Темный паладин. Поиск

Василий Маханенко
Темный паладин. Поиск

Глава 3
Альвеона

– Ярый, штрафы снизить бы надо, – Милтай сделал очередную попытку воззвать к моей совести, но добился только отрицательного жеста и приглашения подписывать договор. Либо валить и заниматься своими делами дальше – наемников на аукционе было полно.

– Думаешь, при крайней нужде это нас остановит? – сдался воин. Игра выдала информацию о заключении официального договора с группой наемников «Зелтан» на оказание услуг по прохождению моего Подземелья. Еще минус три граниса.

– Да мне, собственно, уже будет все равно, – честно ответил я. – По двадцать гранисов с каждого туловища – я себе смогу такую цацу купить, что добыча в Альвеоне покажется детским лепетом по сравнению с ней. Так что, если возникнет непреодолимое желание меня кинуть – милости прошу.

– Ты дойди вначале до босса, потом петушись, – фыркнул наемник. – Десятку пройти – не в пивную сходить.

– Для этого у меня есть ты, твои бойцы и ваш огнестрельный арсенал.

– На Землю стартуем? – подобрался Милтай, стоило только речи коснуться предстоящей работы.

– На нее, родимую, на нее. Один босс, туча мелочовки. Общий расклад по Подземелью здесь. – Я протянул заранее подготовленный документ. Милтай углубился в чтение, время от времени довольно посвистывая. Еще бы, не зря же я потратил две сотни килограммов золота за эту книгу. Отныне я был теоретический гуру по прохождению Подземелий. К слову сказать, книгу я сразу выставил обратно на аукцион – хочу вернуть потраченные деньги и проверить работоспособность игрового функционала. Мне до сих пор не ясно – если за купленными предметами нужно обязательно приходить сюда, что будет с деньгами? Они сразу упадут на счет или зависнут где-то в виртуальном пространстве, дожидаясь моего возвращения? Вопрос интересный, ибо в голове сразу родился план по обогащению.

– Ну, глядим, что тут. Силовой купол наш. Поддержка и усиление тоже. Энергией обеспечим. Как щиты планируешь снимать? Пока они висят, огнестрелом этих тварей даже не напугаешь. Защита у них хорошая и от магии, и от физики.

– Липучая сетка с заклинаниями. Держи, насколько мог, набросал принцип действия. – В руки Милтая перешел очередной документ.

– Щит восстановится за семь-восемь секунд, – задумался наемник. – Нас десяток, успеем пустить патронов по двадцать, не больше. Гляди, большая часть монстров имеет хитиновую броню – пули могут не пробить. Магией мы их размягчим, на это нужно время. Сколько у тебя сеток?

– Сеток достаточно, вы чем пули усиливаете?

– Ничем. Как можно их усилить?

– Есть варианты. – Я почувствовал возможность снизить стоимость привлечения наемников. – Обсудим?

О возможности нанесения чар на каждую пулю Милтай знал, но не представлял, как это можно реализовать. Одновременно должны сойтись слишком много факторов: тонна Энергии на зарядку, бездна терпения на гравировку каждой пули, свободный начертатель, согласный потратить несколько лет на монотонную и кропотливую работу, и, самое главное, – нужен способ предотвращения деформирования заклинания при попадании пули в цель. Учитывая, что у противников твердый хитин, даже пули с иридиевым сердечником иногда подводили. Не забыл Милтай и еще одно условие – между выстрелом и активацией способности должно пройти 5 секунд, за которые монстр нас разделает под орех, но с этим должны помочь силовой купол и замедлители.

– Проверь. – Я вытащил три патрона и протянул их наемнику. – Если не сработает, наше соглашение аннулируется, штраф оплачу.

Милтай с интересом взглянул на мое творчество. Почти два года работы по личному времени ушло на эксперименты с постоянным тестированием результата. Первые пули с нанесенным на них ударом Храмовника не детонировали – гравировка деформировалась. Снова и снова я создавал модели, ломал голову над очередной проблемой и топал на аукцион за недостающими знаниями. Результат меня радовал – даже деформируясь, пули позволяли активировать нанесенное на них заклинание. Забавно, один из учителей в Академии говорил о том, что торговать знаниями в основном мире невыгодно, их мало кто покупает. Ха! Да я только и делаю, что отчисляю гранис за гранисом, стараясь стать умнее. Единственный вывод, который можно сделать, что для учителя сотня гранисов – мелочь. Громана же презентовала мне широким жестом горсть игровых денег, особо не надеясь на отдачу.

– Хм… – многозначительно отреагировал Милтай на взрыв, разворотивший ближайшее к нам дерево. – Сам делал?

– Сам. Снижаем стоимость на половину граниса, и я наделаю вам такого добра каждому по тысяче, – быстро сориентировался я, понимая, куда клонит Милтай.

– Дорого, – скривился тот. – Мы так вхолостую, получается, сходим.

– Рассказывай. Я прекрасно знаю, что такое опыт Подземелий, – вставил я. – Мы договариваемся?

Книга о Подземельях помогла мне выяснить одну немаловажную деталь Игры – почему игроки так трясутся за свои уровни. Казалось бы – чем меньше уровень, тем меньше опыта нужно для его повышения, но Игра решила не быть тривиальной. Уровни делились на два типа – текущий и глобальный. Текущий отвечал за количество доступных перерождений, доступ к способностям, усилениям, открывал двери в различные дома и прочее, и прочее, но он не делал главного – не отвечал за переход на следующую ступень развития. Здесь в силу вступал глобальный уровень. Количество опыта для перехода на следующий уровень вычислялось по элементарной формуле – глобальный уровень, умноженный на 1000. Нужно 2000 опыта для второго уровня, 10 000 для десятого и так далее. Но беда была в том, что глобальный уровень никогда не понижался – если игрока отправляли на перерождение, его текущий уровень уменьшался, а количество опыта для повышения на следующий уровень оставалось прежним. Поэтому игрокам невыгодно жить на маленьких уровнях – слишком большие риски быть уничтоженным. Но тут вступали в свои права Подземелья! Гибель в них не несла игроку ничего, кроме приобретенного опыта. Доступ в Подземелья вылетал игрокам в копеечку, компенсируясь всего одним получаемым от Игры гранисом за вход в Подземелье, поэтому различного рода наемники были рады любой возможности в них попасть. К слову сказать, в качестве награды за участие в Подземелье каждый участник получал денежную награду, от граниса и выше. Но «и выше» начиналось в Подземельях десятого уровня, так что мне это еще долго не грозит.

– Ишь ты, грамотей выискался, – вздохнул наемник. – Гляди. С тебя по тысяче усиленных патронов каждому, три граниса за поход. С нас – помощь в прохождении и половина граниса за патроны. Если провалим – с группы никакого спросу, только если специально не запорем там все. Добыча пятьдесят на пятьдесят. Все так?

– Так. Времени в обрез, поэтому идем сегодня. Тащи боезапас, буду его украшать.

Маховик под названием «Подготовка к Подземелью» завертелся со страшной силой. Химию, еду, усиления и прочие важные вещи взял на себя Милтай, согласно контракту. Я же по купленному на месяц абонементу сидел в вечности и занимался патронами. Еще в прошлый раз я довел работу до автоматизма, поэтому сейчас руки и голова могли заниматься разными делами. Голову я предпочел занять мыслями. Снова и снова я прокручивал все, что узнал о рестарте. Сейчас самое время отделить зерна от плевел и определить для себя, кто есть кто.

Начнем. Арчибальду было предсказано, что он найдет Ключника, когда явится Иммунный. Допустим, это правда. Тогда почему ни я, ни другие потенциальные Ключники, о которых говорил Арчибальд, не получили никакой помощи? Нам не дали ни зелий, ни усилений, ни информации. Ничего! В то же время Долгуната, маги, тот же некромант были снаряжены в Академию, как на войну. Но только не жизненно важные для паладинов Ключники. Непонятно.

Вторым непонятным моментом явилась фраза Шарды о том, что если бы я ушел в Святилище, не поговорив с ними, то ничего бы страшного не случилось. Они бы ждали нового Ключника. Почему для них ждать еще тысячу лет оказалось предпочтительнее, чем организовать в Святилище приватную встречу? Возможностей было много. Да на том же аукционе, если на то пошло! Защита там не хуже, чем в точке привязки Твердыни. Вместо этого паладины спокойно отпускают Ключника с активированным дневником Мадонны на вольные хлеба, ничуть не беспокоясь о том, что он может этот самый дневник передать кому-либо другому. Все вышеперечисленное обретает логику и смысл только в одном случае: я не Ключник, а Шарда и Арчибальд просто используют меня для прикрытия настоящего. Осталось только вплести в эту теорию активированный дневник. Пока слишком мало информации о нем, чтобы делать вывод. Может, он и не несет в себе никакой ценности.

Теперь вопрос только в том, кто же настоящий Ключник. Как ни крути, но Долгуната отличная кандидатура. Под пологом невидимости друидка могла вместе с Арчибальдом сидеть в клетке и одним своим присутствием активировать ближайшую к ней книгу. И поэтому сработал дневник у меня, а не у Советника, и близость к Монстричелло здесь ни при чем? Кстати, получается стройная версия. В Академию отправляется подготовленный Ключник, внимание магов и Зангара переключается на меня, и Долгуната спокойно завершает обучение. Жертвы в таких случаях не подсчитываются, как сказал Арчибальд. Но все же почему мне оставили дневник Мадонны? Может, они считают меня Мерлином?

А вот это совсем нехорошо. Надеюсь, что я не он. В противном случае при реальном рестарте паладины будут ждать, что я добровольно, аки агнец, взойду на жертвенный алтарь с Мадонной, и кто там третий. Его еще найти надо. А я не то что на алтарь, я с этой суицидальной братией на одном поле не сяду. Расстроенно засопев, я с двойным усердием взялся за гравировку – работы на ближайший год у меня предостаточно. Получить ответы на терзающие меня вопросы сейчас точно не получится.

– Это что за цыганский табор? Ты бы еще медведя с собой взял Босса развлекать. – Перед входом в здание с порталами к Подземельям нас поджидала Долгуната. Я решил ее игнорировать пока хватит терпения. Мгновенно определив главу наемников, друидка обратилась к нему, а затем снова ко мне: – Свободны. Дальше мы сами. Ярый, надеюсь, эликсиры, еду и усиление взял? Идем, времени в обрез, и так из-за тебя задерживаемся. Брат догонит.

 

Долгуната не сомневалось, что ее слова будут приняты как руководство к действию, поэтому развернулась и спокойно двинулась внутрь здания. Милтай недоуменно поднял свои кустистые брови.

– Не обращай внимания, – успокоил я наемника. – Девушка в образе. Не будем ей мешать.

– Я жду! – От дверей послышался крик друидки. – Скорее!

– Что-то образ у нее хреновый, – протянул Милтай. – Зараза пометила своей лапой всех в группе.

– Сейчас в Подземелье войдем, снимешь метки. Кстати, я тут еще парочку подцепил. Можешь их тоже снять?

– А чего ж не помочь доброму человеку? Охотничьи забесплатно сниму, не люблю я эту братию. Так что за краля?

– Пересекались в Академии, – пробурчал я, не желая далее развивать тему.

– Оно и видно по меткам, – хохотнул Милтай. – Гляди, тута шесть разных штук и все, надо думать, от пересеченных. О, а с Арчибальдом где тебя угораздило пересечься-то так неудачно?

– Это как-то влияет на наше соглашение? – Милтай подначивал по-доброму, но мне было неприятно.

– Не, все в силе. Твои дела – это твои дела. Нас это не касается. Хорошо быть наемником, нас сама Игра защищает и от мести, и от нападок. Да что ж ты везучий такой! Даже с Девиром успел пересечься.

– Успел. – Мне оставалось только вздохнуть. – Времени все не хватало снять с себя эту светомузыку. Самому не нравится отсвечивать.

– Ярый, я не поняла – чего стоим? Давай уже, прощайся. Долгие проводы – лишние слезы. – Рядом возникла Долгуната.

– Ната, я передумал, – решил не ходить вокруг да около. – Подземелье я прохожу сам.

– Вот как. – Друидка на мгновение опешила, но к ней тут же вернулось былое самообладание. – А справишься сам? Я ведь два раза не предлагаю. С тебя штраф за несоблюдение договора.

Милтай с интересом посмотрел на меня, и друидка не замедлила подлить масла в огонь.

– Да-да, засранец он еще тот, – картинно вздохнула она. – Сначала умоляет помочь пройти Подземелье, договор подписывает, а потом: «Прости, дорогая, наша встреча была ошибкой!» Так что смотри в оба, наемник.

– А она ничего. – Милтай перевел взгляд на девушку. – Бойкая такая, языкастая. Любушка, давай к нам. Десятой будешь? Я местечко освобожу для тебя. Милтай не обидит.

– А я не из обидчивых. Правда, Ярый? – Не дождавшись от меня ответа, друидка добавила: – Как знаешь. Увидимся. – Подарив на прощание презрительный взгляд, Долгуната снова скрылась в здании.

– Хороша чертовка. – Наемник проводил ее взглядом. – Бывшая?

– Несостоявшаяся.

– Бывает. Так мы идем? Время тикает, а мы еще живы. Надо исправить эту оплошность.

Дежуривший на входе охранник проверил мои полномочия, поцокал языком насчет состава группы, после чего нажал несколько клавиш на ноутбуке, и перед нами вырос портал. Пустая комната, охранник, стол, стул и портал. Минимализм во всем его проявлении. Хорошо, что нет никаких магических ритуалов или шаманских плясок – полная автоматизация процесса.

– Кот, – позвал Милтай, и вперед выступил абсолютно непримечательный игрок. Кот был настолько невыразительным существом, что на нем сложно было удержать взгляд. Если это все-таки удавалось, вспомнить и описать потом его внешность было проблематично. Не произнося ни слова, он нырнул в портал, и у Милтая сразу пропиликал коммуникатор.

– Чисто! – прочел он сообщение и указал мне на двух бойцов с пулеметами. – Ярый, гляди, будь рядом со Зверем и Бурстом. Раст, пошел!

В портал отправился обвешанный забавными катушками стрелок и практически сразу за ним Зверь и Бурст. Помня указ не отставать от телохранителей, я последовал за ними, и меня окутал прохладный туман. Через мгновение он рассеялся, и я очутился под мощным силовым куполом. С катушек Раста стекал визуально заметный энергетический поток, трехметровым зонтиком накрывая пространство вокруг появившейся группы.

Альвеона являлась классическим Подземельем, состоящим из пяти уровней. Мрачные темно-коричневые стены из неотесанного камня, свисающие сталактиты, эхо капающей воды, полумрак, разгоняемый зеленоватым свечением мха, превращающим игроков в страшных зеленых зомби, – антураж облюбованных монстрами безлюдных пещер был выдержан идеально. Сами монстры, как и финальный босс второго уровня, являлись обычными крабами, отличаясь от привычных взгляду земных собратьев размерами. Самый маленький представитель членистоногих достигал полуметра.

– Кот, тащи первого, – скомандовал Милтай, как только снял с меня все метки, и группа завершила приготовления к битве. Облаченный в кольчугу разведчик нажал что-то на костюме и просто растворился в воздухе. Книга постаралась визуализировать движения игрока по едва различимым следам поднимающейся пыли, но быстро сдалась – боец двигался быстро и почти бесследно. Послышались приглушенные щелчки затвора – отряд готовился к битве. Не желая отставать от остальных, я вытащил оружие и приладил детонатор к предплечью. Даже если мне суждено будет погибнуть, кто-нибудь из отряда сможет нажать на заветную кнопку, уничтожая защиту крабов.

Группа замерла в ожидании противника. Гнетущую тишину разорвал хриплый писк, и к нам начал быстро приближаться хаотичный стук, словно кто-то увлеченно и без всякого ритма лупил молоточками по камням.

– Одного не получилось, ловите трех! Плюют токсином! – Кот возник метрах в трех от купола и одним прыжком очутился под его защитой. На кольчужном бедре разведчика красовалась черная пузырящаяся клякса, с каждой секундой разрастающаяся все больше и больше. «Терпи», – скомандовал один из игроков и направил на Кота ствол огнемета. Вспыхнуло пламя, запахло горелым мясом, разведчик выгнулся от дикой боли, но, кроме короткого стона, не проронил ни звука. Очищение огнем длилось всего мгновение. Одним глотком Кот ополовинил пузырек эльфийской мази, вылив вторую половину на ногу, после чего наконец-то облегченно и глубоко вздохнул. Кляксы не было, как и видимых последствий ожога. Представлять, что творится под кольчугой разведчика, очень не хотелось – я знал принцип действия мази. Она не заживляла раны, как это делали эликсиры на Жизнь во всех сказках или играх. Мазь приглушала боль и максимально задействовала механизм собственной регенерации организма, подпитывая его необходимыми микроэлементами. Так что нога разведчика сейчас должна представлять собой страшное зрелище.

Боец с катушками что-то переключил, и цвет купола сменился с белого на зеленоватый. Именно в этот момент стук молоточков достиг высшей точки, и из-за ближайшего валуна выкатилась первая группа монстров. Три молодых краба 5-го уровня 10-го усиления, сразу же увязнувшие в расставленных ловушках.

– Простыми! Пли! – приказал Милтай. Тройка бойцов вскинула оружие, и стук молоточков заглушился «плюхами» камешков в воду. Все три автомата были снабжены глушителями. Сжав губы, я посмотрел на свой «калаш» и вернул его обратно на полку до лучших времен – готовясь к Подземелью, мне не пришло в голову, что шум выстрелов может привлечь всех монстров уровня.

Результата от действия стрелков не было. Пули, как и в случае с Девиром, рикошетили в разные стороны от вспыхивающего перед крабами силового поля. Устав бороться с замедлением, ближайший к нам монстр смачно плюнул, желая в одночасье разделаться с нарушителями спокойствия. Силовой купол начал пульсировать – по нему медленно скатывалась черная клякса.

– Жрет Энергию прилично! – тут же отреагировал Раст, всматриваясь в показания наладонника. – Избегайте плевков!

– Ярый, сеть! – Следующий приказ Милтая адресовался мне. Вскинув сеткомет и примерив расстояние, я выстрелил и тут же активировал детонатор. Месяцы тренировок не прошли даром – двоих крабов накрыло. Клешни сразу же пришли в движение, раскурочивая сетку на мелкие кусочки, но делали это монстры слишком медленно. Пять секунд пролетели как мгновение, и Альвеону ощутимо тряхнуло. В каждую сетку я интегрировал по две сотни свитков с «ударом Храмовника», поэтому результат взрыва был вполне закономерен – силовое поле вокруг крабов испарилось. Впрочем, как и сами крабы – ошметки монстров стекали по куполу темными кляксами. Жители Подземелья старались уничтожить чужаков даже после своей гибели.

– Не надо так! – шипел Раст, яростно отстукивая по наладоннику. Катушки пришли в движение, переключаясь в замысловатых комбинациях, и силовое поле вокруг нас просело на метр, заставляя теснее прижаться друг к другу. – Еще одного взрыва до восстановления поле не выдержит!

– Добиваем гада. – Милтай среагировал мгновенно. Взрывом накрыло не только нас, но и третьего краба, который бешено крутился на одном месте, клешнями разрывая пузырящийся хитин с головогруди и лапок. Останки сородичей целиком окатили его черной слизью, беспрепятственно прошедшей сквозь силовой купол и принявшейся разъедать тельце. Несколько выпущенных в краба пуль не встретили сопротивления, оборвав его агонию и одарив нас крохами Опыта.

– Обновляйся. – Милтай одобряюще похлопал Раста по плечу и пошел осматривать останки крабов. Кота уже не было. Разведчик пошел оценить последствия взрыва – не всполошились ли другие монстры. – Ярый, тебе из этого что-то нужно?

Перед глазами вспыхнул список нашей первой добычи. Дележ мы решили производить сразу. Я прошелся по списку и не нашел ничего стоящего – черная слизь, хитин и белое мясо краба. Книга знаний показала примерную стоимость ингредиентов – за все можно было выручить не более тысячной граниса. Посещение аукциона не прошло даром – несколько часов листания предложений основательно заполнило артефакт знаниями об игровых предметах и их стоимости.

– Из этого ничего. – Я вышел из-под купола и подошел к валяющейся отдельно клешне. – Первых двух тоже осмотрел?

– А то. – На лице Милтая впервые появилась улыбка, когда он с гордостью посмотрел на восстановившийся купол. – Гляди, зря отказываешься. Десятое усиление на дороге не валяется – на ауке такого точно нет. Оторвут с руками и ногами даже за десятую граниса.

– Для наемника ты слишком добрый и расточительный, – заметил я, поднимая кусок покореженного хитина. Я повертел его в руках и выбросил – Игра воспринимала его как «хлам» с нулевой стоимостью и временем исчезновения «10 минут». Осмотрелся – аналогичного «хлама» на камнях валялось прилично.

– Значит, могу себе позволить, – пожал плечами Милтай, протягивая мне черную слизь, заботливо собранную в склянку. – Гляди, крабов тут много, как их уничтожать, понятно, даже если все сдохнут от взрывов, Кот все подберет. Добыча – штука хорошая, но надо и на репутацию потратиться. Ты же нас не просто так выбрал?

Я согласно кивнул. Прежде чем выбрать команду, мне пришлось перешерстить немалую гору однотипной информации. Страшно представить, сколько у меня на это ушло бы времени, если бы не Книга знаний, вычленяющая основные смысловые блоки в отзывах и рекламациях на наемников. Группа Милтая подходила мне как никакая другая, но я не помню, чтобы упоминалась «щедрость» этих наемников.

Мелочовку из первой пещеры мы зачистили за час. Выбрали место подрыва, огороженное огромными булыжниками, разлили в ней замедлитель – коричневую жижу, выкачиваемую из баллона, и таскали в такую импровизированную ловушку по тройке крабов. Наученный горьким опытом, Кот уже не подставлялся под плевки, и основной ударной силой выступил Бурст, забравший у меня сеткомет. Я даже не стал возмущаться. Раз ребята подписались, пусть отрабатывают свой хлеб.

– Милтай, стой! Здесь что-то есть. Стена, – заинтересованно произнес я, уставившись на одну из стен зачищенной пещеры. К постоянно возникающему зеленоватому ореолу предметов я давно привык, но здесь подсветка оказалась красной.

– Гир. – Милтай не стал тратить время на расспросы и отправил ищейку на разведку. Я присмотрелся к почти своему коллеге. Глупо предполагать, что в группе наемников не будет бойца, специализирующегося на поиске сокровищ, и мне было интересно посмотреть, как он работает. Прибор с дисплеем, появившийся в руках бойца, заставил Книгу знаний потерпеть локальное поражение – ей не было знакомо данное устройство. Используя его как локатор, Гир медленно, словно сапер на минном поле, подошел к стене, осмотрелся, тщательно ощупал ее и пол рядом, после чего повернулся к нам и отрицательно помотал головой.

Я не стал спорить и пошел сам. Убедившись, что стена не несет никакой угрозы, я направился к видимой только мне точке. С каждым шагом свечение усиливалось, и когда я приблизился вплотную, оно сменило цвет на синий. Я легонько нажал на камень. Он отошел в сторону, и в руки мне упал знакомый предмет – стальной шестигранник. Камень с характеристикой.

Подземелье погрузилось в тишину, и из соседней пещеры послышался шелест крабьих клешней. Я посмотрел на Милтая. Сузив глаза, он неотрывно пялился на шестигранник. Группа, не сговариваясь, взяла меня под прицел. Стоит главе наемников произнести слово или где-нибудь упасть камню, и меня изрешетят. Наконец Милтай оторвал взгляд от камня:

 

– Убери от греха подальше. – Слова он выдавливал неохотно. – А то, гляди-ка, ненароком закончим Подземелье прямо тут.

Я медленно кивнул и выдохнул, выпуская напряжение. Несмотря на относительную бессмертность, смотреть на готовые в любую секунду плюнуть в тебя смертью восемь отверстий автоматных глушителей неприятно. Книга знаний дополнительной информации по шестиграннику не выдавала – на аукционе такого предмета не было. Либо разбирают сразу, как только появится и по любой цене, либо игроки никогда не выставляют камни, используют их самостоятельно. Повертев добычу в руках и решив, что даже десяток гранисов не сделает меня счастливым, я активировал добычу.

Удача увеличена на 1

Удача вашей группы увеличена (2-й уровень Удачи). Срок действия эффекта: 72 часа

Наемник кашлянул, привлекая к себе внимание и, убедившись, что я полностью его, деловито произнес:

– Проходить Подземелье со второй Удачей – это хорошо. Спорить не буду. Только, гляди, ты даже не спросил, как делить камень будем, а сам его использовал. Нехорошо, Ярый. Али думаешь, что тута окажется еще один шестигранник?

– Я помню договор, – не стал отпираться я. – И думаю, что двойная удача нам сильно пригодится. А ты можешь гарантировать, что с ней мы не найдем чего-нибудь покруче камня раз в десять? Так у нас хотя бы шансы пройти Подземелье повышаются. Да и если бы не я, камень никто из твоей группы не нашел.

Милтай промолчал, как и его наемники. Возразить было нечего.

– В конце концов, если ничего не получим, я найду способ вернуть стоимость половины камня. Игра свидетель!

Вокруг меня возник ореол света – обязательства были приняты. Не ожидавший такого поворота событий Милтай хмыкнул:

– Гляди-ка, вроде не идиот вешать долг в десять гранисов. Вопрос закрываем. Раз отдашь долг – то мы без претензий. Даже спрашивать не буду, откуда у начинающего игрока открытая Удача и чего это он видит то, что не видит ищейка. Оно мне ни к чему. Подземелье закончится, и поминай как звали.

Решив все проблемы, бойцы выискивали место для следующей ловушки, а я продолжил исследовать зеленоватые свечения пещеры, попутно пытаясь наладить контакт с Гиром. Преуспеть мне не удалось ни в первом, ни во втором деле. Тайников больше не попадалось, а Гир со мной даже не заговорил: то ли немой он, то ли обиделся за свой промах, то ли я лицом не вышел.

– Твою мать, – внезапно в сердцах бросил Милтай и скомандовал: – Круг! У нас гости!

Поначалу я растерялся, так как не знал своей диспозиции, но приставленные ко мне Зверь и Бурст помогли определиться. Меня затолкали за спины наемников, чтобы не мешался. Только сейчас я заметил, что в группе нет фрейма Кота – отправленный на разведку наемник исчез из Подземелья. Это могло значить только одно – для него Альвеона закончилась. Наемники ощетинились оружием, но напасть пришла не оттуда, откуда ее ожидали. Сзади нас, буквально в шаге от силового купола, вспучился пол и тут же взорвался заряженным вулканом, колошматя по защите каменной шрапнелью. Щиты выдержали натиск, и тут из образовавшегося кратера полез монстр – гипертрофированный краб размерами с добротный грузовик.

– Раст, давай на полную! – Несмотря на неожиданного гостя, ни растерянности, ни тем более паники у наемников не наблюдалось. Не успел подземный монстр выбраться наружу, как его уже окутали с десяток активированных сеток, лапы были залиты коричневым замедлителем, и возле каждого глаза висело по яркому ослепляющему солнцу. Раст выругался, нажал на несколько клавиш, и внезапно пещера исчезла – силовой купол стал полностью непроницаем.

– Личную защиту врубай! – продолжил командовать Милтай. – Поглядим, хороши ли сети.

– …Три. Две. – Выпустивший сетки Бурст шевелил губами, ведя обратный отсчет до детонации. Все произошло настолько быстро, что я даже испугаться толком не успел. Закутавшись в Энергетическую броню и полностью восстановив Энергию, я продолжил слушать бойца: – Одна. Взрыв!

Защитный купол смело, и огромный кусок камня прилетел мне прямо в голову. Защита выдержала, но инерцию никто не отменял. Тьма наступила мгновенно.

– Ярый? Слышишь меня? – Благостную тьму разбавил очень забавный голос Милтая. На фоне шума авиационного двигателя, невесть как оказавшегося в Подземелье, он звучал глухо, словно из бочки, но вполне различимо. Наверно наемник использует какую-то способность, не может обычный человек перекричать самолет.

– Шевелиться начал. – Раст вещал из той же бочки, что и глава группы. – Эльфийская мазь против контузии бесполезна. Он сам должен очухаться.

Мысли бегали по черепушке вяло, нехотя, словно усталые и сонные родители восьмимесячного ребенка, у которого режутся зубы. Контузия? У меня? Мелькнула светлая мысль, что окружающая тьма может быть вызвана закрытыми глазами, и я тут же попробовал исправить данное недоразумение. Вдалеке показался отголосок света, но я тут же согнулся в страшном спазме. Меня буквально выворачивало наружу.

– На хрен бы нужна была такая удача, – в сердцах произнес Раст и в очередной раз витиевато выругался. – Хоть этот… живой. Пей!

Мне разжали рот, и по глотке потекла теплая и ошеломительно вкусная жидкость. Я захлебывался, давился, кашлял, но глотал – не хотелось упустить ни единой капли чудесного нектара. Амброзия, не меньше!

Четкость восприятия окружающего мира вернулась мгновенно, словно по щелчку тумблера. Я сидел в камнях посреди огромной воронки. От левой ноги осталась только добрая память да сплюснутый доспех. Что творилось с правой – непонятно, она была завалена. Попробовал пошевелить пальцами ноги – вроде все на месте. Других видимых повреждений у меня не было, и я наконец обратил внимание на других участников похода. Их оказалось не так много – Милтай, Раст и Бурст. Если первые двое визуально были целыми и невредимыми, то повелитель сеткомета представлял еще более печальное зрелище, чем я, – ни рук, ни ног у него не было. Однако наемник и не думал расстраиваться – эльфийская мазь сняла боль, и сейчас он валялся в камнях, довольно скалясь, – раз живой, значит, еще что-то может сделать. Что – придумает главный, это его забота.

– Так, глядим, что нам твоя удача принесла. – Милтай присел рядом со мной. – Живых треть, один боец годен только как живая бомба. Сеткомет канул вместе с руками Бурста. Прохода в следующую пещеру нет – камнями завален. Из хорошего – опыт, добыча и прорытый монстром проход.

Наверное, я все еще находился под действием контузии, раз не сразу понял, что отныне являюсь игроком 14-го уровня. Стала понятна причина довольного вида Бурста – он тоже повысил уровень. Взглянул на список добычи и нахмурился – непонятно, почему Милтай отнес ее в плюсы. Все те же мясо, хитин и вместо черной слизи – два крабовых глаза. Книга знаний промолчала – на аукционе она такой штуки не нашла.

– Могу забрать второй глаз как долг за камень характеристик. – Слова Милтая окончательно прогнали разбитость, и я посмотрел на два окровавленных шара совершенно другим взглядом.

– Для чего они? – Голос еще был сиплым.

– Усилители, – пояснил наемник. – Хрусталик глазного яблока – гемма усиления. Страсть какая дорогая, как и камень твой. Тварь-то неслабой была, значит, и гемма будет хорошей, как раз гранисов десять, ежели без обмена. А по обмену надо глядеть.

– Вопрос можно? – Наконец настал тот самый момент, когда можно было получить ответ на давно не дающий мне покоя вопрос. – Ты так легко оперируешь цифрами в десяток гранисов за предмет, но при этом согласился пойти со мной за смехотворную цену. Три граниса для высококлассной группы наемников – бред! Я не могу понять сути стоимости в Игре. Ради одного граниса народ идет на подлоги, а мы тут спокойно делим добычу и ни у кого при этом вопросов не возникает. В чем подвох?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru