Клан Медведя. Книга 2. Чародей

Василий Маханенко
Клан Медведя. Книга 2. Чародей

Краткое содержание первой книги

Тридцатилетний верховный маг Ишар-Мор, относящийся к расе вальгов, прямоходящих ящериц, приговаривается к казни. За попытку свержения императора его лишили памяти предыдущих перерождений и изгнали из своего родного мира туда, где о магии даже не слышали. Однако палачи не учли фактора случайности – одновременно с изгнанием в другом мире проходил ритуал призыва души. Единственный сын вождя опального клана Бурый Медведь упал с дерева и находился на грани жизни и смерти. Прекрасно понимая, на что идут, лидеры клана обратились к своему духу-хранителю, и тот выдрал из Вселенной самую сильную душу, до которой смог дотянуться. Так вальг превратился в пятнадцатилетнего человека Лега Ондо. В его новом мире магия присутствовала, однако пользоваться ею Лег не смог – оперировать магическими способностями люди учились в шестнадцать лет, во время инициации. Отвечали за чудеса тотемы – духи зверей, дарующие своим кланам силу и две-три магические способности. Кроме этого, на планете обнаружились силовые камни – уникальные ископаемые, способные делиться магической силой.

Спустя полгода на межклановых соревнованиях для готовящихся к инициации подростков отряд Лега попал в засаду гоблинов, истинных жителей планеты. Всех друзей юноши убили, но ему удалось выжить. Лег научился управлять магическими линиями, порождаемыми силовыми камнями, и с их помощью смог победить командира отряда гоблинов. Юноша приготовился сражаться за свою жизнь, но неожиданно пришла помощь. Её оказал Ландо Слик, шестой сын Императора, невесть каким образом оказавшийся на окраине империи. Ландо вручил Легу стреломёт – запрещённое оружие для клана-изгоя. В качестве ответной реакции на свой дар представитель клана Гадюк потребовал от Лега год службы. Отказываться от такого юноша не имел права. По понятной лишь одному ему причине Ландо отправил сына своего заклятого врага в одно из самых дорогих и привилегированных учебных заведений – в подготовительный класс Академии при императорском дворце. Во время поездки Лег понимает: клан «Бурые Медведи» катастрофически отстаёт в развитии от всего остального мира. Машины на силовых камнях, одежда, здания, поезда – даже обычный провинциальный город смог впечатлить юношу. Однако обнаружилось и неприятное – в городах стояла страшная вонь, словно система канализации совершенно не работала. Жители настолько привыкли к этому запаху, что не замечали его, но для Лега это стало неприятным необъяснимым сюрпризом.

На поезд, где передвигался Лег, напали. Группа бандитов хотела уничтожить Ульму Релойт, лидера Пантер, второго по силе клана империи. Однако благодаря полученной способности управлять силовыми линиями, Легу удалось спасти старушку, чем он поломал планы таинственной организации «Алый бант».

В Академии Лег познакомился с двумя одногодками: Эльрином и Хадом. Совместные тренировки сблизили ребят, и довольно быстро они сдружились. После того, как ребята нарушили правила, их направили в канализацию – специальный полигон для тестирования способностей и добычи важных для Академии ингредиентов. У входа под землю друзья познакомились с двумя девушками: Лиарой и Белис. Объединившись, команда подготовительного курса направилась на минус третий уровень – у Белис оказалась карта канализации, и девушка рассчитывала получить достойную добычу. Вот только никто не думал о том, что уровень окажется захвачен огромными тварями, похожими на осьминогов. Ребята вступили в неравный бой, и лишь способность Лега оперировать силовыми линиями помогла ему спасти друзей.

В канализации Лег смог добыть статуэтку из кроваво-красного материала – один из семи кристаллов Богуша. Находку изъяли – владеть такими вещами простому студенту запрещалось. В Академию явился Император – чтобы лично наградить того, кто спас одну из его внучек. Легу ничего не оставалось, как подарить кристалл Императору, а тот в качестве ответного жеста снял с Бурых Медведей изоляцию, разрешив им развиваться. Кроме того, Ландо Слик вручил юноше портативный портальный камень – устройство, работающее по принципу телепорта и позволяющее шестому наследнику явиться на помощь. Этим даром Лег воспользовался практически сразу. Одного из его друзей, Хада, похитили. Темнокожий юноша являлся единственным выжившим потомком клана Серых Слонов, некогда управлявших Южной империей. Хад надеялся скрыться в Мираксе, императорской Академии Северной империи, однако его похитили и отсюда. Легу удалось найти место, где удерживали Хада, однако здесь он столкнулся с новым врагом – инферно. Так называли людей, что пошли по пути поглощения мифрила, теряя человеческий облик, но приобретая огромную силу. Ландо и его люди смогли ликвидировать угрозу, а Хад вошёл в семью Лега, превратившись в одного из Бурых Медведей.

Однако спокойствие продлилось буквально несколько минут. На Лега напали бандиты, хотевшие уничтожить Ульму Релойт, лидера клана Пантер. Легу удалось отбиться, захватить пленника и доставить его к резиденции второго по силе клана империи. Ульма рассказала юноше об истинном положении вещей – противники принадлежали загадочной организации «Алый бант», желающей дестабилизации государства. В качестве ответа на её спасение женщина отправилась вместе с Легом к нему в деревню, чтобы заключить с кланом Бурых Медведей договор на добычу железа. Это позволило Легу в компании с шаманом клана отправиться к ещё одному месту захоронений кристаллов Богуша и уничтожить его. Тот, кто соберёт статуэтку из семи частей, получит полную карту всех месторождений мифрила, а также начнёт управлять как инферно, так и ангелами – следующей ступенью модифицированных людей.

В качестве вступительного сочинения в Академии Лег пишет несколько глав одной из популярных книг своего прошлого мира. Текст ввёл в восторг кураторов, и они попросили юношу написать книгу целиком. Лег закончил книгу и выиграл состязание писателей. Попав во дворец Императора, юноша вместе с Лиарой нашёл последний, седьмой кристалл Богуша, однако по возвращении в Миракс добычу изъяли. Глава службы безопасности, являющийся старшим братом Ландо Слика, не желал усиливать империю, передавая ей такую ценность. Таким образом седьмой кристалл оказался спрятан подальше от Медведей и «Алого банта».

Успешно закончив учёбу и получив причитающуюся ему награду, Лег с друзьями отправился к себе в деревню, где должна состояться инициация. Причём не только Лега, но также Хада и Эльрина, что тоже решил стать членом клана Бурого Медведя. По пути на них напал представитель «Алого банта». Легу удалось вызвать Ландо Слика и совместными усилиями победить неприятеля. Бой показал, что в этом мире есть кто-то, кто умеет пользоваться магией, и с этим нужно что-то делать.

После инициации Хад стал сильным воином, получив возможность пользоваться магическими дарами тотемов. Эльрин – витязем, умеющим обучаться любой способности, использованной против него. Лег же превратился в чародея, легендарное и давно позабытое существо, одной своей волей творящее магию. Но этот дар не дался легко – для того чтобы им воспользоваться, Легу предстоит длительная прогулка в земли гоблинов.

Вот только вопрос – отпустят ли его туда?

Глава 1

– …таким образом мы смогли захватить ещё один рынок сбыта, что увеличило наши показатели на…

– Довольно! – лидер «Алого банта» поднял руку, обрывая доклад о финансовом состоянии организации. Дела шли в гору, кредиты текли на счета полноводной рекой, становилось больше подконтрольных кланов, однако всё это не радовало. Ощущение грядущей опасности упрямо твердило о том, что в мире происходит что-то невероятное, опасное и, если этим вопросом не озаботиться, можно потерять довольно много. Причём это ощущение появилось не только у него одного. Неожиданно в голове прозвучал чужой голос:

– У тебя минута, чтобы очистить помещение. Ты мне нужен. Выполняй.

– Все вон! Немедленно! – мужчина вскочил на ноги и с несвойственной его статусу торопливостью начал выпроваживать людей из кабинета. К тому моменту, как в центре помещения появилась проекция гостя, двери были плотно закрыты, а на них повешена защита по блокировке прослушивания.

– Учитель, – руководитель «Алого банта» преклонил колени, – рад приветствовать вас в своей скромной обители.

– Рикон, встань в круг, – потребовала проекция седовласого старика, указывая на место своего появления. На вид этому человеку можно было дать лет семьдесят, но только на вид. Лишь избранные знали истинный возраст теневого лидера мира и каждый раз, когда думали об этом, испытывали благоговейный трепет. Не каждому человеку даётся право прожить триста двадцать семь лет и оставаться таким же сильным, как и в начале своего пути.

Руководитель «Алого банта» подчинился, и пространство перед ним на несколько мгновений поплыло, чтобы оформиться в небольшую поляну, окружённую плотным серым туманом. Здесь уже находились остальные три ученика великого мастера. Рикон осмотрелся. Двое из них ушли в самостоятельное плаванье, создав «Алый бант» в Северной империи и «Белую лилию» в Южной. Двое остались вместе с учителем, продолжая постигать таинства магии. Слово взял старик:

– Сегодня в мире появился чародей. Тотем в ярости, требует его ликвидации. Нам неизвестна империя, где появился враг, так что придётся распределить силы. Рикон, ты займёшься своей Северной империей, Девит – Южной, Шармир – Западной. Вы должны найти чародея до того, как он обретёт силу. Если потребуется, проверьте каждого подростка, прошедшего инициацию за последний год, но найдите врага! Как найдёте – не церемоньтесь. Уничтожить сразу. Это приказ!

– Учитель, вы не назвали моего имени, – один из учеников склонил голову. Рикон внутренне поморщился – он всей душой ненавидел эту бездарность. Слабейший из всей четвёрки, завистливый, неприятный. Единственная причина, по которой это «тело» всё ещё входило в круг избранных, – оно являлось первым учеником. Именно с него более сотни лет назад учитель начал свой путь к величию и успел привыкнуть к этому слизняку.

 

– Для тебя тоже есть задание. Ты отправишься в земли гоблинов и уничтожишь алтарь Зул’вара. Давно нужно было это сделать… Даже если мы упустим чародея, он не сможет доказать Зверю своё право на обучение. Даю вам разрешение пользоваться любыми ресурсами для выполнения задачи. Привлекайте императоров, кланы, кого угодно, главное – найдите и уничтожьте врага. Я постараюсь выяснить у тотема больше данных. Всё, за дело! С каждой минутой чародей становится сильнее!

* * *

Сконцентрировавшись, я заставил силовые линии уплотниться, насытиться энергией и перетечь из невидимого состояния в огненный шар размерами с кулак. Уровень доступной маны скакнул вниз на четверть – в отличие от классических способностей, даруемых тотемами, работа с чистой энергией стоила гораздо больше, но результат мне нравился. Над моей раскрытой ладонью появилось смертоносное маленькое солнце, нарушая все возможные законы. Причём как физики, так и магии – создание сущности без способности считалось невозможным.

– Отлично! – произнёс Баркс, шаман клана Бурых Медведей и по совместительству дед моего отца. – Теперь отправляй шарик в цель. Мысленно его удерживай, поворачивай ладонь к цели и заставь поработать силовые линии.

Я усмехнулся и отправил огненный сгусток в цель – расположенный в пятидесяти метрах от меня манекен. Татуировка 50/50, что осталась у меня на плечах после встречи с тотемом, позволяла взаимодействовать с предметами даже на таком удалении. Но не больше. Манекен тряхнуло, и в нём образовалась сквозная дырка, опалённая по краям.

– Собственно, на этом наши уроки закончились. – Баркс деловито уселся на землю, достав откуда-то из многочисленных карманов длинную трубку. С кончика его указательного пальца соскочила небольшая искорка, и через пару мгновений довольный шаман задымил трубкой, погрузившись в собственные мысли. В таком состоянии беспокоить старика бесполезно. Даже если удастся его растолкать, максимум, чего можно добиться – заработать себе парочку увесистых подзатыльников. Проверено на собственном опыте. Сконцентрировавшись, я вывел перед глазами доступные мне способности и активировал «Возвращение домой» – идти пешком от пещеры шамана категорически не хотелось. Пространство вокруг меня превратилось в серый туман, чтобы через мгновение оформиться в главный зал дворца.

– Отец, Ландо, – я кивнул двум мужчинам, но меня проигнорировали. Всё внимание вождя клана Бурых Медведей и шестого наследника престола сосредоточилось на небольшой доске, уставленной странными фигурами. Как мне удалось узнать, называлась эта игра шахматы, и в ней были такие запутанные правила, что я даже не пытался их понять. Запомнил – да, понял – нет.

– Дружище, подожди меня! Я скоро! – Эльрин обнаружился неподалёку от игроков, внимательно наблюдая за партией. Вот кому действительно была интересна вся эта возня на доске. Я зевнул от скуки и едва не зарычал, недовольный сам собой. Заставив мысли собраться в кучу, я навис над доской, пытаясь понять логику ходов. Шахматы нагружали мозг, заставляя работать те участки, что у многих людей атрофировались за ненадобностью. Например, как у меня. Вновь накатила волна гнева, но я смог её подавить. То, о чём говорил тотем во время инициации, накрыло меня с головой – теперь уже и мне самому стало ясно, что со мной творится что-то непонятное. То, что раньше я решал логикой и здравым смыслом, перешло под управление эмоций и импульсивных желаний. Постоянная лень, необходимость бороться с самим собой, нежелание учиться чему-то новому, жажда отвертеться от работы – от предыдущего Лега мне досталось ужасное наследство. И, что злило меня больше всего, – прямо сейчас поделать с этим я ничего не мог. Это стало частью меня.

Ландо выиграл партию, но мой отец потребовал реванша. Наследник с лёгкостью согласился – ему нравилось побеждать Ингара, пусть даже и в такой малости. Мне же оставалось лишь вздохнуть и отправиться во двор тестировать стреломёт. Я уже знал, что наш дух-хранитель подложил мне хорошую свинью – дарованное тотемом оружие не имели права забирать даже во дворце. Собственно, поэтому вокруг императора постоянно кружили гвардейцы – чтобы ни у кого не возникло желания навредить лидеру государства. Сделать это, конечно, было достаточно тяжело, учитывая рейтинг нашего правителя, но рисковать никто не желал. Вокруг императора имелась «зона отчуждения», самовольное пересечение которой каралось смертной казнью, что делало видимость некой гарантии безопасности, так как всем без исключения тотемы вручали оружие ближнего боя. Вернее, почти без исключения, потому что мой стреломёт разительно выделялся на общем фоне. Прицельная дальность на сто метров, стрельба велась не стрелами, а сгустками энергии, барабан ёмкостью в тридцать выстрелов, возможность заряжать барабан как силовым камнем, так и собственной маной, тратя на это всего пять единиц. В общем, не оружие – сказка. А если взять в расчёт, что искрящиеся снаряды с лёгкостью пробивали броню инферно с десяти шагов, – так и вовсе нечто невообразимое. Когда Ландо увидел, что может творить моё именное оружие, он едва не прикончил меня на месте. Опять же – от греха подальше. Но самое ценное в именном оружии оказалось то, что его невозможно потерять. Собственно, поэтому его и не забирали во дворце – бесполезно. Стоило пожелать – как невесть откуда в руках человека появлялся дар тотема. Работал такой призыв всего раз в сутки, но даже полное уничтожение не могло запретить оружию явиться в руки своему владельцу. В общем, со стреломётом было всё непросто и, как я уже точно понимал – опасно.

Что касается всего остального… Казалось, что за три дня, что прошли с момента инициации, я узнал больше, чем за всё прожитое в этом мире время. Прежде всего разобрался с магией. Если убрать в сторону непосредственную работу с силовыми линями, что мы недавно тестировали с шаманом, то остальная магия этого мира представляла собой нечто странное – кроме непосредственно маны тотемы даровали каждому избранному тайный список, видимый только самому человеку. Стоило пожелать воспользоваться способностью или именным оружием, как список автоматически появлялся перед глазами, показывая доступные способности, их описание, количество маны, что требовалось для активации, и, что немаловажно, остаток этой самой маны. Хочешь воспользоваться даром тотема – мысленно концентрируешься на нем глазами и активируешь. Настолько убогой реализации магии даже сложно себе представить. Память последнего перерождения подсказывала, что работал там я непосредственно с силовыми линиями, не задумываясь о том, сколько маны у меня осталось или какими способностями я могу пользоваться. Маги заставляли силовые линии подчиняться их воле, выстраиваясь в нужную форму или конструкцию. Ровно всё то, что я проделал с огненным шаром. Я не помнил самого обучения, но мне почему-то казалось, что учили нас не запоминать списки способностей, а оптимально работать с линиями, чтобы расходовать ману как можно меньше. Потому что тратить четверть доступной маны на какой-то огонь – не самый правильный расход сил.

Стрелы уходили к цели одна за другой, но назвать стрельбу качественной я не мог. Да, точность поражения составляла сто процентов, да, манекен после десяти выстрелов превращался в обугленное чучело, но сам процесс… Как я ни старался, разогнать оружие быстрее трёх выстрелов в минуту у меня не получалось. Каждые двадцать секунд – да, без вопросов, но не меньше, что бы я ни делал. И это обещало стать достаточно серьёзной проблемой – моё предыдущее оружие с лёгкостью делало выстрел каждые две-три секунды. Не таскать же с собой два стреломёта? Выходит, мне нужно дополнительное оружие – какой-нибудь шест, благо пользоваться им я умею если не на уровне мастера, то на уровне хорошего ученика точно.

– Лег, нас вызывают. Пора, – Хад отвлёк меня от тренировки. Наконец настал тот самый момент, которого я ждал. Меня не отпустили к гоблинам ни в первый, ни во второй день, что меня разозлило и заставило всем заявить, что на третий день я уйду в любом случае. Взрослые услышали и наконец соизволили поделиться планами.

– Твой уход к гоблинам прямо сейчас невозможен, – отец не стал ходить вокруг да около, с ходу припечатав своим решением. Вот только подчиняться ему я не собирался. Пожав плечами, я спокойно заметил:

– Значит, кому-то придётся смириться с тем, что невозможность порой реализуется. Отец, у меня нет времени на раскачку. Я понятия не имею, каким образом заработать уважение гоблинов, тем более западных. Чем раньше я окажусь в их землях, тем больше времени у меня будет на то, чтобы с этим разобраться.

– Какой настырный Медвежонок… – слово взял Ландо Слик. – Нет, мой косматый друг, никуда ты сейчас не пойдёшь, иначе подставишь клан. Первый, что у тебя?

– Господин. – Из тени вышел командир отряда разведчиков, работающих на шестого наследника. Я никак не отреагировал – то, что он стоит там, я обнаружил ещё на подходе к дому. Работа с силовыми линями с каждым днём давалась мне всё проще, так что не заметить специфичную для инферно броню я не мог.

– За последние сутки по империи начались необоснованные проверки всех шестнадцатилетних подростков. Работают люди вашего четвёртого брата, господин, но не только они – были замечены несколько десятков незарегистрированных инферно и даже один ангел. Суть проверки не ясна. По словам тех, кто её прошёл, их тестировали на каком-то устройстве, якобы для проверки уровня магических сил. Кого-то они ищут.

– Я даже знаю, кого конкретно, – Ландо посмотрел мне в глаза. – Мой старший брат не попал в когорту избранных, что работают на благо государства, так что порой позволяет себе много чего лишнего. Его личная гвардия превосходит мою в несколько раз. Не удивлюсь, если он работает на «Алый бант» или, что тоже нельзя исключать, является его основателем. Просто так он ничего не делает. Кому-то стало известно о том, что в мире появился чародей. Прошло всего три дня с момента твоего появления. К этому готовились, раз у них сразу появилось устройство. Это говорит только об одном: чародеи – не нечто уникальное. Они существовали и раньше, но информация о них была тщательно удалена из всех источников. Если ты исчезнешь, то остальные поймут, кем ты являешься. Даже думать не буду о том, что ждёт всех Медведей в этом случае. То, что у вас теперь три витязя, не поможет справиться с тремя-четырьмя ангелами. Вырежут всех – в этом у моей родни опыт огромный.

– Господин, это ещё не всё. Поступила новая информация – проверки проводятся во всех трёх империях. Наши западные и южные друзья сообщают об аналогичных действиях представителей правящих семей. И везде появляются неучтённые инферно и даже ангелы, контролирующие неотвратимость процедуры.

Разведчик умолк, и вместе с этим в зале повисла тишина.

– Они не знают, где конкретно появился чародей, так что Легу ничего не грозит. Что, если… – начал было Эльрин, но Ландо жестом заставил его умолкнуть. Однако не меня, и я озвучил очевидное. То, о чём все почему-то старались умалчивать.

– «Алый бант» не замыкается только на нашу империю. Они работают сразу во всех… Четвёртый наследник не мог основать такую организацию. Даже если он на неё работает, то не более чем простой исполнитель.

– Проклятье, – выругался Ландо. – Я практически был уверен, что это его детище… То, что начались поиски везде, говорит о том, что в деле замешан тотем.

– Есть дополнительная информация, – напомнил о себе разведчик. – Поиск идёт только среди тех, кто обладает маной. Клеймо не смотрят, но, по предварительной информации, клейма подростков показываются на устройстве. Простых ребят не трогают.

– Ищут твои показатели, – Ландо вновь посмотрел на меня, – значит, Эльрин и Хад смогут пройти проверку, разве что к цифрам возникнут вопросы. Но Лега они сразу вычислят.

– Если он не закроется, – неожиданно заявил Баркс. – Линии он видит, контролировать их умеет, значит, сможет полностью замкнуть их на себя. Пусть и временно, но превратится в нулёвку, человека без маны.

– Если у него не будет маны, Миракс окажется для него закрыт.

– Не совсем, – лукаво подмигнул мне шаман. – Двери императорской Академии открыты для Лега постоянно. Своё право на обучение он получил. Всё, что нужно – обучить его закрываться, а также выдумать логичную и правдивую легенду, почему успешному выпускнику подготовительного курса тотем не даровал право распоряжаться маной. О таких прецедентах я не слышал.

– Тут и думать нечего, – Эльрин пожал плечами. – Лег шёл после меня, так что тотем выдохся. Я получил витязя, Лег – дырку от бублика и стреломёт в качестве компенсации. Камнями пользоваться может, но только для того, чтобы зарядить своё оружие. Вот и всё!

– Я не позволю тебе слить себя! – рявкнул Ландо. – Как только император узнает, что у Медведей появился витязь, он прикажет изучить тебя вдоль и поперёк, чтобы понять наконец принцип передачи способностей. Поэтому кланы стараются скрывать факт появления витязей.

 

– Значит, тебе нужно придумать способ, как меня спасти от деда, – Эльрин окончательно принял решение. – Я должен Легу две жизни, неужели ты думаешь, меня остановит угроза того, что мне могут навредить? Хоть от одного клейма избавлюсь.

Вторую татуировку Эльрин заработал там же, где и Ландо – в поезде, когда на нас напал представитель клана Львов. Вот, кстати, ещё один вопрос, который не давал мне покоя – один из лидеров «Алого банта» умел пользоваться магией. Где он научился этому? Это не были какие-то способности тотема – это было именно оперирование силовыми линиями, по-другому заблокировать превратившегося в туман шестого наследника просто никак бы не получилось.

– Лег, ты сможешь закрыться? – Ингар обратил внимание на сына. – Стать нулёвкой?

– Нужно пробовать, – честно ответил я и тут же добавил: – Хотя мне кажется, что всё, о чём вы здесь говорите, лишено смысла. Я не собираюсь в Миракс – мой путь лежит на северо-запад. К гоблинам и алтарю Зул’вара. Почему-то вы постоянно забываете об этом. И если я не доберусь до цели за год, мне и закрываться не придётся – тотем заблокирует мне всю магию.

– В Миракс можно поступить только в шестнадцать, – спокойно ответил отец. – Если ты опоздаешь на год, эта Академия станет для тебя закрытой, а она, как ни крути, лучшая в нашей тотемом забытой империи. Тебе нужно там появиться, отучиться месяц, получить задание для курсовой работы и разрешение на то, что выполнять ты его будешь вне стен Академии. Ландо этому поспособствует. За время отсутствия ты должен будешь не только выполнить свою работу, но также выучить все учебники и подготовиться к сдаче физических нормативов. В последнем тебе поможет Тень – она отправится к гоблинам вместе с тобой. Учти – готовиться и сдавать экзамены ты должен как нулёвка. Это сложно, но реально. До тех пор, пока мы не поймём, что тебе ничего не угрожает, весь мир должен считать тебя лишённым маны.

Я недовольно засопел – мне не нравилось то, что порешали без меня. Какой-то частью сознания я понимал их логику, но принять её было выше моих сил.

– Хорошо, представим, что он закроется, – Ландо решил подлить масла в огонь. – Будет обучаться в Мираксе, хотя я не знаю, как на это отреагируют остальные. Но вот что я точно могу сказать – Лиара не сможет с ним общаться. Ингар, ты не хуже меня знаешь закон.

– Лишённый маны человек не имеет права на отношения с членом императорской семьи, – задумчиво протянул мой отец и уже решительнее добавил: – Легу придётся принять это. Как и ей.

– Даже не думайте! – зло прорычал я. Во мне сейчас говорила не логика, а то, что мне всучил ушедший в историю подросток. Видимо, настал момент, когда стоит дать ему волю. – Лиара будет знать правду обо мне и том, что я задумал. Я не намерен отказываться от своей девушки, даже если против меня пойдёт вся империя и весь «Алый бант»!

Ландо скривился, словно проглотил что-то кислое и неприятное.

– Тридцать лет назад я уже слышал похожие слова. У Медведей что, пунктик по поводу отношений с отпрысками Гадюк? Совсем жить без нас не можете?

– Ты в ней уверен, сын? – Ингар проигнорировал реплику недруга.

– Она никому ничего не сказала насчёт седьмого кристалла Богуша, что затем спрятал магистр Эйро, так что да – я в ней уверен.

– Анер будет в ярости, – заметил Ландо. – Это грозит ещё большими проблемами, чем стреломёт. За Легом отправят Архо, и Тень ничего с ним поделать не сможет. Так что, если ты готов умереть – можешь продолжать отношения. Хотя я уверен в Лиаре – она справится с эмоциями и сама оборвёт все связи с нулёвкой. У тебя даже возможности ей что-то объяснить не будет – она с тобой разговаривать не станет.

Архо – ангел, работающий на Гадюк, но при этом не входящий в их семью. В неофициальном рейтинге поглотителей мифрила он находился на третьей строчке, уступая лишь самому императору и его старшему сыну, Дарсу. Тень, лишённая права называться моей бабкой, располагалась на десятой строчке. И это только те ангелы, о которых было доподлинно известно. Как уже успел заявить разведчик, в нашей империи появились те, кто не входил в рейтинги.

– Зато прекрасно поговорит с двоюродным братом, невесть каким образом ставшим витязем, – Эльрин вновь вмешался в разговор. – И я даже не подумаю скрывать от неё правду. Раз Лег ей верит – поверю и я.

– Хорошо, с Анером я поговорю и постараюсь его образумить. В крайнем случае – отправлю Архо выполнять какое-нибудь поручение… – задумчиво произнёс Ландо после долгой паузы. – Но всё это бесполезно, если Лег не сможет закрыться и его вычислят прибором. К тому же что-то нужно делать с его татуировкой. Если кто-то, пусть даже случайно, увидит эти цифры, весь наш план не будет стоить и выеденного яйца.

Я ощутил жжение в районе плеча. На то, чтобы закрыться, мне потребовались считанные мгновения – сказывался опыт работы с силовыми линиями и наблюдение за тем, что делал ректор при блокировке кристалла Богуша. Там он полностью закрыл от остального мира порождаемые кристаллом линии, превратив его в обычный камень. Что-то аналогичное сделал и я, спрятав свою силу внутри дополнительного энергетического кокона. Почесав саднившее плечо, я вернул всё обратно и облегчённо вздохнул – блокировка закрыла от меня способности тотема, но не возможность видеть и оперировать магическими линиями. Вновь заболело плечо, и я с раздражением снял рубашку, уставившись на татуировку. Ничего не изменилось – татуировка 50/50 висела на своём месте, разве что покрасневшая кожа вокруг неё указывала на то, что цифры появились только что.

– Ты чего это тут устроил? – спросил Эльрин, но вместо ответа я вновь заблокировал свою магию. Плечо привычно начало саднить, и теперь я увидел причину. Цифры, выдававшие во мне чародея, исчезли!

– А вот о таком я даже не слышал, – задумчиво почесал затылок Баркс, всматриваясь в плечо. – Поверьте, слышал я о многом, но точно не о таком.

– Да, это вяжется в легенду, что тотем устал возиться с витязем и на Лега у него просто сил не хватило. Мало того, сама татуировка говорит о том, что её обладатель имеет право поступить в Академию. Вот только как к этому отнесутся остальные? Ибо такого точно никто не видел.

Я вынужден был согласиться, задумчиво вглядываясь в новое изображение. Татуировка не исчезла, как я думал изначально, она изменилась. Причём так, что впору уподобиться шаману и начать чесать затылок в полной задумчивости. То, что маг может иметь цифры 0/0, мне даже в голову прийти не могло.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru