Чужая тайная земля. Книга первая

Вера Хинер
Чужая тайная земля. Книга первая

– Только никогда, слышишь, никогда, не вздумай идти туда…

Пожилой мужчина с осунувшимся и измученным лицом, казалось бредил, когда произносил эти слова. Тот, кто не знал его, легко мог принять странные фразы за иллюзии. Но родной сын все понимал сердцем, а видя, во что превратился его отец, сам боялся брошенных ему слов.

– Папа, папа, о чём ты вообще говоришь? Куда мне нельзя ходить?

Мужчина приподнял правую руку, словно пытаясь показать что-то ведомое ему одному. Его глаза излучали страх и панику, он напрягся, бросая последние силы на возможность передать виденные недавно образы, но рука безвольно упала. Синее с унылым белым рисунком одеяло плавно соскользнуло с него, и взгляду Константина предстала ужасная картина. Всё тело мужчины была покрыто огромными царапинами, похожими на то, что неизвестное существо огромными иглами резало человеческую плоть, не обращая внимания на боль и страдания жертвы. Раны были слишком глубокими, уходящими глубоко внутрь. Кровь местами проступила даже поверх одеяла.

– Папа… Что с тобой случилось? Ты можешь хотя бы что-то мне рассказать?

Лицо мужчины стало полубезумным. он отвел глаза от сына в сторону, почти теряя сознание. Невысказанное и спрятанное вглубь воспоминаний его мучило и терзало.

– Папа!

– Молодой человек, вам нужно выйти, – откуда-то раздался голос, чуждый и вызывающий отторжение.

Константин резко обернулся. В медицинскую палату вошел некто в запачканной одежде. Рядом с ним стояла, как привидение, плачущая мать.

– Сынок, выйди.

Человек внимательно оценил паренька:

– Вы слышали? Мне надо разобраться, что с ним произошло.

Кто этот незнакомец? Может быть это один из тех, кто ведет расследование? Кто он такой, чтобы сопротивляться, возможно отец должен рассказать важные вещи, а он тут только мешает…

– Вы же во всём разберетесь? Найдете того, кто это устроил?

– Что будет можно, сделаем, – мрачно ответил незнакомый посетитель.

Костя обернулся и обеспокоенно посмотрел на отца. Жив. Пока еще жив.

Юноша быстро вышел из палаты.

Время шло слишком медленно, каждая минута осязалась, как живая. Он облокотился о стену и смотрел на то, как зелёный свет отбрасывает ровную тень на старую больничную стену.

Где-то рядом плакала мать.

– Я же говорила ему, говорила, никогда не ходи туда! Никто из его дружков не пропадает так часто, только ему одному все покоя не было. И чего он искал? Я думала, это просто хобби, увлечение такое природой. Разве могла представить, что однажды с ним такое может случиться?

Рыдания сотрясали её. Женщина вышла из палаты, опустилась на железную кушетку в коридоре и совсем сникла. Костя обхватил ее за плечи и стал успокаивать. Как она изменилась за такое короткое время. Русые волосы небрежно собраны в пучок, опухшее лицо кажется неестественно розовым. Это все от слез.

– Мама, скажи мне, папа ничего не говорил? Куда он пошёл в последний раз?

– Понятия не имею, все, как обычно… Он сказал, что идет за грибами, возможно получится посидеть на берегу и половить рыбу. Это повторялось так часто, что я уже не придавала значения подробностям. Первое время волновалась, переживала. А вдруг он нашел другую и просто обманывает меня. Но нет, твой отец не врал. Я проверяла, сейчас и вспоминать стыдно.

Константин внимательно слушал:

– Мам, при нем не нашли никаких грибов или рыбы…

Женщина потупила взгляд.

– Мама, ты что-то знаешь? Что могло с ним случиться, он ездил один или с друзьями?

Но мать только обреченно качала головой, надрывно всхлипывая:

– Давай пока подождём. Я надеюсь, что твой отец выживет. Давай дождёмся, может быть, он нам сам всё расскажет. Я сама практически ничего не знаю, я виновата. Только сейчас понимаю, как мало знала об его жизни.

Костя практически вжался в стенку. Его кулаки медленно отбивали барабанную дробь.

Минута. Еще секунда пробежала за секундой, а дальше все сливалось в одну длинную и сплошную реку времени.

За холодной крашеной стеной умирает человек, он уходит из жизни при странных и невыясненных обстоятельствах. А его повреждения… Константин глубоко вздохнул. Да, ранения были пугающими. Он никогда не видел ничего подобного. Глубокие следы напоминали, скорее, нападение дикого зверя. Но в здешних местах водились, разве что кабаны, да какие-нибудь степные кошки. Но раны нанесены по всему телу. Медведи? Никогда не читал, чтобы они попадались тут.

Услышав шаги за спиной, Константин заметил выходящего из палаты посетителя. Долго же там был. Или он уже потерял счет времени?

Парень бросился ему навстречу.

– Как там отец? Что с ним произошло, он рассказал?

Мужчина смотрел на него чересчур внимательно. Небольшие острые глазки все время бегали по его лицу, желая проникнуть в самые потаенные мысли. Неприятный, очень липкий и ощутимый взгляд, как семенящие лапки паучка.

– Молодой человек, говорить пока слишком рано. Во всем случившемся разберутся и о результатах сообщат вам потом.

Константину не понравился ответ, было заметно, что гость увиливает от прямого объяснения.

– Вы видели когда-нибудь такие страшные раны?

Посетитель поморщился:

– Что вы все допытываетесь? Мне доводилось бывать во многих местах, поверьте, подобные ранения не редкость при столкновении с дикими зверями.

– Хотите сказать, что это медведь?

– Если принимать решение чисто визуально, то я думаю, что это, всё-таки, он.

– Но откуда? В наших местах я отродясь не слышал о них.

Юношу не покидало ощущение, что посетитель хочет что-то скрыть. Но что оставалось, только успокаивать себя тем, что по всей видимости, это просто реакция профессионального работника на надоедливые вопросы. Естественно, он расследует это дело и не хочет делиться всей информацией с ним. Когда что-то прояснится, тогда, наверное, всё и станет понятно.

Словно почувствовав то, что сын пострадавшего его внутренне оправдывает, посетитель молча направился к выходу.

– Подождите! – закричал Константин.

В мгновение ока он добежал до следователя. Но был ли посетитель следователем?

– Как вас зовут? Вы не представились.

– Я показывал документы твоей матери, спроси ее, – мягко улыбнулся гость.

– Но скажите мне хотя бы ваше имя.

– Я думаю, что сейчас это лишнее…

Посетитель вежливо, но жестко отодвинул надоедливого мальчишку и вышел. Удар двери получился достаточно громким и вывел Костю из оцепенения. Что это было? Догнать и попытаться выяснить имя не представлялось возможным. Он чувствовал опасность и нутром понимал, что туда лучше не соваться.

Из-за двери показалась растрепанная мать.

– Зачем ты пытался задавать вопросы? Хотел его удержать? Не боишься каких-нибудь последствий? Зачем ты пытаешься все испортить?

– Мама, что с тобой?

Он обратил внимание, что женщина чуть ли не рыдает. Поведение сына приводило ее в отчаяние, хотя он не сделал ничего особенного. Вполне естественно было попытаться узнать, что случилось с папой, а тем более, спросить имя посетителя.

– Твой отец всю жизнь не мог найти покоя, всё что-то там вынюхивал. Я его предупреждала много раз, не суйся, живи тихо, как все люди. Но он дурной, ему не было покоя… Вот допрыгался теперь, как себя не ругать? Как мне жить дальше?

Костя подошёл к матери и обнял ее.

– Мама, успокойся пожалуйста, как-нибудь проживем.

Женщина заплакала, бессильно опустив руки.

– Ты только взгляни, как он на тебя смотрит, – со смехом зашептала Снежане однокурсница. Девушка нехотя повернулась в указанную соседкой сторону. Ну да, так она и знала, конечно же, там сидит Антон и, как всегда, мило улыбается.

– Я всё вижу, – сдержанно ответила Снежана.

– Ну и что, если видишь? Тогда почему не пользуешься возможностями? Ты же знаешь, он депутатский сынок, поэтому у тебя всё будет схвачено, он при твоих проблемах просто находка. Не понимаю, чем можно еще думать?

Снежана вздохнула и продолжила заниматься своими делами. Хотя, какие там дела, видимость одна —переложить тетради на столе, да вытащить из сумки ручки.

– Эй, не увиливай от ответа, – толкнула ее в бок соседка.

– Ты же знаешь, я не пользуюсь такими возможностями. Может быть я и старомодная, на твой взгляд, но дело в другом. Мне он просто не нравится.

Соседка с придыханием воскликнула:

– Смотри, он к нам идет!

Снежана внутренне напряглась. Несмотря на то, что Антон ей совершенно не нравился, она почувствовала какое-то волнение. Бывает же такое, что сначала кто-то не вызывает любви с первого взгляда, но потом вдруг неожиданно начинает нравиться. Может быть, это и с ней такое произойдет?

– Ну что, девочки? В гости ко мне придёте?

– В гости? Когда? – радостно воскликнула соседка.

Но Антон смотрел не на неё, а не отрывал глаз от Снежаны.

– Как раз будет выходной, я вас к себе приглашаю, – его голос непроизвольно понизился в ожидании ответа.

Соседка разочарованно протянула:

– О! У меня как раз всё забито, родители собираются уехать и меня с собой берут, отказаться не могу, они просто не поймут. Вот обидно то…

–А ты, Снежана? – пристально посмотрел ей в глаза Антон.

Снежана молчала, не стремясь быстро давать согласие. Может быть, она и была странная, не соглашалась на встречи, но такая привычка заложена в ней с детства. Девушка воспитывалась в деревне, и у неё не имелось возможности вкусить прелести вечеринок или походов в гости. Все её будни проходили наедине с бабушкой, которая мечтала, чтобы она встала на ноги. На накопленные средства женщина смогла отправить внучку в ближайший город, чтобы она смогла устроить свою судьбу.

Снежана выросла настоящей красавицей. Темноволосая, с тонкими, словно взлетающими вверх бровями, которых не коснулось никакое подобие пинцета. Тёмные, слегка раскосые глаза придавали ее чертам что-то экзотическое. Девушка не отличалась высоким ростом, но была настолько изящной и грациозной, что невольно приковывала к себе взгляды. При всём этом, она не выставляла напоказ свою красоту, одевалась достаточно скромно. Конечно, ограниченные средства не позволяли ей особо выделяться. Денег, которые дала ей бабушка, хватило только на то, чтобы снять комнату. Но потом она начала обеспечивать себя сама, чтобы справляться с ежедневными нуждами и оплатой за жилье,

 

Снежане приходилось подрабатывать в маленьком магазине, который был рядом с домом. Она продавала детские игрушки, конфеты. С помощью такого нехитрого занятия девушке удавалось сводить концы с концами. Снежана ни с кем не встречалась. Честно говоря, любые мысли о браке или о встрече с кем-то не вызывали у неё никакого восторга. Девушка чувствовала себя слишком усталой и загруженной.

Основными целями Снежаны в этот период времени были окончание университета и получение работы, которая бы помогла ей продвинуться в жизни дальше. Все её мысли и действия были направлены на достижение цели. И это у неё очень хорошо получалось.

Снежана училась и получала хорошие отметки, преподаватели ставили девушку в пример, а одногруппники только посмеивались. Девушка не догадывалась, что она вызывает негатив по отношению к себе. Конечно, она видела перекошенные взгляды, которыми одаривали её одногруппницы. В них она не читала сочувствия или восторга, всё сводилось к банальный зависти её внешности.

По этой причине она становилась объектом шуточек, насмешек и особенного внимания со стороны наиболее испорченных студентов мужской половины курса.

А особое место в этом занимали Антон и Денис, как представители золотого поколения. Родители Антона всегда были местными чиновниками, а недавно его отец стал депутатом, что только окончательно испортило характер парня. Но в девушках не было недостатка, и в этом его прекрасно поддерживал друг Денис, чьи родители принадлежали к финансовой элите их маленького городка. Денис мог позволить себе дорогие вещи, постоянно выезжать на отдых за границу, что для простых студентов считалось роскошью. Но на этом все их достоинства заканчивались.

Они прожигая жизнь, проводя её в развлечениях и кутежах. Поэтому Снежана и удивилась, что Антон так настойчиво проявляет к ней внимание, пытаясь пригласить в гости.

Даже внешне он совсем ей не нравился. Невысокий, худенький, с хитрым выражением лица, он всегда казался чем-то недовольным и увиливал от прямого столкновения глаз.

– Я не пойду, – спокойно ответила Снежана.

На лице Антона явно читалась досада.

– Ну почему так всегда? Мы тебя ждём, соберётся большая компания, Денис тоже будет. Потом домой отвезем, если захочешь, только скажи.

Соседка толкнула её сзади:

– Слушай, что ты всё время ломаешься? Тебя кто-то из них в постель тащит? Сходи поболтай с ребятами, пообщайся немножко. А то ты совсем затюканная своими книжками, ничего больше не воспринимаешь…

– Я подумаю, – тихо ответила Снежана.

Как же они надоели. Девушка ощущала, что ее подталкивают к ненужному решению, вынуждают принять его. Она просто хотела разрядить обстановку и отложить окончательный ответ. Сейчас стоит отказать категоричнее и её начнут уговаривать. Так зачем напрягаться, лучше взять паузу, а потом отказать один на один, как бы мимоходом.

Антон пока отстал, но соседка на удивление не сдавалась. Натали никогда не отличалась особой привязанностью по отношению к Снежане, поэтому она была очень удивлена внезапному приступу дружбы с ее стороны. Наверное, она тоже хочет получить свою долю внимания.

–Эй постой! – закричала Натали вслед.

Она бежала за ней, запыхавшись, пытаясь догнать. Снежана остановилась.

– Да мне по пути с тобой, давай пройдемся.

– Это с каких пор со мной по пути? Ты живёшь совсем в другой стороне.

– Да ладно тебе, не дуйся. Просто у меня не получается к ребятам пойти, ты мне потом расскажи, как у них там дома? Как они живут? А то болтают всякое. Они наших девчонок не особо-то в гости к себе зовут, у них там свои модели…

– Я никуда не собираюсь, если честно.

Нинель схватила её за руку и чуть ли не насильно остановила.

– Ты что, совсем дура?

Снежана молчала.

– Ты это, бросай свои тормозные замашки. Приглашает не абы кто, а настоящая элита. Соглашайся. Хотя бы получишь шанс просто посидеть и съесть чего-нибудь хорошего, а не какую-нибудь дрянь. Пообщаешься, домой приедешь, ребята говорят, что даже подвезти тебя могут. Там должна быть большая компания. Антон не нравится? Вдруг будет кто другой, он и понравится, а ты свой шанс теряешь. Ты понимаешь, дуреха, что надо выбираться из той ямы, где ты находишься сейчас?

Снежане такой напор показался особенно неприятным и навязчивым:

– Я твоих советов не просила. Даже если сейчас нахожусь, как ты выразилась, в яме, стараюсь всеми силами выбраться из нее самостоятельно, не опираясь на кого-то случайного.

– А почему бы не найти того, кто поможет тебе выбраться побыстрее?

– За счёт чего? За счёт чувств как-то не хочется.

– Тебе что, до такой степени не нравится Антон? Ну, может быть, Денис хотя бы нравится?

Снежана обречённо вздохнула:

–Нет, мне не подходит ни тот, ни другой.

–Так я же тебе говорю, может быть, кого-то третьего там найдёшь. Представляешь, там будет парень, который на самом деле – твоя судьба. А тут ты, вся такая правильная, решила не прийти, вот и упустила шанс. Давай, ты всё-таки подумаешь и завтра пойдёшь. Если хочешь, я тебе даже свое платье могу дать, у меня есть нарядное. Я знаю, что у тебя просто ничего нет, может быть, ты этого стесняешься?

– Спасибо, но если пойду, то накину что-нибудь попроще.

Снежана всем своим видом давала понять, что не собирается продолжать разговор. Она вывернула свою руку и пошла в сторону дома.

Щёлканье ключа в замке.

Вот она и у себя. Так, сейчас надо быстро передохнуть и попытаться расслабиться хотя бы в течение получаса, потом поужинать, а после этого идти на работу.

Снежана опустила рюкзак на пол и опустилась прямо рядом с ним.

Ноги гудели несмотря на то, что она предпочитала носить кроссовки. Слишком устала. Поскорее бы каникулы, чтобы можно было выспаться до обеда и немного разгрузить себя. А сейчас практически целый день у девушки был расписан по минутам, за исключением выходных.

А что, если Натали права? Может туда придет тот, кого она всегда мечтала встретить? Умный и красивый, она хотела увидеть человека и влюбиться в него сразу. Пусть наивно, но девушка верила, что все будет именно так, с ней так и случится.

У Снежаны не было определенного мужского типажа, но она мечтала о романтике и любви с первого взгляда. Поэтому она не обращала внимания на одногруппников. Этот идеализм был с ней всё время, сколько она себя помнила. Может быть, она не права, и всё-таки надо пойти туда и попытаться хотя бы встретить кого-то? Снежана вздохнула, она не знала, что делать дальше.

Вечер пробежал незаметно.

Девушка отработала, вернулась домой и легла спать. Очередной день, похожий на другие. Перед сном на её накатили мысли, которые, словно водоворотом затянули её в омут сомнений. Надо, надо попробовать. Антон и Денис ей не нужны, но вдруг там есть кто-то… Умеет же Натали посеять сомнения, даже самый стойкий человек сдастся. Надо попробовать, попробовать… С решением, которое очень тяжело ей далось, Снежана уснула.

– Эй, ты! – небрежно брошенная фраза заставила Игоря остановиться.

– Это вы мне?

На него смотрела незнакомая физиономия. Пьяный? Однако лицо не похоже, что после обильных возлияний. Псих, что-ли? Вот ему везет по жизни, постоянно попадаются странные личности на пути.

А, тем временем, сумасшедший наступал:

– Попробуешь открыть? В твоих услугах не нуждаюсь, нашёл кого получше. Можешь проваливать! Только сомневаюсь, что ты кому-то нужен…

Игорь ощутимо напрягся. Что здесь происходит? Откуда взялся ненормальный посреди города, да и чем он мог его привлечь? Вокруг кружились люди, спешили по своим делам и с недоумением оглядывались. Надо заканчивать этот бред… Разговаривать с умалишенными раньше ему не доводилось

– Заткнись, – спокойно произнес Игорь, глядя прямо на психа.

Странный человек на несколько секунд замолчал, а потом мгновенно превратился в разъяренного быка. Его лицо покраснело, а глаза, казалось, завращались.

– Это ты мне?

Человек сделал неуловимый знак руками, как будто, рядом присутствовали невидимые зрители. Точно психический. Но в тот же момент агрессивный незнакомец моментально набросился на Игоря и буквально вышвырнул его на улицу. Игорь пытался сопротивляться, чтобы зайти внутрь и хотя бы вызвать охрану, но в ответ получил несколько сильных ударов. Негодяй бил прямо в лицо, метко и целенаправленно он отвешивал удары, подобно механическому созданию.

Бить, бить без остановки.

Игорь собрал все силы и быстро увернулся, очередной взмах кулака пришелся на асфальт. От нервного перенапряжения затруднилось дыхание.

Происходящее не укладывалось в голове. Сходил в магазин. Может быть, этот придурок поймет, если с ним спокойно поговорить? А потом уже вызвать, кого надо, не должны опасные личности по улицам шастать. Черт, как щека болит…

– Послушайте, вы что? С кем меня путаете? Я не знаю вас, не знаю, – Игорь пытался говорить спокойно, но голос подрагивал.

Человек смачно плюнул.

– Запомни меня, – пробормотал незнакомец и, словно растворился внутри стеклянных дверей.

Неужели сам ушел? Не верилось. Ощущение скрытой опасности не покидало.

Игорь встал, потирая ушибленные места. Сильно саднил правый висок, скорее всего, уже появился кровоподтек.

Мразь. Кто же он такой…

– Вам скорую вызвать? – участливо спросила какая-то бабушка.

– Нет, спасибо за помощь, сам разберусь, – пробормотал Игорь.

Вот это он вырвался в магазин. Сидел бы спокойно дома, ничего бы не случилось.

Зазвонил мобильный. Хорошо, что работает. А ведь он мог неудачно упасть. Он достал телефон. Аппарат работал, только Игорь понял, что стекло было безнадежно разбито. Ну что за невезение такое…

– Привет, Игорь! Ты там как?

Игорь поморщился, компания его бывших одноклассников приглашает на встречу.

– Честно говоря, не важно.

– А что так? Слушай, мы собираемся встретиться, давай к нам.

Как хотелось закрыться, спрятаться и хотя бы один день провести в полном одиночестве. Собраться с мыслями, выспаться… Может быть, тогда все выстроится в железные рамки, а жизнь станет более ясной и понятной, чем сейчас. Ладно, он обещал, была не была, придётся потерпеть такую компанию.

– Хорошо, наверное, приду.

Голос знакомого повеселел.

– Наконец-то! А то мы тебя никуда вытащить не могли. Давай, в шесть вечера ждём у Димки.

Значит у него есть совсем немного времени, чтобы собраться и отправиться в гости. Голова сильно кружилась. Он пару раз останавливался, чтобы присесть на лавочку и передохнуть. Сильные удары, сумасшедший явно опасен. Но что-то остановило его от вызова полиции. Человек был слишком странный, он до конца не мог объяснить самому себе причину страха, но он его пугал.

Игорь толком не помнил, как добрёл до дома.

Поворот ключа в дверном замке. Когда он снимал эту квартиру, то думал, что, устроившись на хорошую работу, сможет поменять своё жилище. Но, пока не сложилось. Сейчас он довольствуется малым. Неизвестно, как все сложится дальше, но он явно на верном пути. Сегодня отдохнет, а с завтрашнего дня снова начнется работа.

После принятого душа и горячего кофе Игорь понял, что жизнь снова начинает вливаться в тело. Он посмотрел на себя в зеркало. Кровоподтёки были заметны, особенно один, отливавший фиолетовым цветом, под левым глазом. Если завтра на работе спросят, он скажет, как есть, что ж поделаешь.

К своим двадцати пяти годам Игорь был совсем одинок, но он смирился с этим и даже был рад. Одиночество давало ему ощущение независимости и полной неприкосновенности. Очень даже приятная внешность нравилась девушкам. Черные волосы, смуглая кожа и пронзительные глаза. Но для определенности в личной жизни было слишком рано. Многое ему еще предстояло сделать.

Через несколько суток, не приходя в сознание, умер отец. Рухнул весь мир, в котором Константин жил до сих пор.

Семья, состоящая из него, младшего брата Виктора и родителей, просто перестала существовать.

– Пожалуйста, отдайте мне вещи папы.

Костя понимал, что его просьба звучит несколько самоуверенно, но он должен был забрать то последнее, что оставил ему отец. А особенно он хотел вернуть заношенную куртку, в которой папа любил отправляться в свои странные одинокие путешествия по лесам и горам.

– Пока мы не можем тебе её отдать. Вот когда дело будет закрыто…

 

Парень сдерживался, чтобы не закричать и не потребовать то, что принадлежало ему по праву. Это куртка его отца и она должна быть только у него. А если ее потеряют?

Видимо, заметив что-то агрессивное в глазах юноши, следователь сделал предостерегающий жест:

– Ну-ну, ты на меня так не смотри…

– От чего умер папа?

Худой и строгий паренёк уставился в одну точку, словно прожигая мыслями насквозь. Где же правдивый ответ? Истина существует?

– Скорее всего, напоролся на какого-то дикого зверя… Может быть, волк. Ты не волнуйся, его забрали наши эксперты. Когда вынесут заключение, тебе сообщат. Сказали же, потерпи. А сейчас, давай, выходи, у нас много работы, не нужно никого отвлекать.

Видя, что следователь не проявляет никакого желания общаться дальше, Костя молча вышел из его кабинета. Дикие звери, как же.

Парень шагнул на улицу и глубоко вдохнул воздух, который его окружал. Ярко светило солнце, пели птицы, люди спешили по своим делам. В этот момент еще острее чувствовалось одиночество. Он остался один на один со своей болью. Самое главное сейчас, чтобы виновных нашли. Пусть отца уже не вернуть, но он хотел знать правду, кто мог нанести такие страшные повреждения. Он вспоминал, тщательно восстанавливал в памяти детали прошлых дней…

В пятницу, не желая идти на занятия в университет, Костя быстрым шагом направился в сторону общественного транспорта, чтобы поехать в больницу к отцу. Медсестра встретила его неприветливо и немедленно доложила о посетителе доктору:

– Что вам там делать? Будут какие-то новости, мы вам сообщим, – раздраженно сказала одна из лечащих врачей.

– Я всё понимаю, что отвлекаю вас от работы, но я не причиню никакого беспокойства. Просто посижу в приемном отделении, здесь, в общем коридоре. Можно увидеть отца одним глазом?

– Вообще-то…

Костя бросил быстрый взгляд на врача. Он почувствовал внезапное изменение в её поведении.

– Что происходит?

– Ничего, хорошо, я разрешаю вам. Всё-таки вы – его сын, но я очень беспокоюсь. Просто не распространяйтесь никому, что были здесь.

Константин удивленно посмотрел на женщину.

– Не распространяться? Но кому? Даже если скажу, что в этом такого?

– Я могла бы вообще вас не пустить, имею все полномочия, так как пациент находится в очень тяжелом состоянии. Но мне вас жаль. Просто повторю, не говорите о визите, это большая личная просьба.

– Вас просили меня не пускать?

Но врач уже повернулась и ушла.

Происходило что-то необъяснимое. Костя подспудно чувствовал, что он является свидетелем странных событий, в которых он является связующим звеном. Что же происходит?

К нему подошла одна из медсестер и протянула белый халат.

– Возьмите, можете пройти к отцу.

Константин накинул халат и пошел вслед за девушкой в направлении, которое она указала.

Отец по-прежнему ни на что не реагировал. Чужим и незнакомым его бледное с синевой лицо казалось отрешенным и безразличным ко всему, что происходит вокруг.

– Папа! – вырвалось у Кости.

Он подбежал к отцу и попытался взять его за руку, но медсестра подошла и сразу же его остановила.

– Что вы делаете? Разве не понятно, что нужно соблюдать осторожность и не повредить чего ненароком?

– Извините, я что-то не подумал, совсем растерялся.

– Прежде чем что-то сделать, подумайте. Сейчас его жизнь висит на волоске, а то много тут желающих…

Константин вскинул голову:

– Желающих? – переспросил он.

– Конечно. С утра до вечера заявляются то следователь, а то вообще не пойми какие люди. И всем нужно только одно. Приходил в сознание или не приходил, приходил или не приходил, все мозги уже вынесли! А, судя по вашему взгляду, сейчас я услышу точно такой же вопрос. Отвечаю, всё-таки вы его сын и должны это знать. Нет, не приходил. Второй вопрос, тоже отвечаю, скорее всего не придет.

– Но врач меня заверила, что есть надежда…

– Все говорят, но можете мне поверить, надежды тут практически нет. Если только чудо не произойдет. Раны, вы видели, какие у него раны?

Парень отвел глаза. Перед его внутренним взором пронеслось то, что он помнил и будет помнить всегда – страшные царапины, которые он заметил под соскользнувшим одеялом.

– Мне не удалось их хорошо разглядеть. Но я понял, что на отца напали, остались странные царапины…

– Царапины? – засмеялась медсестра.

Константину стало не по себе.

– Если бы это были царапины, молодой человек, его давно бы привели в чувство… То, что снаружи это цветочки, внутри органы беспорядочно, в хаотичном порядке изрезаны. Причём самое страшное, что следы внешнего и внутреннего воздействия не совпадают…

Закружилась голова от нахлынувших вопросов.

– Но что это означает? Я думал, отцу пришлось столкнуться с каким-то животным и эти травма – последствия нападения.

Медсестра поднесла палец к губам.

– Вот-вот, последствия нападения. Только вот кто на него напал? Простой зверь? Что-то мне подсказывает, здесь не всё так чисто… Не было бы этого мельтешения, бесконечных вопросов, людей из неведомых инстанций. Можете мне поверить, я уже давно здесь работаю и редко сталкиваюсь с таким ажиотажем. Кем был ваш отец?

Константин всё больше и больше терялся:

– Учёным, научным сотрудником, работал в институте…

– Так сейчас умирают научные сотрудники? – усмехнулась женщина, но смех казался пронзительным и ледяным.

– Понимаете, мой отец очень любил ходить по лесу в одиночестве и искать там всякую ерунду.

–Вот он и нашёл что-то. Или его нашли… Ладно, я вас оставлю, может поговорить с ним или попрощаться, сейчас эти слова практически равноценны.

Женщина грустно взглянула на раненого, потом на его сына, покачала головой и вышла.

Костя подошел к кровати. Человек на ней, увешанный трубками, казался незнакомым.

– Папа, папа, что с тобой произошло, – прошептал паренек отцу.

Но его глаза были закрыты, только легкая судорога пробежала по лицу.

Костя понял, папа слышит, но по каким-то причинам не может ответить сразу. Наверное, его накачали обезболивающими, поэтому он не может контролировать речь. Костя подошёл поближе и погладил тяжело раненого по щеке, вспоминая все моменты, которые их связывали.

Почему он не пошёл вместе с ним? Почему отец никогда не брал его с собой, не доверял секреты, не рассказывал ни о чём? Слезы навернулись на глаза. Из уголка губ отца вытекла капля крови. Костя со страхом смотрел на это и на его измученное лицо.

Резкий голос за спиной заставил его отдернуться от кровати.

– Ты видел… У него нет языка, просто отрезан, – мрачно заметил следователь, который оказался сзади.

Сердце бешено стучало, а фразы звенели в ушах.

– Не может быть… Как средневековье какое. Зачем, кому это могло понадобиться? Он никому не делал зла, ни в чём не был замешан. Он просто корпел над своими книгами и…

Мужчина откашлялся:

– Я просил никого не пускать к вашему отцу. Это не просто страх, это своеобразная мера предосторожности. Характер травм говорит, что произошло нечто экстраординарное. Поэтому я не хотел бы подвергать никого риску. Хотя тут и без вас ходит полно людей, дело неоднозначное.

– У папы не было с собой странных вещей, чего-то, что объяснит случившееся?

– Да, кое-что было найдено. Я долгое время пытался разобраться, что это может значить, но ответа пока не нахожу… Может быть вы взглянете и скажите мне. Не видели ли что-то подобное раньше?

Следователь достал из кармана пожелтевший небольшой листок. Он аккуратно положил его на прикроватный столик и развернул. Костя завороженно смотрел на рисунок, даже наклонился, чтобы получше разглядеть. Ничего подобного он никогда не видел

– Что это? – пораженно спросил он.

– Вот и я о том же, что это? – с усмешкой проговорил с следователь.

На листке было изображено множество мелких деталей, так просто и не разглядишь все. Чтобы разобраться, нужно было наклониться и вглядеться получше, что Костя и сделал.

Рисунок был просто огромным и многослойным. Основной тон был серым, какие-то странные дымчатые полосы. Сверху были нанесены красные линии, ещё выше голубые. Их было огромное множество, и явно рисунок был частью чего-то более большого, потому что края листа были оторваны, а линии продолжали идти дальше, заканчиваясь только за границами бумаги.

– Впервые это вижу… Я даже не могу предположить, на что это похоже, – пробормотал Костя.

– Аналогично, я показывал специалистам, но карта не привязана ни к какой местности. Как вариант, нужно просто знать ориентир, от которого и плясать. Но ориентира нет, кроме места, где был обнаружен твой отец.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru