Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

Василий Маханенко
Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

Глава 4

– И долго ты валяться будешь? – Голос Баркса вырвал меня из тёмного ничто. Однако даже когда я открыл глаза, мысли ворочались медленно, словно их кто-то основательно заморозил. Я переводил отрешённый взгляд с шамана на отца, медицинское оборудование и обратно, не до конца понимая, где нахожусь и что происходит.

– Когда он сможет ходить? – раздался ещё один голос, и в поле зрения попал незнакомый мне человек. Золотая эмблема гадюки на груди показывала, что меня соизволил посетить один из истинных Сликов. И судя по тону, Гадюке совершенно это не нравилось. То, с каким видом он смотрел на меня, говорило о многом. Я так даже на нечистоты канализации не смотрел.

– Через месяц, – послышался голос нашего доктора. – Это в лучшем случае. Два позвонка полностью раздроблены.

– У нас нет месяца. Ландо Слик приказал доставить твоего сына в столицу как можно скорее. Собирай его, вождь. Он отправляется в Альрус. Дело государственной важности. Это распоряжение четвёртого наследника.

Высокомерный хлыщ передал моему отцу какую-то бумагу и демонстративно поднёс к носу платок, показывая, что близость к провинциалам ему не нравится. Я даже не думал, что такие уроды есть в этом мире. Из этой твари так и сквозило показушной исключительностью.

– Как четвёртый наследник представляет себе поиски? Мой сын ранен, сейчас он инвалид, а не искатель, – глухо произнёс Ингар, прочитав приказ.

– Машина из Наргона прибудет через два часа. К этому моменту твой сын должен быть готов к транспортировке. Завтра утром его будут ждать на вокзале Альруса. Если Лег не явится… Четвёртый наследник написал последствия.

С этими словами высокомерная тварь растаяла туманом, вернувшись во дворец. Возложенную на него миссию она посчитала выполненной.

– Всё так плохо? – спросил я. Слова давались с трудом, чувствовалась непонятная слабость во всём теле.

– Ходить ты не сможешь минимум месяц, да и то, если удастся хорошего доктора найти. Наших ресурсов не хватит на лечение, – пробурчал Баркс.

– Что за письмо? Зачем я Ландо?

– На столицу двигается армия гоблинов. Ландо считает, что ты сможешь найти спрятанную «кровь Зверя» и спасти город от разрушения. У тебя будет на это два-три дня. Если ты не явишься, император объявит клан Бурого Медведя предателями империи со всеми вытекающими. Откуда у тебя эта корона? Что она означает и почему оказалась сплавлена с черепом?

– Боюсь, двух часов не хватит, чтобы рассказать всё, что со мной произошло с нашей последней встречи.

– Ты постарайся, – жёстко приказал отец. – Рассказывай, но учти – мы не в вотчине тотема. Здесь могут быть уши.

Из-за последнего замечания мой рассказ затянулся – приходилось подбирать слова, описывая те или иные события. Но в целом я полностью донёс мысль. Начиная от того, что такое герой-чемпион, заканчивая преступниками в провинции Лестар и критической необходимости в людях. Организация, гоблины, демоны, Зверь – я рассказал обо всём. Раз тотем меня не остановил, значит, в информации не было особой тайны.

– Получается, если ты не станешь чародеем, а стать им ты уже не можешь, то превратишься в безвольную марионетку? – Баркс задумчиво потёр затылок.

– Что-то вроде того, – подтвердил я.

– До этого ещё дожить надо. – Ингара, как вождя, заботили текущие дела, а не далёкие перспективы. – Что делать с Лестаром? Послать туда мы никого не можем. У нас самих рук не хватает. Пантеры?

– Хад сказал, что видеть их в своей провинции не желает. Я с ним полностью согласен – делать Ульме Релойт там нечего. Слишком много лакомых кусочков мы нашли, чтобы дарить их сильным кланам.

– Наёмные рабочие? – Ингар посмотрел на Баркса. – Просто наёмники? Лег с бандитами хорошо придумал, но три человека – это даже не капля в море. Нужны тысячи.

– А расплачиваться с ними мы чем будем? Все наши ресурсы ушли в дело, отдача будет лишь через полгода-год. Откуда мы знали, что малышня умудрится всю провинцию прикарманить? Пять кристаллов Богуша… Изверг, не иначе! Такие фигурки уничтожил.

– Не думаю, что они уничтожены, но сейчас это неважно. Помощи от нас ждать не придётся, – отец посмотрел на меня. – Сами справитесь?

– Словно выбор есть. – Я сделал очередную попытку подняться, но тщетно. Тела ниже груди я не чувствовал.

– Вождь, к нам Тигры приехали! – В комнату вбежал взбудораженный подросток. Несмотря на события, происходящие с кланом, многие жители Туро до сих пор удивлённо взирали на самоходные устройства, а руководителей провинции воспринимали как небожителей.

– Веди их в главный зал, я сейчас туда подойду, – приказал Ингар. – Шаман, готовь Лега к транспортировке. Что же до тебя, сын, когда явишься в столицу, первым делом сообщи четвёртому наследнику о месторождении мифрила. Письмо императору я напишу сегодня же, хочу, чтобы к этому моменту Гадюки всё знали. Клану не нужны проблемы с законом. Это приказ!

Вождь вышел, а Баркс тяжело вздохнул.

– Да, парень. Натворили вы дел… Ты же понимаешь, что с Тиграми нам придётся разбираться всем вместе? В Лестаре и так было чем поживиться, а после ваших поисков провинция вовсе станет лакомым кусочком. Империя в неё вцепится всеми зубами. Ладно, что сделано, то сделано. Нужно двигаться дальше. Я посмотрю в архивах, может, и найду упоминание о героях. Нехорошо, когда члены клана становятся чьими-то куклами, пусть даже если этот кто-то хочет всем добра.

– Архивы? – нахмурился я.

– Мы же не просто так живём на границе, – ухмыльнулся Баркс и приложил палец к губам, красноречиво окинув пространство глазами. – Три сотни лет в изгнании без малейшей попытки перебраться в лучшие места… Странно для клана, что привык быть близко к трону, да? Всё, давай тебе подгузник менять.

– Это ещё для чего? – нахмурился я. Слово было мне хорошо знакомо, ассоциировалось всегда с младенцами, но никак не с шестнадцатилетним подростком.

– Подгузник-то? – ухмыльнулся Баркс. – Поверь, в твоём положении лучше с ним, чем без него. Пока не научишься заново себя контролировать, без этого никак. Девоньки, заходим! Обмыть и приготовить!

В комнату вошло несколько дородных тёток, и о следующих тридцати минутах я хотел бы забыть навсегда и никогда не вспоминать. Даже хорошо, что я ничего не чувствовал – за то, что со мной делали, в приличном обществе сразу убивали. Вдоволь поиздевавшись над обессиленным телом, мучительницы переложили меня на носилки и вынесли на улицу, где уже ждала машина. В качестве сопровождающих отец выделил мне двух крепких парней. Меня забрали у женщин и поднесли к нахмурившемуся представителю Тигров. Старик, а к нам явился лично глава клана в провинции, выглядел растерянно – он примчался по велению императорской семьи на самой быстрой и маленькой машине, рассчитанной всего на двух человек.

– Куда же я его в таком виде? У меня даже багажника нет, чтобы носилки туда закинуть… А этих двух молодцев даже на крышу не посадить. Раздавят. Ингар, меня о таком не предупреждали!

– Поезд отправляется через три часа, – произнёс мой отец и протянул старику приказ четвёртого наследника. – Лег готов к отправке, его судьба теперь в руках Тигров. Если он не явится в столицу к сроку – вина ляжет на твой клан.

Вождь Тигров забрал бумагу с таким видом, словно отец нёс полную чушь, но с каждой секундой чтения лицо старика вытягивалось и белело всё сильнее. Видимо, Ландо Слик был убедителен в своих словах.

– Сажайте его на водительское сиденье и пристёгивайте. Да без носилок, придурки! Они не влезут! Мои люди перенесут Лега в поезд. Быстрее! Мы можем опоздать – дороги в ваших краях просто чудовищные. Вождь, сделай с ними уже что-нибудь!

Проводов как таковых не было. Меня осторожно усадили на сиденье, пристегнули, и старик рванул с места так, словно от скорости зависела его жизнь. В чём, собственно, я не сомневался. Вот только жалоба главы Тигров на дороги оказалась откровенным враньём. То, во что отец превратил основной тракт, вызывало чувство гордости за клан. Это, конечно, не автострада, но достаточно гладкое и широкое дорожное полотно, лишённое десяти ямок на квадратный метр. Машину не трясло, не било, и старик набрал приличную скорость. Сто километров, что отделяли Туро от Наргона, мы промчались за полтора часа. Поездка проходила в полной тишине, что позволило мне сосредоточиться на плетении магических конструкций. В столице нашей провинции я ещё не «прибирался», значит, в ней точно находятся несколько загрязняющих воздух устройств. Если на магию демонов у меня будет такая же реакция, как на Зверя, то мутить будет сильно. Нужно себя обезопасить, благо красный туман показал, где я ошибся.

Глава Тигров нашей провинции вёл машину хоть и быстро, но достаточно плавно. Я ни разу не утратил концентрацию, и спустя час десять минут вокруг моей головы появилось невидимое простому взгляду поле. Оно действительно не поглощало ману, не требовало поддержки, но, как я понял, было завязано на моё текущее состояние. Если я потеряю сознание или усну, то защита мгновенно слетит. Кроме того, активный блокиратор влияния чужих сил отнимал одну ячейку способностей. Теперь, если мне придётся держать на себе ещё и защиту, я смогу оперировать всего двумя огненными шарами одновременно. Неприятно, конечно, но поделать с этим я ничего не мог. Больше защиты – меньше атаки. Классика!

Зато результат меня порадовал – когда мы подъехали к вокзалу и старик открыл двери, в нос противный запах зловония мне не ударил. Воздух по-прежнему казался мне чем-то приятным и освежающим, несмотря на поморщившееся лицо моего сопровождающего.

– Сиди здесь. Я сейчас позову помощь, – приказал глава Тигров и удалился. Я не возражал. Сидеть – это то, что у меня получалось сейчас лучше всего. Но, как бывает в таких случаях, долго сидеть мне не позволили. О том, что он всё ещё существует, напомнил красный туман: «Я чувствую влияние Башорга! Где-то здесь находится сущность одного из его слуг, отравляя воздух! Найди сущность и уничтожь её! Это будет твоим третьим заданием!»

 

– То есть на то, что я ходить не могу, тебе глубоко плевать? – не удержался я от сарказма. – Нет, туман, в этом городе я не стану ничего делать. Во всяком случае – не сейчас. Запах генерирует специальное устройство, спрятанное где-то в глубинах канализации. Местные привыкли уже к смраду, так что потерпят ещё немного, пока я восстановлюсь.

Ответа не последовало. Даже когда к машине вернулся старик с несколькими слугами, что отнесли меня в поезд, красный туман не стал никого останавливать. Либо согласился, либо поставил задачу и свинтил, посчитав, что сделал своё дело. Чем больше работаю на эту сущность, тем меньше она мне нравится.

Время в пути между Наргоном и столицей составляло чуть больше восьми часов. Обычно всё это время люди спят – поезд двигался ночью, позволяя путешественникам вступить в центр империи отдохнувшими и полными сил. Будь у меня чуточку больше свободного времени, я бы тоже завалился спать, но сумасшедшая гонка, что устроил я сам себе за последний месяц, не позволяла расслабиться. Провозившись несколько часов с трёхслойной защитой, я вынужден был признать своё поражение. Слишком громоздко, слишком всё казалось накрученным и не имеющим смысла. Когда же я добавил структуру «питания», как у блокиратора влияния сущностей, броня и вовсе перестала работать. Энергия в неё просто не поступала. Как я это узнал? Элементарно – я потратил целый час, чтобы воплотить защиту с новым элементом и получил полный ноль. Броня не появилась.

И тогда я вернулся к творению магов моего прошлого мира. Двухслойная броня возникала практически мгновенно – мозг воплощал идеальную структуру без лишних задержек. Точно так же, как и идеальный огненный шар. Я закрыл глаза и восстановил в памяти всё, что успел вспомнить о прошлых жизнях. Всё то, что говорил наставник, что должно мне помочь, после чего принялся творить. Тридцать процентов брони – ничтожно малая величина, пробитый позвоночник тому свидетель.

Собственно, так для меня поездка в столицу и закончилась. Даже когда сопровождающие вытащили меня на перрон, я не прекращал внутреннюю работу по расширению брони. Результат мне нравился – удалось добиться шестидесяти процентов, но каждый новый сантиметр требовал неимоверных усилий. Мне приходилось растягивать броню силой мысли. Тело невольно пыталось помочь разуму, напрягаясь вместе с ним, но из-за особенностей текущего состояния этого оказывалось недостаточно. Там, где требовалась тяжёлая работа, мне приходилось признавать своё поражение.

– Что с ним? – послышался голос. – Почему он весь вспотевший? Он болен?

– Не знаем, ваше сиятельство! Он всю ночь так провёл! – ответили мои сопровождающие, из-за чего я открыл глаза впервые за последние шесть часов. Рука непроизвольно взлетела ко лбу, смахивая крупные капли пота. Таков результат моего самоистязания. Зато я мог гордиться собой – отныне шестьдесят процентов тела оказались постоянно закрыты двухслойной бронёй. Результат более чем приятный. Лишь ноги да руки остались доступны моим противникам.

– Усаживайте его! – приказал представитель клана Гадюк. Я успел заметить золотую эмблему – за мной вновь явился не просто какой-то член семьи, а самый что ни на есть истинный Слик. Меня разместили в кресло-каталку и пристегнули, чтобы не свалился. Оставалось лишь подивиться продуманной конструкции механизма, пусть он и не мог передвигаться самостоятельно. Для тех, кто навсегда утратил способность ходить, такая коляска была идеальным выходом из тяжёлого положения.

Меня доставили в похожую на миниатюрный автобус машину и помогли забраться внутрь. Казалось, всё складывается идеально, но ощущение чего-то нехорошего никак меня не покидало. И только когда мы добрались до резиденции Ландо Слика, я осознал, что меня смущало. Два факта. Первый – благодаря обновлённой защите я больше не чувствовал зловония. Второй – красный туман молчал, игнорируя тот факт, что в столице оставалось ещё несколько чёрных кристаллов. Видимо, сущность решила, что уже выдала мне задание, и ожидала его выполнения. О том, что одно задание можно заметить другим, туман явно не думал. Если он вообще может думать. Раз Ландо написал о том, что в городе есть «кровь Зверя», значит, я должен её почувствовать. Как я могу это сделать? Только сняв защиту. Учитывая, что в столице куча инферно, ангелов, складов мифрила, да и чёрных кристаллов, сделать это будет не так просто. Нужно думать.

Четвёртый наследник по-прежнему возлежал на подушках, разве что трубок и капельниц рядом с ним уже не обнаружилось. Один раз посмотрев на окружение через магическое зрение, я об этом пожалел и больше не включал. Казалось, что кругом всё выполнено из силовых камней, превращающих пространство в своеобразное подобие солнца. Например, у Ландо в загашнике имелось четыре кристалла, таких же, как и у меня. Даже не знаю, что лучше – вообще не видеть неактивные или замкнутые на себя камни, или морщиться от яркости каждой силовой песчинки?

– Красивая корона, – заметил четвёртый наследник, когда меня подвезли к его ложу. – Примеряешь на себя роль руководителя провинции?

– Вы звали меня, ваша светлость. – Я склонил голову, демонстрируя полную готовность к работе. На подначки отвечать мне не хотелось.

– Мне нужна живая и здоровая Медвежуть, а не вот это вот всё. Доктор, что с ним можно сделать?

Лекари, что когда-то возились с моей ногой, провели экспресс диагностику и вынесли вердикт:

– Неделя минимум. И то – при полном покое. Слишком серьёзное повреждение.

– У нас нет недели. Гоблины явятся к стенам города через три дня. – Лицо Ландо осталось невозмутимым, но голос подвёл. Мужчина был раздосадован. – Скажи мне, Медвежуть, ты можешь найти «кровь Зверя» в таком состоянии? Ты вообще её можешь найти? Полагаю, что в столице её не меньше сотни килограмм.

– Откуда столько? – опешил я.

– Анер пропал. Уверен – перед тем как покинуть империю, Рикон убил моего брата и превратил весь мифрил, что в нём находился, в «кровь». Ты не ответил. Сможешь найти или нужна эвакуация города?

– Могу. Но перед этим мне нужно выполнить несколько процедур. Вначале нужно найти все загрязнители. Они будут отвлекать.

– Этим вопросом уже занимаются, но… – Ландо перевёл взгляд куда-то в сторону. – У нас нет достаточных ресурсов, чтобы найти устройства. Мы локализовали восемь точек с наибольшей концентрацией запаха. Тебе же это нужно?

– Да, – обрадовался я, что самому не придётся бегать по всему городу. – После того, как я уничтожу чёрные кристаллы, из города нужно будет убрать всех инферно, ангелов и запасы мифрила. Они создают помехи. И тогда я смогу сказать, где находится «кровь».

– Мифрил? – нахмурился Ландо. – Это невозможно. Запасы неприкосновенны и не подлежат транспортировке. Не говоря уже о том, что император не покинет дворца. Первый брат тоже никуда не поедет. Как и я. Придумай что-то получше. Твой план нереален. Расскажи, как ты собираешься искать и для чего тебе нужно всех убрать?

– Корона, что на мне, существует не просто так. Она является своеобразным определителем всего, что связано с мифрилом. С помощью её, к слову, мы нашли месторождение мифрила килограмм на триста-четыреста и…

Договорить я не успел – рядом со мной материализовался Ландо. Его именное оружие практически добралось до моей шеи, но только практически – двухслойная броня показала своё преимущество. Тем не менее ситуация оказалась достаточно неприятной – лицо ангела исказилось злобой, глаза буквально начали метать молнии. Стало действительно страшно – всегда невозмутимый Ландо превратился в помешанную на мифриле Тень, едва услышал о новом месторождении голубого металла.

Буквально выдавливая из себя слова, Ландо прорычал:

– К слову?! Что значит «к слову»? Тебе неведом закон?

Несмотря на защиту, я откровенно испугался. Как ни крути, открытая агрессия без возможности сопротивления выбивает из колеи. Если я жахну по четвёртому наследнику блокировкой или, не приведи тотем, огненным шаром – клану Бурого Медведя придёт сокрушительный финал. Нас просто вырежут. Так что приходилось уповать на защиту из другого мира и пытаться воззвать к разуму Ландо.

– Месторождение было найдено вчера, в провинции Лестар. Князь Хад Ондо не имеет возможности отправить весточку – нас окружили бандиты. Мой отец написал письмо императору о найденном мифриле. Сегодня оно должно прибыть во дворец. Я рассказываю то, о чём станет известно через пару часов. Клан Бурого Медведя свято чтит закон! Мифрил имеет право добывать лишь императорская семья.

Помогло – лицо Ландо приняло человеческий вид, и ангел отступил от меня на несколько шагов. Кожа четвёртого наследника практически полностью восстановилась, лишь местами ещё виднелись куски металла.

– Я проверю. Учти, Медвежуть, если ты врёшь, то тебе лучше самому себя придушить. Потому что кара моя будет страшна. Твоя корона. Что это? Почему она не снимается?

– Это дар … – Я почти успел произнести словосочетание «красный туман», но не смог. Тело выгнулось дугой, и меня словно живым в костёр закинули. Не обращая внимания на Ландо Слика, я заорал от раздирающей боли, пытаясь руками сбить несуществующее пламя. Сущность чётко дала понять, что не желает становиться известной всему миру.

– Поднимите его, – приказал четвёртый наследник, когда меня перестало трясти. Боль ушла резко, словно её и не было, а я с удивлением осознал себя валяющимся на полу. Меня подхватили за руки и усадили обратно в кресло.

– Ясно, вопрос с короной закрыт. С помощью неё ты можешь определять мифрил? Для чего тогда тебе убирать загрязнители? Из того, что я понял, в них нет нужного тебе металла.

– Просто нужно, – пробурчал я, не желая вдаваться в подробности. – Они вносят помехи. С ними будет сложнее.

– Восемь точек. Сколько у тебя уйдёт времени на точное определение одной установки?

– Час, если у меня появятся помощники. Сам я не очень транспортабельный. Но найти устройство – это половина задачи. Чёрный кристалл нужно уничтожить. Боюсь, если к нему прикоснётся простой человек, он умрёт. Если не хуже.

– Полагаешь, превратится в демона? – Ландо продемонстрировал свою осведомлённость в вопросе изменений. Геодар тщательно запротоколировал всё, что произошло в провинции. Я кивнул и тут же пригнул голову, ожидая очередного наказания, но его не последовало. Красный туман заботился только о собственной безызвестности, на остальное ему было плевать.

– Хорошо, сколько у тебя уйдёт времени на уничтожение кристалла?

– Минут десять. Это быстро, – заверил я. – Его нужно сжечь стихийными сферами.

– Я тебя понял… – Ландо вернулся к своей лежанке и забрался под одеяла. – Ты сказал, что обладаешь способностью находить мифрил. Продемонстрируй. В этом здании он есть. Где?

– Я не могу сделать этого прямо сейчас, – признался я. – На мне защита. Если я её сниму, мне станет очень плохо.

– Это не просьба, Медвежуть. – Голос Ландо отдавал могильным холодом. – Мне проще эвакуировать весь город, чем надеяться на чудо. То, что ты только что поведал, похоже на бред сумасшедшего, даже несмотря на твои дёрганья. Пока я лично не увижу, что ты действительно видишь мифрил, дальнейших разговоров не будет.

– Я явился сюда не по своей воле, – разозлился я. – Меня призвали ради помощи, а сейчас ещё и обвиняют в том, что я явился не в том виде?

– Тебя призвали на защиту империи, – поправил Ландо. – От тебя ожидали одного – найти «кровь». Я знаю, что ты можешь это сделать. Но ты начал требовать невозможного, а затем, вместо того чтобы выполнить то, ради чего тебя призвали, начал требовать доставить тебя к кристаллам. Неужели ты считаешь нас всех настолько наивными, что мы не видим очевидного? Каждый раз, когда уничтожался кристалл, ты становился сильнее. Получал новую способность, как та защита, через которую не смог пройти мой меч. Вместо того чтобы спасти столицу, ты требуешь собственного усиления. Готов я пойти на это? Да, тотем его раздери, даже ради призрачного шанса на успех! Но я должен видеть, что усиление клана Бурого Медведя поможет спасти столицу. Мне потом отчитываться за это перед императором! Так что выбора у тебя нет. Либо ты демонстрируешь, что действительно видишь мифрил, либо признаёшься изгоем и мы начинаем эвакуировать столицу.

Хотелось послать Ландо куда подальше и выкатиться из его резиденции с гордо поднятой головой, но я понимал – это будет крах клана. За последнее время я так часто пересекался с Ландо, что забыл о том, кем он является на самом деле – чудовищем, контролирующим практически все тайные дела империи. Понимая, что деваться мне некуда, я произнёс:

– Дайте мне час. Прежде чем начинать поиски, мне необходимо подготовиться.

Идеальная защита не пропускала влияние от слова вообще. Для того чтобы приступить к поискам, мне следовало нацепить первый вариант, обладающим изъянами. О том, чтобы скинуть с себя блокировку влияния, я даже не думал. Становиться трупом мне не хотелось, а в присутствии Ландо и его защитников иного исхода у меня не будет.

 

– У тебя есть час, – согласился Ландо и добавил: – Затем ты станешь либо спасителем столицы, либо трупом. Третьего не дано. Действуй!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru