Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

Василий Маханенко
Клан Медведя. Книга 3. Медвежуть

В центре ямы лежал чахлый коричневый гоблин, практически точная копия шамана, что явился в Фасорг и всеми правдами и неправдами пытался уничтожить драконоида, а затем и меня, решив, что я служу чужой силе. В чём же разница между этими нелюдями? И есть ли она вообще?

Глава 3

Час. У меня ушёл битый час на то, чтобы сформировать запомненную в мире изнанки структуру. К слову – достаточно красноречивое название, заставляющее задуматься о магической природе этого мира. Но это потом – вначале концентрация и кропотливая работа. Солнце практически коснулось горизонта, когда я закончил и встал на ноги. С первого взгляда практически ничего не изменилось, но стоило подойти к убитому инферно, изменения стали заметнее – вокруг моей головы образовалась вполне различимая сфера, оберегающая особо чувствительные органы тела. Меня по-прежнему мутило от близости к мифрилу, но теперь эта была уже не боль, а просто неприятные ощущения, какие бывают от прикосновения к чему-то прогнившему или зловонному. Не смертельно, но забыться не даст.

Достав нож, я принялся кромсать бедолагу, вытаскивая куски металла. Оставлять мифрил в бесхозном состоянии я не мог – мне нужно кормить свою защитницу. На ближайшие три месяца запасов хватит (то, что досталось мне от уничтоженных на площади изменённых собак и находилось на хранении у Хада), а дальше нужно думать. Пять килограмм, что лежали рядом со мной, станут хорошим подспорьем в наборе следующего транша для ненасытного любителя голубого металла.

На поместье опустилась ночь, когда я закончил и запихнул мифрил в снятый с одного из убитых бандитов рюкзак. Как таковой добычи мне получить не удалось – ни камней, ни людей, так что вылазка в логово Барона начинала выглядеть как сплошной провал. Лишь мимолётная встреча с Лиарой явилась светлым пятном в этом мрачном мире.

Откладывать поход к твари Зверя я не стал. Конструкция, что подарил мне красный туман, требовала постоянной подпитки. Маны уходило всего ничего, она тут же восстанавливалась из неведомых источников, но я чётко понимал – если усну, то защита от чужого влияния исчезнет. И мне придётся тратить ещё один час, чтобы её восстановить. Нерационально и глупо. Поэтому действовать нужно сразу.

Ощущения гадости возникли, как только я вошёл в разрушенный дом. В полной тишине мои шаги звучали как набат и монстр, видимо, «подплыл» ко мне максимально близко. Я прекрасно помнил, что тварь умеет плеваться огнём, так что на одном месте не задерживался – не хватало, чтобы пол неожиданно испарился и я рухнул в открытую пасть.

Раскидывая доски, я добрался до лестницы в подвал. Когда-то она была скрыта фальшстеной, но устроенный мной катаклизм сказался на скрытности. Взору предстала стальная дверь, сумевшая выдержать разрушения. Понимая бесполезность своей затеи, я подёргал за ручку и получил закономерный результат – заперто.

Отчаиваться никто не собирался – мне точно известно, кто находился в подвале за несколько минут до начала атаки. Вытащив один из силовых камней, превращённых в светляк, я вернулся к гоблину и принялся копаться в его одежде. На самом деле сделать это требовалось ещё в первые минуты, как я увидел мёртвого нелюдя, но не смог заставить себя спуститься в воронку. Брезговал, что ли.

Связка из семи ключей обнаружились на поясе, но на этом я не остановился, продолжив изучать карманы. Что удивительно – одежда гоблина практически не пострадала, несмотря на то что нелюдь находился в самом эпицентре взрыва. Видимо, хорошая на нём броня была. Мне бы такую. В одном из карманов обнаружилась измятая бумажка. Поднеся световой кристалл ближе, я с удивлением уставился на замысловатые каракули. Для большей части населения планеты они являлись не более чем витиеватым рисунком, но только не для меня! Дар, перешедший нашему клану вместе с Хадом, позволял понимать язык гоблинов!

Великий Шавер-Кан! Шесть сынов повелителя выращены из пепла жалких людишек и готовы обрушить на них свою силу. В день, когда ночь начтёт преобладать над днём, мы выступим и покажем всем остальным племенам, что южные гоблины выбрали единственно правильный путь. Величие мира в огненном господине! Мы зальём его пламенем всю планету и вернём повелителя обратно в мир живых. Хочу донести радостную весть – один из шести чад оказался…

На этом послание обрывалось – гоблин, что лежал передо мной, не успел его дописать. Видимо, в этот момент поместье начало рушиться и нелюдю пришлось срочно убираться. Но то, что я прочёл, категорически мне не нравилось. Причём я не знал, что сильнее – информация о шести драконоидах, о попытке возродить Зверя или о дате атаки. День, когда ночь станет длиннее дня, наступит через полтора месяца. Если за это время не уничтожить всех тварей Зверя, быть беде. И что, тотем его раздери, гоблин хотел сказать своим последним предложением?

Однако ответов мне не дали – у гоблина больше ничего важного не оказалось. Несколько амулетов, несколько железных побрякушек, а также наполненный западными кредитами кошелёк. Вновь странность, заставившая задуматься. Слухи, что кто-то из людей торгует с гоблинами, подтвердились. Теперь вопрос – это кланы или только бандиты? Закинув всю добычу в рюкзак, здраво решив разобраться с ней утром, я направился к поместью.

Нужный ключ я подобрал с третьей попытки. Щёлкнул замок, и дверь с поразительной лёгкостью открыла проход в подземную часть поместья. Тут же раздался ещё один щелчок, и мой мир наполнился удивительными красными пятнами. Я отлетел на несколько метров от двери и остался лежать, стараясь прийти в себя. Низ живота горел огнём, и если бы не силовые линии, сразу принявшиеся заделывать невесть откуда взявшуюся дыру в теле, дело могло принять плохой оборот. А так всё ограничилось болью и временным затуманиванием разума.

– Готов? – послышался приглушённый голос.

– Готов, – подтвердил второй. – Вон валяется. Я ему болт в живот вогнал, позвоночник тоже пробил. Без лекаря не жилец.

Смысл сказанного дошёл до меня не сразу, а затем тело покрылось липким холодным потом. Я действительно не чувствовал ног, словно они стали для меня чужими. Магические линии справились с раной, но восстановить позвоночник оказалось выше их сил. Тем не менее они смогли совладать с главным – избавили от острой боли и закрыли раны, так что от кровопотери я точно не загнусь. Приоткрыв глаза, в тусклом свете звёзд я увидел две тени, выходящие из подвала. В руках бандиты держали арбалеты, направленные на всякий случай в мою сторону. Но одним направлением дело не ограничилось – едва мои противники увидели, где я нахожусь, сразу выстрелили. Один болт пробил бок, вызвав очередную порцию цветных кругов перед глазами, второй ударился в грудь и превратился в сноп искр. Двухслойная броня продолжала защищать голову и грудь.

– Чтоб тебя! – Бандиты отшатнулись, подарив мне пару мгновений, чтобы прийти в себя. А большего мне и не требовалось. Сосредоточившись, я пустил вперёд магические линии, превратив оба тела в статуи. Нет, с реакцией точно нужно что-то делать – если так пойдёт и дальше, долго мне не протянуть. Тело накачалось энергией, но ничего поделать с глобальным повреждением я не мог – у меня не было знаний, как лечить позвоночник. Мягкие ткани – да, всё остальное… Тут я пас.

Сознание старалось отправиться на покой, но я невероятным усилием воли заставлял себя задержаться в реальности. С инферно номер переманивания не прошёл, так, может, получится с простыми бандитами, лишёнными маны? Подтащив к себе ближайшего противника, я убрал блокировку с головы и прохрипел, с трудом проговаривая слова:

– У тебя минута, чтобы сделать выбор. Либо ты приносишь клятву верности на крови клану Бурого Медведя, либо я тебя убиваю. Время пошло.

– Клятва верности на крови? Вечного раба из меня хочешь сделать?! – закричал мой пленник, но слушать его мне было лень. Вернув линии обратно, я устало прикрыл глаза и чуть не пожалел об этом – от того, чтобы не провалиться в беспамятство, меня уберегло лишь чудо. Голова рухнула на камни, и острая боль в боку заставила проснуться – магические линии хоть и восстановили тело, но окончательно справиться с повреждениями не смогли. Отсчитав нужное время, я задал ещё раз свой вопрос.

– Да пошёл ты! Сейчас сдохнешь, и вся твоя магия испарится!

Эти слова могли сделать бандита объектом пристального внимания – он знал, что такое магия, не боялся блокировки, понимал принцип её действия. Хотелось узнать, откуда такие познания у лишённого маны человека, но я находился не в том состоянии, чтобы задавать вопросы. У меня оставалось слишком мало времени, чтобы тратить его впустую.

– Это твой выбор, – просто ответил я и нажал на спусковую кнопку стреломёта. Мне даже не пришлось поднимать оружие, чтобы попасть точно в голову бандиту. Минус один. Линии подтащили второго, и я без особых эмоций повторил своё предложение:

– У тебя минута, чтобы сделать выбор…

– Да ты знаешь, кто я такой? – тут же взбрыкнул бандит. – Я Барон! Это я даю тебе минуту, чтобы меня отпустить, иначе…

Ситуация повторилась – я заблокировал противника, оградив себя от лишнего шума. Барон – это сильно. Это знания о том, что творится в здешних местах, количестве войск противника, именах, явках и паролях. Достаточно ценный кадр, учитывая, что он без источника умудрился занять пусть и не самую высокую, но всё же неплохую позицию среди преступного мира провинции. Очень не хотелось его убивать, но иного выбора у меня не было. Либо рабство, либо смерть.

– Твой выбор? – Я снял блокировку и сосредоточился на стреломёте. Почему-то не было сомнений, что с этим человеком мне тоже не удастся договориться. Потому я несказанно удивился, когда Барон грязно выругался и согласился на мои условия. Показательное убийство, что я устроил минутой ранее, оказало на него неизгладимое впечатление. Мужчина понял, что блефу здесь не место.

Капли кровь испарились в воздухе, показывая, что Медведь принял в свои ряды ещё одного соискателя. Барон не выглядел сломленным, как те два крестьянина. Почему-то не было сомнений, что при первой возможности этот проверит крепость клятвы на прочность. Но не сейчас.

 

– И что дальше?

– Дальше вопросы. Где огненная тварь? – Я с трудом переводил дыхание. Сильно не хватало воздуха, но отключаться я не имел права.

– Ты о драконоиде? Внизу, в клетке.

– Ты знаешь, зачем её сделали?

– А зачем ещё делают таких тварей? Чтобы посеять разруху и урвать куш. Гоблин привёз сегодня ещё одну порцию мифрила и закончил преображение. Тварь готова на все сто процентов.

– Мифрила? Не «крови Зверя»? – Несмотря на состояние, я даже нахмурился.

– Никогда не слышал о таком. – Барон словно случайно сместился на пару шагов, остановившись у своего арбалета. Я сделал вид, что ничего не заметил, но переместил на всякий случай двухслойную защиту к ногам, держа её между собой и Бароном. Теперь, если бандит решится на безумство, он вначале выстрелит в невидимую преграду.

– Тогда как происходил процесс?

– Привели бабу, заставили её сожрать голубой порошок, потом её прикончили и закинули в печь. То, что получилось, скормили твари, делая её сильнее. Нас так гоблин обучал. Получай, сволочь!

Ловко подцепив ногой арбалет, Барон вскинул его ввысь и на излёте умудрился нажать на спусковой крючок, целясь прямиком мне в голову. Видимо, надеялся на темноту и моё состояние, что я не успею выставить блокировку ещё раз. Во всяком случае, так он планировал сделать. Арбалет действительно взлетел в воздух, палец действительно лёг на спусковой крючок, но дальше началось то, что Барон не планировал.

Медведь сказал своё веское слово.

Хрипящее тело бандита рухнуло на обломки дома и забилось в конвульсиях. Я впервые видел последствия нарушения клятвы на крови, но не сомневался – ничем, кроме как смертью, они не закончатся. Причём не самой лёгкой смертью. Тем не менее мне пришлось вмешаться – без помощи Барона мне не добраться до драконоида.

– Не убивай его, тотем! – прохрипел я, так как кричать уже не было сил. – Он нужен мне. Нужен клану! Просто накажи. Сурово накажи. Но не убивай…

Поразительно, но меня услышали – спустя пару мгновений конвульсии прекратились, и Барон поднялся на ноги, вытянувшись по стойке смирно. Несмотря на то что ему явно было плохо, мужчина вытягивался в струну, пытаясь угодить палачу. Когда надо, Медведь бывает весьма убедительным.

– Мы отвлеклись, – как ни в чём не бывало продолжил я. – Гоблин скармливал просто прожаренную девушку или доводил её до какой-то стадии?

– Здесь хорошая печь, – хрипло ответил Барон. – Бабёнка вначале превратилась в угли. Трогать руками её запрещалось, только щипцами…

Куски мозаики встали на свои места. Термическая обработка! Я вливал в мифрил прорву энергии, здесь же просто разогрели до нужного состояния. И там, и здесь принцип превращения оказался одним и тем же, разве что способы разнились. Но для чего нужен человек? Неужели нельзя просто растопить мифрил? Нужно протестировать. Но всё это потом. Если я доживу до этого «потом».

– Тащи меня к монстру. Только аккуратно. Спину вы действительно пробили. В моём правом кармане световой камень – вытащи его. Хочу осмотреться.

Барон сверкнул глазами, но повиновался. Пространство вокруг нас осветилось приятным светом, позволяя мне рассмотреть своего нового пленника. Осунувшееся белое лицо совершенно не подходило живому человеку. Казалось, передо мной какой-то труп, случайно научившийся передвигаться. Медведь знатно постарался. В остальном Барон мало чем отличался, скажем, от главаря той банды, что я уже уничтожил – хорошая одежда, пусть уже грязная и измятая, аккуратная бородка, достаточно правильное лицо и шныряющие глаза, говорящие о своём хозяине больше, чем всё остальное. Мужчина согласился, но не смирился с текущим положением. Выбрав широкую доску, Барон осторожно переложил меня на неё, но острая боль, пронзившая спину, заставила меня зашипеть.

– Сдыхать ты, как я понял, не собираешься? – с разочарованием произнёс он и посмотрел на закрывшиеся раны. – Так ты ещё и лекарь? Тогда понятно. Не повезло нам. Поместье твоих рук дело?

– Моих. Тащи.

Обычно подвалы отдавали сыростью, но только не здешний. Здесь царил жар. Драконоид сидел в огромной железной клетке подальше от входа и нещадно палил по сторонам огненными струями, демонстрируя полную тупость. Это не было разумное существо – это был зверь. Причём достаточно оформившийся – уже появились массивные крылья, тело покрылось плотной чешуёй, лапы вытянулись и обросли шипами. Казалось, если такая тварь пожелает, она с лёгкостью взломает клетку и выберется наружу, но что-то её удерживало на одном месте. И, тотем меня раздери, я понятия не имел, что конкретно – никаких силовых линий здесь не существовало.

– Почему он не буянит? – не удержался я от вопроса. Драконоид увидел нас и тут же атаковал, выплюнув струю пламени. Она пролетела всего три метра, знатно пахнув на нас жаром. Только сейчас я заметил, что весь подвал окован металлическими огнеупорными пластинами.

– Металл, из которого сделана клетка. Его не пробить. Это метеоритное железо.

Ещё один привет из прошлого. Метеоритное железо прекрасно справлялось с защитой против магов. Тюремные камеры, в которых я закончил свой недолгий век седьмого перерождения, как раз состояли из них. Вкупе с негатором – идеальное средство против ретивых особей, возомнивших себя равными небожителям. Так, отвлекаюсь и думаю не о том. Магические нити полетели вперёд, столкнулись с преградой и бессильно её облизали. Проникнуть сквозь неплотный ряд прутьев у меня не получалось.

– Клетку нужно открыть, – произнёс я.

– Всё же решил сдохнуть? – Барон даже опешил. – С этой тварью не мог совладать даже гоблин! А он был магом куда лучше, чем ты.

– Труп гоблина уже остыл и валяется в яме неподалёку от здания, – ответил я и тут же заставил себя умолкнуть. Это что – я пытаюсь себя выгородить? Да ещё перед каким-то бандитом? Что за слабоволие? – Как открыть клетку?

– Откуда я знаю? – Барон отшатнулся, но тут же побледнел, получив заслуженный пинок от духа-хранителя. – Ладно, знаю. Но я к этой твари близко не подойду! Я видел, что делает огонь с человеком.

– Как открыть клетку? – Я начал терять терпение. Силы стремительно меня покидали, мне с трудом удавалось держать голову. Всё, что было ниже груди, я уже не чувствовал.

– Дверца сбоку. На запоре. Нужно поднять щеколду. И ты не заставишь подойти меня туда!

– Не собираюсь. Найди длинную палку. Мне нужно его освободить.

– Ты точно безумен, парень, – пробурчал Барон, но выполнил приказ. Хотя, судя по мертвецкому лицу и крупным каплям пота, он вновь пытался сопротивляться. Видимо, хотел закрыть меня в подвале или сбежать. Упёртый раб! Я успел набросать Хаду очередное письмо, сообщив последние вести. Князь должен знать, в какую дыру может превратиться его провинция.

– Что делать?

– Открой дверцу, после чего отправляйся в Фасорг. Это город неподалёку от границ с Западной империей. Отдашь это письмо князю Хаду Ондо. Не вскрывать, не читать, не портить. Это приказ. Князь найдёт куда пристроить тебя с твоими данными.

– Данными? – не понял Барон.

– Ты умеешь руководить, – признал я. – За тобой идут люди. В тебе нет маны, но ты управляешь шайками. Значит, чего-то стоишь. Такие люди нужны.

– Лесть со мной не работает.

– Я не в том состоянии, чтобы льстить. Просто констатирую факт.

– А ты сам?

– А я собираюсь сдохнуть здесь, – усмехнулся я. – Или ты думаешь, с такой раной долго живут? Я не лекарь – только дыры подлатал. У тебя здесь настоящего доктора, случайно, нет? Вот и у меня тоже. Всё, что остаётся, – сойтись с этой тварью и прибить её напоследок.

– Смотрю, прыткий ты, как кузнечик, – фыркнул Барон. – В таком состоянии с огнедышащей тварью сражаться…

– Тебе что-то непонятно из того, что я сказал? – оборвал я бывшего бандита. Он уже начинал утомлять. – Открывай клетку и сваливай отсюда в Фасорг! Сейчас же!

– Как скажешь, – пробурчал Барон, после чего начал достаточно ловко орудовать длинным шестом. Драконоид пару раз плюнул огнём, но не смог прожечь палку, и с третьей попытки щеколда оказалась отброшена. Дверца заскрипела, и события понеслись галопом.

Драконоид оказался проворной тварью. Едва ощутив слабину в клетке, он тут же ринулся вперёд, ударом головы отбивая дверцу в сторону. Извернувшись и расправив крылья, он выпустил в нас струю пламени и помчался вслед за ней, дабы утолить вечный голод обгорелым мясом. Вот только какой бы стремительной тварь ни была, я оказался быстрее – драконоид застыл на месте и забился, пытаясь вырваться из невидимых силков. Пламя до нас так и не долетело, знатно окатив жаром и вызывая приступ неконтролируемого кашля.

– Тащи меня к выходу! – прохрипел я, с трудом удерживая концентрацию. Почему-то сознание именно в этот момент решило окончательно отключиться и отправиться на отдых. Барон не стал устраивать диверсии и в очередной раз проверять свои узы на прочность. Бывший бандит понимал – если умру я, то и он проживёт недолго. Каждое движение отдавало чудовищной болью, вызывающей кровавые круги перед глазами, но именно это позволило мне сохранить остатки духа. Дотащив меня до лестницы, Барон начал подниматься выше, но я закричал, боясь потерять контроль над драконоидом.

– Хватит, убирайся! – приказал я, выставляя двухслойную защиту между собой и монстром. – Сейчас будет взрыв. Двигай в Фасорг!

– Как скажешь. – Дважды просить не пришлось, и мужчина скрылся в ночной темноте. Я посмотрел на разинувшую пасть тварь и зло оскалился. Маленький огненный шар устремился к цели, чтобы через мгновение превратиться в огромное бушующее пламя. Рвануло так, что потолок не выдержал и рухнул, погребая под собой останки твари и, что мне было всего важнее, «кровь Зверя». Когда сюда явятся гоблины, а они явятся, я в этом ни на секунду не сомневался, им придётся поработать. Зато никому из простых людей не придёт в голову копаться в мусоре, чтобы добраться до запрещённой субстанции.

Пространство вокруг меня поплыло, чтобы превратиться в серебряный лес. Только сейчас я осознал, как же приятно, когда тебя не мутит от близости к чужеродным тварям. Хотелось вдохнуть полной грудью, вот только сил на это не было. Тело практически мне отказало.

– Защита от тварей Зверя не работает, – прохрипел я.

– Ты запомнил её не досконально, – спокойно ответил красный туман. – Та конструкция, что ты использовал, требовала ману для поддержания и пропускала влияние. Ты выполнил моё поручение, поэтому я дарую тебе возможность исправить свою ошибку.

– Где Лиара? – Я попробовал поднять голову, чтобы увидеть девушку. Красный туман не озаботился такой малостью, как лечение своего будущего чемпиона и притащил меня в мир изнанки в израненном виде.

– Ты здесь не для встреч. Запоминай! У тебя меньше десяти минут.

Перед глазами вновь вспыхнули магические нити, выстроенные в стройную схему, и мне хватило всего нескольких мгновений, чтобы увидеть свою ошибку. Достаточно небольшую, но, как довелось проверить мне на практике, значительно изменившую функционал защиты. Постоянно сверяясь с тем, что находилось в моей памяти, я обнаружил ещё несколько отличий. И стоит признать, одно из них показалось мне фатальным – там, где требовалась всего одна толстая нить, у меня в разные стороны отходил пучок. Кажется, я начал понимать, какая часть магических структур отвечает за энергопотребление. Нужно протестировать на трёхслойной защите. Вдруг получится оптимизировать расход и никогда не снимать магическую броню? Ещё раз превратиться в овощ, коим я сейчас стал, мне больше не хотелось.

– Время! – произнёс красный туман. – Восстанавливай силы. Если верить гоблину, вскоре у тебя появится много работы.

Мир завертелся, и меня выкинуло обратно в подвал разрушенного дома. Сразу же появились красные круги перед глазами, голова стала тяжёлой, веки налились и желали закрыться, но я не сдавался. Сосредоточившись, я нашёл в памяти ключ активации способности «Возвращение домой» и напитал его маной. На этот раз не было завихрений – подвал просто исчез, а на его место прыгнул главный зал заседаний клана. Несмотря на поздний час, здесь кто-то находился, но осмотреться я уже не смог. Боль наконец окончательно меня догнала и отправила на покой. Туда, откуда можно уже никогда не вернуться.

* * *

– Господин, возникли проблемы.

– Говори. – Ландо Слик всё ещё был прикован к постели, что нисколько не влияло на его вовлечённость в судьбу империи. Глава разведки редко приходил с хорошими вестями, а когда начинал свой доклад со слов «проблема», дело действительно принимало неприятный оборот.

– Поступило донесение, что сутки назад армия западных гоблинов проникла на территорию Северной империи. Более десяти тысячи особей, много шаманов. Двигаются без остановки и стычек, обходят крупные поселения. Мы отследили вектор их движения – они стремятся в столицу.

 

– Сколько у нас времени?

– Максимум четыре дня.

– Нашли моего брата?

– Нет. Он исчез.

– Ангелы просто так не исчезают. – Ландо не сомневался, что Анера больше нет в живых. – Запасы мифрила?

– Проверены. Совпадают до последнего грамма. Хищений не было.

– Значит, всё же Анер… Жаль, он мне всегда нравился.

– Господин? – Разведчик не очень понял, о чем говорит его начальник.

– Существует способ превращения мифрила в «кровь Зверя». Судя по всему, перед бегством Рикон уничтожил Анера и обратил весь мифрил, что смог из него добыть. Нужно найти «кровь» до того, как столица будет разрушена. Кто умеет чувствовать эту гадость? Проклятье! Видимо, нам опять придётся привлекать Медвежуть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru