Выпавшие

Ваня Кирпичиков
Выпавшие

Часть 1

Ииуй Хорив трудился на заводе. Безмолвно. Усердно. Уныло. Так надо было. Выполнял ежедневные рутинные манипуляции со своим телом-экзотикой и с каким-то материалом-сырьём. Кто был главный – тело или сырьё – Ииуй не понимал.

Добирался до работы на автобусе. Люди в транспорте были всегда одни и те же – заводчане, так надоевшие Ииую. Заходя в эту механическую повозку, Хорив не обращал внимания на окружающих – так ему все опостылели. Он словно попадал в зомби-автобус, где все сидели со своими думами и не обращали свои взоры на соседей. Каждый находился в своей колбе, под своим псевдожизненным зонтом-гробиком. Время замирало или умирало, когда Ииуй ехал в этом катафалке.

И все же странным образом его внимание привлек один человек без возраста. Он хоть и сливался с заводской братией, но по каким-то неизвестным признакам имел отличительные черты. Ииуй не мог понять, что же такого уникального в нем было. Одет объект был невзрачно. Внешне себя никак не проявлял. Одним словом, ничем не выделялся из серой массы анархо-зомби-заводчан.

Если раньше Ииуй, заходя в автобус, сразу же поворачивал голову в окно, чтобы не смотреть на ненавистных пассажиров-манекенов, то теперь искал в склепе-автомобиле любопытного для себя человека. Хорив стал следить и пытаться понять, что представляет собой данный человеческий объект. Но с течением времени ничего выдающегося выявлено не было. Биологический тип был немногословен, тих. Ни с кем не конфликтовал. И был незаметен в общей зомбосмеси.

Странно было только одно – каждый раз он заходил в автобус на разных остановках маршрута, а когда выходил, то останавливался и подолгу стоял, как будто что-то или кого-то ожидая. “Бесцельное блуждание!” – заключил Ииуй. Ему был интересен объект и посему он один раз вышел с автотранспорта вместе с изучаемым. Тип просто стоял и смотрел в никуда, изредка поворачивая голову. В глаза была пустота, которая непонятна никому, кроме собственника. Через некоторое время исследуемый снова зашел в автобус уже другого маршрута. Ииуй последовал за ним. Вскоре молчаливая субстанция в очередной раз покинула авто и вновь расположилась на территории остановки, бессмысленно занимая пространство.

В этот день Ииуй Хорив прогулял работу. Он параллельно двигался с объектом внимания, пытался что-то уловить в его действиях, как-то осмыслить загадочного человека. Но ничего не понял. Подопытный просто бессмысленно ездил в общественном транспорте, ни с кем не общался и скорее всего никого не ждал. Он был в движении, существовал. Если окружающие ехали куда-то по своим делам и с какой-то надобностью, то этот тип бесцельно пребывал в автобусно-остановочном мире.

“Что ему нужно? Для чего он? Каков его смысл? Если у него дом, семья, дети, друзья? А куда он уходит вечером, когда транспорт заканчивает движение? Или он стоит до утра, ожидая возобновление работы машин? Где он спит и где ест?” – такие вопросы задавал себе Ииуй, ежедневно видя человека-загадку. Обуреваемый вопросами, Хорив решился пойти на контакт с объектом, начав потустороннее общение дежурной фразой:

– Добрый день, подскажите, который час?

– Какой час? Я не знаю. Мне это не нужно, – коротко и сухо ответил тот, отвернувшись от Ииуя.

Хорив не сдавался:

– Но позвольте, как вас зовут? Меня – Ииуй.

Наконец объект знакомства решил ответить:

– Немногие меня Агриппой зовут. Я им доверяю. Тебе – нет. Ты не наш.

– Что значит ”не наш”? – любопытствовал Ииуй.

– Не наш. Я вижу. Своих сразу узнаю. Наши есть везде. Среди ваших. Все наши незаметны, как и я. И общаюсь я только со своими. Их мало, но они есть. А ты не наш…– протараторил субъективный объект или объективный субъект, в очередной раз отвернувшись от Ииуя и дав понять, что не готов продолжать беседу.

– А чем я отличаюсь от твоих, чем на вас не похож? – не сдавался Хорив.

– Вы – другие. Не мы. Вы только внешне похожи на нас. У вас есть цели, вы к чему-то стремитесь, чего-то добиваетесь, какой-то смысл ищете. Куда-то рветесь ввысь, вперед, с надеждой. Мучаетесь. Страдаете. Суетные вы. Ущербные, одним словом, – нехотя и медленно ответил Агриппа.

И через секунду продолжил:

– Бесполезные движения делаете. Вы зачем нужны? Вы не знаете кто вы и какова ваша цель здесь. Вы просто никому ненужный материал. Хлам. Вас зомбировали идеями развития и прогресса. Несчастные. Вы великий обман. Вы неинтересны для меня, нас. Мы избегаем вас, вы порча и проказа. Поэтому мы немногословны. Мы двигаемся здесь, как в зловонном болоте, остерегаясь заразы и тухлого воздуха. Но это наша стезя, наш смысл, наша идея. Мы смотрящие, мы должны быть здесь, иначе….

Агриппа резко оборвал речь и вскочил в автобус. Ииуй остался на остановке в собственных мыслях. Он пытался соединить все сказанное Агриппой в связанную для себя теорию, но зацепиться было не за что – сплошные загадки. Особенно озадачила фраза про скрытую миссию, возложенную на Агриппу и ему подобных. “Кто он? Где они? Какова их цель?” – такие вопросы крутились в голове Хорива.

В последующие дни он искал глазами Агриппу в автобусе, на улице. Но незнакомец исчез. Больше Ииуй Хорив его не видел. Через несколько месяцев, уже забывая о странном человеке, Ииуй обратил внимание, что в хлебном магазине в очереди стоял неприметный молодой парень. Хорив каким-то чувством сообразил, что этот организм был из тех, из Агрипповских. Парень постоянно крутился около хлебного магазина и смотрел на окружающих так, как будто их не существовало. Казалось, что он тут вечен. ”Они есть. Действительно…” – подумал Ииуй, имея в виду Агрипповскую касту. Не задумываясь, Хорив обратился к нему:

– Уважаемый, скажите, где найти Агриппу?

– Он…наблюдает, смотрит. Занят, – медленно проговорил парень.

– А вы тоже смотрите? – слегка улыбаясь, иронично спросил Ииуй.

– Да. Только я по-другому смотрю, не так, как Агриппа. Он сейчас в другом месте. Там быть важнее.

– А какова цель ваших, так сказать, смотрин? – уже с забавой спросил Ииуй.

– Вы неинтересны. Ваша порода разложилась, а мы бдим. За теми.

– “Теми”…– повторил Ииуй. Ему наскучила постоянная загадочность, недоговоры. Хорив уже нервно и жестко спросил парня:

– Кто такие ”те”? Кто “вы”? И кто “мы”? Отвечай.

– Вы – “падшие”. Так вы у нас обозначены. Мы на вас только внешне похожи, но у нас нет отцов и матерей. Мы не родились. Мы другие, мы “истинные”. Нам неинтересны ваши ценности, если их так можно назвать. Мы всегда были. Мы блуждаем среди вас, бдим и смотрим за теми. Те противостоят нам. Они тоже блуждают среди вас и нас. Они тоже похожи на нас и вас. И они враги нам…Они скрытны и, пожалуй, вы их не выявите никоим образом.

– Но я же вас обнаружил, – выпучил глаза Ииуй. – Может и их найду.

– Они неотличимы от вас. Никак. Они стопроцентное подобие вам. Но они не вы и не мы. Если вы смогли нас кое-как обнаружить, то их вообще не удастся никак. Они завуалированы, но мы пытаемся их найти, иначе…– тут незнакомец внезапно остановился, как будто что-то уловил.

– Что “иначе”? – монотонно долбил неизведанную стену Ииуй.

– Иначе…все исчезнет. Из-за них – “выпашвих” – так мы их называем. Они здесь случайны и находятся без понимания своего предназначения – нам так кажется. Откуда они появились – непонятно. На контакт не идут. Но это не главное, а суть в том, что они, пребывая здесь, делают так, что исчезает часть существующего пространства. Часть этого мира просто растворяется в никуда. Вам может и незаметно, но мы видим, как моментально исчезает. Куда пространство уходит – непонятно. На месте пропавшей материи образуется пустота. Она не может ничем быть заполнена. Это просто пустота. И ее становится все больше. Пустоты увеличиваются, растут. Скоро не будет материи, будет одна пустота. В этом виноваты те – “выпавшие”. Мы хотим остановить этот процесс, иначе будет крах существующего мира, смерть материи и всего. Мы не знаем, как им противостоять, пока только наблюдаем, пытаемся понять их поведение и проследить хоть какой-то закон появления их здесь. Они реально губят мир. Может даже неосознанно. Но факт налицо – при появлении их пространство стало исчезать.

Рейтинг@Mail.ru