Точка отсчета. Книга 1. Идея

Василий Маханенко
Точка отсчета. Книга 1. Идея

Copyright © Маханенко В. М.

Все права защищены. Эта книга или любая её часть не может быть воспроизведена или использована каким-либо образом без письменного разрешения автора или его законного представителя, за исключением использования кратких цитат в рецензии на книгу.

Это художественное произведение. Все имена, персонажи, компании, места событий и инциденты вымышлены. Любое сходство с реальными людьми, живыми или мёртвыми, или фактическими событиями является случайным.

Глава 1

Артём смотрел на сотовый, до последнего откладывая звонок. Мужчина понимал: как только он нажмёт зелёную кнопку, обратного пути не будет. Разум подсказывал, что это единственно правильный выход, но что-то внутри него противилось и цеплялось за старое, не позволяя нажать чёртов вызов. В голове всплыли десятки дел, требующих незамедлительного внимания, и Артём подивился собственной слабости. Откуда она? С таким настроем новую жизнь не начинают! Обозвав себя слабаком, мужчина нажал на кнопку «вызов», и спустя несколько десятков гудков послышался недовольный скрипуче-старческий голос:

– Вы совесть имеете? Четыре утра! Если вы звоните не для того, чтобы вручить мне Нобелевскую премию, то сильно об этом пожалеете!

Артём вновь выругался, на этот раз мысленно. Он не подумал о временной разнице. Однако отступать было поздно.

– Доктор Слейт, приветствую! Это Артём Кучаев, МГУ, Россия. Мы общались несколько месяцев назад на конференции в Стэнфорде. Я презентовал систему динамической левитации. Уделите мне пару минут своего времени?

– Доктор Кучаев! – голос собеседника резко изменился. Раздражение ушло, уступив место радости. – На человека, перевернувшего все представления о физике твёрдых тел, время всегда найдётся! По какому поводу звонок? Нужен совет, как составить речь к Нобелевской премии? Тогда ты позвонил по адресу – у меня как раз есть несколько набросков. Нет, право, Артём, я очень рад, что ты позвонил. Ты в курсе, что на два месяца опередил легендарного Лоуренса Брегга? Ему, как и тебе, было двадцать пять.

– Сейчас другой повод. Мне нужна работа. Ты утверждал, что Калтех готов предоставить мне место.

– Работа? Хм, неожиданно… Нет, действительно неожиданно. Буду откровенен – ты меня огорошил. Если я правильно помню, мы пытались переманить тебя последние полтора года, но всё безрезультатно. Ты нас даже не слышал, а сейчас звонишь в такую рань и спрашиваешь о переходе. Я в замешательстве. Что-то случилось?

– Ничего такого, из-за чего можно напрягаться, – Артём дал понять, что не желает развивать тему. – Я задал вполне конкретный вопрос. Ваше предложение ещё в силе?

– Постой, Артём. Наш университет не отказывается от своих слов, но я должен понимать причину. Если это проблемы с законом… Ты знаешь – для нас репутация на первом месте, даже несмотря на Нобелевскую премию.

– Нет никаких проблем с законом! – Артём понял, что въедливый американец не успокоится, пока не узнает истинной причины. – Проблема именно в самой премии… Вернее, в её отсутствии. Как оказалось, меня не включили в список авторов. Сегодня вышла публикация, и моего имени на ней нет. Зато есть целая шайка прихлебателей.

– Что за нонсенс?! Весь научный мир знает, что это твоё изобретение! Мои преподаватели уже приготовились к дебатам, чтобы доказать, что… Нет, это дикость какая-то… На что они надеются? Их на первом же диспуте разобьют в пух и прах! – опешил Кристиан Слейт, доктор наук, профессор, глава отделения физики, математики и астрономии Калифорнийского технологического института.

– Ты прав – изобретение моё, и отказываться от него я не собираюсь. Уже подано заявление в полицию, написано письмо в министерство и нобелевский комитет, завтра состоится встреча с телевидением. Я буду бороться за своё детище, но оставаться с этими людьми больше не намерен.

Артём посмотрел ссадину на кулаке. Удар в челюсть выдался славным – плюгавый декан отлетел на метр, врезался в стену и тестом сполз на пол, захлёбываясь в соплях и слезах. Кучаев не сожалел ни о чем – ни о возможных последствиях, ни о самом ударе. То, что ему говорили в лицо, ничего иного не заслуживало. Он перестал бы уважать себя как человека, если бы прогнулся и, поджав хвост, вернулся в свой кабинет.

«Такому рылу премию не дают».

«Забыл, кто тебя кормит?»

«Заткнись – и пошёл работать…»

Довольно. Уже наработался.

– Сегодня я уволился, так что отныне свободен в принятии решений. Не получится в Калтех, пойду в Гарвард. У меня есть приглашение и от них.

– Не нужно пороть горячку, доктор Кучаев! – заторопился Кристиан. – Всё у нас получится! На всякий случай повторюсь – у тебя будет своя кафедра, своё направление, я выделю тебе целое крыло главного здания, ректор заявлял о неограниченных ресурсах. Я прямо сейчас пишу письмо в миграционную службу и выбью для тебя разрешение на работу. Твои данные у меня есть, так что завтра можешь идти в посольство за визой. Покупай билеты, ты едешь к нам! Не нужно никакого Гарварда! У них не будет наших условий!

Перебросившись ещё парой ничего не значащих фраз, Артём отключил вызов и тяжело вздохнул. Решение уехать из страны далось нелегко. Отец был военным и сумел привить сыну любовь к родине, некой неодушевлённой сущности, что ни описать, ни объяснить нельзя, но без которой ты чувствуешь себя не в своей тарелке. Поэтому Артём отказывал лучшим мировым университетам, оставаясь в своей родной альма-матер. Именно здесь он предсказал наличие нетиповых взаимодействий в кристаллических решётках твёрдых тел, нашёл их, описал, сумел использовать и, как финал, доказал возможность немагнитной левитации на минимуме энергии. Десятитонная каменная глыба зависала в воздухе всего от одной пальчиковой батарейки. То, что он сделал, многие называли магией, хотя для Артёма это была обычная наука. Красивое и элегантное изобретение. Но после того, что сотворило руководство университета… Нет, иногда просто не бывает иного выбора. Родина поймёт.

Визит в американское посольство прошёл на удивление быстро. Связи доктора Слейта оказались настолько широкими, что на встречу с Артёмом вышел сам посол США в России. На то, чтобы оформить трудовую визу, ушло всего тридцать минут, большую часть из которых физик пил чай в уютном кресле. Приятно, когда в тебе заинтересованы и наглядно это демонстрируют. На сами сборы тоже много времени не потребовалось – учёный, привыкший к спартанской обстановке, ограничился одним чемоданом. Даже ноутбук решил с собой не брать, чтобы не провоцировать патриотов и защитников государственных тайн. Все наработки о левитации Артём хранил в самом надёжном месте, какое только мог придумать – в собственной голове. Истинному учёному сторонние устройства не требуются.

Такси до аэропорта подъехало ровно к назначенному часу. Артём проверил, что все коммуникации выключены, после чего закрыл квартиру и постучал в соседнюю дверь. Она тут же открылась, явив на пороге грузного широкоплечего мужчину в затёртых от времени штанах и серой майке, едва прикрывающей пивное пузо. То, как простому работяге удалось поладить со своим «мудрёным» соседом, не понимали даже они сами. Хотя в этом как раз ничего удивительного и не было. Оба холостые, без детей, без домашних животных. Единственное, что им требовалось друг от друга, – раз в неделю поговорить по душам о проблемах футбола, политиках или бабах, подкрепляя свои мысли стаканом-другим пива. Всё остальное – от лукавого.

– Ты точно уверен? – Сосед взглянул на протянутый ему ключ, как на ядовитую змею. Весь вчерашний вечер он пытался отговорить своего друга от опрометчивого шага, но безрезультатно. – Может, всё же в другой ВУЗ, только наш? Может, и уезжать тебе никуда не надо?

– Не может, Петя. Никак не может. Никто из наших не пойдёт против МГУ – своя шкура дороже. Ладно, всё, что хотел, ты мне вчера высказал. Своего решения я не изменил, так что давай без сцен. Держи!

Родственников у Артёма не осталось. Отец умер два года назад, мать – за несколько лет до этого. Ни братьев, ни сестёр, так что сосед – единственный человек, кто мог присмотреть за квартирой, пока её не удастся продать. Идеальные условия для того, чтобы начать всё заново в чужой стране.

– В аэропорт? – уточнил водитель и, получив утверждающий кивок, закинул чемодан в багажник. Артём разместился на заднем сиденье и ухмыльнулся – путешествие начинается удачно. Обычно таксопарк присылал бюджетные машины, но сегодня расщедрился и презентовал своему клиенту шикарный бизнес-класс. Словно знали, что у клиента начинается новая жизнь.

Странности начались спустя десять минут. Погруженный в собственные мысли, Артём не сразу понял, что такси едет не по привычной дороге. Какое-то время мужчина ждал, что водитель исправится, но этого не происходило. Такси упорно двигалось в противоположную от аэропорта сторону.

– Какие-то проблемы? – не выдержал Артём. – У меня скоро самолёт, я не хочу опоздать.

– Пробки. Навигатор показывает, что так быстрее, – ответил водитель и нажал кнопку. Замок на задних дверях захлопнулся, а водителя и пассажира разделило непрозрачное стекло.

– Какие ещё пробки? Остановите машину! – забеспокоился физик, но на этот раз ответа не последовало. Разгневанный мужчина ударил по неожиданно выросшей преграде и нахмурился – кулак не достиг цели. Буквально в нескольких сантиметрах от стекла появилось мерцающее силовое поле, поглотившее удар. Не веря собственным глазам, Артём ударил вновь – поле никуда не исчезало. Оно пружинило, словно не желая причинить вреда, но полностью выполняло возложенную функцию. Учёный опешил. Он прекрасно понимал, что для создания столь плотного защитного полога необходима сумасшедшая энергия. Учитывая, что странное такси продолжало двигаться, источник поля находился внутри машины, что было совершенно невозможным! Кто-кто, но Артём в этом был уверен на все сто процентов – за это ему практически вручили Нобелевскую премию по физике. Что за чертовщина тут творится? Это что, месть декана за удар в челюсть? Но откуда у него такие ресурсы? И почему об этом поле никто до сих пор не написал в научных журналах?

 

Такси неслось прочь из города, игнорируя светофоры. Несколько раз казалось, что авария неизбежна, но водитель умудрялся увернуться от выезжающих на перекрёсток автомобилей. Артём внутренне надеялся, что такое лихачество не останется незамеченным, и оказался прав – на выезде из города такси окружили две полицейские машины. Одна спереди, другая сзади, с включёнными проблесковыми маячками и сиреной. Наконец-то! Кучаев вдел погони только в кино и уже приготовился к тому, что таски начнёт вилять из стороны в сторону, но ничего не происходило. Наоборот – казалось, что его похититель ещё сильнее ускорился, а полицейская машина, мчащаяся перед такси, расчищала дорогу. И это было уже достаточно странным. Пришло понимание – то, что с ним творится, не имеет никакого отношения к МГУ. На такое не способен даже сам ректор.

Но что тогда, черт всех раздери, происходит? Кому понадобилось похищать обычного учёного?

Безумная гонка продолжалась более часа. Артём поразился масштабу операции – на всех перекрёстках стояли сотрудники полиции, создавая «зелёную улицу». В какой-то момент стекла утратили прозрачность, и долгое время Кучаев ехал в полной изоляции. Энергетическое поле не пропускало не только изображение, но даже звуки. Лишь инерция подсказывала, что такси по-прежнему мчится вперёд, периодически виляя из стороны в сторону. Да и такси ли это?

Двери открылись совершенно неожиданно – Артём даже не понял, когда машина остановилась. Первое, что бросилось в глаза, – высокий забор из красного кирпича. Он не предвещал ничего хорошего, и учёный инстинктивно отстранился от открытой двери.

– На выход! – послышался неприятный мужской голос. Подчиняться Артём не собирался, но на помощь неизвестному пришло энергетическое поле – оно начало выталкивать физика из машины. Не успев опомниться, Кучаев покатился кубарем по траве. Чьи-то руки сграбастали его и рывком вернули на ноги, встряхнув, как котёнка. Перед глазами заплясали мошки – к такому обращению Артёма жизнь не готовила.

– Наручники, – произнёс всё тот же голос, и на запястьях потяжелело. Этого ещё не хватало! Мир прекратил вращаться, что позволило мужчине осмотреться и застыть в немом изумлении. Место, куда привезло его странное такси, иначе как сказкой назвать было тяжело. Причём классической такой сказкой, место действия в которой происходит во дворце. По-другому назвать особняк язык не поворачивался. Колонны, башни, скульптуры, барельеф – несмотря на вычурность, выглядело всё достаточно гармонично. Но одним дворцом сказка не ограничилась. Кустарники, цветы, ухоженные деревья, вымощенные белой плиткой дорожки и зелёная подстриженная трава – указывали на тяжкий труд десятка ландшафтных дизайнеров и сотни садовников.

– Артём Кучаев? – поинтересовался обладатель неприятного голоса, что заставило физика сосредоточить внимание на стоящих у машины людях. Прежде всего – на дворецком. Артём никогда в своей жизни их не видел, но не сомневался, что выглядят дворецкие именно так – холеные, вышколенные, с выпирающим из всех дыр чувством собственного величия. Один только надменный взгляд, которым пожилой мужчина удостоил физика, говорил о многом. Так смотрят на пустое место. Рядом с этим снобом стоял уже знакомый водитель. Только сейчас Артём понял, что для простого таксиста этот выглядит слегка крупновато – этакий шкаф два на два, невесть каким образом втиснувшийся в костюм. Огромные пальцы-сосиски с трудом удерживали странный пульт управления – похожий на джойстик от радиоуправляемой машинки.

– Сергей, – бросил дворецкий, и «шкаф» нажал на кнопку. Тело Артёма свело судорогой – те самые наручники, на которые он не обратил внимания в первое время, породили волну чудовищной боли. Разум отключился мгновенно. Артём рухнул на землю и забился в конвульсиях – его словно шокером ударило, при этом иголки порождались не на коже, а внутри тела. Сердце остановилось, лёгкие забыли о том, что нужно дышать, органы чувств отключились, оставив лишь боль. Казалось, это длилось вечность, но точно так же резко, как появилось, так всё и прекратилось. Причём настолько резко, что о былой боли остались лишь тяжёлые воспоминания. Водитель сделал шаг вперёд и рывком поставил пленника на ноги.

– Первое предупреждение, – в каждом слове дворецкого сквозил яд. – В следующий раз наказание будет на минуту дольше. Повторю вопрос – ты Кучаев Артём?

– Да, это я, – ответил физик, прислушиваясь к ощущениям. Их не было! Тело вело себя так, словно не оно корчилось по земле от страшной боли. Сердце билось спокойно, дыхание казалось размеренным. Артём перевёл взгляд на наручники и мигом позабыл о произошедшем. Пытливый мозг учёного не мог поверить в то, что видели глаза: в качестве наручников выступала молния! Она оказалась замкнута в правильные кольца, опоясывающие запястья. Кольца соединялись друг с другом едва заметной дымкой. Артём дёрнул руками, но результата не достиг – дымка оказалась прочнее стали. Вкупе с энергетическим полем, что находилось в такси, всё выглядело настолько неземным, что Артём не на шутку испугался. Что, если его похитители и не люди вовсе? Пришельцы? Пришли за его технологией?

– Следуй за мной, – приказал дворецкий и отправился в особняк. Ещё раз испытывать на себе действие страшных наручников Артём не желал. Пришлось подчиниться. Водитель не отставал, но держался на расстоянии. Видимо, чтобы пленник внезапно не набросился и не отнял пульт управления наручниками. Хотя об этом Артём даже не думал – к героям, умеющих убивать одним лишь взглядом, физик себя не относил. Да и телосложением не вышел – сухощавый, высокий, тонкокостный. Посмотришь на такого – и сразу становится понятно: спорт от этого человека находится на небывалом расстоянии, за вот этой горой учебников по молекулярной физике.

Убранство самого дворца оказалось ещё более напыщенным, чем его внешний вид. Каждый метр кричал о том, что обладатель жилища является богатым человеком – картины, скульптуры, деревянная мебель. Но не это впечатлило Артёма. Он уже понял, что фраза «дорого-богато» стояла во главе угла, когда обставляли дворец, и разумной скромности здесь просто не нашлось места. Зато физик все глаза проглядел, пытаясь рассмотреть зависших в воздухе боевых дронов, вырванных в эту реальность, словно из какого-нибудь фантастического фильма. Ощетинившись черными дулами пулемётов, механизмы провожали гостей, зависнув на одном месте. Причём никаких лопастей Артём не заметил – технология, что была использована при производстве этих машин, очень сильно походила на изобретённую им недавно левитацию. И это сильно задело учёного. Теперь, если его похитители не имеют к пришельцам никакого отношения, гордость изобретателя будет посрамлена. Он изобрёл то, что другие уже давно используют.

Артёма доставили к массивной деревянной двери, где дворецкий соизволил зачитать инструкции:

– Ты предстанешь перед судьёй. Твоя задача стоять и слушать. Если будут вопросы – отвечать лаконично и по существу. Ничего лишнего. Любое странное движение повлечёт за собой наказание. Прикосновение к защитному полю повлечёт наказание. Даже если ты случайно воздух испортишь, будешь наказан. И тогда та небольшая демонстрация во дворе покажется тебе райским поглаживанием. Всё понятно или нужно повторять?

– Понятно, – ответил Артём, с трудом сохраняя спокойствие. Происходящее напоминало ему театр абсурда. Нелепый дворец, средневековые пытки, невероятные технологии, судья ещё какой-то. Всё настолько казалось смешанным в одну кучу, что мозг отказывался воспринимать серьёзность ситуации.

Дверь отворилась, и Артём прошёл за дворецким в роскошный рабочий кабинет. Здесь, как и во всём остальном замке, царила напыщенность, но имелись и отличия – тема этой комнаты заключалась в книгах. Дорогих книгах. Взгляд мгновенно зацепился за старинное издание, что находилось на отдельном постаменте, под ставшим уже привычным энергетическим куполом. Чем бы этот том ни был, сомнений в его подлинности Артём не испытывал. Потому что тот человек, что сидел за массивным, сделанным под старину столом, слыл истинным педантом. Такие на мелочи не размениваются.

Артём прекрасно знал хозяина этого замка. Тяжело не знать человека, каждый день мелькающего на экранах телевизора. Всегда подтянутый, строгий, имеющий на всё собственное мнение, умеющий отстоять интересы граждан и, что немаловажно, последние три года исправляющий экономическую ситуацию в стране в лучшую сторону – более идеального премьер-министра тяжело представить. После того кошмара, что творился с руководителями, этот был словно глоток свежего воздуха. И сейчас он сидел и смотрел на гостя, как на пустое место. Хотя пустое место не могло породить такой ненавистный взгляд. Вокруг Артёма образовалось энергетическое поле, отделяя физика от всего остального мира. Чтобы даже запах жалкого человечка не достиг благородного носа хозяина.

– Господин, Кучаев Артём доставлен.

Кивнув дворецкому, премьер-министр взял со стола бумагу. Всё происходило настолько быстро и в присутствии таких значимых людей, что Артём растерялся. Он был, по сути, обычным преподавателем МГУ и за свою недолгую жизнь не часто встречался с лидерами государств. Помещение наполнилось обволакивающим баритоном хозяина дворца.

– Физик. Изобретатель. Предатель. Наверно, неправильная последовательность. Прежде всего предатель, потом всё остальное. Истинные патриоты не продаются за копейки и не хотят передать уникальные технологии противнику. Вердикт может быть только один – виновен!

Премьер-министр отложил бумагу и посмотрел на ошарашенного Артёма.

– Мы живём в тяжёлое время. Никто не желает, чтобы наша страна встала с коленей. Противники стараются сделать всё, чтобы надавить и вернуть нас туда, где им выгодно нас видеть. Но мы боремся. С врагами как внешними, так и внутренними. Такими, как ты. Пиявка. Присосался к мудрым людям, выудил все их тайны и решил свалить? Таков твой план? Продать наработки коллег тем, кто больше заплатит?

– Это я-то пиявка?! Они украли моё изобретение! – не выдержал Артём. Ошеломление ушло в прошлое, сменившись гневом. Никто не смеет называть его предателем, особенно после всего того, что с ним сделали.

Премьер-министр не собирался выслушивать своего пленника. Он уже принял решение и, нацепив маску «судьи», просто озвучивал приговор. Едва уловимым движением он подал знак своему помощнику, и тот нажал кнопку. Артём резко умолк – укрощённая непонятной технологией молния сковала лицевые мышцы. Силовое поле, окружившее физика, уплотнилось – двигаться тоже стало невозможно. Все, что оставалось, – бороться за каждый вдох и слушать невозможные слова премьер-министра.

– Раньше таких, как ты, расстреливали без суда и следствия. Но мы живём в гуманное время, оно дарует возможность исправиться даже предателям. У тебя тоже будет шанс доказать, что ты имеешь право дышать одним со мной воздухом. Ты будешь отправлен в один из наших закрытых научных институтов, где проведёшь остаток своей жизни. Работай, изобретай, и лет через тридцать твой приговор может быть пересмотрен. Не раньше. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Маска «судьи» выполнила свою функцию и ушла в сторону. Давно премьер-министру не приходилось её надевать – таких уникумов, как этот Артём, не появлялось довольно много лет. Правила, что хозяин дворца ввёл для себя в незапамятные времена, требовали личного оглашения приговора гениям, всеми остальными занимался его помощник. Но как же вовремя начали следить за этим физиком! Премьер-министр уже и не думал, что ему посчастливится расширить свою команду. Этот уникум обязательно принесёт пользу. Не государству – нет! Ему! Владельцу небольшой, но крайне выгодной тюрьмы для гениев. Благодаря которой он смог так высоко взлететь и с уверенностью смотрел в будущее.

Последнее слово было сказано. Явившийся водитель оторвал заблокированного Артёма от пола и вынес в коридор. Здесь уже ждало несколько человек в белых халатах. Они облепили несчастного физика и первым делом вкололи ему снотворное. Началась основная фаза подготовки нового раба для их господина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru