Восточный фронт

Василий Иванович Сахаров
Восточный фронт

© Сахаров В. И., 2015

© Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

* * *

Пролог

Империя Оствер. Тальгер. 23.02.1407

Король Юга, как он сам себя называл, рослый светловолосый мужчина в полном расцвете сил, в тяжёлых рыцарских доспехах чёрного цвета, пришпорил мощного вороного жеребца.

Конь фыркнул, вынес седока на высокий холм с покатой верхушкой и, повинуясь новому молчаливому приказу хозяина, замер.

Король прищурился и взглядом окинул лежащий в низине город своего вассала барона Вито Тальгера, старого упрямца, который решил сохранить верность молодому императору. Затем посмотрел на приготовившихся к штурму воинов. Все они, преданные лично ему маги и дружинники, а также наёмники и союзники из теократии Шаир-Каш, ждали его приказа, и он не стал медлить.

Правая рука короля Хаука Первого Ратины, блеснув в лучах полуденного солнца кольчужной перчаткой, поднялась и резко опустилась. И над полем разнеслись громкие голоса командиров полков и наёмных батальонов. Двадцать тысяч бойцов, авангард большой армии, двинулись к ветхим невысоким стенам Тальгера, и Хаук улыбнулся. Наконец-то сбылась его заветная мечта. Отныне он может не оглядываться на великого отца, в тени которого его никогда не было видно, – перед ним открываются настолько радужные перспективы, что порой захватывает дух. Ведь впереди его ждёт немеркнущая слава, и, одолев «имперскую партию» на материке Анвер, в самом скором времени он станет основателем новой королевской династии. Так и будет. Сомнений нет. Однако перед этим следует захватить всего лишь один город, который отличается от сотен других тем, что имеет магический телепорт.

– Лукас! – Не оглядываясь, король подозвал своего самого верного помощника, друга и единомышленника, который не далее как вчера одним из первых указов Хаука был назначен придворным магом и тайным советником.

Маркиз Лукас Некке, сутулый пожилой мужчина с несколькими неприятного вида желтоватыми пятнами на лице, пристроил свою лошадь рядом с жеребцом короля и машинально одёрнул светло-коричневую мантию без каких-либо гербов и обозначений своей школы.

– Слушаю вас, мой господин, – поклонился маркиз Хауку.

Король кивнул на подступившие к Тальгеру штурмовые колонны и усмехнулся:

– Смотри, Лукас. Ты говорил, что нам не следует торопиться, а я сказал, что мы легко возьмём последний телепорт на территории моего королевства. Ну и кто был прав?

– Наверное, вы, ваше величество. – Маркиз слегка пожал плечами и добавил: – Кажется, император бросил Тальгера. Однако мне всё равно неспокойно.

– Почему? – По губам короля пробежала очередная самодовольная усмешка.

– Слишком всё легко и просто получается у нас. Ну и кроме того, я не чувствую сопротивления имперских магов из школы «Истинный свет», которые должны оборонять портал. Так не бывает, и это настораживает.

– Думаешь, ловушка?

– Вряд ли, ведь у империи нет резервов, которые бы она могла кинуть против нас. По крайней мере, так утверждают наши друзья-республиканцы и заокеанские послы. Но исключать этот вариант тоже нельзя. Впрочем, мои воспитанники и чародеи теократии Шаир-Каш, – Некке кивнул на скопившихся у подножия холма магов, коих было не меньше полусотни, – блокируют работу телепорта, а на материке нам могут противостоять лишь отдельные имперские отряды и дружины великого герцога Ульрика Варны. Поэтому я, скорее всего, беспокоюсь зря.

– Да-да, – Хаук кивнул, – так и есть. – Он горделиво вскинул голову и вновь сосредоточился на боевых полках, которые вплотную подошли к городским стенам.

Защитники Тальгера не стреляли, и на укреплениях было пусто. По этой причине королевские войска начали штурм с ходу, и в этом не было ничего удивительного или подозрительного. Большинство городских стражников и баронских дружинников находились на Эранге, где воевали против республиканцев, или же на Мистире в войсках покойного Конрада Ратины. Большинство жителей разбежались, а маги из школы «Истинный свет» и их наёмники, как обычно, сидели в своей крепости и охраняли телепорт. Значит, оборонять город с населением в двадцать пять тысяч человек некому.

Атакующие колонны королевских полков тем временем остановились, и над ними поднялись лестницы, которые опустились на стены и башни. Одновременно с этим под центральные городские ворота были заложены мощные магические энергокапсулы, которые будут подорваны королевскими чародеями. И снова ничего не произошло. Ни один камень не упал на солдат и наёмников Хаука Первого. Ни одна стрела не полетела в наглых захватчиков, которые всего неделю назад считались имперцами, а теперь ради денег или собственных амбиций обнажили оружие против своих соотечественников. Видя это, король улыбался, его душа продолжала петь, а настроение улучшалось, и он уже представлял себе, что произойдёт далее.

Тальгер падёт, и сопротивление немногочисленных защитников и чародеев будет подавлено. Полки займут все ключевые точки, и он отдаст город на разграбление дружине, которая должна запачкаться в крови остверов, дабы у воинов не было хода назад. И пока будут полыхать пожары, королевские маги разрушат телепорт, через который на материк Анвер могли бы пройти имперские войска. Вот и всё. Далее Хаук будет коронован и официально примет веру в нового бога, чьё имя неизвестно, но он могуч и помогает своим сторонникам гораздо лучше, чем старые небожители. И это станет очередным шагом вперёд, а дальше конечно же больше. Вместе с союзниками из теократии Шаир-Каш и степняками он нападёт на владения ненавистного соседа Ульрика Варны, и весь материк окажется под ним. Миллионы людей признают его своим повелителем. Огромные богатства сосредоточатся в руках короля, а его имя войдёт в историю. Правда, часть завоёванных земель придётся отдать теократу Мустарифу, этому немытому чурке, который возглавляет Шаир-Каш, и ещё немалый кусок потребуют остроухие дари и краснокожие манкари, желающие основать на бывших имперских землях несколько форпостов. Но он был к этому готов.

Бубухх!!! – прерывая прекрасные видения короля, над окрестностями прокатился грохот взрыва. Это были подорваны ворота, и не успело ещё огромное облако из дыма, пепла и пыли осесть, как штурмовые колонны, подобно селевому потоку, стали вливаться в город. Один отряд шёл за другим, а справа и слева от разрушенных ворот тысячи воинов, словно муравьи, проникали в Тальгер через стены. И когда больше половины королевских бойцов оказалось в городе, Хаук вновь взмахнул рукой и начал спускаться с холма: он хотел увидеть, как его воины возьмут телепорт. Вместе с ним в сторону города двинулись свита, телохранители и маги Лукаса Некке.

Мощный жеребец нёс своего седока легко. Прилетающий от океана свежий зимний ветерок играл локонами короля и освежал ему лицо. Придворные прихлебатели, которые помогли Хауку убрать родного отца и сесть на престол, смеялись и шутили. Телохранители в тяжёлой броне выглядели грозно и величественно, а маги, которые продолжали наводить помехи на телепорт, слегка отстали. Когда до пролома в стене оставалось всего ничего, Хаук подумал, что сегодня один из самых счастливых дней в его жизни, и пришпорил коня. Жеребец всхрапнул и прибавил хода, но в этот момент произошло то, чего король не ожидал.

– Всем стоять! – перехватывая повод королевского коня, прокричал Некке. – Стоять!

– Как ты смеешь?! – в ярости воскликнул Хаук, и его рука схватилась за рукоять парадного ирута.

Король хотел многое высказать другу, который омрачает его триумф. Однако заметил, что чародей не в себе. Глаза Лукаса были выпучены, из носа стекала струйка крови. Явные признаки того, что маг перенапрягся, а это неспроста. Поэтому Хаук сдержал готовые вырваться резкие слова и вопросительно кивнул магу, который выдохнул:

– Телепорт включился…

– Как?!

– Не знаю… – кривясь от боли, прошипел Некке и добавил: – В городе не менее ста пятидесяти чародеев… Они развеяли наши помехи… Посмотри…

Лукас кивнул назад, и король проследил за его взглядом. Двигающиеся вслед за королём маги остановились, а затем один за другим стали опускаться наземь. Имперские чародеи, которые не могли находиться в Тальгере, нанесли свой удар, а значит, рядом не только они, но и основные силы имперцев.

Словно вторя мыслям Хаука, в городе часто-часто захлопали магические гранаты, а чистую синеву небес запачкали чёрные шлейфы огнешаров и росчерки молний. Армия мятежников сама вошла в город, который стал для неё ловушкой, и самозваный король, окинув придворных бешеным взглядом, прокричал:

– Сигнальщики!

Трубачи, молодые парни в накидках с гербом рода Ратина – рука в стальной латной перчатке на синем щите, – поднимая надраенные до зеркального блеска медные горны, выбрались из-за спин придворных. И в этот же момент Лукас Некке выпустил повод королевского жеребца и стал медленно сползать с седла. Свита короля впала в лёгкий ступор. Многие ещё не осознавали, что происходит. Придворные смотрели на Хаука, и король, надо отдать ему должное, не растерялся:

– Играть отступление! Магам продублировать приказ!

Сигнальщики вскинули горны и протрубили отход.

К Некке бросился один из свиты, помог ему спуститься, а к королю приблизились два генерала – вчерашние сотники герцогской гвардии, молодые, рьяные и малоопытные.

– Мы ждём приказаний, ваше величество! – поедая сюзерена преданными взглядами, дружно рявкнули военачальники.

Шум боя в городе нарастал и приближался к воротам. Не успевшие войти в Тальгер войска срочно оттягивались в поле. Наиболее опытные командиры находились на острие провалившейся атаки, и положиться король мог только на себя да на придворную шушеру. Но никогда до сего момента он не командовал войсками, максимум, что доверял ему отец, – манёвры конного полка. Однако Хаук постарался сохранить самообладание и, указав генералам на холм, с которого недавно спустился, отдал приказ:

 

– Закрепиться на высоте! Собрать в кулак всех воинов, которые вырвутся из Тальгера, и держаться до наступления темноты! Командующим назначаю тебя! – Король ткнул в сторону ближайшего придворного полководца. – Если удержите позицию, каждый станет графом! Если нет, то лучше умрите в бою, ибо слабаки мне не нужны! Всё! Выполнять!

– Есть!

Генералы помчались навстречу отступающим войскам, а Хаук привстал на стременах и погнал свиту к ослабевшим магам. Он понимал, что этот бой ему теперь не выиграть и если воинов король ещё мог набрать или нанять, то магов взять было негде. Следовательно, требовалось оставить заслон, который имперцы наверняка уничтожат, а он сам и чародеи должны бежать и соединиться с идущей вслед за авангардом основной армией.

Спустя краткое время, когда ослабевшие чародеи и Лукас Некке были погружены в фургоны, из города стали выходить отряды под знаменами императора, которые преследовали разрозненные группы королевских вояк. Это были гвардейские соединения, полки Резервной армии и ветераны Восточной кампании. Хаук Ратина не видел всех штандартов, но и то, что он заметил, говорило о многом. Марк Четвёртый Анхо самолично прибыл уничтожить взбунтовавшегося вассала, дабы другим неповадно было, и молодой государь появился не один. Вместе с императором на материк Анвер пришли элитные полки великого герцога Ферро Канима и дружины ещё нескольких крупных аристократов.

«Проклятье!» – надеясь, что сумеет оторваться от погони, мысленно прошипел король и впервые пожалел, что решил отделиться от империи. Он поверил жрецам Неназываемого, которые заверили его, что Марк Анхо не сможет ему ничего сделать, потому что у него нет сил. Но когда дошло до дела, выяснилось, что резервы всё же есть, и они очень внушительны.

Пши-и-и! Бум-м! – над головой короля пролетело ледяное копьё, кусок замёрзшей воды весом под сотню килограммов, который рухнул невдалеке, и Хаук, дёрнув поводьями, погнал своего жеребца прочь от города. К демонам всё! Он хотел жить, а имперские маги наверняка уже заметили его, и, значит, обстрел должен был усилиться…

– А хорошо он удирает! – поднимаясь на городскую стену и глядя вслед самозваному королю, усмехнулся Марк Четвёртый Анхо, молодой статный брюнет в багровом плаще.

– Да, – согласился с ним тесть, великий герцог Ферро Каним. – Пожалуй, нам его не догнать, слишком быстро он понял, что происходит.

– Ничего, ещё достанем предателя. – Император вздохнул, посмотрел на отца своей жены и спросил: – Продолжаем наступление, как задумано?

– Конечно, – кивнул Каним. – Сейчас разобьём тех, кого бросил Ратина, пленников отправим в штрафные батальоны, пусть искупление зарабатывают, а затем сразу марш. Ваша армия наступает на Хаука, а моя охватывает противника с левого фланга, уничтожает идущие на помощь мятежникам отряды из Шаир-Каша и окружает этого мерзавца. Затем мы смыкаемся, давим сопротивление, захватываем столицу герцогства и наводим здесь порядок. Это первый этап, а далее разбиваем теократа и его степных союзников, оставляем на месте сильные гарнизоны, которые смогут сдержать заокеанских гостей, если таковые появятся, и возвращаемся на Восточный фронт.

– Если нам ещё будет куда возвращаться. – Император поморщился. – Республиканцы могут развалить Восточный фронт, и следующая линия обороны, на которой мы сможем их остановить, – это внутренние провинции империи.

Несмотря на внешнее спокойствие, император переживал и сомневался в правильности своих действий. Великий герцог это понимал и, если бы они были одни, возможно, похлопал бы юношу, которому пришлось быстро повзрослеть, по плечу, так сказать, по-родственному, и поддержал бы его. Однако рядом находилась свита императора: генералы, полковники гвардии, придворные маги и жрецы, а также летописцы, которым предстояло описать славную эпоху правления Марка Четвёртого. Поэтому Ферро Каним, коего время от времени тоже посещали беспокойные мысли, лишь слегка улыбнулся и сказал:

– Думаю, наши дворяне пару месяцев продержатся. Мой сын, герцог Гай Куэхо-Кавейр, граф Тегаль, герцог Корунна, рыцари провинции Кашт-Рихх, воины из Вентеля и дворяне из Эверцна, Уркварт Ройхо и другие благородные люди. Такие не отступят. Они костьми лягут, но выполнят приказ.

Уркварт Ройхо… Император вспомнил этого отчаянного, целеустремленного и непредсказуемого графа, который хранил в своей голове очень много секретов. По-хорошему, следовало бы им заняться вплотную и раскопать, что скрывает этот аристократ из древнего рода, на знамени коего красуется руна «Справедливость». Однако шла война, ресурсов и людей не хватало, и было не до того. Тем более граф сохранял преданность императору и, невзирая на сложное военное время, не только охранял северные территории государства, но и смог захватить пару островов Ваирского архипелага. А это дорогого стоило, поскольку расширение имперских границ взбодрило простых граждан и ощутимо пополнило государственную казну. Ну и, кроме того, действия Ройхо на время приструнили наглых пиратов и одёрнули некоторых аристократов, которые сейчас могли бы выступить на стороне мятежников-сепаратистов, но остались под рукой императора.

«Да, – подумал Марк, – если бы на Восточном фронте все дворяне действовали и поступали как этот беспокойный граф, я был бы уверен, что республиканцы не пройдут и, даже более того, будут разбиты. Но таких людей, к моему великому сожалению, у нас совсем немного. Впрочем, пару месяцев имперские аристократы продержатся, в этом Каним, наверное, прав. Главное, чтобы мы телепорты из-под контроля не выпустили, а земли и города отобьём, дайте только срок».

Глава 1

Империя Оствер. Ахвар. 23.02.1407

Гремят барабаны. Развеваются на ветру шитые серебром и золотом цветные штандарты. Топают по брусчатке городских улиц стройные колонны пехоты. Во главе отрядов – бравые командиры в начищенных доспехах, как правило сливки имперской аристократии, на чистокровных дарнийских жеребцах-тяжеловозах. Вслед за ними – конница из вассалов и чародеи имперских магических школ. Толпа зевак славит полководцев, девушки улыбаются бравым офицерам, мальчишки бегут вдоль улиц, а сердобольные пожилые женщины, многие из которых потеряли на войне своих детей, украдкой смахивают слёзы и передают солдатам узелки с горячим хлебом или фруктами…

Обычно именно так проходит марш выступающего в поход войска. Разумеется, если оно движется по своей родной земле. Мне, графу Уркварту Ройхо Ваирскому, это известно, не один раз в показательных парадах участие принимал. Но сейчас, когда я прибыл в город Ахвар, который является центром одноимённой имперской провинции, ничего этого не было. Моя бригада численностью в пятнадцать сотен бойцов находилась за тысячи километров, в столице герцогства Куэхо-Кавейр славном Изнаре. И появится она здесь, на востоке империи, только завтра. А что касается меня, то я общего выступления возглавляемых моим молодым сюзереном герцогом Гаем полков ждать не стал. Взял с собой Отири, прекрасную и смертельно опасную ламию в образе жрицы, полтора десятка телохранителей, пару оборотней и молодого мага из школы «Данце-Фар» и раньше положенного срока прибыл на Восточный фронт.

Естественно, возникает резонный вопрос: зачем? И наверняка его задают себе тайные стражники семьи Каним, шпионы графа Тайрэ Руге и ещё несколько человек, среди которых герцог Гай. Все они знают, что Уркварт Ройхо ничего не делает просто так. И эти неглупые люди не всегда понимают мои поступки. А когда они чего-то не понимают, то подспудно начинают нервничать и подозревать всех вокруг в двойной игре и злом умысле. Но я перед ними чист, ибо предан нашему государю, и измена не для меня. Поэтому сюзерен и партия «Имперский союз», в которой я состою, могут быть спокойны.

Как только я получил приказ собирать войска и быть готовым заткнуть бреши на северном фланге Восточного фронта, моя голова стала просчитывать плюсы и минусы от того, что графу Ройхо вновь придётся воевать. Да-да, как ни странно, но от войны тоже есть плюсы. И, решив, что если потороплюсь, то смогу получить несколько бонусов, я стал действовать. Перво-наперво отправил в Ахвар тайных стражников моей семьи и, оставив готовую влиться в армию герцога сводную бригаду на барона Вирана Альеру-Свярда, пустился в путь.

Итак, я на месте. Переход через телепорты прошёл без заминок, и я въехал в крупный торговый город. Подо мной исанийская полукровная лошадка гнедой масти, и если посмотреть на меня со стороны, то выгляжу я вполне неплохо. Знатный дворянин в чёрном мундире (привык к этому цвету, пока в гвардии императора служил), на плечах плащ с руной «Справедливость», на голове круглая широкополая шляпа с родовой эмблемой, на боку ирут из чёрного метеоритного железа, а вокруг свита, в которой состоит красивая невысокая девушка в монашеском балахоне служительниц Улле Ракойны. Таков я, имперский граф Ройхо, в прошлом человек из технологического мира Земля, чей разум оказался скопирован и помещён в умирающую телесную оболочку юного аристократа с непростой кровью. С той поры минуло шесть лет, которые были наполнены приключениями, кровавыми схватками, интригами и созданием собственной структуры. Я освоился в новом мире, который живёт по законам магии, женился, пустил здесь корни и стал считать себя оствером. Текущая в моих жилах кровь и сама жизнь, сводившая меня с самыми разными существами, среди которых были не только люди, изменила прежнего Алексея Киреева. От солдата ВС РФ мало что осталось, поэтому я всё реже вспоминаю прежнюю родину и доволен своей судьбой.

Цок-цок-цок! – подковы лошади соприкасаются с гладкими плитами площадки перед телепортом. Усиленный патруль из десятка солдат и сержанта – бойцы городской стражи, если судить по возрасту и амуниции, – смотрят на меня, словно видят маленькое чудо, и это понятно. Армия великого герцога Ферро Канима покинула город, а простым гарнизонным воякам никто не докладывает, куда и зачем она ушла. Вот стражники и додумывают всё сами. Ну и что же они видят? Примерно в семидесяти километрах от города изрядно потрёпанная армия республики Васлай численностью под сто тысяч воинов, которая пока ещё по инерции отступает к хребту Агней. Республиканцев преследует несколько мелких конных групп. В городе практически не осталось войск. А между васлайцами и Ахваром только река Иви-Ас и десяток тыловых батальонов. О подкреплении и ополчении северных феодалов им, скорее всего, ничего не известно. Поэтому горожане, насколько я понимаю, охвачены паникой и драпают. Кто побогаче – через телепорт, а остальные – по зимним дорогам на запад. И тут в прифронтовом городе появляется дворянин, который совершенно спокоен, и это странно.

Впрочем, о чём они думают и что чувствуют, я могу только догадываться. Да и не важно это. Я проехал мимо стражников, и на краю площадки к моей свите присоединился ещё один всадник – закутанный в тёплый плащ пожилой брюнет с густой сединой в волосах. Это начальник моих тайных стражников Бала Керн, который сразу доложил:

– Господин граф, в Ахваре всё обстоит именно так, как вы и говорили.

– А подробней? – оглядывая пустые улицы притихшего в тревожном ожидании города, поинтересовался я.

Тайный стражник бросил косой взгляд на ламию, державшуюся рядом, и продолжил:

– Армия Канима уходила в большой спешке, и в городе, как и за его стенами, чего только нет! Склады с продовольствием и фуражом, с трофеями и амуницией. Всё это охраняется абы как, а некоторые хранилища оставлены без присмотра – приходи и бери что хочешь. Кроме того, за городом, при монастыре Бойры Целительницы, переполненный полевой госпиталь на четыре тысячи мест. Каждый день жрицы выписывают около полусотни пациентов, и они не получают никакого назначения. Поэтому сейчас там почти двести испытанных бойцов-ветеранов, которых можно влить в нашу бригаду. Разумеется, часть из них перейдёт под руку герцога Куэхо-Кавейра, но половину, кто из вольных или наёмных отрядов, можем забрать.

– Так-так, – усмехнулся я и уже представил себе, что стану делать дальше. – Молодец, Керн. Что ещё узнал? На кого можно рассчитывать?

– Думаю, на перебежчиков и пленных республиканцев, – ответил он.

– А что, пленных никто не эвакуировал? – удивился я.

– Нет. – Тайный стражник покачал головой и пояснил: – Великий герцог не успел это сделать, а может, в спешке о них просто забыли.

– Раздолбайство.

– Согласен, ваша милость. Но нам это только на руку. После того как покрывало умиротворения над Васлаем рассеялось, республиканцы уже не столь агрессивны, как ранее, а многие вновь уверовали в старых имперских богов и готовы сражаться за Оствер. По этой причине в лагере военнопленных, который находится в десяти километрах от Ахвара, работают вербовщики из васлайских перебежчиков.

 

– Они комплектуют добровольческие отряды?

– Да.

– И много там военнопленных?

– Около двадцати тысяч.

– Ничего себе. Цифра точная?

– Плюс-минус пара тысяч. Войска Канимов крепко наподдали республиканцам, и пленных толком никто не считал.

– А кто из васлайцев формирует добровольческие отряды?

– Сразу несколько офицеров. Но на мой взгляд, особо выделяется один, лейтенант Эрик Бергман, бывший республиканский гвардеец и дворянин. С ним можно договориться и поставить его подразделение под ваше командование. У него самый большой отряд, уже пятьсот бойцов, готовых биться за имперских богов, и сам он крепкий профессионал, который если даст клятву, то не отступит.

– Надо пригласить его ко мне для разговора.

– Уже сделано, господин граф. Ему послано приглашение от имени заместителя командующего обороной провинции Ахвар имперского графа Уркварта Ройхо, и вскоре он должен прибыть в гостиницу «Империал», которую я снял от вашего имени.

«Керн освоился с ролью моего приближённого и начальника секретной службы, – с удовлетворением отметил я. – Он перенимает мои замашки, действует резко, быстро и без сомнений. Значит, я не ошибся в нём, когда приблизил этого человека к себе. Кстати, поименовал он меня интересно. Вроде бы и заместитель командующего, и граф, но какой заместитель и кого конкретно, не озвучено. Хороший ход, чуть кто начнёт копать – и ничего не раскопает. Хотя кому это нужно? Никому».

Кивнув, я продолжил расспрашивать тайного стражника:

– Что ещё можешь сообщить?

Он вздохнул:

– Много чего, ваша милость. За сутки я и мои ребята половину города на уши подняли. Квартирмейстеры герцога Куэхо-Кавейра смотрят на меня, будто я сумасшедший. Они всё делают без спешки, словно так и надо, а я понимаю, что нам это не подходит, вот и кручусь. Ещё вчера я добыл самые свежие фронтовые карты провинции Ахвар с разметкой, где и какие укрепрайоны находятся. Затем составил списки местных управленцев и командиров. Потом заполучил опись находящегося на складах имущества и заручился поддержкой нескольких влиятельных горожан, которые ещё не сбежали.

– И во сколько тебе это обошлось?

– Сущие пустяки, ваша милость. – Керн расплылся широкой улыбкой. – Мне было достаточно намекнуть, чей я человек, и передо мной открывались любые двери.

– Никогда не думал, что я настолько популярная личность. С чего бы это?

– Так я ведь и говорю, господин граф. Время нынче неспокойное. Люди ищут стабильности и присматривают тихое местечко, где можно пересидеть войну. Под это подходит остров Данце, хозяином которого являетесь вы. Кроме того, по всей империи было объявлено о подвигах графа Ройхо, вот ваше имя и запомнилось. Ну и большую роль сыграло то, что у нас имеются сведения об агентурных сетях ваирских пиратов и семейки Рудо Умеса. Им завязки в империи больше не нужны, ни тем ни другим, а нам они помогают.

– Ясно. И кто в этом городе на нас работает?

– Местный ночной хозяин Гармата, вор и редкостный прохиндей из профессиональных мошенников, жена бургомистра госпожа Лора Блуа, почтенная матрона, которую Умесы ещё лет десять назад поймали на неблаговидных поступках, начальник городской стражи, глава торгового цеха и пара человек попроще. Все они являлись частью подпольной сети контрабандистов или числились законсервированными агентами республиканцев, и на каждого имеется компромат. Если нужен подробный отчёт по агентуре, то я готов его представить.

– Не стоит, Керн. Каждый должен заниматься своим делом, и ты со своим справляешься. Работай дальше, а на мне руководство. Главное, что ты общую картину обрисовал. После чего, в отличие от моего сюзерена, я могу быстро разобраться, что здесь и как да на что мы можем рассчитывать. Вот не знаю, кто о чём думает, а я намерен удержать свой участок обороны, накостылять республиканцам, а затем вернуться на остров. Живой и здоровый. Ты со мной согласен?

– Конечно, господин граф. – Тайный стражник остановил свою лошадь и кивнул на роскошное четырёхэтажное здание с мраморными колоннами слева от нас. – Приехали. Это гостиница «Империал», самая лучшая в Ахваре.

– Что ж, внешне выглядит неплохо, – спустившись на землю, сказал я и спросил Керна: – Хозяину заплатил?

– А некому платить, – усмехнулся тайный стражник. – Владелец «Империала» как узнал, что великий герцог свои полки уводит, сразу вслед за ним сбежал. Вернётся, можно и заплатить. Но, по-моему, это не обязательно. По закону военного времени будем пользоваться гостиницей, пока нам это нужно, а потом покинем её – и всё.

– Ладно, это мелочь. – Я посмотрел на хмурые зимние небеса, по которым медленно плыли тёмные тучи, и кивнул на здание: – Пойдём, покажешь карты и документы.

– Слушаюсь.

В сопровождении чародея и ламии я прошёл в гостиницу, поднялся на второй этаж и оказался в просторном, как я сразу назвал его, конференц-зале, освещённом несколькими магическими светильниками. В центре его стоял стол, на нём были разложены карты, копии и оригиналы совершенно секретных документов из штаба великого герцога Канима, стояли пара бутылок с дорогим вином и хрустальные бокалы. Видимо, Керн готовился к приезду своего начальника и хотел произвести на меня впечатление, и у него это получилось. Однако виду, что тайный стражник мне потрафил, я постарался не показать, а сразу склонился над картами, которые бы и так увидел, но только завтра, после появления в Ахваре герцога Гая, и стал изучать обстановку.

Первая карта была стратегической. Неровная линия фронта от болотистых северных пустошей и до Вельшских степей на юге. На западе – имперские провинции, на востоке – хребет Агней, который у нас отбили республиканцы. Нас и противника соединяют три больших тракта. Именно вдоль этих транспортных путей идёт вражеское наступление и ведутся главные сражения этой войны, в которой люди и нелюди – игровые фигурки богов. В самом низу карты, то есть на юге, против империи воюет республика Кауш, там наши войска пока ещё сдерживают натиск врага. В центре – половина Резервной армии, которой командует император. Сейчас он временно перекинул часть полков против мятежного Хаука Ратины, но в случае опасности сразу вернётся обратно. Ну а мы, северные феодалы, станем сражаться с васлайцами.

Впрочем, большая карта меня интересовала постольку-поскольку. Гораздо интересней вторая, которая отображала наш район ведения боевых действий. Карта сто на сто километров. С одной стороны – Ахвар, с другой – Агней. Между горами и городом – полноводная река Иви-Ас и равнина. До недавнего времени на правом берегу главной водной артерии провинции Ахвар стояли войска Канима, а на левом находились республиканцы. Наш противник, который постоянно получал подкрепления с родины и из-за океана, наступал и пытался форсировать реку, а имперцы его раз за разом сбрасывали с плацдармов и держали оборону. Однако не так давно спецгруппа богини Кама-Нио, воином которой меня хотят сделать ламии, под командованием её избранного паладина Иллира Первого Анхо смогли ослабить нашего врага. Они перебили множество маскирующихся под людей демонов и развеяли «Покрывало умиротворения», которое висело над республикой. После чего противник дал слабину, и этим немедленно воспользовался великий герцог, который сам перешёл в наступление и смог обратить республиканцев в бегство. И он бы гнал их до самого Агнея или дальше. Однако случился мятеж Ратины, и мы имеем то, что имеем. Ветераны Канима и часть имперских линейных полков вместе с гвардией бьются против самозваного короля Хаука Первого, а я и другие аристократы вместе со своими дружинами должны держать провинцию Ахвар. Сколько? Да сколько нужно, хотя предварительно оговорено – всего два месяца.

Такова предыстория, и я понимаю, что для ведения войны нужны не только воины, мечи, копья, маги и кони, но и многое другое, что оставлено великим герцогом и отступающими республиканцами. Поэтому я здесь раньше остальных графов, баронов и герцогов. Пока они дома дружины комплектуют, я наведу здесь свои порядки. Ведь в провинции царит неразбериха, и Керн легко добыл документацию, за которую вражеская разведка отвалила бы немало золота.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru