Темный паладин. Поиск

Василий Маханенко
Темный паладин. Поиск

Глава 2
Подготовка

Я вышел из здания Ратуши спустя пару часов. Прежде чем Игра проинформировала меня о том, что я официально зарегистрирован в игровом мире «Земля», я потратил два часа, чтобы закончить все необходимые процедуры. Эти клерки выжали из меня все соки, и мечтал я только об одном – о теплой и мягкой кровати. Книга знаний мгновенно сориентировалась и вывела перед глазами зеленую стрелку – указатель до ближайшей гостиницы.

Цюрих встретил меня холодным вечерним воздухом. Шесть часов!

– Молодой человек желает развлечься?

До меня не сразу дошло, что сиплый прокуренный голос обращается именно ко мне. Оторвав усталый взгляд от пульсирующего указателя, я сконцентрировал внимание на помятой пухлой даме далеко за сорок. Лицо непроизвольно скривилось – клетчатые колготки, короткая кожаная юбка, красная блузка, застегнутая лишь на одну пуговицу, и броский макияж четко указывали на область деятельности этой НПС.

Я остановился в замешательстве. Дама интерпретировала мою остановку как заинтересованность, торопливо выпустила струйку сигаретного дыма и бойко продолжила:

– Девочки и мальчики всех мастей и возрастов готовы исполнить любой ваш каприз.

Потрепанная жрица уставилась на меня немигающим взглядом рыбьих глаз. На душе стало гадко. Нельзя сказать, чтобы я ненавидел представительниц ее профессии, но чувство брезгливости всегда охватывало при встрече с такими персонажами. Я не трогал их, они не трогали меня, и всех это полностью устраивало. Сейчас же, разглядывая навязчивую проститутку, мне как никогда захотелось, чтобы этой грязи больше нигде не было.

Инициировано дело: Падение нравов (Доступны слоты еще для 8 дел)

Описание: Вы считаете недопустимым занятие проституцией и оказание интимных услуг в Святилище

Задача: Разберите данное дело и вынесите по нему вердикт

Озадаченно я перечитал сообщение раза три. Как же так? Судья должен судить игроков и приспешников. НПС занимается сама Игра. И что я должен сейчас делать? Поразмыслив минуту, в итоге решил, что выбора у меня уже нет и, отбросив брезгливость в сторону, я приступил к разбирательству. Начать следовало с допроса:

– Именем правосудия я требую от тебя правды и ничего, кроме правды! Ты привлекаешься в качестве подозреваемой по делу «Падение нравов». На время дачи показаний ты избавляешься от всех физических, моральных, ментальных и эмоциональных уз. Любое слово, сказанное тобой, может быть использовано против тебя при вынесении вердикта.

Взгляд НПС стал стеклянным.

– Я признаю право вершить правосудие, – лишенным эмоций голосом протянула женщина и застыла в ожидании вопроса.

– Имя? – осторожно начал я с самого простого. Проходящие рядом туристы-НПС делали вид, что нас не существует, и только несколько игроков задержались недалеко, с интересом уставившись на шоу. Плевать! Вначале нужно разобраться с проституткой.

– Саманта Дурс. Меня знают как «Светлячок».

– Возраст?

– Двадцать семь.

Я хмыкнул: как за такой короткий жизненный путь молодая женщина превратилась буквально в старуху?

– Как давно работаешь проституткой?

– С четырнадцати лет. Последние два года работаю сутенершей.

– Почему ты стала проституткой?

– Выгнали из дома. Вначале изнасиловал отчим. Я рассказала матери, но она плевать на меня хотела, ей лишь бы выпить стакан. Она разоралась, что я сама виновата: соблазнила ее муженька специально, чтоб забрать его себе. Меня выкинули на улицу, как собаку. Там меня нашел Рик и пустил по кругу своих дружков, потом сам же забрал на работу в бордель. Молоденьким девочкам там всегда рады.

– Почему не пошла в полицию?

– Не было возможности. Сначала Рик держал взаперти, устраивал субботники, чтоб посговорчивей была. А когда смирилась, выпустил на улицу. Мне было шестнадцать, и другой жизни я не знала. Кому я тут нужна? Ни образования, ни денег, ни связей. Мне незачем было идти в полицию, и я осталась в «Зеленой роще». Сейчас мне здесь хорошо.

– То есть уйти с улиц ты не желаешь?

– Нет. Меня устраивает то, чем я занимаюсь. Субботников у меня больше нет, теперь я сама устраиваю их новичкам. Мне нравится избивать новеньких. Мне нравится курить с Риком траву и нюхать кокс. Мне нравится чувствовать себя значимой. Ничего этого я уже не получу в другой жизни.

Я брезгливо скривился и буквально выдавил из себя:

– У меня больше нет к тебе вопросов. Именем правосудия я освобождаю тебя от обязательства говорить правду и только правду. – Глаза Саманты прояснились. Однако былого безразличия в них больше не было. В обесцветившихся от частого употребления препаратов зрачках отчетливо просматривался страх. НПС боялась меня до дрожи в коленках, и ее совершенно не озаботила мокрая струйка, потекшая по колготкам.

– Саманта Дурс! Я признаю тебя виновной в занятии проституцией, насилии над несовершеннолетними и приговариваю к смерти! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!

Изначально я планировал наказать женщину деньгами, общественной работой, да всем, чем угодно, однако последние фразы Саманты расставили все по местам. Ей не место в том мире, в который я пришел!

– Умоляю, не надо! – Сил у Саманты хватило только на то, чтобы рухнуть на колени. У нее не возникло сомнений в моем праве приговорить ее к смерти, она просто тщетно хотела вымолить себе прощение. – Не надо! Умоляю, возьмите, это все, что у меня есть! – Женщина быстро что-то сорвала с себя и сунула мне в руки. – Только не…

Вердикт не подтвержден, дело разобрано не полностью

Дело «Падение нравов» перенаправлено ближайшему судье. Осталось 99 ошибок при вынесении вердикта

Мир взорвался белыми сверкающими осколками. Левая сторона туловища одновременно онемела и запылала огнем, заставляя заорать от раздирающей боли. Ноги подкосились, я рухнул на асфальт и начал кататься в попытке сбить пожар. Боль была такой дикой, что я себя не осознавал.

– Так в довесок ко всему ты еще и темный? – Казалось, я горел вечность, прежде чем все наконец закончилось, оставив лишь фантом боли. Тяжело дыша, я нашел себя рядом с застывшей, словно каменное изваяние, Самантой. Мы оба лежали на земле. – Вставай, хватит позорить звание «судья».

Стряхнув отголоски боли, я рывком поднялся на ноги. Рядом стоял лепрекон и брезгливо смотрел на мою грязную броню. Он крутил в руках небольшой предмет, который Книга знаний идентифицировала как цепочку с крестиком Саманты. В порыве мольбы осужденная сорвала его и в качестве взятки всучила мне в руки.

– Поразительно, как много среди проституток истинно верующих. – Лепрекон проследил за моим взглядом и разжал щипчики – цепочка с крестиком упала на землю. – Обычный нательный крест превратился в источник Света и едва не отправил на перерождение заигравшегося в судью темного. Поздравляю, ты с треском провалил дело.

– Может, вначале представитесь? – Мне не понравился тон, которым лепрекон начал диалог. Честь ему и хвала за то, что снял крестик. Благодарность и все такое, но гордость не позволяла кому-то безнаказанно ерничать над собой.

– А куда же я денусь? – Лепрекон достал из виртуального пространства флакон и попрыскал из него вокруг себя, продолжая недовольно морщиться. Воздух наполнился ароматом сирени. – Судья Редел к вашим услугам. Надеюсь, ты озаботишься чисткой доспеха? Только сделай это позже, сейчас нам нужно разобраться с бедной Самантой. Надо же, какой герой – только явился в город, как тут же нашел проститутку и осудил ее на смерть. Она что, отказала тебе в услугах?

Не дожидаясь ответа, Редел подошел к застывшей Саманте, надел резиновые перчатки, вытащил щипчики и поднял ими веко левого глаза женщины. Та даже не дернулась.

– Так, так, так. Сутенерша, тринадцать лет практики, в последнее время дела идут не очень, денег на дозу уже не хватает. Что с протоколом допроса?

В воздухе появился сверкающий свиток. Лепрекон быстро ознакомился с его содержимым и с изумлением перевел взгляд на меня:

– И это все, что ты узнал у подозреваемой?!

Редел явно привык задавать риторические вопросы. В очередной раз, не дожидаясь ответа, он начал собственный допрос:

– Скажите, любезная, как много несовершеннолетних находится под вашим присмотром и где они сейчас находятся?

– Тридцать два тела. – Паралич спал с проститутки ровно настолько, чтобы она смогла ответить. – Заперты в подвале борделя. Нужно кормить хотя бы раз в день, иначе сдохнут.

– Кто еще, кроме вас, знает о них?

– Только Рик, но если подохнут – наберет новеньких. Его тела никогда не заботили.

– Ключи от подвала находятся у …?

– У меня в кармане. Я никому не доверяю, поэтому всегда ношу их с собой. Если что-то со мной случится, то уйду не одна.

– Где можно найти Рика?

– Вечерами он со своей бандой сидит в «Зеленой роще».

– Вот теперь действительно все, – довольно протянул лепрекон, посмотрел на Саманту, вытащил небольшой пузырек, капнул из него на женщину и скомандовал: – Сдохни!

Широко распахнув глаза, она попробовала закричать, но не смогла – связки ей больше не подчинялись. Я поморщился от увиденного – НПС начала на глазах вваливаться в себя, словно перевариваясь изнутри.

– Как новичку дам пару бесплатных уроков. – Лепрекон не стал оригинальничать и также начал с советов, игнорируя происходящее. Он наклонился к останкам и вытащил из кармана погибшей связку ключей, – Урок номер раз – для судьи все дела равнозначны. Нет и не может быть дела, которое либо нравится, либо не нравится. Эмоций быть не должно. Все дела должны быть рассмотрены самым тщательным образом. Любая оплошность приведет к штрафу. Игре плевать на запертых в подвале детей, сдохнут, и ладно, но судья должен выполнить свою работу до конца. Забудь распределенную судебную систему. Отныне ты игровой судья! Ты и следователь, и прокурор, и адвокат, и судья, ну и палач, если потребуется. Мы едины в своем праве судить. Урок номер два – если в процессе расследования выявляются новые факты, необходимо инициировать дополнительное дело и расследовать его в том числе. Ты узнал о Рике. Почему решил сделать вид, что тебя это не касается? Игра наказала тебя именно за это, а не за то, что ты решил казнить проститутку. Да убей ты ее без суда – никто тебе слова не скажет. В Святилище игроку ничего не угрожает, и полиция закрывает глаза на подобные вещи. Игра при необходимости создаст новых жителей. И третий урок – отвыкай произносить высокопарные фразы «именем правосудия», «приговор окончательный» и прочие. Достаточно, если ты произнесешь их в голове, не потешая публику клоунадой. Такие фразы хороши в зале суда, а не посреди темной подворотни. И последнее: решил убивать – убивай сам, не жди охотников за головами.

 

К нам неторопливо подошел дворник и стал убирать останки Саманты в мешок для мусора. На лице НПС не было эмоций, словно перед ним куча листьев.

– Неплохое средство, могу порекомендовать, – Редел протянул мне флакон, из которого капнул на подсудимую. – Альрийское масло. Растворяет кости, сухожилия, накачивает тело адреналином, чтобы жертва не потеряла сознание, и останавливает сердце только спустя полчаса. Даже сейчас Саманта жива и наслаждается красотой своего незавидного положения. Преступник должен быть наказан, но никто не говорит, что наказание должно быть безболезненным. Она издевалась над несовершеннолетними, теперь пусть страдает сама. В этом мире темные должны создавать эмоции для восстановления Энергии сами. В этом плане, впрочем, как и во всем остальном, руки у судей развязаны.

– Что значит во всем остальном? – зацепился я за фразу и сам же ответил: – Получается, в Игре нет регламентированных законов, на которые мы должны опираться? Только убежденность в собственной правоте? Но это же полная анархия!

– Ты только сейчас это понял? Игре плевать на все законы, придуманные игроками для себя и под себя, она заботится только о своей сохранности. Судьи имеют право судить так, как им вздумается. Как думаешь, почему я сижу в Святилище? Да что я – вся судейская коллегия Земли носа из Цюриха не кажет!

– Потому что судья – цель номер один для любого игрока, – тяжело пробурчал я, осознавая всю незавидность своего положения. – Имея право судить так, как подсказывает нам наше текущее мировосприятие, мы становится крайне нежелательными фигурами. Ибо сегодня мы думаем одно, завтра другое, послезавтра третье, и каждый раз искренне верим в свои мысли. Никто не знает, чего от нас ждать и что взбредет нам в голову… Тогда что подтверждает Император? Зачем? Фикция?

– Император проверяет, искренне ли судья считает свой вердикт справедливым, искренне ли верит в то, что наказание соответствует тяжести преступления, а также все ли обстоятельства дела учел при вынесении вердикта, как в текущем случае. Не упомяни Саманта Рика, тебе бы зачлось успешное расследование. Так… Ключи я забрал, завтра утром инициирую задание, пускай юные игроки освобождают молодежь. Что касаемо тебя – нежелательно, чтобы завтра ты являлся ко мне в офис. Как ты понимаешь – судьям крайне нелегко живется в нашем мире, поэтому, не имея высокопоставленного покровителя, нельзя афишировать твое занятие. Окрепни, найди того, кто вступится за тебя, и тогда уже являй себя миру как судья. Регистраторы будут молчать, больше на Земле никто не знает, кто ты такой.

– Несколько игроков видели, как я допрашиваю Саманту.

– С ними тебе предстоит разобраться самому. Хочешь – ищи и договаривайся. Хочешь – забудь. Решать тебе. Но дело тебе нужно какое-то дать. Пусть будет о краже подвески. Есть аналогичное задание, поэтому спрячем расследование под него. Завтра утром зайди в банк, на твое новое имя я передам конверт с описанием дела и задания. Тебя как теперь звать-то?

– Фролов Евгений, – произнес я. Новое имя для НПС мне присвоили в Ратуше вместе с легендой для жизни на Земле. Отныне я фитнес-инструктор одного из московских спортивных клубов. Свое новое имя можно даже не запоминать, при разговоре с НПС «Евгений Фролов» переведется в «Паладин Ярополк» и наоборот. В этом плане Игра тщательно заботилась о сохранности разума НПС – для них мое игровое имя будет звучать глупо и смешно.

– Хорошо. Что еще? Ну конечно! Забыл сказать тебе самое главное – перестань оценивать НПС! Тебе же должны были сказать, что все, что они творят, заложено алгоритмами Игры и судья может вообще не отвлекаться на них. Да пусть они даже перебьют друг друга, нам важны только игроки и приспешники. Но если ты решил все же прокачиваться на НПС, делай это грамотно и со знанием дела. Вспомни, почему ты инициировал дело против проститутки? Потому что решил, что она преступница. Ты оценил ее в соответствии со своей системой нравственности. На первых порах это нормально – за правильно решенные мелкие дела Игра позволит тебе увеличить Энергию, но это только первое время. Не забывай о границе в 10 дел. Будешь много осуждать – будешь много страдать. К примеру – разве вот тот молодой человек не совершает правонарушение?

Редел указал рукой на юношу, переходящего дорогу в неположенном месте. НПС полагал, что в сгущающихся сумерках его проступок не заметят, но я был другого мнения – перед глазами мгновенно вспыхнуло сообщение об инициации нового дела. Редел хмыкнул, предвидя реакцию.

– Именно от этого я и хочу тебя предостеречь – нельзя позволять внутреннему «я» контролировать тебя. Переход дороги в неположенном месте, шум в ночное время, вызывающая одежда, агрессивное поведение – нужно уходить от внутренней оценки. Каждый раз, когда ты осуждаешь НПС, Игра воспринимает это как инициацию дела. С игроками сложнее. Про них я расскажу тебе позже, после дела с подвеской. Посмотрим, как ты усваиваешь уроки. Возможно, Кони поторопился, отправив тебя ко мне.

Спустя семь часов я сидел на скамейке одного из двориков Цюриха и медитировал. Хотелось поскорее добраться до уютной постели и выспаться, но обстоятельства были против. Редел оказался прав – проблема с внутренним суждением о правильности или неправильности поступков была реальной, и с ней нужно было что-то делать. Нарушителя ПДД я наказал общественными работами на пару суток и получил единицу Энергии. Вердикт оказался корректным. После была высокомерная дама, толкнувшая меня, ибо я загородил ей проход. Снова общественные работы и единица Энергии в плюс. Девочка с нагадившей на тротуар собачкой. Общественные работы и единица Энергии. Громко смеющаяся парочка выпивших друзей. Мирно шагающий панк. Полицейский, закуривший сигарету прямо на посту… Стоило мне только подумать о том, что НПС нарушает порядок, как Игра мгновенно инициировала дело, требующее немедленного разбирательства.

Возникла и другая проблема, ранее на которую я не обращал внимания – корректные вердикты увеличили уровень моей Энергии на двенадцать пунктов, но шкала и не думала заполняться полностью. Как показал функционал, в игровом мире «Земля» практически не было свободной Энергии! Те крохи, что витали в воздухе, заполнят мою шкалу за неделю. В Академии я привык полагаться на постоянно активированные щиты, и сейчас чувствовал себя незащищенным. С этим что-то нужно делать, ибо на одних эликсирах далеко не уедешь, нужна регенерация. Надеюсь, Громана пояснит, как темные выживают в светлых мирах. Постоянно терзать НПС, выбивая у них эмоции, как в случае с Самантой, не хотелось.

– Не хотите кофе? – раздался милый голос, выдернувший меня из объятий Морфея. Незаметно для самого себя я уснул. – Прохладно, вы просидели здесь всю ночь и наверно продрогли.

Рядом со мной стоял огромный шерстяной свитер, из которого выглядывало очаровательное личико с русыми волосами. Улыбнувшись, голубоглазое очарование протянуло мне чашку, источающую пьянящий аромат свежезаваренного кофе.

– Согрейтесь! По утрам зябко.

– Обожаю кофе. – Я расплылся в улыбке, взял чашку и напрягся. Девушка была совершенной. Ее внешность настолько совпадала с моим представлением об идеальной красоте, что сомневаться не приходилось – наша встреча не случайна. Учитывая, что девушка НПС и разговаривала она со мной по-русски.

– Как давно вы в Цюрихе и откуда? – Голос девушки лился сладкой патокой, что делало ее еще привлекательнее.

– Из Москвы, – тревожный сигнал красной кнопки орал на полную мощность в голове. – Спасибо за кофе, но мне пора. Приятно было познакомиться. – Я медленно попятился от девушки.

– Лена! – Девушка протянула руку, ничуть не смутившись. – Мы же еще не познакомились. А как вас зовут?

– Всего доброго! – Я проигнорировал руку, поставил чашку на ближайшую лавку и быстрым шагом двинулся прочь из дворика. За спиной послышался разочарованный вздох, и мне пришлось приложить усилия, чтобы не обернуться. Девушка, конечно, хороша, но своя шкурка дороже.

Избегая людных мест, ибо лишние дела мне ни к чему, я двинулся к архивариусу Талиму. До встречи с Долгунатой или Громаной мне нужно было кое-что выяснить в библиотеке Святилища.

– Чем могу служить начинающему игроку? – Талим оказался низеньким и пухлым чернокнижником. Он постоянно поправлял очки, упорно сползающие на кончик носа, и время от времени грозно оглядывал читальный зал в поисках потенциальных нарушителей порядка. Игроков среди посетителей не было, лишь случайно забредшие НПС листали книги и украдкой фотографировали убранство помещения. Туристы, что с них взять.

– Мне бы задание. – Я протянул библиотекарю информационное письмо. – Решил стать таким же исследователем, как и вы.

– Исследователь, хм. – Талим мельком глянул на бумаги и приказал ближайшему НПС: – Посмотри за залом. Мне нужно отлучиться.

Чернокнижник неторопливо двинулся в служебное помещение, пригласив следовать за ним.

– Интересуетесь чем-то конкретным? Или хотите отдать выбор задания Игре? – скупо произнес Талим. Вот что значит умение работать с информацией: четко и по существу. Нужно выдать задание – зачем тянуть и соблюдать нормы приличия, тратя два часа на погоду и политику? Пришел, получил, ушел – идеальное управление личным временем.

– Предпочтений нет, – бодро ответил я. – Желательно что-то несложное для начала. Хочу понять принцип выполнения заданий на исследование. Второе задание можно посерьезнее.

– Второе? – удивился библиотекарь. – Это библиотека, а не общество безвозмездной помощи страждущим. Нужно второе задание – плати.

Мы вошли в небольшую каморку, заваленную книгами. Талим порылся в куче и вытащил на свет запыленный фолиант.

– Держи! Твое задание. Выясни, что это и зачем в нашем мире.

Все, что я успел заметить до того, как неосмотрительно взял предмет в руки, что фолиант древний и сделан из человеческой кожи. Едва книга оказалась у меня, я снова испытал весь фейерверк чувств вчерашнего знакомства с источниками Света.

– Так ты темный? – расстроенно протянул чернокнижник, избавляя меня от адского пламени. Он швырнул книгу обратно в кучу. – Жаль, было бы интересно узнать что-нибудь об этой вещице. Тогда держи карту, ее нужно завершить. Тебя отправляют в Москву, карта как раз из России. Это и будет твоим заданием.

Я взял свиток, осторожно развернул его и уставился на так называемую «карту». Детский рукой на вымазанной в еде бумаге было старательно выведено: «Дом», «Клад», «Дорога», соединенные пунктирной линией. Картину дополняли закорючки, похожие на деревья, и «страшный» череп в правом углу. Я скептически уставился на библиотекаря и отмахнулся от сообщения о задании.

– Координаты автора на обратной стороне свитка, – как ни в чем не бывало произнес Талим. – Твоя задача выяснить все о «Кладе». В качестве награды получишь три дополнительных уровня Книги.

– Это же каракули! – не выдержал я.

– Верно. А ты превратишь их в серьезный документ. Разум детей-НПС не способен на творчество, через них Игра транслирует нам загадки. Чем внимательнее ты отнесешься к деталям, тем более точным и достоверным получится результат исследования. Так что твоя пренебрежительность к этим «каракулям» неуместна. К сведению, Америка была открыта так же. Обязательная часть закончилась. У тебя что-то еще?

– Еще у меня есть вопросы, – привычно затянул я.

– А у меня есть ответы, – Талим плотоядно ухмыльнулся. – Одна двадцатая граниса каждый.

– Принимается, – вдохнул я. Что поделать, «кто владеет информацией, тот владеет нашими гранисами», так что торговаться бессмысленно. – У меня два вопроса. Первый – какие книги помогут прокачать мне артефакт? Второй – что получают игроки за успешное прохождение Подземелья?

Талим недовольно скривился, пожевал губами и ответил:

– Ответ на первый – те, которые ты еще не читал. Ответ на второй – игроки получают награду. Ты мне должен одну десятую граниса.

Я вопросительно поднял бровь.

– Так нечестно! Это не ответ!

– Какой вопрос, такой ответ! – повысил голос чернокнижник. – Тоже мне, исследователь! Что за отношение к информации?! Твои вопросы должны подразумевать точные и лаконичные ответы, делающие тебя на шаг ближе к нужной цели. Но только на шаг! Любой прыжок в знаниях может лишить тебя существенных деталей.

 

Я расстроенно засопел и признал справедливость замечаний.

– Деньги ушли. – Все сказанное я принял к сведению и решил зайти с другой стороны: начал давить на жалость. – Именно поэтому я здесь – мне никто не давал основ, все приходилось изучать самому. В части исследователей у меня… – Я запнулся, вспомнив о подарке ректора Академии. Не стоит открывать все карты. Возможно, Книга исследователей не несет никакой уникальности и продается на каждом углу, но, прежде чем засветить ее, нужно изучить самому.

– Так что у тебя в части исследователей? – с интересом переспросил Талим.

– Исследовательский интерес и желание развивать артефакт, – быстренько отрапортовал я. – Уважаемый Талим, я с удовольствием заплачу вам четверть граниса, если поделитесь информацией. Вы же поняли, что я хотел спросить?

– Половину. – Чернокнижник торговался. – В довесок научу, как правильно задавать вопросы.

– Треть, – решил понаглеть я. – Я умный, со временем и сам научусь, так что вашу помощь нельзя назвать уникальной. Очень дорого для бедного исследователя.

– Две пятых, – заупрямился библиотекарь. – Или топай к другому владетелю знаний. Уверен, в Цюрихе просто полно жаждущих помочь бесплатно.

– Две пятых, и с вас книги для развития артефакта. – Поскрежетав зубами, я решил пойти на уступки. Информация нужна, как воздух, а другого места для ее получения я не знаю. Ночью мне отказали в посещении Храма знаний. Гранисов у меня было еще достаточно, но исчезали они с завидной скоростью.

– Договорились. Ответ на первый вопрос – да, через книги исследователь может развивать свой артефакт. Но только через те, что описывают игровой мир. Не получится взять книгу, скажем, по физике и заняться развитием. В нашей библиотеке находятся сто семнадцать нужных тебе фолиантов, я дам на изучение семь из них. Еще двадцать могу предоставить за дополнительную плату в гранис, тридцать две книги ты не сможешь изучить, так как они являются источниками Света, к остальным доступ возможен только с разрешения владельцев. Могу предоставить их имена, но на Земле уже нет никого. Что касается второго вопроса – игрок, или игроки, как будет угодно, получают финальную добычу, иногда гранисы. Но не всегда сундук. В качестве добычи может быть гемма, усилитель артефакта или другой уникальный предмет. Сила монстров Подземелья и ценность предмета прямо пропорциональны числу участников похода, вплоть до десяти – предельного состава группы. Стоит ли говорить о важности финальной добычи для игрока и какие страсти творятся после убийства последнего монстра? Проще заплатить штраф за нарушение договора и уйти на перерождение, чем позволить кому-то забрать усиленную в десять раз гемму.

– Прелестно, – протянул я. Конечно, я догадывался, что бывший регистратор желал попасть в мое Подземелье неспроста. Да и Долгуната рьяно не отпихивалась от совместного прохождения, но о финальной награде со мной никто и словом не обмолвился. В своем Подземелье Долгуната заберет добычу себе, в моем – отожмет «харизмой», к ведьме не ходи. Кстати – не забыть о Громане!

Талим дал мне время пошевелить серым веществом, после чего уточнил:

– Поход в Подземелье уже кому-то обещан?

Я печально кивнул.

– Могу дать один совет. Платный. Как не дать кому-то забрать награду. Стоимость совета – гранис и информация.

– Смахивает на развод, – хмыкнул я. – Вы же понимаете, что кот в мешке за две сотни килограмм золота – непозволительная роскошь для начинающего игрока.

– Понимаю. Поэтому гранис заплатишь после Подземелья. С информацией тоже все просто – твоя Кукла. Как исследователю, мне интересно узнать твой идеал женщины.

– Кукла? – напрягся я. – Мой идеал женщины?

– Не знаешь еще? – расстроился Талим. – Странно. Обычно игроки встречают свою Куклу в первый день.

– Что за Кукла? – настоял я.

– После прохождения Академии Игра преподносит игроку подарок, – начал пояснения Талим. – Во время регистрации вытаскивает из его головы идеальный образ второй половинки и создает ее. Смысл существования Куклы – обожание и удовлетворение желаний ее хозяина. Ее нельзя передарить, но от нее можно отказаться… Хотя такие случаи единичны. Наставники обычно не говорят о Куклах, устраивая своим подопечным сюрприз. Мне интересно, какой твой идеал второй половинки. Был тут до тебя один эльф-исследователь, так ему в качестве сюрприза чернокожий орк достался. Забавно было, как он пытался объясниться перед родителями за свою крайне нетрадиционную сексуальную ориентацию даже для толерантных эльфов. – Библиотекарь откинул голову назад и расхохотался. – Игра никогда не промахивается с Куклой.

– У меня все более-менее стандартно, – немного в шоке пробормотал я, и образ Елены всплыл в голове. К эльфу я испытал сочувствие, нельзя же вот так – самое потаенное выставить на всеобщее обозрение. – Женщина, человек. Никаких хвостов или рогов нет. О Кукле действительно не знал.

Талим не выглядел расстроенным моим признанием. Напротив, довольно хмыкнув, он уже серьезно продолжил:

– Одна из семи книг как раз о Куклах, их правах и отношениях с игроками. Обязательно прочти до того, как потеряешь голову. Важно понимать, что Куклы – это созданный Игрой сосуд для удовлетворения основных плотских потребностей, ничего более. Ты волен поступать с ней так, как заблагорассудится.

Я благодарно кивнул. Библиотекарь вернулся к предпринимательской деятельности:

– Ты решил – мой совет по прохождению Подземелья будешь покупать?

– Какой совет? Добей состав до десяти, договорись со всеми, и добыча твоя? – с сарказмом протянул я. – А уважаемый Талим совершенно случайно имеет на примете надежных игроков, с которыми совершенно не в доле, которые никогда не обманут и обязательно выполнят все условия договора?

– Будем считать, что ты сэкономил себе гранис, а я получил информацию о твоей Кукле, – чернокнижник пожал плечами. – Что-то еще?

– Вы так быстро отказались и даже не расстроились. – Покладистость чернокнижника не давала покоя. – Если добыча в Подземелье настолько притягательна, то удивительно, что вы меня не уверяете в надежности ваших игроков.

– Мое предложение по платному совету все еще в силе. – Талим светился от самодовольства.

– Нет, спасибо. Если я не угадал с первым вариантом, то в силу вступает вариант «Б»: «ни себе, ни людям». Вы сказали, что чем больше народа в группе, тем сильнее монстры и тем сложнее их пройти. Может, даже невозможно. – И тут я завис. Я, регистратор и Лефёр. Я, Долгуната и ее брат. И там, и там трое. Случайностей в Игре не бывает. – Оптимальный состав три игрока! Верно?

Талим вздохнул, подошел к книжной стойке и снял с нее семь брошюр по тридцать-сорок страниц каждая.

– То, что обещал, – сухо произнес Талим и протянул их мне. – Сиди, изучай. Как закончишь – вернешь на место. Жду тебя с актуальной картой.

Чернокнижник гордо прошествовал обратно в зал, оставив меня один на один с книгами. Руки чесались от нетерпения, но опыт подсказывал не гнать коней. Кто знает этого старикашку? В кабинете очень много источников Света, одна неправильная книга, и гранисом точно не отделаюсь. Удобно устроившись в кресле, я решил начать с книги о Куклах.

Чтобы одолеть сей труд, у меня ушло ровно десять минут. Теперь я знал о Куклах все. Игра презентовала игроку подарок – Куклу, живое воплощение идеала, жаждущего только одного – любить и угождать во всем своему благодетелю, доставлять ему удовольствие. Игрокам полагалось воспринимать Кукол как предмет, красивую оболочку, не более. Прав у этих созданий не было. Подарок может быть умным, строптивым, саркастическим – в зависимости от желаний игрока. Все Куклы имели клеймо владельца, однозначно идентифицирующее их среди обычных НПС. Как только игрок пресыщался Куклой, Игра убирала ее, как ненужный хлам. Еще не так давно Кукол можно было превращать в игроков, однако, даже став игроком, эти существа не получали свободу от собственного желания принадлежать владельцу. Игра посчитала это негуманным, и на превращение был наложен запрет. Тех игроков, которые все же решались на подобное, ожидало уничтожение вместе с Куклой. Также Кукла была смертной, то есть если кто-нибудь ее убьет, то она уже возродится другим НПС. Существовал даже своеобразный этикет относительно Кукол. Так, появляться в обществе с Куклой считалось дурным тоном. Еще бы, зверушка должна радовать хозяина исключительно дома. Что ж, хотя бы не нужно возвращаться в дворик за Еленой. Мы будем встречаться снова и снова, пока я не приму или не откажусь от нее. В последнем случае Куклу уничтожат.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru