Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

Василий Маханенко
Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

Глава 5

– Сколько же здесь мифрила? – прохрипел я и сглотнул, стараясь сдержать завтрак внутри тела. Сознание начало вертеться вокруг мысли о том, что нужно срочно восстанавливать идеальную блокировку, но я упорно её отгонял, стараясь выполнить задание четвёртого наследника. Вот только ничего не выходило – близость к ангелу забивала моё восприятие наглухо. В данный момент для меня существовал лишь Ландо Слик и ничего больше.

– И? Какой итог? – спросил источник моих бед.

– Никаких. Вы всё забиваете. Только вы и ничего другого, – произнёс я, сам подивившись запасу воздуха, хватившему на ответ. К слову – вернулось зловоние, но сейчас я ему был даже рад. Оно отрезвляло и прочищало мозги, не позволяя им окончательно сойти с ума.

– Мне отойти? – Ландо поднял бровь. – Как далеко?

– Метров сто. – Борьба с завтраком оказалась проиграна, и я едва не рухнул на пол. Заботливые руки врачей, что я на всякий случай пригласил для тестирования, смогли меня удержать на коляске. Образовалась некрасивая лужа, но я предупреждал, что так может случиться, так что ко мне никаких претензий.

– Допустим. – Ландо поднялся с лежанки и отправился в дальний край сада. Здесь было гораздо меньше ста метров, но мне и этого хватило, чтобы немного прийти в себя. Во всяком случае – чтобы перестать постоянно падать. Я чётко ощущал давление, что шло от Ландо Слика, но теперь появилось ещё что-то. Оно находилось позади меня и отдавало чем-то муторно-неприятным.

– Разверните, – попросил я и указал рукой к неприметной стене. – Туда.

Врачи посмотрели на своего господина, и тот кивнул, показывая, что я волен командовать лекарями. Меня доставили до нужной точки, и влияние четвёртого наследника окончательно ушло. Он всё ещё ощущался, но настолько слабо, что даже воздух начал доставлять мне больше неприятностей. Однако всё это были мелочи – меня всерьёз озаботило новое ощущение. Оно разительно отличалось от того, к которому я уже привык. Всё, что было связало со Зверем, вызывало тошноту и помутнение разума, здесь же имели место брезгливость и желание вымыться. Что-то грязное, противное, чужое и до неприличия омерзительное находилось в нескольких метрах за стеной, о чём я сразу и заявил.

– Мифрила я не чувствую. Но за стеной что-то есть. Да не надо так близко!

Последнее мне пришлось прокричать из-за того, что Ландо Слик оказался в нескольких метрах от меня. Меня вновь скрутило, причём на этот раз гораздо серьёзнее. Видимо, близость сразу к двум разным типам влияния оказала не самое хорошее воздействие на мой разум, так как он громко хлопнул дверью и ушёл на отдых.

Первым, что я услышал, когда вернулся в сознание, оказались весьма странные слова:

– Он перестал дёргаться! Останавливаемся!

Никаких гадостных ощущений я не испытывал, хотя тело по какой-то причине отказывалось мне подчиняться. Сделав усилие, я открыл глаза и с удивлением определил, что нахожусь в машине-автобусе, на котором меня доставили к Ландо. Вокруг сгрудились доктора, внимательно отслеживающие каждое моё движение, а за окнами нашего транспортного средства красовались живописные лесные пейзажи. Я знал, где мы оказались – лес за основной чертой города. Место, где располагаются практически все резиденции богатых кланов империи. Тот же Рикон проживал где-то здесь неподалёку.

То, что я открыл глаза, заметили, и ко мне наклонился один из докторов:

– Лег Ондо? Вы меня слышите? Понимаете?

– Да. Что случилось? – спросил я слабым голосом. На большее меня не хватало.

– Вы потеряли сознание, а потом у вас начались судороги. Мы не смогли их унять, и тогда господин приказал вывезти вас из города. Туда, где нет мифрила или чёрных кристаллов. Здесь вам стало лучше. Господин требует, чтобы вы немедленно восстановили защиту и явились к нему с докладом о том, что вам удалось найти в его поместье.

– Мне нужен час, – произнёс я и закрыл глаза. Видимо, поиск «крови» окажется слегка тяжелее, чем я полагал. Потому что идеальная защита влияние не пропускает, а то безобразие, что я применил в резиденции четвёртого наследника, не смогло меня уберечь. Даже думать не хочу, что случится, если я окажусь рядом с чёрным кристаллом без должной блокировки.

Меня никто не дёргал. Позволили восстановить защиту, и только после того, как я сказал, что готов, отвезли обратно к Ландо Слику. В его поместье прошли изменения – в стене, за которой я что-то почувствовал, зияла большая дыра. За ней виднелась небольшая комната, где на полу лежали два неподвижных тела. Следы на пыли показывали, что это слуги, вошедшие извне, но то, как они выглядели, показывало, что провалялись они в этой комнатке по меньшей мере несколько десятков лет и успели высохнуть до состояния мумий.

– К кристаллу действительно не стоит прикасаться, – заметил Ландо Слик, как только меня подкатили к его ложу. Четвёртый наследник вёл себя так, словно ничего глобального не произошло. – Ты хотел избавиться от чёрных камней? Действуй. Подкатите его как можно ближе к комнате, но без фанатизма. Боюсь, Медвежуть, тебе придётся ползти. Жертвовать слугами я не намерен.

Я хотел попросить в помощь какого-нибудь гвардейца, чтобы создать ему защиту и превратить бойца в личный транспорт, но вовремя прикусил язык. Сделай я так, и запросто может статься, что меня к камням и близко не подпустят. Не к чёрным – к тем бриллиантам, в которые они затем превращаются. Увеличение резерва маны, как мне кажется, является обязательной прерогативой любого мага. Пусть даже если он встал на путь чародея. Поэтому пришлось ползти на одних руках, подкидывая перед собой кирку. Чем-то же нужно взламывать пол?

Первым делом я заставил себя вновь посмотреть на пространство через магическое зрение. Голова разболелась от обилия света, но я не сдавался, стараясь привыкнуть к многообразию силовых камней и запомнить их расположение. Лишь после того, как головная боль перестала отдавать в виски, я создал две стихийные сферы (огонь и лёд) и начал выжигать всю гадость из воздуха. Что странно – ничего не происходило. Новое солнце не появлялось, словно камню было наплевать на то, что его работу кто-то уничтожает. Вскоре перестали образовываться искры – воздух очистился от чужой магии, но чёрный кристалл себя так и не проявил.

– Ну что? Есть результат? – прокричал Ландо, и неожиданно в метре от меня на мгновение вспыхнул небольшой огонёк. Если бы я не отслеживал магические линии, пропустить его не составило бы труда. Он тут же исчез, но я был слишком внимателен. Желая проверить возникшую теорию, я прокричал:

– Скажите ещё что-нибудь!

На мой голос устройство не активировалось. Но я этого и не ожидал.

– Что тебе сказать? – послышался голос Ландо, и кристалл вновь вспыхнул на одно мгновение.

– Ещё!

– Да что у тебя там происходит?!

Я даже сглотнул, когда понял, что конкретно мне удалось найти. Это был не просто кристалл – это была прослушка, настроенная на одного человека. Точнее – ангела по имени Ландо Слик. Каждый раз, когда он что-то говорил, включалось устройство и… И что-то делало. Но активировалось оно точно на голос хозяина поместья.

Несколькими ударами кирки мне удалось взломать кладку и расшатать каменный блок. Вытащив его наружу, я уставился на самое странное устройство, что мне доводилось видеть в своей жизни. Тёмный кристалл защищал своей магией несколько разнородных устройств, сияющих разноцветными огоньками. Толстая скрутка проводов объединяла все механизмы и уходила куда-то в камни – видимо, по ним собранная информация доставлялась в нужные уши. Либо это были датчики, распространённые по всему дому – сомнительно, что хозяина поместья слушали только в саду. Но самым интересным оказалось то, что вся конструкция размещалась в похожем на клетку металлическом ящике – чтобы случайным образом давление не повредило устройство.

Подтянувшись ближе, я мысленно активировал стихийные сферы и принялся выжигать тьму из тёмного камня. Сработало точно так же, как и в случае с обычными загрязнителями. Сущность демона ринулась вперёд, чтобы изничтожить хаотичную энергию. Однако пришлось осознать и довольно неприятную для себя вещь – без кристалла Богуша уничтожать тёмные камни стало на порядок сложнее. Раньше я практически не задумывался о проходящей через меня энергии, сейчас же, когда основной источник опустел за считанные секунды, а все дополнительные принялись стремительно уменьшаться, возникли сомнения в том, что я делаю. Вокруг меня не было «грязного» воздуха, что мог отдать ману, так что приходилось рассчитывать только на себя и свои запасы. Но отступать никто не собирался, и когда во мне осталось чуть больше сотни единиц маны, мир закружился, отбросив меня в далёкое прошлое.

* * *

– Ишар-Мор, твои силки имеют изъян! Класс, всем внимание на работу Ишар-Мора!

Я недовольно засопел, но промолчал. Сегодня я заслужу очередное наказание и, возможно, лишусь места среди избранных. Учёба в классе архимага Ранут-Выса оказалась для меня чем-то нереальным. Никаких поблажек мне не предоставляли, даже несмотря на то, что мне ещё не стукнуло двенадцать лет и это было моё третье перерождение. Я магом-то был суммарно меньше полугода! Все тридцать два вальга, что учились вместе со мной, превосходили меня как по возрасту, так и по количеству прожитых жизней. Но наставников это не смущало. Они требовали результата, а у меня получалось его выдавать не каждый раз.

– Если использовать эти силки для очистки земли и захвата демонической сущности, – продолжил учитель, – большая вероятность того, что произойдёт разрыв. Не сразу, но лет через пять-шесть энергия закончится, выйдя через эту дыру, и сила демона продолжит загрязнять наш мир. Ишар-Мор, это уже третья ошибка. Ещё одна – и ты будешь исключён из класса. Здесь нет места недостойным.

– Да, учитель, ваши слова справедливы. – Я склонил голову, пряча недовольное выражение морды под смирением. Третья ошибка… Да как она не могла появиться, когда всё вокруг отвлекает и не позволяет сконцентрироваться? Что обещали нам, простым студентам? Что мы будем работать в глухом тылу, зачищая земли после бравых вояк, уничтожающих демонов пачками. Вот только на учеников архимага Ранут-Выса это правило не распространялось. Нас бросили на передовую, прямиком к своему великому наставнику. За неделю он так и не соизволил обратить на нас внимания, и подготовкой занимались его ближайшие ученики. Хотя назвать это подготовкой у меня язык не поворачивался – нас просто заставляли очищать землю от уничтоженных демонов, чтобы великий наставник случайно не запачкал свои белоснежные одежды. Архимаг был великим борцом с нечистью, твари падали рядом с ним десятками, так что работать нам приходилось круглыми сутками. Ни сна, ни отдыха, ни еды. За неделю в таком ритме кто угодно может потерять концентрацию, а не только жалкий недоучка. Все вальги, захватывающие демонов вместе со мной, закончили минимум по две академии!

 

Но я промолчал, проглотив обиду. Мы делаем великое дело и должны умерить свой пыл. Если я хочу чему-то научиться, должен работать, а не перекладывать вину за свои неудачи на других. Больше никаких ошибок! Я должен справиться!

– Исправь силки и продолжай очистку.

– Да, учитель. Такого больше не повторится, – заверил я, внеся изменения в свою конструкцию. Опустив её на землю, я вобрал сразу трёх демонов и сжал их, превратив в плотный тёмный шар. Несколько простых вальгов тут же ринулись вперёд, чтобы схватить моё творение и уволочь подальше от битвы. У каждого вальга имелась своя работа.

Внезапно пространство разорвал громогласный крик:

– Прорыв контура! Малый демон! Защита!

С защитой у меня всегда были проблемы – мне не удавалось закрыться более чем на семьдесят процентов. Всё время чего-то не хватало – концентрации, времени, желания. Даже во время вступительных испытаний в класс архимага Ранут-Выса, когда учителя приказали показать всё, на что я был способен, мне не удалось закрыться более чем на пятьдесят процентов. Судя по лицам экзаменаторов, я их несказанно разочаровал, но сразу изгнать меня не могли. А потом стало поздно – нас отправили на передовую.

Однако сейчас, когда я уставился на открытую тёмную пасть, высасывающую саму сущность, все сомнения разом ушли. Поразительно, но страха не было, даже когда тварь Башорга рухнула в нескольких метрах от меня, подмяв под себя половину нашего класса. Полноценная защита замкнула все сто процентов моего тела, и я лишь мельком отметил ту границу, которую сейчас с лёгкостью преодолел. Я понимал – двухслойная броня не поможет спастись от страшной твари, нужно нечто большее. И тогда я атаковал, не имея ни малейшего шанса на успех. Мне уже не раз доводилось видеть, что использовал Ранут-Выс при атаке – достаточно тяжеловесную конструкцию, обращающую силы тьмы против них самих. Я ни разу не пробовал создавать её самостоятельно, прекрасно понимая свой предел. Однако сейчас, перед лицом неминуемой гибели, все ограничения слетели. У меня не было сомнений в том, что мне удастся атаковать. Вопрос стоял только в том – успею ли я ударить до того, как окажусь в пасти демона, или после?

Последняя линия встала на своё место ровно тогда, когда выродок Башорга меня проглотил. Рвануло так, что ошмётки демона разлетелись в разные стороны, возвращая меня в большой мир. Я стоял и дрожал, не в силах даже двинуться, но наставникам было наплевать на моё самочувствие. Раздался крик:

– Чего застыли, дармоеды?! Очищайте пространство! Ишар-Мор, бегом в главную линию! Займёшься мелкими демонами! Вперёд! У нас ещё много работы! Мы должны уничтожить это логово до того, как оно породит старшего демона!

К чистильщикам земли я больше никогда не возвращался.

* * *

Я сидел перед Ландо Сликом и с трудом сдерживал глупую улыбку. Отныне у меня не было ограничений по защите! Тот барьер, что я сам себе придумал в поезде, удалось пройти с такой лёгкостью, словно его никогда и не существовало! Двухслойная броня закрывала меня целиком, и отныне случайные арбалетные болты не превратят меня в овощ! Даже то, что мне не удалось сжать кристалл и заполучить дополнительную ману в источник, не сильно повлияло на настроение. Люди Ландо Слика оказались расторопнее, успев вытащить меня из комнаты до того, как я добрался до устройства. Четвёртый наследник заговорил только после того, как мне удалось справиться с эмоциями.

– После того как кристалл был уничтожен, ты на несколько мгновений исчез.

– Меня забрали на обучение, – с охотой рассказал я заранее подготовленную историю. – Существует сущность, что желает нашему миру процветания. Она помогает мне каждый раз, когда удаётся уничтожить тёмный камень. Или драконоида. Больше никаких подробностей сказать я не могу – меня просто уничтожат. В прошлый раз мне доходчиво объяснили, что нужно держать язык за зубами.

– Значит, над тотемами всё же кто-то стоит? – понимающе кивнул Ландо. – Я давно это подозревал, но к делу это не имеет никакого отношения. Это не был загрязнитель.

– Очень похоже на прослушку, настроенную на одного человека. На вас. Само устройство сгорело, как только исчез камень, но остались провода. Они куда-то ведут. Это либо датчики, что улавливают ваш голос, либо механизм доставки услышанного в чужие уши. Думаю, что верны оба варианта.

– Этот дворец построен задолго до того, как Рикон пришёл на службу в нашу семью. Замуровать так провода у него возможности никогда не было.

– Если это вопрос, то явно не по адресу. Я понятия не имею, откуда устройство здесь взялось.

– Хорошо, опустим. Расскажи мне про кристалл. Это не обычный камень. Он похож, но при этом сильно отличается от бриллианта. Что это? – Ландо с интересом вертел обесцвеченный камень.

– Очищенная сущность демона. – Врать по какой-то причине не хотелось. Видимо, сказывалась эйфория от полученной защиты.

– Два очистителя в столице, один в Фасорге, один демон, загрязнитель воды. Итого у тебя должно находиться минимум пять кристаллов. Их нет, значит, ты с ними что-то сделал. Что? Для чего они нужны?

Эйфория мигом ушла.

– Это не имеет никакого отношения к тому, что нам нужно сделать.

– Я всё равно об этом узнаю. Если это помогает отыскать мифрил, а ты это скрыл, – клан Бурых Медведей будет наказан.

– К мифрилу это не имеет никакого отношения, – слишком быстро произнёс я.

– Значит, всё же мифрил. – Глаза четвёртого наследника превратились в две узкие щёлки. Словно читая мысли своего господина, рядом с ним появился слуга с письменными принадлежностями: – Указ! Столица подлежит эвакуации. Медвежуть бросить в темницу. Клан Бурого Медведя признать предателями империи! Отправить императору на подпись.

– Да не имеет это к мифрилу никакого отношения! – закричал я, обескураженный скоростью вынесения страшного приговора. – Сожмите кристалл и увидите, для чего он нужен! Это безопасно!

– Постой, – Ландо остановил секретаря и посмотрел на камень в руках. – Просто сжать?

– Раздробить на осколки, – подтвердил я, и тут же раздался хруст сминаемого стекла. Глаза четвёртого наследника расширились, и он быстро задышал, ошарашенный новой силой.

– Господин? – забеспокоился секретарь.

– Указ отменяется, свободен, – произнёс Ландо, не сводя с меня взгляда. – Вот, значит, почему ты до сих пор жив. Увеличенный резерв… Такое с каждым кристаллом?

– Нет. – Я решил открыть карты, чтобы Ландо не начал считать меня слишком сильным и опасным. – Обычно я просто уничтожаю камень без увеличения резерва. Чтобы сжечь всю тьму, приходится сильно тратиться – на этот кристалл у меня ушла энергия двух бриллиантов.

– По сравнению с тем, что резерв увеличился на сто единиц, такие траты несущественны, – задумчиво произнёс четвёртый наследник. Мне оставалось гордиться собственной выдержкой – у меня на лице не дрогнул ни один мускул. Цифра, названная Ландо, не шла ни в какое сравнение с тем, что получал я. И это заставляло сделать интересный вывод. Я видел источник Ландо Слика. Он был не самым сильным, неудивительно, что наследник пошёл по пути мифрила. Если у него имелся резерв всего в десять единиц маны, то сущность демона даровала дополнительный объём в десятикратном увеличении. Сто единиц. Мне аналогичный кристалл давал пятьсот маны, так что расчёты сходятся. Какой вывод? Достаточно простой – нерационально использовать очищенные сущности демона людям, имеющим внутренний резерв меньше тридцати единиц. Нужно отдавать все мне!

– Мы проверим, куда идут провода. Что касается тебя – ты должен очистить оставшиеся кристаллы, что есть в городе. Не уничтожать. И я запрещаю тебе поглощать силу, что в них находится. Это стратегический запас империи. Сегодня же будет издан указ, запрещающий самоличное поглощение сущности демона. Только с согласования короны. Ты всё понял?

Я промолчал, продолжая держать каменное лицо. То, о чём говорил Ландо Слик, категорически меня не устраивало, и мириться с таким положением дел я не собирался. Но открыто заявлять об этом сейчас – подписывать клану смертный приговор. Наконец-то четвёртый наследник показал своё истинное лицо. Я-то уже начал думать, что он откинул былые распри и начал работать с моим отцом. Ха! Ландо делал лишь то, что выгодно ему прямо сейчас. И сейчас ему было выгодно присвоить себе все кристаллы.

– Тебя будут сопровождать гвардейцы. Они обеспечат доступ во все места с высокой концентрацией зловония, а также проверят, чтобы ты не вздумал присваивать сущности. Ты получишь двадцать заполненных бриллиантов. Этого с запасом хватит, чтобы очистить от демонической силы все точки. До конца дня ты должен закончить с городом. Вопросы?

– У меня нет вопросов, ваша светлость, – произнёс я, с трудом сдерживая гнев.

– Сейчас лекари займутся твоей спиной. Через час вы выдвигаетесь. На этом всё!

Ландо отвернулся, показав, что аудиенция закончена. Меня сразу же уволокли прочь, в небольшую комнату, и уложили на больничную койку. Появились капельницы, доктора, началась суета, но я не обращал на неё внимания. С силой сжав ладонь, я превратил последний путевой камень, дарованный мне Ландо Сликом, в осколки. Никогда более я не опущусь до того, чтобы призывать это существо себе на помощь. Проще сдохнуть!

* * *

– Ишар-Мор, переключайся на средних демонов! – Приказ архимага Ранут-Выса не подлежал обсуждению. Не стал спорить и я. Вот только та способность, которой у меня получалось атаковать мелких тварей Башорга, совершенно не вредила средним. Они поглощали отправленную в них энергию, становясь сильнее и страшнее. Сделав три попытки, я остановился и стал наблюдать за другими магами, запоминая используемые ими конструкции. Они значительно отличались от того, к чему я успел привыкнуть за последние два дня.

– Почему медлишь? – раздался недовольный голос стоящего рядом со мной мага. – Атакуй! Их слишком много!

– У меня нет оперативки, господин. Мне приходится каждый раз формировать заклинание с нуля, – ответил я, продолжая запоминать каждую ниточку используемой способности.

– Оставайся на мелких! – Ранут-Выс умел ориентироваться быстро. – Сплотить ряды! Нужно поднажать!

– Кто мне объяснит, почему в моём классе оказался неподготовленный ученик? – рявкнул Ранут-Выс. – Какой полоумный додумался пускать на передовую годового мага, не имеющего стопроцентной брони и оперативки?

– Я, учитель, – склонил голову старший ученик. – Ситуация с демонами требовала быстрых решений, Ишар-Мор казался сильным магом.

– Сильным? Он два дня стоял бок о бок с нами, занимаясь мелкими демонами! И ни в чём не уступал! В одиночку, без оперативки! Он не просто сильный – это заявка на верховного! Но почему никто не проверил, что за три перерождения он обучался на мага всего полгода? Это откровенное попустительство, граничащее с диверсией. Я рассчитывал на него, как на опытного бойца, а не как на малолетнего сосунка!

– Учитель, я…

– Молчать! – Архимаг разозлился не на шутку. Если бы не усталость от затянувшейся битвы, он обязательно кого-нибудь прибил бы. – Ишар-Мора на очистку земель не пускать. Ты лично займёшься обучением. До следующего гнезда у нас неделя пути. За это время Ишар-Мор должен стать настоящим магом, способным противостоять средним демонам. Либо так, либо вы оба исключаетесь из моей команды и уходите на перерождение! Вы всё поняли?

– Да, учитель, – выдавил я, едва не падая на землю от страха. – У меня есть неделя.

– Оперативка. Основа основ любого мага, – мой новый учитель приступил к выполнению задания сразу же, как только мы вышли из палатки архимага. – Это единственная магическая структура, которая закрепляется не на сознание, а на волю мага. Привязка болезненна, но через неё нужно пройти. Зарисовывай структуру. Сегодня у тебя будет долгий день.

 

Боль. Страдание. Осознание собственной никчёмности. Порой мне казалось, что лучше бы я остался обычным вальгом, лишённым маны. Выращивал бы еду, пахал земли, убирал камни и даже не думал о том, чтобы вживить себе в мозг магическую конструкцию. Проблема привязки заключалась в том, что магу приходилось рисовать линии под чудовищной болью. Последние силовые нити у многих не получались из-за низкого болевого порога – таких сразу списывали. Настоящими магами им не быть. Собственно, именно по этой причине верховных и архимагов так мало – любой маг способен воспроизвести магическую конструкцию, но не каждый способен перенести порождаемую ей боль.

Мне удалось с третьей попытки. Как сказал учитель, это весьма достойный результат. Ему самому удалось закрепить оперативку лишь с пятой. В качестве награды мне была дарована ночь сна. Впервые за семь дней безумной битвы.

Заклинание против малых демонов.

Заклинание против средних демонов.

Заклинание лечения.

Заклинание усиления.

Заклинание копирования.

Мой предел – пять конструкций. На большее не хватает ни сил, ни маны, ни возможностей. Но даже этого оказалось достаточно для того, чтобы превратиться из глупого ученика в опасного мага.

Что есть оперативка? Это место, куда помещают завершённую конструкцию заклинания, не прошедшую последний этап – подпитку из источника. Во время боя маг применяет на себя заклинание копирования и извлекает из оперативки одну из занесённых туда конструкций. Копирование – использование, таков принцип. Можно и без него, но в таком случае заклинание из оперативки уходит навсегда и магу придётся тратить какое-то время, чтобы его восстановить. Само копирование имело пусть и сложную, но достаточно стройную структуру, что позволяло воспроизводить её за считанные секунды. Учитывая, что на боевое заклинание против малых демонов уходила минута, а на средних – пять, такое использование оперативки значительно усиливало мага.

Всего за неделю, что выделил нам Ранут-Выс, я превратился в настоящего убийцу демонов. То, что обычные ученики проходят за несколько лет и перерождений, мне пришлось впитать за неделю. Потом мы подошли к новому логову демонов, и студент Ишар-Мор навсегда покинул этот мир, превратившись в младшего мага. Первую ступень на пути к величию.

* * *

– Вы звали меня, господин? – Рикон склонил голову, едва вошёл в кабинет наставника.

– Слуги, оставшиеся в Северной империи, сообщают, что в столице больше нет очернителей. Воздух полностью очищен.

– Чародей принялся за работу?

– Лиару никто не видел. Зато все отмечают чрезмерную активность Ландо Слика и некоего Лега Ондо. Тебе знакомо это имя?

– Да, господин. Довольно загадочный юноша из клана Бурого Медведя. Я собирался заняться им вплотную, но вы отозвали меня.

– Твой «Алый бант» ещё действует?

– Да, господин. То, что мне пришлось покинуть империю, не повлияло на работу организации. Она самодостаточна.

– Очень хорошо. Неприятно говорить, но мне придётся вмешаться в работу твоего детища. Нужно перекрыть кислород Бурым Медведям по всем направлениям. Они прикарманили себе провинцию Лестар и помешали нашим планам. За такое нужно платить.

– Кроме организации, я ещё подключу императора, господин. Он у меня на крючке и сделает всё, что я скажу.

– Привлекай. Слишком много странного происходит с этим кланом. Прыщи нужно давить в зародыше, чтобы они не разрослись в опухоль. Докажи, что ты контролируешь ситуацию, и я подумаю о том, чтобы вернуть тебе право называться моим учеником.

– Учитель, вы хотели меня видеть? – В этот момент в кабинет вошёл Шармир.

– Хотел, – подтвердил старый маг. – Объясни мне, ученик, каким образом ангел по кличке Тень вышла из-под нашего контроля? Почему клятва Башорга на неё больше не действует?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru