Путь Шамана. Поиск Создателя

Василий Маханенко
Путь Шамана. Поиск Создателя

Пауза.

– ДВЕСТИ!

– Согласен! Но у меня есть два условия, – с трудом скрывая торжество, прокричал я. – Первое – мне нужно посмотреть на стражников, чтобы убедиться в том, что они еще не развоплотились. Второе – я забираю Гердома.

– НЕТ! – меня вновь уронило на землю. – ОН БУДЕТ УНИЧТОЖЕН!

Прочь улыбка! Торгуемся!

– Не понимаю, для чего ты отправлял Кондратия, если разговариваешь сам, – проворчал я, вливая в себя последние остатки зелий. – Щаз сдохну и все переговоры насмарку. Гердом идет со мной. Тысяча двести душ – вполне разумная цена за семерых. Показывай стражников!

– Ты изменился, – выплюнул Кондратий, пока хозяин Небытия принимал решение. – Махан, которого я знал, никогда бы не сделал этого.

– Даже хорошо, что ты ничего помнить не будешь. Как пользоваться Ликвидатором?

– За Гердома требуют еще двести душ, – проигнорировал Кондратий мой вопрос. Пиктограмма карты призывно мигала, предлагая ознакомиться с обновлением. В сторону. Сейчас не до нее.

– Хорошо, – легко согласился я. – Итак, мы сошлись на цифре тысяча четыреста штук. Где мои стражники?

– Смотри, – в тумане образовался проход, ведущий в бесконечность. На том краю бесконечности показались несколько силуэтов. Расстояние между нами было настолько огромным, что фигуры казались застывшими. – Ты удовлетворен?

– Что это? – удивился я, когда проход исчез. – Это вообще где? Показали какие-то непонятные силуэты, ничего четкого. Это вообще они? Меня что, хотят надурить?

– Думай, что говоришь! – воскликнул Кондратий. – Это Прислужник Хаоса, родоначальника всего сущего!

– В том числе лжи и обмана, – парировал я. – Их ведь тоже он создал?

– Что ты хочешь? – спросил через Кондратия Прислужник.

– Увидеть их на расстоянии вытянутой руки. Убедиться, что они именно те, кого я ищу. Тогда можно разговаривать дальше.

– ТЫ НАГЛ, ШАМАН! – не сдержался хозяин Небытия.

– Я отстаиваю свои интересы.

Получены улучшения навыков:

+2 специальности Торговля. Итого 21.

+2 характеристики Харизма. Итого 82.

– СМОТРИ! – вокруг меня все завертелось, Кондратий и Гердом исчезли в неизвестном направлении, когда же все успокоилось, на расстоянии вытянутой руки я увидел шестерых уныло бредущих стражников. Включая Оглоблю.

– Тысяча четыреста душ, Махан. У тебя восемнадцать часов, – произнес появившийся рядом Кондратий. Гердом не отставал от него ни на шаг, вновь пару раз попробовав проткнуть меня мной же созданным мечом. Что же орки за существа такие?

– Как отсюда выбраться? – уточнил я, сдерживая волнение. Игорь прекрасно знает меня, поэтому он никогда бы не пошел на то, чтобы создать такое задание. Нужно думать!

– Если ты пойдешь от портала, – пояснил Кондратий, стараясь не смотреть в мою сторону, – то через десять секунд тебя выкинет в Барлиону.

– Гердом?

– Он чем-то от тебя отличается? – вновь выплюнул Кондратий. – Десять секунд в обратную сторону и он свободен от власти Прислужника Хаоса. Зачем он тебе, убийца?

– Тапочки подносить! – не сдержался я. Меня еще жизни учить будут!

Кондратий умолк, явно выдумывая речь, поэтому я обратился к орку:

– Ты готов выполнять мои приказания?

Широко раздувая ноздри, стараясь сдержать буйный нрав, орк гордо поднял голову и пробасил:

– Гердом Стальная секира никогда не будет подносить тапочки! Я с радостью вернусь в Хаос, не потеряв честь!

Убейте меня кто-нибудь!

– ТЫ. БУДЕШЬ. ВЫПОЛНЯТЬ. МОИ. ПРИКАЗЫ! – Даже не прокричал – прорычал я, с трудом выдавливая из себя слова. Отмахнувшись от очередного сообщения об увеличении Харизмы на 2 единицы, я одним огромным прыжком догнал ушедших от нас стражников, на ходу открыл Конструктор и спроецировал в него всю шестерку. Внешний вид стражников до этого момента был для меня загадкой. Для того чтобы пойти наперекор Прислужнику, мне нужно было их увидеть, в том числе и Оглоблю, – со дня нашего знакомства он сильно подрос и изменился. Нужно действовать быстро, пока Имитатор, отвечающий за Прислужника, не понял, что я задумал.

Все, что мне нужно – где-то найти десять секунд.

– Не-е-ет! – раздался дикий вопль шести глоток, а исходящий свет разорвал туман Небытия в клочья. Не медлить! Я расправил крылья и только сейчас понял, что успел превратиться в Дракона. Фиг с ним! Оторвавшись от тропинки, я спланировал на стражников и сгреб их в охапку. Всех шестерых. Гердом находился в десяти метрах, поэтому я взмахнул крыльями, схватил орка зубами за ноги, прокусив их до кости, а возможно, и вместе с костями, после чего рванул прочь из центра.

Секунда!

– Махан! – крик Кондратия, затихший вдалеке. Плевать!

Третья!

– ЧТО?! – Прислужник Хаоса непозволительно быстро пришел в себя, удивленно взирая на мой побег.

Шестая!

– ШАМАН, ТЫ НАРУШАЕШЬ ДОГОВОР! – Полоса жизни орка и стражников просела наполовину. Они повисли безвольными куклами, не мешая мне стремительно уноситься прочь из центра Небытия. В форме Дракона на меня не действовал голос хозяина Небытия. Хоть какая-то радость.

Девятая!

– СОГЛАШЕНИЕ РАСТОРГНУТО! ТЫ БУДЕШЬ НАКАЗА…

Десятая!

Вы покинули Небытие против воли его хозяина. Отныне данная локация для вас закрыта.

Разбрасывая в сторону скамейки, свечи, игроков и прочую мелочь, я грузно рухнул в главном зале храма Элуны. Так и не пришедшие в себя стражники вывалились из лап, покатившись по полу как чурбаны, я выплюнул Гердома и оскалился – уровень Жизни орка был практически на нуле.

– Настя, помоги! – проорал я в пространство, отправляя призыв. Мне срочно нужен лекарь, способный восстановить уровень.

– Что делать? – Настя появилась мгновенно, не успев превратиться обратно в человека. Раздались изумленные возгласы игроков, впервые вживую увидевших Сирену и Дракона. Я указал рукой на Гердома, удивительным образом все еще не вернувшегося в Небытие. Орк изо всех сил цеплялся зубами за новую возможность остаться в Барлионе.

– Махан, кто это?! – удивленно воскликнула Анастария. Ее действия не приносили результата – орк хрипел на полу, уровень Жизни опустился до 3 % и целенаправленно полз вниз, возникающие светлые всполохи ничего не приносили, разве что орк хрипеть начинал более протяжно и надрывисто. – Какого черта! Он Зомби!

ЧТО?!

– Что здесь происходит? – звонкий голос Елизаветы заставил умолкнуть храм. Я тупо смотрел на свойства Гердома и не знал, что делать: Темный Воин-Зомби. 120-й уровень, с каждой секундой сгорающий в свете храма Элуны. Еще и Анастария ему добавила своим лечением!

– Махан, ты вернулся? – удивилась Елизавета. – Так быстро? У тебя что, не…

– Мама! – раздался едва слышимый протяжный голос Оглобли.

– Сынок! – мгновенно превратившись из Верховной Жрицы в мать, Елизавета ринулась к одному из стражников. Рухнув на колени, она прижала его к себе, но тут же отстранилась.

– Только не это! – набатом прозвучал тихий шепот Лизы. Я оторвал взгляд от хрипящего Гердома, сосредоточился на Оглобле и не сдержался:

– Твою мать!

Свойства сына Верховной Жрицы Элуны были красноречивей любых ругательств: Жрец-Зомби. 250-й уровень.

Глава 4
Предвестник

– Дим, что ты наделал? – тихонько спросила Анастария, переводя взгляд с ошарашенной Елизаветы на меня и обратно.

– Вытащил их из Небытия, – пробурчал я, проверив, что все стражники стали Зомби. – На мой взгляд, лучше так, чем совсем никак.

– Хорошо, с ними разберемся чуть позже. Почему орку плохо?

Взгляд перешел на Гердома – он продолжал корчиться на полу. Уровень Жизни скатился до двух процентов, ртом шла пена, глаза закатились, но орк упорно цеплялся за жизнь.

– Я вытаскиваю его, разберись с Елизаветой! Потом все расскажу, – я схватил ноги Гердома, под ошеломленный моей наглостью взгляд Анастарии активировал портал Предвестника и прыгнул прямо в центр столицы Картоса. Если орку плохо от света Элуны, возможно, ему станет лучше от тьмы Тартара?

Что мне понравилось, едва я вступил на каменную брусчатку Безымянного – орк перестал хрипеть и пускать пену, уровень его Жизни застыл, однако на этом хорошие новости закончились. Плохие вышли на первый план – зеленая морда орка пошла серыми полосками и язвами.

– Враг в городе! – рядом с нами вырос отряд стражников Безымянного, направив пики на сереющего орка. Что за черт?! Если стражники-Минотавры не приняли Гердома за своего, значит, со Жрецами Тартара тоже могут возникнуть проблемы…

– Остановитесь! – прокричал я, спасая орка. – Мне нужна помощь!

– Мы не помогаем слугам Мрака и их прислужникам! – гневно пробасил глава стражников, однако пики прекратили угрожающе приближаться к орку.

– Дим, ты где? Елизавета закрылась в кабинете и никого не пускает. Жрицы в шоке.

– Насть, тяни время. Я в Безымянном. Вытащи Флейту, она – Зомби, может, что подскажет.

– Я не слуга Мрака! И не его прислужник! – прокричал я стражникам.

– Речь не о тебе, Шаман! Ты привел в город это существо, – Минотавр указал на Гердома. – Оно должно быть уничтожено! Слугам Мрака не место в Безымянном!

Я чертыхнулся – сегодня явно не мой день! Мало того что стражников превратил в Зомби, так еще и Гердом оказался представителем Мрака! Понятно, почему на него неблагоприятно действует свет Элуны. Удивительно, как орк вообще выжил в главном храме богини!

Понимая, что ждать чуда в Безымянном больше не стоит, я прыгнул в окрестности Альтамеды. Мне нужно попробовать последнее средство по спасению Гердома. Лекари Малабара и Картоса не помогли, не их профиль. Им бы моего орка на костер или дыбу, а не лечить. Остается только один вариант, который мне очень не нравится. Который чреват санкциями со стороны Элуны и Тартара. Который не светит ничем, кроме неприятностей. Но мне удалось вытащить орка из лап смерти, поэтому гордость не позволит разрешить ей наложить свои загребущие лапки на моего подопечного. Тем более через пару минут после спасения.

 

– Хозяин, враг! – в голове пронеслась мысль Серой Смерти и нас тут же окружила стая волков. Моих волков. Умеющих, что самое удивительное, общаться! Нужно изучить этот вопрос детальнее.

– Охранять, не нападать! – приказал я, оберегая Гердома. Бросил печальный взгляд на Альтамеду, отошел на всякий случай на пару метров от Гердома, пару раз глубоко вздохнул, вентилируя легкие, а по сути – оттягивая момент. Наконец я выпалил:

– Гераника, взываю к тебе! Мне нужна твоя помощь!

Практически ничего не произошло. С небес не посыпались огненные стрелы, земля не разверзлась, лес не перестал быть зеленым, а небо синим. Только волки, поджав хвосты и скуля, словно побитые щенки, ринулись прочь, оставив ощетинившуюся и вздыбившуюся Серую Смерть в гордом одиночестве. Она не бросила своего хозяина! Чувствую, кому-то из ее стаи сегодня достанется!

– ВРАГ! – где-то на границе слышимости проорал местный Хранитель, после чего удаляющиеся тяжелые шаги охарактеризовали его как опытного и мудрого правителя этих земель – кто добровольно будет вступать в битву с заведомо более сильным противником? Тактически грамотным решением является отход на безопасное расстояние и оценка обстановки. Что Хранитель сейчас и делает, улепетывая отсюда со всех ног. Если они у него есть…

– Ты звал меня, мой несостоявшийся ученик? – спросил Гераника вполне обыденным тоном, больше подходящим для общения между друзьями или коллегами, чем между двумя заклятыми врагами. Теми, кем мы были до Катаклизма. Гераника явился ко мне одетым с иголочки – черный бархатный костюм, лакированные туфли, красный галстук, трость, идеальная прическа. Внешность Гераники вызывала симпатию, но никак не страх. Кому сказать, что это он является одним из самых страшных существ Барлионы – засмеют.

– Мне удалось вырвать из Небытия твоего воина, – я указал на Гердома. – Мои знакомые не могут его вылечить – с Мраком никто не работает. Нужна твоя помощь.

– Как интересно, – Гераника обошел вокруг Гердома, не обращая внимания на зарычавшую Серую Смерть. – Зачем тебе мой павший воин?

– Когда я его вытаскивал, то не знал, что он твой. В Небытии все тени серы.

– Я понял – тебе жалко уничтожать существо, которое ты сам же создал? – догадался Гераника. – Спешу тебя огорчить – я не собираюсь его лечить. Он мне не нужен. Зомби, всего 120-й уровень… Пустышка! Но мы можем договориться.

– О чем? – я недоверчиво нахмурил брови.

– Ты можешь вылечить его сам, – усмехнулся Гераника. – Я тебя научу!

– Я не стану слугой Мрака! – отрезал я.

– Пф… Мрак, свет, тьма, – пренебрежительно фыркнул Гераника, – это всего лишь названия. Названия одного и того же. Ты был в Небытии – знаешь, к чему в итоге все приведет. Мы вышли из Хаоса и в него вернемся.

– Я не стану слугой Мрака, – вновь произнес я, хотя мой тон больше походил на рык.

– Да нужен ты мне! Я покажу тебе, каким образом лечить моих подданных, дальше разбирайся сам – использовать мой дар или нет. Если ты собираешься спасать этого Зомби – вылечи его. Нет – пусть дохнет! Тоже мне принцесса – тут буду, тут не буду! Прими решение, Шаман! Ты идешь до конца, или останавливаешься сейчас?

Получена новая способность: Вызов Малой лечебной тени. Вы временно отрицаете Духов Предков и взываете к теням, разрывая сущность на клочья. Стоимость призыва… Стоимость лечения… Возможно использовать везде, кроме центральных дворцов Империй. Любой вызов Тени уменьшает Репутацию со всеми фракциями материка Кальрагон на 50 единиц. При достижении «Ненависть» с любой фракцией за вами отправится боевой отряд.

Открыта фракция «Повелитель Мрака». Текущая Репутация: Ненависть.

Первый вызов боевой и лечебной тени является тестовым и не уменьшает Репутацию.

– Сам разберешься, когда и зачем использовать мой дар, – ухмыльнулся Гераника, с удовольствием отмечая мое вытянутое лицо. По аналогии с лечебной Тенью мне выдали малую боевую, и сейчас я не знал, что делать. Для чего это все? Я не просил! Подождав пару секунд, Гераника картинно поднял бровь и спросил:

– Ты собираешься возвращать моего бойца в нормальное состояние или продолжим играть в молодых и неопытных влюбленных на первом свидании?

Перед глазами появилась книга заклинаний. Толстая красная черта разделяла ее листы на две части: блоки Духов и Теней. В верхней половине страницы была нарисована красочная и искрящаяся пиктограмма Духов, в то время как в нижней располагалась мрачная и унылая пиктограмма Тени, похожая на плевок чего-то неприятного и грязного. Стандартным игровым функционалом книга, включая пустые страницы, была разделена на две части. Что заставляло сделать неутешительный вывод – Корпорация предоставила игрокам возможность играться с Тенями. Что в ближайшем будущем явит Барлионе огромную армию последователей Мрака, собранную из Свободных жителей. Что в свою очередь спровоцирует новую волну ПвП. Игроки начнут резать друг друга, как капусту. Это Тени. Они могут использоваться везде. Даже в городе…

Послышался хрип Гердома и уровень его Жизни скакнул к 1 %. Перед глазами появился таймер: 60… 59… 58…

Минута, чтобы принять решение.

Использование Тени было простым до безобразия – достаточно протянуть руку в сторону потенциального больного, активировать вызов и можно наслаждаться результатом. Никаких плясок с бубном, никаких требований по уровню Интеллекта. Просто рука и вызов.

34… 33… 32…

Гераника со скучающим видом осматривал мой замок, всем своим видом демонстрируя свое отсутствие. Знаков и видений со стороны сильных мира сего не было, ощущения молчали в тряпочку, словно не происходило ничего важного и судьбоносного, поэтому я чертыхнулся, направил руку на Гердома и вжал пиктограмму теневого лечения. Первый вызов безопасен.

Мир исчез. Перед глазами начали проноситься образы, сменяющие друг друга с невообразимой быстротой. Едва глаз успевал зацепиться за какой-либо предмет, как он тут же исчезал, сменяясь другим. Белоснежный трон. Скалящийся зеленый монстр. Падающий метеорит. Взрыв. Окровавленное и обугленное существо, стоящее на двух ногах и опирающееся на какую-то палку. Туман. Пещера. Кристалл.

Мельтешение закончилось. Перед глазами возник огромный полупрозрачный красный кристалл, висящий в воздухе и источающий удивительный свет. Если бы представители фракции Амуры, занимающиеся проведением праздника «День всех влюбленных», увидели это чудо, их внутренние зоопарки сошли бы с ума от желания его заполучить. Кристалл в форме сердечка, которое так любят рисовать влюбленные девушки. Что может быть милее?

Наваждение исчезло так же внезапно, как и появилось. Я с удивлением уставился на собственную руку, из которой к Гердому потянулась Тень, похожая на толстую змею. Едва она коснулась орка, как окрестности разорвал его дикий крик – Тени достали орка даже в беспамятстве. Крик был настолько ярким, насыщенным эмоциями, мольбой о помощи, что я с трудом заставил себя не отдернуть руку, прерывая вызов. Тень окутывала орка неспешно, словно наслаждаясь агонией. Наконец она добралась до головы и крик захлебнулся. Орк полностью погрузился в Тень, превратившись в уродливый кокон бабочки-однодневки.

– Сегодня нужно ждать очередного метеорита и Катаклизма. Шаман решился призвать Тень, – с удивлением произнес Гераника, подходя к Гердому. Вызов завершился, однако орк не думал оживать. Он вообще ничего не думал. Кокон взлетел на метровую высоту и постоянно изгибался в разные стороны, словно существо внутри продолжало биться в агонии. Только сейчас я заметил, что Серая Смерть продолжает стоять рядом с нами, скалясь на Геранику.

– Давай посмотрим, кого ты вырвал из лап Небытия, – деловито продолжил Гераника, коснувшись кокона. Послышался резкий хлопок и на землю грузно рухнуло тело орка.

Репутация с Повелителем Мрака изменена. Текущее значение «Все сложно».

– Махан, даже не знаю, как тебя благодарить за такой подарок! – довольно протянул Гераника, разглядывая неподвижное тело. Я подался вперед. На земле валялось существо, примерно в полтора-два раза массивнее, чем прошлый орк, уровень Жизни был полон, свойства скрыты, в общем, непонятно, что у меня получилось натворить. Нужно смотреть.

– Хозяин уходит во Мрак? – мысленный вопрос от Серой Смерти был настолько неожиданным, что я на мгновение замер.

– Нет, – произнес я вслух после нескольких попыток ответить мысленно. Теперь окончательно стало понятно, что волчица разумна.

– Хозяин оживил воина Мрака.

– Я знаю. Это не делает меня слугой Мрака.

– Знаешь, Махан, разговор с самим собой – очень характерный симптом одной умственной болезни, – Гераника тут же воспользовался случаем поглумиться, вклиниваясь в наш диалог. – Могу подарить красивую белую рубашку с длинными рукавами.

– Очень смешно. Забирай его и проваливай, – огрызнулся я.

– Как же я уйду, не отблагодарив тебя за нового Генерала? Ты подарил моей армии военачальника, теперь мой черед делать подарки.

После слов Гераники свойства Гердома стали доступны, и я едва сдержал эмоции. Они хотели накрыть меня с головой и заставить материться на весь свет, поминая разработчиков и конкретно Игоря недобрым словом. Игроки меня убьют.

Генерал армий Мрака. Класс: Теневой орк. Уровень: 750. Создал: Махан.

– Предметы тебе дарить бесполезно – не возьмешь, – продолжил Гераника. – Титулы, звания, земли… Все это тлен. Я знаю!

– Повелитель, я готов служить! – пробасил орк, обрывая восторженный возглас Гераники. Гердом с трудом поднялся на ноги, качнулся, оперся на огромный двуручный ятаган, в который превратился мой меч, покачнулся, удержал равновесие и тяжело вздохнул. Сил на то, чтобы сделать хоть один шаг, у орка уже не было.

– Послужишь, еще как послужишь. – Гераника сделал несколько пассов руками, и Гердом исчез в портале. – Так, с одним покончено, теперь с тобой.

– Мне ничего от тебя не нужно!

– Даже информация?

– Ты хочешь рассказать, как взять Армард? – не смог сдержать я ухмылки.

– Нет, Шаман. Зачем тебе Армард, если у тебя есть Альтамеда? Все намного интересней. У тебя на руках шесть Зомби, верно?

– Откуда… Да, – я выключил эмоции и старался воспринимать речь Повелителя как старое кино, просмотренное сто раз. Ибо сейчас мне скажут очередную гадость.

– В Картосе проживает существо по имени Кнуклеар. Когда-то он был Монахом-троллем, безумным отшельником, одним из радикальных патриотов Картоса. Но судьба сыграла с ним злую шутку, превратив в Зомби. Кнуклеар не смирился и превратился обратно в тролля. Затем обратно в Зомби. Затем обратно в тролля. Потом ему надоело превращаться туда-сюда, он вновь стал Зомби и сейчас обучает молодых Монахов. Если ты найдешь к нему подход, то сможешь узнать, как превратить шесть новоиспеченных Зомби обратно в живых существ. Это достойная информация за моего Генерала.

Задание «Возвращение погибших стражников» обновлено.

– Собственно говоря, на этом все, – закончил Гераника, оставив меня в недоумевающем положении в третий раз. Вся эта история была заранее спланирована Игорем?! Он знал, что я вызову Геранику и приму его условия? – Через пару недель встретимся на турнире. Гердом покажет, на что он способен. До встречи, мой будущий союзник!

– Дим, Елизавета вышла из кабинета. Она не признает сына, – промелькнула мысль Анастарии. – Говорит, что ее сын погиб и то существо, что ты притащил – не Оглобля.

– Насть, тащи меня! Есть новая информация.

– …изгнать их! Мое решение вступает в силу… О! Махан! Тебя тоже ждет… – Елизавета в образе Снежной королевы взирала на окружающий мир, не замечая, или не желая замечать ничего вокруг. Оглобля сидел на полу и рыдал, закрыв лицо ладонями. Пятеро стражников, вытащенных из Небытия, угрюмо стояли одной кучкой у дальней стены, исподлобья поглядывая на Верховную Жрицу. Порядка пятидесяти игроков набилось в главный зал, не желая упустить зрелище. От них нас отделяла незримая черта, которую игроки не переступали. То ли функциональность не позволяла, то ли боялись нарваться на гнев Верховной Жрицы. Получившаяся площадка вполне подходила для того, чтобы вершить правосудие в том виде, каким его понимала Елизавета – покарать неугодных стражников и одного наглого Шамана. Мешало только одно – Шаман не собирался принимать на себя гнев НПС. У меня были другие планы на вечер.

– Я знаю, как вернуть им жизнь! – прокричал я, прерывая Лизу. – Оглобля вновь станет человеком!

Повисла тишина. Лиза застыла с вытянутой в мою сторону рукой, осмысливая слова. Стражники перевели угрюмый взгляд на меня, даже Оглобля прекратил рыдать, показав из-под ладоней заплаканное лицо. Какой же он стражник? Ребенок!

 

– Каким образом ты планируешь это сделать? – спросила Анастария спустя некоторое время. Пауза затягивалась, ни Елизавета, ни ближайшие ее прислужники не собирались начинать диалог, поэтому Настя начала спасать положение.

– В Картосе живет Кнуклеар, учитель Монахов… – Я пересказал историю тролля, не вдаваясь в подробности источника информации. – Те, кого я вырвал из Небытия, смогут вновь стать живыми!

Вновь тишина.

– Оглобля, нам нужно двигаться. Время не ждет. – Я подошел к мальчику и протянул руку, предлагая подняться. Перед глазами продолжал висеть таймер, отсчитывающий время выполнения задания, поэтому нужно торопиться. Осталось каких-то 20 часов.

– Махан, разве такое возможно? – плаксиво спросил Оглобля, утерев рукавом вытекающие из носа сопли.

– Нашел что спросить. В Барлионе нет невозможных вещей. Служивые, а вам личное приглашение нужно? – я повернулся к угрюмым стражникам. – Отделение, становись!

Рефлексы, заложенные в Имитаторов, сработали на отлично – вся шестерка, включая Оглоблю, выстроилась в две шеренги по три человека. Стражники заметно приободрились – взгляд приобрел осмысленное выражение, спина выпрямилась, руки перестали дрожать. Если бы не радикально белый цвет лица, контрастировавший с золотистыми кирасами, опознать Зомби было бы невозможно. При условии, что никто не умеет читать свойства.

– Верховная Жрица! – браво обратился я к Лизе, зарядившись четким поведением стражников. – Разрешите покинуть храм без замечаний!

– Разрешаю. Ой! – вырвалось у Елизаветы, после чего она густо покраснела.

– Отряд, напра-во! За мной шагом марш!

Игроки, толпившиеся у прохода и загораживающие его, исчезли, словно по мановению волшебной палочки, однако мне это было не нужно. Зачем ходить ногами, если есть замечательное устройство под названием замковый телепорт? Я достал амулет связи и скомандовал:

– Вилтрас, строй портал. У нас гости…

Прибыв в замок, я заказал в «Золотой подкове» ужин, рухнул на кресло, закрыл глаза и тяжело вздохнул. Вилтрас взял на себя Зомби, вызвавшись устроить им экскурсию по замку. Глаза стражников загорелись – побывать в Альтамеде не каждому дано. Может, забрать их себе? Рргорд придумает им занятие, они органично впишутся… Нет, все это потом – сейчас мне нужно время, чтобы прийти в себя. Подумать только – я вернулся в Барлиону менее десяти часов назад, а уже произошло столько событий, что другому игроку хватило бы на месяц! Прямо сейчас мне следовало бы поговорить с Артемом Сергеевичем, обозначив направления развития клана после Катаклизма, но он еще сидел во дворце и обсуждал организацию турнира. Черт меня дернул предложить его!

– Дим, мы начали проходить Гробницу, – голос Анастарии вырвал меня из сладкой неги. Кажется, я даже задремал.

– «Мы» – это кто? – недоуменно спросил я, не разобравшись спросонья. Тут до меня дошло – Феникс! – Как успехи? Кстати, вы же хотели начать вечером? Почему передумали?

Нужно относиться к игре спокойней. У меня нет ресурсов, чтобы пройти Гробницу. Боевые отряды есть только у Феникса, поэтому нет ничего удивительного в том, что они начали прохождение.

– Это был тестовый проход, мы никого не собирались убивать. Нужно было посмотреть, что находится внутри.

– Судя по твоему виду, внутри что-то нестандартное. Давай, не томи.

– В Гробнице невозможно пользоваться стандартными средствами освещения. Ни факелы, ни магические светлячки, ни флюоресцирующий мох там не работают. Их никто не видит. В Гробнице стоит абсолютная темнота. Пол каменный, стен мы не нащупали, словно попали на открытую площадку. Один из наших Разбойников на карачках пополз вперед, но был уничтожен. На него сверху упала плита. Второго какой-то маятник столкнул в бездну – судя по всему, пол представляет собой каменный лабиринт. Обе смерти стоили уровня каждому.

– ЧТО?

– При попадании в Гробницу возникает сообщение, что внутри действует хитрая система. Каждая смерть снимает с игрока один уровень. Но только в рамках Гробницы – как только игрок выходит в общий мир, уровень возвращается.

– При этом, когда он возвращается обратно, – уровень вновь уменьшается, – догадался я.

– Поэтому я была в форме Сирены, когда ты меня вытащил. Маятников в Гробнице очень много. Они постоянно норовят кого-то спихнуть. Меня держали за хвост, пока я ползла вперед, нащупывая дорогу. Но и это не самое главное. Рано или поздно мы смогли бы нарисовать карту Подземелья – привлекли бы молодых игроков, которым плевать на уровни. Возместили бы им потерю Опыта. Главное в Гробнице то, что пол постоянно двигается. Меняется. Как и маятники или падающие из ниоткуда плиты. Это чудовищный лабиринт, я понятия не имею, как его проходить. Нужно думать.

– Внутри света вообще нет? – уточнил я.

– Вообще. Я перепробовала много источников, даже костер разожгла. Ноль.

– Может, в Гробнице нет света, потому что вы проходили без меня? – предположил я.

– Не влияет это никак, – в сердцах крикнула Настя. – Статус «Изначальный» действует только на добычу. Поверь – ты не первый изначальный, которого я встречаю за все время игры. Третий. С одним нам удалось договориться, с другим нет. Но оба Подземелья были пройдены. Так что дело не в тебе. Что-то я упускаю, что-то очень важное… Вечером мы никуда не пойдем – до тех пор, пока я не придумаю, как пройти эту площадку, смысла соваться в Гробницу нет.

Настя рухнула на трон, покачивая головой и что-то бормоча под нос. Я растерялся. В данный момент передо мной находилась не железная машина или мощный мозговой центр, умеющий выдавать по сотне вариантов действий в минуту, а обычная девушка, у которой что-то не получалось. Перемена была настолько разительной, что я непроизвольно встал с кресла, подошел к Насте, взял ее ладони в свои, стараясь их обогреть. За всей красотой Барлионы как-то я забыл, что Настя тоже человек. Имеющий право на проигрыш. При этом не привыкший проигрывать.

– Все будет хорошо, – на автомате я начал ее успокаивать, говорить глупости, потом обнял и как-то внезапно мы оба оказались в реальном мире. Крышка кокона ушла в сторону, провода отсоединились, мы вылетели из капсул и… Как же хорошо, что таймер выполнения задания останавливается, когда игрок находится в реальном мире…

Задержались в реальности мы надолго…

– У тебя красивый замок, – возбужденно произнес Оглобля. Печаль, горечь и покорность судьбе выветрились из его разума, словно знания из головы студента, сдавшего экзамен. Оглобля вновь начал походить на парня, с которым мы проводили много времени в Колотовке.

– Есть такое дело, – я потрепал непоседу по голове. Оглобля запустил руки в шерсть Серой Смерти, принявшись ее чесать и гладить, отчего волчица зажмурила глаза и едва не мурчала, как кот. Столь активного и доброжелательного отношения к себе ей не доводилось испытывать ранее.

– Махан, скажи, почему я стал Жрецом? – Оглобля с трудом оторвался от волчицы и поднял вопросительный взгляд на меня. – Мама говорила, что во мне нет ничего божественного, что богиня меня не слышит. Я даже в Воины подался, а тут такое…

– Какое такое? – осторожно спросил я.

– Даже не знаю, как объяснить… В Анхурсе ничего не было, но здесь, когда я с Вилтрасом познакомился, словно откровение нашло. Гоблин стал виден, как на ладони – его терзания, стремления, испытываемое уважение к господину. Еще стало понятно, что Вилтрас очень негативно относится к своему богу. Не знаю, видишь ты или нет, но над головой твоего дворецкого сияет негативная линия отношений. Она прямо кричит – перед тобой существо, которого не любит бог. Или которое не любит своего бога, я до конца не разобрался. Понятия не имею, почему я это вижу только у него. Ни у тебя, ни у моих друзей-стражников такой полоски нет.

– Полоска? Как она выглядит? – недоуменно переспросил я. Если НПС начинает видеть полосу Жизни или Репутации, значит, где-то что-то сломалось. И об этом нужно срочно проинформировать администрацию.

– Ну… Полоска – это я ее так назвал, – смутился Оглобля, успокаивая мой возбудившийся разум. Еще на заре появления игр с полным погружением разворачивались целые баталии между учеными мужами, рвавшими на себе и друг на друге бороды в попытке доказать свою точку зрения. Одни говорили, что человечество ждет срыв – полное перемещение сознания в игру. Вторые – что ничего такого не произойдет и потерявшим разум коллегам нужно обратиться в специализированное учреждение. Пикеты, митинги, протесты – чего только не было двадцать лет назад. Я был еще маленьким, несмышленым, поэтому не понимал ничего и просто наслаждался огромным ворохом фантастической литературы, появившейся как отражение тогдашней действительности. Дмитрий Рус, Руслан Михайлов, Андрей Васильев – произведения этих людей прочно засели в моем сознании, зародив любовь к компьютерным играм. Хорошо, что предсказываемое ими будущее так и не наступило. – Просто не могу описать правильно. Она такая… С завитушками, красная, переплетена вся, на ней страшные изображения нарисованы, черепа какие-то, зубы, очень тяжело сконцентрироваться и поймать ее в фокус. Она все время плывет, как мираж. В чем я уверен – она есть только над Вилтрасом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru