Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург. Речной круиз

Вера Георгиевна Глушкова
Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург. Речной круиз

Среди волжских ГЭС: Иваньковская, Угличская, Рыбинская, Нижегородская (Горьковская), Чебоксарская, Волжская I (Самарская, ранее им. В.И. Ленина), Саратовская, Волжская II (Волгоградская, ранее им. ХХ съезда КПСС; крупнейшая ГЭС на Волге).

Строительство значительного числа ГЭС на Волге (как и других реках) имеет свои достоинства и недостатки. Достоинства ГЭС: 1) используют неисчерпаемые ресурсы; 2) просты в запуске и управлении; 3) не требуют большого числа работающих (число работающих на ГЭС в 15–20 раз меньше, чем на ГРЭС, если они равной мощности); 4) имеют высокий КПД – более 80 %; 5) производят самую дешевую электроэнергию (производство электроэнергии на ГЭС в четыре раза дешевле, чем на ТЭС); 6) улучшают условия судоходства на реках (благодаря повышению уровня воды в водохранилищах увеличиваются глубины рек); 7) облегчаются условия орошения близлежащих сельскохозяйственных угодий (по оросительным каналам и в засушливых районах вода отводится на поля). Недостатки ГЭС: 1) требуют больших капиталовложений на строительство; 2) имеют длительные сроки строительства; 3) их строительство связано на равнинах со значительными потерями земель, причем лучших – пойменных, отличающихся высоким плодородием; 4) доля ГЭС в производстве электроэнергии меньше, чем их доля в суммарной мощности всех электростанций; 5) при создании водохранилищ неизбежным является переселение жителей из затапливаемых населенных пунктов, что требует очень больших расходов; 6) при создании плотин на равнинной местности повышается уровень грунтовых вод, что ведет к заболачиванию и засолению почвы; 7) плотины мешают развитию рыбного хозяйства, они мешают миграции рыб (создаваемые рыбоходы дают малый эффект) и тем самым ухудшаются условия рыбоводства и рыболовства; 8) вода в водохранилищах (в отличие от речной, проточной) застаивается, становится накопителем грязи и вредных отходов (это особенно опасно в густонаселенных промышленных районах); 9) социально-психологические последствия от создания крупных водохранилищ при ГЭС; 10) выработка электроэнергии на ГЭС зависит от климатических условий и меняется по сезонам.

В связи со строительством ГЭС на Волге были созданы водохранилища, в том числе Самарское (ранее Куйбышевское), Волгоградское. В связи со строительством водохранилищ режим реки в значительной мере зарегулирован. На берегах Волги созданы заповедники и национальные природные парки, в том числе Волжско-Камский заповедник, Жигулевский и Астраханский заповедники, природные национальные парки Марий Чодра и Самарская Лука. Сохраняется тенденция увеличения площади и числа охраняемых природных территорий.

Поскольку экологическое состояние Волги за последние десятилетия существенно ухудшилось, в 1989 г. был учрежден общественный Комитет спасения Волги, постепенно увеличивается внимание государственных структур к решению экологических проблем этой великой русской реки.

Этот туристический маршрут позволяет познакомиться с рядом крупнейших природных и искусственных озер России, Европы, мира. Среди них Ладожское, Онежское и Белое озера, водохранилища Рыбинское, Угличское и др. (см. табл. № 1).

Покинув территорию Московской области, теплоход продолжает свой маршрут по Тверской области и проходит Угличское водохранилище, продолжающееся и в соседней Ярославской области.

Угличское водохранилище, созданное на р. Волге, было образовано плотиной Угличской ГЭС – первой построенной на этой реке (Угличская и Рыбинская ГЭС входят в Волжский каскад № 1). Угличское водохранилище было создано в 1939–1943 гг.; его площадь 249 кв. км, наибольшая ширина 5,5 км, длина 143 км, глубина до 23,2 м, объем 1,25 куб. км. Это водохранилище создало глубоководный подход к каналу им. Москвы; оно осуществляет сезонное регулирование стока, обеспечивает круглогодичную работу ГЭС, имеет значение и как транспортная артерия. Водохранилище используется для целей водоснабжения, рыболовства, рекреации. Продолжительность купального сезона здесь до 90 дней. На Угличском водохранилище расположены древние русские города Кимры, Калязин, Углич и др.

