Клан Медведя. Книга 2. Чародей

Василий Маханенко
Клан Медведя. Книга 2. Чародей

Глава 3

В темноте канализации мы с Лиарой сидели спина к спине и молчали. Любые слова казались лишними и неправильными. Они не могли исправить ситуацию, лишь усугубить её. Тотемы соизволили потратить на нас своё драгоценное время, хотя после такой встречи хотелось орать от боли, раздробить этот дурацкий мир со всеми его правилами в хлам, чтобы не осталось даже пылинки. Кому нужен мир, в котором нельзя быть с тем, кого считаешь самым близким человеком?

А начиналось всё так хорошо…

– Второй чародей рождён для того, чтобы скрыть тебя от наших врагов, – заявил медведь.

– Я выбрала Лиару, так как её смогут защитить, – добавила гадюка.

– Пока наши враги будут думать о том, как подобраться к дочери второго наследника, ты успеешь добраться до алтаря Зул’вара и войдёшь в силу. Станешь полноправным чародеем. И тогда нашим врагам Лиара станет неинтересна.

– В пути она будет не одинока. Анер никогда не оставит свою дочь без охраны. Ей ничто не угрожает. Путь нужен для того, чтобы не дать нашим врагам даже возможности подумать о подлоге.

– Когда они узнают, что ты вошёл в силу, будет уже поздно.

– Вы не можете быть вместе…

После того, как я задал свой первый и, как оказалось, последний вопрос, тотемы наложили на нас с Лиарой необычную магию – мы больше не могли произнести ни единого слова. Вещали лишь духи-хранители, поочерёдно выдавая нам свои реплики. Слова раскалённым прутом ложились в голову, словно тотемы назидательно показывали, что бывает с ретивыми отпрысками, пожелавшими показать свой норов. Но даже этого им показалось мало. Они произнесли страшное слово, сделавшее невозможными наши отношения с Лиарой. Слово «сестра». Пусть и двоюродная, кузина, но всё же сестра! Моя мать и её отец – родные брат и сестра, а по законам этого мира связи между такими близкими родственниками запрещены. Их не поддержат ни люди, ни духи-хранители. Нас даже пугать не стали, что произойдёт, в случае если мы воспротивимся такому решению – и без того становилось понятно, что такие отношения невозможны. Наигравшись, тотемы вышвырнули нас из своего мира, вернув способность говорить, но именно этого нам сейчас не хотелось. Разве могут брат с сестрой разговаривать об отношениях друг с другом?

Хотя стоит признать – тотемы пошли на уступку и дали видимую возможность выбора. Планируя свой финт ушами, духи-хранители не предполагали, что я смогу закрыться и пройти проверку. Второй чародей им больше не требовался и Лиаре предложили самой решить свою дальнейшую судьбу – либо отправляться к гоблинам за силой, рискуя всем, включая потерю способностей через год, либо двигать в Туро, мой родной город, и официально переходить под управление к другому тотему. Гадюка согласилась отдать медведю ещё одного своего отпрыска, потребовав, чтобы Лиаре выдали достойные параметры и звание витязя. Собственно, сейчас девушка решала, что ей важнее – стать одним из сильнейших одарённых этого мира, либо остаться мифическим и никому не понятным чародеем. О том, что же означает это звание, должность или градация, а также почему на нас началась такая серьёзная охота, тотемы даже не заикнулись. Как и не сказали, кто такие «враги», о которых они упоминали через слово. Кто вообще может угрожать существам такого уровня?

– Нам пора возвращаться, – произнёс я. – Если опоздаем на собрание первокурсников – заработаем второе предупреждение.

– Лег… Я… Витязем может стать любой, кто понравился тотему. Чародеев всего двое. – Лиара осталась сидеть, не желая поворачиваться ко мне.

– При этом может ни одного не остаться, если мы не успеем за год добраться до гоблинов. Я даже близко не представляю, каким образом зарабатывать их уважение. Витязь – надёжный вариант стать одной из сильнейших в этом мире. Если сможешь прожить чуть дольше, чем пару дней, конечно. Ибо твой… наш дед хочет понять, каким образом передаются способности, и может приказать разобрать тебя на мелкие кусочки. Что касается чародея… Тот путь, по которому мне предстоит пройти…

– Нам, – оборвала меня Лиара. – Мы пройдём этот путь вдвоём. Как брат и сестра, рука об руку. И если нам суждено потерять способности, мы сделаем это тоже вдвоём. Только… У меня к тебе будет просьба. Можешь меня научить видеть линии? Те, которыми ты оперируешь?

– Я сделаю всё, чтобы ты поняла принцип, – заверил я, слабо представляя, как это сделать. В качестве доказательства мне пришла в голову здравая идея – заставить уплотниться энергию из внутреннего источника, превращаясь в парящий над ладонью сгусток огня. Пространство вокруг осветилось кроваво-жёлтым светом, Лиара развернулась ко мне, что-то шепча, но я её не слушал. Потому что моё внимание ушло на параметры брони. Всё время, что мы находились в канализации, она использовала внутренние резервы для создания кислорода, но сейчас неожиданно начала активно поглощать воздух извне, восстанавливая ресурсы. Судя по тому, что я видел, прямо сейчас в канализации можно было спокойно дышать, не рискуя заработать себе ожоги лёгких. Это показалось мне настолько нереальным, ненормальным, что я решился на риск. Лиара не успела остановить моё самоубийственное движение – забрало брони откинулось, и я осторожно вдохнул воздух канализации. Я был готов ко всему – к тому, что мне станет плохо, что нужно приготовиться восстанавливать герметичность и двигать к врачу. Если не на своих двоих, то с помощью девушки. Но ничего из этого не пришлось.

– Дурак, отравишься! – закричала Лиара, обретшая наконец голос. – Верни забрало!

– Оно не нужно, – задумчиво проговорил я, пытаясь учуять хоть толику того зловония, что была присуща городу и тем более канализации. Ничего! Я словно оказался посредине огромного леса, настолько воздух очистился. Даже внутри брони он не был таким идеальным. Взгляд вернулся к огненному шару, всё ещё висящему над моей раскрытой ладонью. На поддержание его в рабочем состоянии тратилось непозволительно много маны, примерно единица в десять секунд, но я продолжал держать магию на месте, анализируя окружающее пространство. Что изменилось от того, что в канализации появился магический светильник? Почему воздух неожиданно очистился?

Вернув забрало, я убрал шар, и буквально через несколько секунд броня вновь вошла в режим внутренней вентиляции – канализация вернула себе управление над воздухом, насытив его ядовитыми испарениями.

– И что ты этим доказал, дебила кусок? Как бы я тебя отсюда тащила? – Злость вытеснила у Лиары все остальные чувства.

– Доказал, что с запахом в городах не всё так просто, – пояснил я.

– А спросить не судьба? Конечно непросто – мой клан уж сотню лет пытается эту проблему решить. Дело не в канализации – несколько раз её чистили до идеального состояния. Виноват сам воздух – он по какой-то причине насыщается зловонием. И найти причину этого никто не может. Тебе повезло, что яд на тебя не подействовал. Хотя нужно срочно показаться доктору – кто знает, к каким последствиям может привести твоя выходка.

– То есть ты так ничего и не поняла? – удивился я. Лиара казалась мне достаточно образованной девушкой, чтобы ловить такие вещи на лету. – Если бы запах существовал только в одном городе, ещё можно было бы поверить в случайность. Но он находится во всех крупных городах. Причём, как я понял, довольно давно. И я только что на несколько секунд от него избавился. Разве тебе броня ничего не показала? Ты вообще отслеживаешь параметры своих предметов?

Лиара покачала головой. Я достал из заплечного мешка небольшой чёрный чемоданчик и ставшим уже привычным жестом положил ладонь на крышку. Раздался щелчок, и негатор открылся, явив миру несколько мелких силовых камней. Но мелкими они были только по размеру. Один алмаз, дарованный нам за успешное окончание подготовительного курса, стоил как целое стадо коров на сотню голов. Шесть сапфиров, переданные мне Белис за включение её в качестве соавтора первой книги, смотрелись на фоне алмаза бедными родственниками, однако любой ангел отдал бы многое, чтобы заполучить хотя бы один из них себе для пропитания. Кроме того, в моей коллекции находился и один рубин – мне пришлось его купить, чтобы научиться передавать энергию из собственного источника стороннему камню. Как заявил Баркс, на рубинах учиться проще всего, и теперь, когда мне стал понятен принцип перекачки, был с этим полностью согласен.

Взяв один из сапфиров, я сконцентрировал источаемые им магические линии и направил их в свой источник, восстанавливая ману. Одного такого камня хватало на десяток «подзарядок», после чего приходилось откладывать его в сторону до лучших времён. С маной в этом мире оказалось всё настолько печально, что хотелось орать и плакать. Начну с того, что самостоятельно она не восстанавливалась. Вообще. Если ты тратишь магическую силу на какую-либо способность и у тебя нет силовых камней – готовься к тому, что ты превратишься в самого обыкновенного человека. Для того чтобы восстановить внутренние резервы, всегда нужен внешний источник – силовой камень, другой разумный, желающий поделиться с тобой собственной силой, вотчина тотема, где дух-хранитель имеет возможность делиться силой, какие-то деревья, отдающие часть своей жизненной силы. Но никогда энергия не рождалась просто так. То же самое касалось и силовых камней. После того, как они отдавали всю силу, они рассыпались чёрной пылью. Я уничтожил не один десяток камней, прежде чем научился останавливаться с поглощением. Для того чтобы вернуть любому булыжнику его силу, нужно либо передать ему часть своих сил, либо найти какой-либо другой источник. Например, кристалл Богуша, которым нюхачи заряжали камни. Собственно, именно эта странная особенность делала ценными даже самые захудалые гранитные силовые камни, а также заставляла меня задуматься об особенностях магии этого мира. Знаний из прошлых перерождений у меня не было, но логика подсказывала, что там, где идут траты, рано или поздно всё должно закончиться. Либо в этом мире есть какой-то генератор магии, создающий ману, либо через какое-то время останутся лишь одни инферно и ангелы. Рано или поздно магия окончательно закончится.

 

Вернувшись мыслями обратно в канализацию, я зажёг ещё один шар, снял шлем и попросил Лиару сделать то же самое.

– Ничем не пахнет! – ошарашенно проговорила девушка, с явным нежеланием выполнив мою просьбу. – Это из-за твоего огня?

– Он каким-то образом очищает воздух, – подтвердил я. – Устраняет яд и зловоние. И я понятия не имею, почему так. Здесь нет других силовых линий, что могут порождать запах… Вот бы посмотреть на отчёты по изучению этого явления.

– Мечтать не вредно, – фыркнула девушка. – Дед и старший дядя их никому не отдадут. То, что я слышала об их наличии – не более чем удача. Повезло оказаться в нужное время в нужном месте.

– Ладно, это мы решим потом, если будет необходимость, – предложил я и вернул шлем на место. – Теперь можно и возвращаться. Всё, что хотел, я выяснил и… Это что ещё такое?

Я нахмурился, заметив странную концентрацию магических сил. Эта точно появилась всего на мгновение и, если бы я не находился в постоянном поиске магических источников, никогда бы в жизни не заметил. Эта точка появилась на границе сканирования, настолько глубоко, что я даже сомневался в том, что она вообще находилась в нашей канализации. Появилась, ярко засветилась на мгновение и тут же исчезла, словно ничего и не было. Когда-то с таким я уже сталкивался – когда нюхачи открывали крышку негатора и выпускали силу кристалла Богуша наружу.

– Что там? – Лиаре не терпелось поскорее узнать, что я заметил.

– Честно говоря – понятия не имею. Место я запомнил – вернёмся сюда чуть позже, когда у нас появится время. Это… Какой-то источник, по силе превосходящий сапфир, но точно не дотягивающий до алмаза. Нужно изучить и, если появится такая возможность, прибрать к рукам. Правда, придётся поплавать – как я понял, нам нужно топать на пятый уровень.

– Только попробуй отправиться туда без меня, – Лиара сразу ухватилась за идею полазить по запрещённым местам. – Если там найдутся вальмуры, то у меня к ним есть несколько претензий. Хочу лично их высказать.

– Замётано, – согласился я. – Сейчас же идём, сестра. Пора возвращаться. Проклятье, как непривычно тебя так называть.

– И не говори… брат, – вздохнула Лиара, окончательно смирившись с нашим новым статусом. На то, чтобы вернуться обратно в Академию, много времени не потребовалось. Спустя десять минут мы стояли на твёрдой поверхности и смотрели в недобрые очи магистра Болора. Куратор первого курса, судя одежде, лично собирался отправиться в канализацию, чтобы найти двух нерадивых студентов. Мы, конечно, явились вовремя, но не настолько, чтобы не заслужить наказания.

– Ой, вы уже вылезли? – заботливо спросил руководитель полигонов. – И готовы сдать свою добычу? Хм… Как-то странно – что-то я е ё не вижу. А где же крысиные хвосты, господа первокурсники?

– Не нашли, – хмуро ответил я. Тон куратора мне категорически не нравился. Сразу становилось понятно – готовится грандиозная гадость и магистр буквально упивается своей властью и желанием наказать нерадивых студентов. Видимо, простыми предупреждениями мы с Лиарой не отделаемся. И действительно, куратор продолжил вещать всё тем же противным елейным тоном:

– Жаль, очень жаль. Я так надеялся, что мои студенты стали настолько мудрыми, что не только решают уйти в самоволку, но ещё и о последствиях думают, заранее подготавливая пути отступления. Что ж… Видимо, придётся вам отправится вновь вниз, чтобы набраться наконец разума. Пятьдесят хвостов с каждого или три дня даже не вздумайте показываться в Мираксе! Занятия, что вы пропустите, затем отработаете в своё личное время. За входное тестирование вам обоим незачёт. Оба зарабатываете по три предупреждения. Одно за самовольный вход в канализацию, второе за невыполнение требований по хвостам, третье – за ненадлежащий внешний вид. Насколько я помню, я приказал вам переодеться.

– Три дня? – опешила Лиара. – Без еды и воды?

– Вы же студенты лучшей Академии! Для вас такие трудности – пустяк. – Магистр Болор был сама учтивость, а его тон уже порядком начал бесить. Лучше бы он на нас орал!

– Перед там как отправиться в изгнание, я хотел бы взять кое-какие вещи. Это допустимо? Или нужно отправляться прямо сейчас?

– Тебе – да, Лиаре – нет, – впервые в голосе куратора прозвучал металл. – Даю тебе десять минут, чтобы собраться. Каждая минута опоздания накинет тебе дополнительный час или два хвоста. Время пошло!

Дважды повторять мне не пришлось. Рванув с места так, словно за мной гналась сотня инферно, я влетел в комнату и сграбастал рюкзак с провизией, что вручили мне заботливые служанки перед отъездом в Академию. Этого должно было хватить на дорогу, но аппетита перед тестированием совершенно не было, так что я не притронулся к еде. Как оказалось – сделал это я очень не зря. Теперь, когда у нас с Лиарой появилась возможность дышать в канализации без шлемов, проблема с едой на три дня должна решиться. Скептически посмотрев на рюкзак, я вытряхнул из него всё содержимое на кровать, после чего закопался в личных вещах, выискивая непромокаемую сумку. Она входила в стандартный комплект студентов-первокурсников и служила как раз для походов в канализацию. Разве что предназначалась не для еды, а для хранения добычи. Например, крысиных хвостов или силовых камней. Стараясь не думать о том, что хранилось здесь раньше, я запихнул в сумку всю еду и помчался назад, успев по дороге забежать к Эльрину.

– Ты чего такой взмыленный? Тотем великий, Лег, да от тебя нечистотами несёт! Ты что, в канализацию лазил? Пошёл прочь из моей комнаты! Нечего тут своё амбре разносить!

– Заткнись! – рявкнул я. Этого хватило, чтобы брат настроился на рабочий лад. Нечасто я прибегаю к таким словам и тем более к такому тону. – Нас с Лиарой наказали. Трое суток канализации. Предупреди Хада. Всё, я убежал. У меня осталось три минуты.

– Куда?! – крик ошалелого Эльрина донёсся мне уже в спину. Мой старший брат рванул следом, но догнать не успел – к входу под землю я домчался быстрее стрелы. Близко подходить к источающему зелёный туман проходу белобрысый не рискнул, остановившись в тридцати метрах, продолжая ругать нас последними словами. Куратор оценил толщину моей сумки, но никак не отреагировал. Лишь указал на дыру и заявил:

– Трое суток или пятьдесят крыс на каждого. Вперёд!

* * *

– Где Лиара? – ректор посмотрел на магистра Болора.

– Я отправил её на три дня в канализацию. Пусть посидит там, пока всё не уляжется или мы не придумаем, как поступать дальше. С ней Лег, заскучать не должна. Кроме того, магистр Эйро выделил нескольких сопровождающих, но так, чтобы эта парочка ничего не заметила.

– Рекомендую не дожидаться окончания первого месяца, выдать курсовую работу ей прямо сейчас и отправить подальше от Миракса, – произнёс безликий глава службы безопасности Академии. – Я поддерживаю Ландо Слика – нахождение этой девушки в стенах учебного заведения негативно скажется на Чёрных Воронах. Мы уже пресекли попытку проникновения на территорию нескольких инферно и понятия не имеем, где находится незарегистрированный ангел. Он может быть где угодно, даже внутри Миракса. Наша система защиты несовершенна, а ресурсы, что выдали нам Гадюки, далеки от идеала.

– Давайте просто отдадим Лиару, – предложил куратор пятого курса. – Она пошла против приказа императора, для чего нам все эти сложности?

– Для того, магистр Вальрон, что за всё время своего существования клан Чёрных Воронов никогда не сдавал своих студентов. Ни главам кланов, ни императорам, ни даже духам-хранителям, – спокойно произнёс ректор, но каждое его слово звучало так, словно кто-то вколачивал гвозди в крышку гроба. – Я согласен с магистром Эйро. Лиара должна покинуть Миракс как можно скорее. Не для нашей – для своей безопасности. Если она не желает проходить позорную проверку, значит, такова её воля.

– Полагаю, в одиночку она не уйдёт, – задумчиво произнесла магистр Вирано. – Лег не отпустит. Их связывает нечто большее, чем просто дружба или отношения.

– У меня есть письмо от Ингара Ондо, чтобы его сын прошёл первый курс удалённо, – магистр Болор передал ректору сложенный лист бумаги. Магистр Кальвар потратил какое-то время на его изучение, после чего задумчиво погладил бороду. Опыт подсказывал мудрому главе Миракса, что обе просьбы на удалённое обучение как-то связаны друг с другом, и чем больше он думал об этом, тем мрачнее становились мысли. Потому что он прекрасно знал параметры Лега и Лиары. Пожалуй, он был единственным из Чёрных Воронов, кто знал истинное положение вещей. Подростки продемонстрировали диаметрально противоположные и одновременно с этим невозможные значения. Обладателей таких татуировок в Мираксе не было за всю его историю. Очень хотелось оставить эту парочку здесь, в Академии, чтобы в спокойной обстановке изучить данные им способности, но коллеги правы – для всеобщей безопасности нужно отправить этих студентов прочь из столицы. Туда, где семьи смогут их защитить. Уже потом, на втором курсе, если они оба до него доживут, он удовлетворит своё исследовательское любопытство.

– Магистр Болор, прошу вас выдать темы курсовых работ двум перешедшим на удалённое обучение студентам. Проследите, чтобы они получили список литературы, описание требований по физическому развитию и критерии прохождения финального тестирования буквально через час после окончания нашего собрания. Кроме того… Сделайте так, чтобы из канализации эта парочка вышла где-то в городе. Мне хочется думать, что Миракс они уже покинули.

* * *

– Господин, пришёл отчёт от Левара. Лиары в Академии нет. Второй наследник на контакт не идёт, император повлиять на него не в состоянии. Рабочая версия – она ушла из Миракса подземными тропами, проверяются все выходы, но на это требуется время. Нам известны не все пути из Академии.

– Подготовь проект приказа об отречении, – жёстко приказал Рикон. – Раз второй наследник так печётся о судьбе своей дочери, пусть выбирает между семьёй и мифрилом. Если Лиара не пройдёт тестирование в течение двадцати четырёх часов, Анер и вся его ветка лишатся права наследования. Как только он поймёт, что может потерять ежемесячную дозу мифрила, приведёт любимую дочечку на поводке.

– Да, господин, – помощник склонил голову, не желая оспаривать решение. Ему и так досталось за некачественную замену. Хотя сомнения имелись. Как представитель клана Гадюк, он даже помыслить не мог, что может заставить императора принять решение об отречении одного из своих любимцев. – Какой из компроматов подготовить?

– Договор между императором и Питонами на убийство Дейре. Если старик не лишит Анера права наследования, Ингар Ондо узнает правду о том, почему Дейре зачахла и умерла у него на руках. Видимо, настало время напомнить глупцу, чем так опасны Бурые Медведи, что их сослали на окраины империи.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru