владела магией, но до успехов бабушки ей было далеко. Может, она хочет передать свои знания кому-то более талантливому и надеется, что её дар проявится через поколение, как знать.

– Как ты думаешь, она очень строгая? Бабушка Доротея?

Болтовня Лайзы опять раздражала, но я ответила честно:

– Я думаю, она строгая, но адекватная. Я не боюсь этой встречи.

– А у меня прямо коленки подкашиваются…

Наконец, мы остановились возле лесного домика. Бабушка работала в городе, но жить предпочитала в глубинке. Дом был деревянный и добротный, мне он сразу понравился.

Я позвонила в дверь.

– Лайза? – С порога спросила меня она.

Я оглядела её: бабушка, конечно, была уже немолода, но держала фигуру в тонусе и, в целом, выглядела лет на десять моложе реального возраста.

– Нет, я Эмили.

– Лайза, – Робко представилась сестра за моей спиной.

– Странно, судя по рассказам вашей мамы, я думала почувствовать… иную энергию. Лайза, ты же училась в магическом университете?

– Да, там нам преподавали основы белой и чёрной магии, – Сказала она и с гордостью добавила, – Я окончила университет с отличием.

– Да, понятно, – Отмахнулась бабушка, как от назойливой мухи, – Проходите, в ногах правды нет.

Мы вошли в просторный дом и, скинув торбу с плеча, я почувствовала облегчение.

Внутреннее убранство дома мне тоже понравилось. Мы проведём здесь три месяца, за которые я как следует успею насладиться уютом и подышать свежим лесным воздухом.

– Инициация обычно проходит один на один, но не в случае с близнецами. Вы пройдёте её вместе и прямо сегодня, с завтрашнего дня начнёте учиться применять свои силы на практике, но нянчиться с вами я не буду – это только затормозит обучение. Инициация проходит после заката, и до этого у меня есть время на разговор с каждой из вас наедине. Лайза, проходи в гостиную.

Нам строжайше запрещалось сообщать даже близким людям о том, какой тип магии мы выберем, а теперь выясняется, что мы сделаем окончательный выбор в присутствии друг друга. Лично для меня это было сравнимо с вуайеризмом – подглядыванием за чем-то очень интимным в жизни каждого мага. У меня не было сомнений, что сестра выберет белую магию – такая хорошая, правильная, куда же ей путаться с чем-то чёрным?

Я около часа сидела и ждала, пока Лайза не открыла дверь. Вид у неё был… то ли печальный, то ли потерянный. В общем, было понятно, что разговор прошёл не лучшим образом. Тут уже и я занервничала.

– Эмили, – Позвала бабушка.

Я покорно прошла в комнату, где был диван, несколько кресел, книжный шкаф и неразожжённый камин.

– Я хотела бы узнать о тебе больше, – Произнесла бабушка, заметно подобрев.

Она сидела на диване, а я заняла кресло напротив.

– Я склоняюсь к чёрной магии, – Уверенно произнесла я.

– Я хотела бы поговорить не о магии, а о тебе лично. Счастливый ли ты человек?

– Я… нет, – Пробормотала я, – Я не блещу ни красотой, ни талантами. Не обременена вниманием мужчин, ежедневно в приюте пытаюсь спасать животных, но это не всегда получается… Так что… Нет, счастливой меня вряд ли назовёшь.

– Так вот почему так говорила твоя мама… – Задумчиво произнесла бабушка.

– Как говорила? – Спросила я, и тут же мозг выдал догадку, – Говорила, что у Лайзы всё отлично, и она на правильном пути, а я не пришей кобыле хвост?

– Я не хочу сеять споры между сёстрами, – Жёстче произнесла она, – На инициации ты сама всё увидишь. Неважно. Какие у тебя увлечения, помимо работы?

– Дом-работа-дом, – Устало произнесла я, – Хотя после школы я ходила на кик-боксинг.

– И это было твоё?

– Сначала я пошла туда просто, чтобы похудеть, но меня затянуло и… да, это на сто процентов моё.

– Независимо от того, какой тип магии ты выберешь, я хотела бы, чтобы ты возобновила занятия, хотя бы на эти три месяца. Все расходы я возьму на себя.

– Серьёзно? Спасибо большое! – Искренне поблагодарила я.

– Есть что-то, о чём бы ты хотела ещё рассказать?

– Я…

Я задумалась. Стоит ли говорить о том, какую зависть я испытываю к Лайзе и к той жизни, которой она живёт? В конце концов, не она, а я виновата в том, что не могу ей соответствовать и отсиживаюсь в тени сестры. Нет, не стоило.

 

– Я ничего не хотела бы сказать, – Соврала я.

– В таком случае я покажу вам комнату, а потом буду готовиться к инициации. Будь готова после заката.

– Спасибо, – Кивнула я и вышла из гостиной.

Глава 3.

Мы обе надели чёрные вечерние платья в пол – такой обычай. Это не были мантии или ведьмины балахоны – просто красивая, современная одежда.

– А ты не думала отрастить волосы? – Спрашивала Лайза, сооружая высокую причёску перед зеркалом, – Думаю, тебе бы пошло.

У меня стрижка-пикси, и я вполне ею довольна. Не совсем довольна я была тем, что перед инициацией пришлось снять пирсинг.

– И вообще, – Продолжала она, – Тебе бы пошёл женственный стиль. Посмотри, как тебе идёт это платье!

Платье на бретельках, с небольшим декольте и расшитое пайетками смотрелось на спортивной фигуре и правда здорово, этого не отнять. Но я дала иной ответ:

– Своим стилем я выражаю себя. Мне нравится то, как ты одеваешься, но я бы в жизни не выбрала такую одежду для себя.

– Знаешь… – Вдруг как-то тепло сказала сестра, – Мы же были в детстве не разлей вода… Вместе играли, ты всегда придумывала какие-то шутки и интересные занятия для досуга… А потом ты как-то… охладела ко мне. Мне показалось, что ты очень обрадовалась, когда я уехала учиться.

– Тебе показалось, – Отмахнулась я, не желая вспоминать даже счастливые моменты из детства.

Лайза пожала плечами и начала наносить макияж. Я же не сделала даже укладку – хватит с меня и вечернего платья, и туфель на высоких каблуках.

Наконец, закончив сборы, мы пошли на чердак, оборудованный специально для занятий магией. Процесс инициации – строжайшая тайна для тех, кто ещё её не прошёл. Единственное, что мы знали и заучивали наизусть – клятву ведьмы.

Там царил полумрак, везде были книги, некоторые из которых были древними. Был хрустальный шар, но он стоял поодаль.

В центре, за круглым столом сидела бабушка. Чердак освещали две свечи – белая и чёрная. С другой стороны стола было два стула. Мы заняли их.

– Сегодня мы собрались здесь для инициации двух молодых девушек, – Сказала бабушка потусторонним тоном, – Лайза, положи руку на Книгу Ведьм и произнеси клятву.

Для Лайзы это был решающий момент, к которому она отнеслась со всей серьёзностью.

– Я принимаю свой дар и осознаю возложенную на меня ответственность, – Важно произнесла она, – Я клянусь использовать магию с пользой, а не во вред себе или другим. Я признаю, что с этого дня я полноправная ведьма, и мой долг – использовать магию разумно. Клянусь. Клянусь. Клянусь!

Бабушка взяла со стола остро заточенные ножницы.

– Отрежь тонкую прядь волос и сожги над чёрной свечой, если ты выбираешь чёрную магию. Сожги над белой свечой, если ты выбираешь белую.

Сестра выпустила из причёски небольшую прядь, отрезала, и… сожгла над чёрной свечой.

Это стало для меня шоком: зная натуру Лайзы, я всегда думала, что она выберет белую магию, и я не была готова к тому, что произошло.

Пламя свечи немного потянулось вверх, как бы, принимая её «дар».

– Теперь ты полноправная чёрная ведьма, – Бабушка открыла ящик стола и достала карты Таро, – Теперь это твоя колода. Ты можешь раскрыться, как боевой маг, можешь раскрыться, как медиум, можешь раскрыться, как таролог. Мир магии принял тебя. Отныне ты – чёрная ведьма.

Я долго соображала. Я хотела освоить чёрную магию, я видела себя в этом… но я была не готова к тому, что даже на этом поприще я буду конкурировать с сестрой. Магия должна была стать моей отдушиной, моим оружием, моим путеводителем…

– Эмили! – Казалось, не в первый раз окрикнула бабушка.

– Да? Ох… – Я положила руку на книгу и оттарабанила, – Я принимаю свой дар и осознаю возложенную на меня ответственность, я клянусь использовать магию с пользой, а не во вред себе или другим, я признаю, что с этого дня я полноправная ведьма, и мой долг – использовать магию разумно. Клянусь. Клянусь. Клянусь.

– Теперь выбор за тобой.

Я долго смотрела на эти ножницы, на эти свечи. То, что должно было стать только моим, опять отняла она. Оставалось отрезать прядку и снова войти в гонку, под названием: «Кто из нас лучше».

Я отрезала прядь волос и сожгла её над белой свечой.

И в этот момент свеча взорвалась, как бенгальский огонь. От неё пошёл сноб искр в воздух, к чему я готова не была. Мы втроём смотрели на «бенгальский огонь» секунд десять, и никто не знал, как реагировать. Наконец, погасли свечи, причём обе. Чердак погрузился в сумрак.

– Что это было?! – Закричала я, – Что с моей магией?!

– Эмили, это была… – Во мраке голос бабушки звучал зловеще, – Это и была твоя магия. Ты станешь настоящей белой колдуньей, возможно, превзойдёшь меня. Ах, да. Теперь ты полноправная белая ведьма. А сейчас я предлагаю выйти с чердака и спуститься на трапезу.

В день инициации обычно подают каре ягнёнка. Бабушка сама приготовила его и даже не попросила помощи. Ещё в меню было красное вино и фрукты.

– Вы сделали свой выбор, – Произнесла бабушка за столом, – Лайза, тебя учили обращаться с картами Таро в университете?

– Учили, – Кивнула она.

– Завтра ты пойдёшь преподавать первокурсникам тарологию в моём университете. Сейчас ты знаешь значение карт, но вряд ли дотянешься до сути и реально почувствуешь их, но твоих теоретических знаний хватит, чтобы объяснять азы студентам, – Лайза захлопала в ладоши, – Ты, Эмили… ты будешь работать вместе со мной на вызовах и поможешь, если кому-то потребуется лечение.

– То есть… меня ты сразу бросаешь в работу с головой?

– Да, – Произнесла бабушка, – Ты сразу пойдёшь на стажировку, а вечером я договорюсь в своём отделе, чтобы ты возобновила тренировки по кик-боксингу с кем-нибудь из моих коллег.

Я молча жевала каре ягнёнка и собиралась с мыслями:

– Но, бабушка… – Произнесла я, – Я никогда не лечила людей…

– Но ты лечила животных, – Безапелляционно ответила она, – Твой дар проявится, знаю, как пить дать.

В комнату мы обе вернулись разочарованные. Я тем, что меня сразу бросят в пекло, а не научат хоть мало-мальски использовать магию. О своей причине разочарования Лайза сказала сразу, стоило только нам начать переодеваться в пижаму:

– Я думала, меня сразу пошлют на какое-то боевое задание, – Пробормотала она, – Я четыре года сидела в стенах университета, а теперь мне предлагают снова возвращаться туда и объяснять студентам, чем Кубки отличаются от Пентаклей…

– Я бы, наоборот, лучше отсиделась бы в университете, – Честно сказала я, – Хорошо, если день в отделе бабушки пройдёт мирно и без происшествий, но если нет?

– А хочешь, – Вдруг улыбнулась сестра, – Я тебе погадаю на Таро?

Сначала я хотела фыркнуть и отмахнуться, но вдруг сказала:

Рейтинг@Mail.ru