Таблица № 1. Крупнейшие озера и водохранилища России и некоторые крупнейшие озера и моря зарубежных стран


Первым волжским городом на трассе теплохода от Москвы является ныне средний по людности г. Кимры (около 60 тыс. чел.). Кимры – это город, районный центр в Тверской области, расположенный на р. Волге при впадении в нее речки Кимерка. Напротив Кимр, на правом берегу Волги, на линии Москва – Калязин, находится железнодорожная станция местного значения – Савелово. В городе на левом берегу Волги расположен порт. Кимры впервые упоминаются в грамоте царя Ивана Грозного в 1546 г., так что это поселение имеет солидный возраст – чуть меньше чем полтысячи лет (463 год в 2009 г.); статус города оно получило только в 1917 г., так что городу Кимры исполнилось 90 лет в 2007 г. Кимры имеют давнюю хозяйственную историю, с ХVII в. это поселение уже было известно как центр кожевенно-обувного промысла. В начале ХХ в. Кимры славились как одно из наиболее крупных и промышленных сел Тверской губернии, мало того – это был крупный, хорошо зарекомендовавший себя неординарный центр кожевенно-обувной промышленности. Жители Кимр шили надежные и красивые сапоги, чемоданы, кожаные сумки, изготовляли из кожи и некоторую другую продукцию. Но особенно славились сшитые здесь сапоги. Здесь шили сапоги для армии царя Петра I, в них русские солдаты разбили Наполеона, прошли Европу и с победой вступили в Париж. Традиция изготовления надежной обуви продолжилась в Кимрах и в более поздние времена; в царский, советский и постсоветский периоды. Первая технически оснащенная фабрика в Кимрах была построена только в 1907 г., так что фабричное производство развивается здесь уже 100 лет. В 1901 г. вблизи Кимр была построена железная дорога. После строительства железнодорожной станции Савелово на правом берегу Волги позже был построен машиностроительный завод и поселок при нем. В наши дни Савелово и возникший в 1960-е гг. на правом берегу Волги поселок Южный входят в состав города Кимры. Районы современного города Кимры находятся на левом и правом берегах р. Волги, их соединяет автомобильный мост.

Градообразующая база Кимр складывалась длительное время, ее основу составляют предприятия кожевенно-обувной промышленности, машиностроения (особое значение имеет станкостроительный завод), легкой промышленности (швейная и трикотажная фабрики), мебельной промышленности (фабрика).

В прошлом большие, значимые в масштабах всей России объемы производства кожевенно-обувной продукции в Кимрах обеспечивали относительно высокий уровень благосостояния местного населения. Еще в 1847 г. кимрская крестьянская община, – а это были главным образом отходники, занимавшиеся в основном кожевенным промыслом, – выкупилась из крепостной зависимости у графини Ю.П. Самойловой. Это удалось осуществить не только благодаря собранной крестьянами очень большой сумме денег, но и благодаря воззрениям этой неординарной русской аристократки (см. далее текст о Ю.П. Самойловой). (В России крепостное право было отменено только в 1861 г.)


Кимры


Расположенный на Волге город Кимры имеет линейную планировку; в нем сложилась прямоугольная сетка улиц. Наиболее давняя часть Кимр сохранила целый ряд исторических строений, представляющих определенный интерес с архитектурно-художественных позиций. Деловой центр Кимр сложился к началу ХХ в. рядом с соборной площадью, здесь были построены в псевдорусском стиле Гостиный двор, торговые лавки с аркадами, кирпичные дома в стиле модерн. В наши дни основную часть застройки этой части города составляют 1 – 2-этажные дома с мезонинами, балконами, навесами в виде широкой арки. Особый интерес представляют одноэтажные деревянные дома в стиле модерн, причем некоторые из них были построены в 1920-е гг. На правом берегу р. Кимерка сохранилась Вознесенская церковь с высокой колокольней (начало ХIХ в.).

Кимры как поселение с долгой историей и насыщенным промышленным развитием имеет и давние культурные традиции. В городе имеются драматический театр и краеведческий музей. Музей имеет своего рода уникальную экспозицию. В нем можно увидеть удивительную коллекцию обуви, деревянную скульптуру местного мастера-самоучки М.П. Абаляева и многое другое.

Судьба ряда интересных русских людей связана с г. Кимры и его окрестностями. Это, кроме Ю.П. Самойловой, скульптор-самоучка М.П. Абаляев, художник А.К. Саврасов, драматург А.Н. Островский (последние двое некоторое время жили здесь), писатель А.А. Фадеев (родился в Кимрах), выдающийся авиаконструктор, академик АН СССР, генерал-полковник, трижды Герой Социалистического Труда А.Н. Туполев (1888–1972 гг., родился и провел детские годы в селе Пустомазово) и некоторые другие.


Графиня Юлия Павловна Самойлова (в девичестве графиня Пален, 1803–1875 гг.) считала, что главное в жизни – это свобода (тем более если сам можешь обеспечить ее, результативно использовать и сохранить), умение осознавать и ценить доступные, хотя и временные радости краткой земной жизни, способность помогать нуждающимся.


Графиня Юлия Павловна Самойлова, удаляющаяся с бала с приемной дочерью Амацилией Паччини. Картина К.П. Брюллова. Около 1842 г.


Она сочувствовала крепостным крестьянам в их несвободе, если видела в крестьянской общине силу и жизнеспособность, позволяла своим крестьянам выкупаться из крепостной зависимости (что произошло и с кимрской крестьянской общиной). Графиня Юлия Павловна приходила в крестьянские избы и бедные дома, щедро раздавала подарки, пособия, а также награды и пенсии, особенно она стремилась помогать одаренным, но нуждавшимся в помощи, финансовой и иной поддержке людям. Она стремилась к личной, неограниченной свободе в любви, в семье, не понимала необходимость разумных самоограничений и компромиссов. Расплатой за ее страстную необузданную натуру стали три неудачных замужества, сполна неудовлетворявшие ее отношения с менявшимися ею любовниками, отсутствие так желаемых ею родных детей (у нее были только две воспитанницы, которых она вырастила и выдала замуж с большим приданым). Ее жизнь является наглядным примером того, что свободолюбие, красота, богатство, щедрость, широта натуры без разумных самоограничений счастья не приносят.

 

Графиня Самойлова была, несомненно, неординарной личностью, редкой красоты женщиной, принадлежавшей к высшей аристократии России, обладательницей колоссального состояния. Она – единственная россиянка, облик которой запечатлел на своих полотнах великий живописец Карл Петрович Брюллов (1799–1852), влюбленный в нее (полотна «Графиня Ю.П. Самойлова с Джованиной Паччини и арапчонком», «Портрет удаляющейся с бала графини Ю.П. Самойловой с приемной дочерью Амацилией Паччини», «Последний день Помпеи» – на последнем полотне она стала моделью для двух персонажей); кроме того, ее портреты писали многие другие известные портретисты.

Эта красавица была в родстве с императрицей Екатериной I (через ее мать – графиню М.П. Скавронскую), всесильным фаворитом императрицы Екатерины II – Г.А. Потемкиным, влиятельным петербургским генерал-губернатором графом П.А. Паленом.

В 22 года фрейлина императрицы графиня Юлия фон дер Пален стала женой молодого, симпатичного, но не влюбленного в нее флигель-адъютанта графа Н.А. Самойлова (он любил другую девушку). Уже тогда говорили, что невеста с миллионным приданым, но из рода Скавронских (где все женщины отличались неземной красотой, но были плохими женами), да еще и в роли навязанной жены счастья мужу не даст. Брак этот длился только один год. Самойлова была очень эмоциональной женщиной. Муж не был для нее единственным мужчиной; он не захотел прощать ее измены, а она не хотела быть нежеланной женой.

Расставшись с мужем, Самойлова поселилась в ее богатейшем имении Славянка под Петербургом, куда стала съезжаться вся молодая аристократия, где царили безграничная вольность и веселье. Императору Николаю I не нравилась растущая популярность Самойловой в Петербурге, он дал ей совет покинуть Славянку, поселиться в другом месте. Она ответила императору: «Ездят не в Славянку, а к графине Самойловой. И где бы она ни была, будут продолжать ездить к ней», рассердилась и уехала в Италию, где открылась «Новая Славянка». Огромное состояние Самойловой еще более увеличилось после смерти воспитавших ее богатой бабушки (графиня Е.В. Энгельгардт-Скавронская, племянница и одна из любовниц Г.А. Потемкина, вторым браком графиня Литта) и дедушки (богатый граф, итальянец Ю.П. Литта – отчим ее матери). У Ю.П. Литта в России в официальном браке детей не было, но были трое внебрачных детей, двое из них были хорошо известны, а третьей якобы была именно Юлия (вот откуда типично итальянские черты в ее облике и положение единственной наследницы сиятельного итальянского графа). Так она стала одной из самых богатых женщин не только России, но и Италии, где ей достались дворцы и виллы в Милане и его окрестностях с их несметными богатствами и художественными сокровищами. Самойлова любила людей искусства: музыкантов, литераторов, художников. Она поддерживала людей одаренных, но придавленных нуждой; при ее колоссальном состоянии оказание им финансовой помощи было необременительным делом для нее в России и Италии.

Близким другом Самойловой стал великий русский живописец, дивный красавец со страстным, но и тяжелым характером К.П. Брюллов, которого современники называли русским Микеланджело, Тицианом, Рафаэлем. Графиня Самойлова не скрывала, что она – любовница художника Брюллова. 20 лет сохранялись их отношения, хотя у каждого из них были и другие увлечения. Для Брюллова она навсегда стала Музой и главной привязанностью, а для Самойловой он оставался художественным Гением и прекрасным мужчиной, без общения с которым (даже через письма) она жить не могла. После сомнительной истории скоропалительной женитьбы почти 40-летнего Брюллова на очень молодой девушке со спорными качествами и через месяц разрыва его семейных отношений, клеветы в его адрес и травли в Петербурге, когда свет отвернулся от ранее прославляемого художника, только 36-летняя Самойлова поддержала его, открыто высказывала сочувствие, подтвердила свои любовь и восхищение им. Все это дало ему новые силы творить и побеждать. Верность свою она доказала и тем, что помогала ему деньгами, что давало ему возможность меньше думать о заботах жизни и сполна отдаваться творчеству. Были слухи, что они хотят пожениться, но они этого не сделали, понимая, что формальные семейные узы не заменят им свободной любви и естественной привязанности. Она пережила его на 23 года.

В 38 лет Ю.П. Самойлова и ее муж Н.А. Самойлов (после 16 лет раздельной жизни) решили воссоединиться и вместе жить в Славянке, но он внезапно умер в 1842 г. После этого она уехала в Италию, поселилась на живописной вилле в Милане, где ее друзьями и поклонниками – как и в России – стали музыканты, художники, поэты. Среди них были Г. Доницетти, В. Беллини, Дж. Россини, Дж. Верди, а также ее соотечественники В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев, С.Ф. Щедрин, А.И. Тургенев и другие творческие личности, которым она всегда щедро помогала.

В 43 года Самойлова безумно влюбилась в простого итальянского провинциального оперного певца с романтической внешностью и дивным голосом тенора, вышла за него замуж, стала просто синьорой Перри. Вторичное замужество за границей и муж-иностранец лишили ее русского подданства и титула графини. Ей пришлось продать в России свои имения. Меньше года продолжалось это ее замужество: молодой муж умер в Венеции от чахотки (туберкулеза). Она похоронила его не на его родине в Италии, а в Париже и осталась жить во Франции. К этому времени она поняла, что потеря графского титула – оплошность, лишающая ее положения в обществе и ощутимых благ. В 60 лет она стала женой 64-летнего французского дипломата графа Карла Морнэ. Ей был нужен не полунищий муж, а его графский титул; она стала графиней де Морнэ. После венчания они разъехались, за полученный графский титул она выплатила новому мужу колоссальную денежную субсидию. Самойлова почти 40 лет провела в Италии и Франции, где у нее были имения, дворцы, дома. Затраты на ее последних двух мужей пробили ощутимую брешь в ее состоянии. Она называла себя, как раньше, графиней Самойловой (после того, как разошлась с последним мужем). Возраст и оскудевшее состояние заставили ее жить тише и скромнее. Она умерла в Париже в возрасте 72 лет, похоронили ее в Париже на кладбище Пер-Лашез в одном склепе с ее вторым мужем Перри.


Писатель А.А. Фадеев


Александр Александрович Фадеев (1901–1956) – советский писатель и общественный деятель, внешне благополучный, красивый, обеспеченный и обласканный советской властью человек. Совсем немногие знают о его личной трагедии как творческой личности, обманутой ложными идеалами, прикормленной и постепенно приученной к получению благ от власть имущих взамен выполнения сомнительных поручений от них с последующими самоуничтожающими угрызениями совести, многолетним кошмаром душевно-нравственных мучений, приведших его к самоубийству в возрасте 55 лет.

А.А. Фадеев родился в селе Кимры, раннее детство провел в Вильно и Уфе, с 1908 г. с родителями переехал на Дальний Восток. В 1912–1919 гг. он учился во Владивостокском коммерческом училище, но ушел из него, не закончив 8-го класса. В годы Гражданской войны Фадеев активно участвовал в боевых действиях на Дальнем Востоке, в бою под Спасском был ранен. В 1921 г. он был делегатом Х съезда РКП(б), т. е. уже в 20 лет был убежденным большевиком-партийцем. Участвовал в подавлении, как тогда говорили и писали, «Кронштадтского мятежа», был снова ранен. Затем, после лечения и демобилизации, он остался в Москве, стал студентом Московской горной академии, но долго учиться там не смог, ушел со 2-го курса, решив посвятить себя литературной деятельности. Свою первую законченную повесть «Разлив» он написал в 1922–1923 гг., в 1925–1926 гг. работал над романом «Разгром». В годы Великой Отечественной войны (1941–1945) А.А. Фадеев был корреспондентом газеты «Правда» и Совинформбюро. В 1943 г. он выезжал в освобожденный от фашистов Краснодон, собранный им там материал лег в основу его романа «Молодая гвардия», удостоенного Государственной премии СССР в 1946 г. Происхождение из исконной русской глубинки, события биографии А.А. Фадеева, его коммунистическая убежденность, а также искренняя влюбленность в И.В. Сталина выделяли его в среде литераторов тех лет. Он в 1926–1932 гг. был одним из руководителей Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), с 1934 г. был заместителем председателя оргкомитета Союза советских писателей, членом правления и президиума Союза писателей СССР, в 1939–1944 гг. – генеральным секретарем и председателем правления Союза писателей СССР, в 1947 г. возглавил Комитет по Сталинским премиям в области литературы и искусства, но в 1954–1956 гг. (после смерти И.В. Сталина в 1953 г.) стал всего лишь одним из 11 секретарей правления Союза писателей страны. В советский период добиться членства и титулов в Союзе писателей СССР, дававшем солидные блага и льготы его членам, можно было главным образом ценой угодливой службы и прославления коммунистических идеалов и советских реалий. Фадеев с каждым годом упрочивал свои позиции на общественно-политическом поприще. Он стал (1939) членом Центрального Комитета КПСС, депутатом Верховного Совета СССР (с 1946 г.).

Административная карьера и творчество очень редко успешно сочетаются. Вот и получилось, что литературных трудов у А.А. Фадеева оказалось немного: роман «Разгром» (1927), роман «Молодая гвардия» (1945 г., новая редакция 1951 г.), роман «Последний из Удэгэ» (ч. 1–4, 1929–1940 гг., не закончен), роман «Черная металлургия» (не завершен), статьи о литературе. Фадеев не мог не выполнять указания, приказы советских и партийных лидеров, даже если он их осуждал и считал бесполезными, а то и порочными. Он был вынужден служить «двум богам»: властям и народу, что не всегда удачно сочеталось. Раздвоенность личности стала его личной трагедией. Он карал, наказывал, притеснял неугодных властям литераторов, по при этом умудрялся нередко и помогать им. Например, в 1939 г. Фадеев запретил публикацию стихов А.А. Ахматовой в Московском альманахе, но одновременно хлопотал для нее о жилье и персональной пенсии. В 1940 г. Фадеев решил выдвинуть книгу А.А. Ахматовой на Сталинскую премию, а в 1946 г. он обвинил ее в барском отношении к народу, тем не менее в 1956 г. он пытался помочь освобождению из тюрьмы Льва Гумилева, ее сына. Он вступился также за Оксмана, Заболоцкого, во время блокады Ленинграда благодаря его усилиям были вывезены из осажденного города погибавшие там Пантелеев, Габбе, Любарская (по Л.К. Чуковской и О. Мозговой).

Вероятно, А.А. Фадеев реально осознавал свои скромные литературные способности и в большой мере случайность вынесения его на гребень славы и попадания в номенклатурную колею, но расстаться с ними не смог. Год от года его душевные депрессии учащались и углублялись, он искал утешения в спиртном. Были многодневные пьяные загулы в сомнительных компаниях, особенно на даче, шалманах Переделкино и его окрестностях. Вечное душевное неспокойствие и неудовлетворенность собой, неспособность творить – писать романы, повести, дельные статьи, сознание своего зависимого положения от властьимущих, а также склонность к алкоголизму отрицательно сказались на его личной жизни. Он был очень красивым, высоким, статным мужчиной, как говорили, с гипнотическим обаянием, имел ошеломляющий успех у женщин. Его первой женой была писательница Валерия Герасимова, они не сошлись характерами, через 7 лет их брак распался. Его второй женой стала знаменитая красавица-актриса и секретарь парторганизации МХАТа Ангелина Осиповна Степанова, но их союз не мог быть и не стал счастливым. Она была женщиной гордой, с очень сильным характером, была полностью увлечена театром, сил и времени у нее для мужа и сына почти не было. У Фадеева было много сердечных увлечений, были бурные романы на стороне, с которыми А.О. Степанова мириться не желала. Он при этом нередко месяцами пребывал в кремлевской больнице, где его выводили из запоев и лечили очередную депрессию. После смерти Сталина он перестал почитаться советским «писателем № 1», новым лидерам партии и государства он был не нужен (его уже никуда не приглашали, не спрашивали советов, не принимали даже по его личной просьбе). К этому времени он совсем отвык от обычного писательского труда за письменным столом, находил утешение в водке и развлечениях с женщинами. В 1956 г. он не смог победить свою очередную депрессию и застрелился в возрасте 55 лет. Первым его увидел мертвым 11-летний сын Миша, что стало для него непоправимым горем. Но доброе начало и честь Фадеев сполна не потерял. Его самоубийство (выстрел прямо в сердце) было актом протеста против политики партии в области литературы и искусства. Он об этом написал в своей оставленной предсмертной записке. Фадеев, вне сомнения, жалел, что выполнял при порочных лидерах их указания, следовал их темным желаниям (в том числе подписывал бумаги, которые обрекали на смерть или отправляли в тюрьму или лагерь писателей, возглавил антисемитскую кампанию в советской литературе и т. п.). Внебрачная дочь А.А. Фадеева Маша (от поэтессы, вдовы Маргариты Иосифовны Алигер), ставшая впоследствии по мужу – немецкому поэту – Марией Энценсбергер, покончила с собой в Лондоне. Самоубийство дочери подтверждает генетический характер недуга писателя. Первые проявления душевной болезни обнаружились у него примерно в 30 лет. С годами он стал душевно тяжелобольным человеком (что усугублялось действительностью того времени), нуждался в психиатрическом лечении, но вылечить его тогда не могли, а скорее всего – и не хотели.

 

Поблизости от Кимр имеются интересные исторические населенные пункты. В относительно новом промышленном поселке Белый Городок с населением около 3 тыс. чел., в устье р. Хотчи, зимует флот Московского речного пароходства, здесь речники строят и ремонтируют суда (имеется небольшой судостроительно-ремонтный завод). В поселке сохранилась Входоиерусалимская церковь с колокольней в стиле классицизма (1812–1825). Раньше около Белого Городка находилась усадьба героя Бородинской битвы 1812 г. генерала Шатилова; от нее сохранились только храм во имя Николая Чудотворца (1838) и 3-ярусная колокольня в стиле русского классицизма. В этих местах родился еще один герой войны 1812 г. – генерал от инфантерии Д.С. Дохтуров (1756–1816). По одной из версий, в 2 км от Белого Городка, в бывшей усадьбе Боярино-Салтыково, во владениях князя Салтыкова родился и часто бывал Борис Федорович Годунов.

Борис Федорович Годунов (1552–1605) оказался жертвой своего честолюбия, болезненного стремления к власти и политической недальновидности. Думая о его судьбе, вспоминаем о том, что за проступки, грехи непременно приходится расплачиваться, причем не только лично проштрафившемуся человеку, но и его семье, четырем поколениям его потомков. Судьбы царя Бориса Федоровича Годунова (царь с 1598 г.), его сына царя Федора (1589–1605 гг., царствовал два месяца: апрель и май 1605 г.), дочери Ксении (1582–1622), жены Марии Годуновой (дочь опричника Малюты Скуратова) подтверждают это. Хотя Борис Годунов был ловким политиком, хорошим, верным мужем и замечательным отцом (уделял большое внимание воспитанию и образованию детей), судьба его семьи оказалась грустной, род его пресекся.

Царь Борис Годунов сполна ощутил горечь неудачливого монарха. Его трагедия – это трагедия правителя, от которого отвернулся собственный народ, поняв, что он его обманул и предал. Взойдя на трон, Борис Годунов обещал покончить с нищетой, а на деле – умножил ее. В начале своего правления он наводнил Боярскую думу своими родственниками и ставленниками, но они ничего полезного для России сделать не смогли и к 1605 г. сошли с политической сцены. Своих родственников и ставленников он поставил почти на всех значимых государственных постах; но их личная, алчная на самом деле, преданность Борису Годунову и цели их личного обогащения привели Россию к еще худшему экономическому состоянию. Царь Борис Годунов не имел профессионально грамотных и честных помощников. В отчаянии он не только молился, но и обращался за помощью к колдунам, знахарям, астрологам, то есть именно к тем людям, к которым Русская православная церковь запрещала и запрещает обращаться за советом и поддержкой.


Борис Годунов принимает царский сан. Гравюра А. Нидермана. XIX в.


Борис Годунов хорошо знал и сполна ощутил на себе, что борьба за власть и ее сохранение неизбежно связаны с компромиссами и обманом, с заведомо ложными обещаниями, с непопулярными управленческими решениями, нередко с силовым давлением и открытой борьбой с кровавыми последствиями, жертвами. Он всю жизнь рвался к власти, а получив ее, еще более обогатил свою семью, но стал несчастным, больным человеком и обрек своих близких на постоянное пребывание в тревоге и страхе, на их осуждение соотечественниками и нежелание достойных людей породниться с ними. Путем лжи, притеснений, убийств он расчистил себе путь к царскому трону. Борис Годунов достиг своей политической цели – стал царем, но его род пресекся, династия не стала царствующей, он опозорил свой род, своими неумными действиями затормозил развитие России.

Царь Борис Годунов сделал своего подростка-сына Федора (в 1598 г. ему было девять лет, а в конце его царствования шестнадцать) соправителем государства, царевичем «всея Руси». В 1605 г. в возрасте 53 лет от апоплексического удара Борис Годунов умер, на престол вступил его юный сын Федор, но он был царем всего два месяца. Сторонники Лжедмитрия I (Ю.Б. Отрепьева, или бывшего монаха Григория; 1581–1606) убили (задушили) царя Федора Годунова и его мать – вдову Бориса Годунова, а народу сказали, что они отравились. Судьба любимой дочери Бориса Годунова оказалась еще хуже. Борис Годунов намеревался выдать замуж дочь-красавицу, умницу, доброго нрава Ксению непременно за иностранного князя, королевича, царя. Были разные варианты возможного замужества Ксении: с Максимилианом – братом императора Рудольфа II, с самим императором Рудольфом II, герцогом Густавом – сыном шведского короля Эрика XIV, эрцгерцогом Максимилианом-Эрнстом – братом польской королевы Анны, супруги короля Сигизмунда, с грузинским князем Хосроем и др., – все они отпадали, так как условия замужества царевны не устраивали то одну, то другую сторону. А когда шлезвиг-голштинский герцог Иван (Ганс), брат датского короля Христиана IV, согласился со всеми условиями, в том числе и с принятием Православия, приехал в Москву (1602) и даже понравился царевне Ксении, он чем-то здесь заразился и внезапно умер. Лжедмитрий I обрек Ксению Годунову на пятимесячное мучительное для нее сожительство. А затем по требованию его будущего родственника, пана Юрия Мнишека, отца его невесты Марины Мнишек (1588–1614), Ксению Годунову отправили в северный Горицкий монастырь на Белом озере, где в 23 года она стала монахиней Ольгой. В 1606 г., когда на царский трон сел Василий Иванович Шуйский, ей позволили вернуться в Москву. Затем она оказалась в Троице-Сергиевой лавре, где пережила все ужасы ее шестнадцатимесячной осады польскими войсками (осень 1608 г. – январь 1610 г.). При царе Михаиле Федоровиче Романове гонение на Ксению усилилось (вспомнили, как Борис Федорович Годунов притеснял Романовых, пресек тогда их путь к трону), ее выслали из Москвы во Владимир в Княгинин монастырь, а в 1616 г. – еще дальше, в более строгий Покровский девичий монастырь в Суздале, где она умерла в 1622 г. в возрасте сорока лет. Судьба царя Бориса Федоровича Годунова лишний раз напоминает о быстротечности земной жизни, главной целью которой на самом деле является достойное служение людям, Отечеству, а не эгоистическое стремление сделать карьеру, накопить богатства – себе, детям, внукам, получить себе власть, причем любой ценой, в том числе и греховным путем, но за все эти прегрешения рано или поздно придется отвечать перед Богом, судьбой, Россией.


Колокольня затопленного Никольского собора в Калязине


На правом берегу Волги расположено селение Новоокатово, связанное с Д.И. Фонвизиным (1744–1792), создателем русской социальной комедии («Бригадир», «Недоросль» и др.). Здесь была усадьба его отца – Сельцо Новое (Новоокатово), от которой уцелела только часть парка.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru