Дети войны. Дети Победы. Книга воспоминаний

Валерий Владимирович Лохов
Дети войны. Дети Победы. Книга воспоминаний

Вот что вспоминает Валентина о днях оккупации фашистами. «Два с половиной года вся Орловская область была под немцами. И в нашей деревне стояла их небольшая часть, но к нам в дом они не заселились потому, что мы жили очень бедно. У нас даже дрова отсутствовали и печку топили травой и соломой, которые прогорали очень быстро. Холод и постоянный страх. Еда без соли, которой были крохи. Немцы в деревне не лютовали. Отнимали еду, скот, но над людьми не издевались. А вот в соседней деревне они лютовали, так как партизаны им не давали покоя. Жгли дома, убивали людей, детей бросали в колодцы. Немцам тоже доставалось. Не только от авиации и партизан, но и от мороза. В суровых Условиях России находиться не просто. Сильные морозы, пурга, снег в два человеческих роста.

Немцам приходилось чаще расчищать от наметов дороги, чем воевать. Когда началось их отступление, они оставили много техники, снаряжения. Жители Орловской области все это подбирали и использовали в своих хозяйствах. У фашистов кроме техники, машин, мотоциклов, были кони. Настоящие тяжеловозы особой породы. Здоровые, ноги огромные. Эти лошади таскали пушки. Один раненый конь был оставлен немцами и в их деревне. Жители его вылечили, выходили и потом он работал как трактор – все на нем возили. После войны с бабушкой. Очень бедно и впроголодь. Когда Валентине исполнилось 17 лет, и она закончила школу, неожиданно пришло письмо от отца. Он приглашал ее переехать к нему в Зейско-Чунский район, поселок Потехино. Бабушка умерла к тому времени, и Валентина решилась на дальнюю поездку. В кармане два рубля, а дорога дальняя, 17 дней в пути. Купив булку хлеба, она отправилась к отцу. Эта булка закончилась через десять дней, Валентина приехала на станцию Тында.

Неприветливая, пока чужая, она едва нашла место, где смогла провести ночь. Все боялись людей. Кругом грабежи и разбои. На другой день отправилась далее и вскоре добралась до деревни Зея. Но река обмелела, и плыть на пароходе было невозможно. До поселка Потехино необходимо плыть по реке. Ждала, пока вода н6е поднялась. Опять нужно ждать, а жить не на что. Но нашлись добрые люди, приютили на время.

У отца с мачехой Валентина прожила два года. Там встретила своего будущего мужа. В 1958 году вся семья перебралась в Усолье-Сибирское, по приглашению родственников мужа. Всю дальнейшую жизнь Валентина Александровна проработала в образовании. Память прекрасно сохранила те давние события. Особенно войну. Там осталось так много боли, страхов, горя и дай Бог, чтобы не было войны – это страшно».

Людмила Федоровна Кротова

Родилась 22.06.1938 года в городе Бежица Брянской области. Все случилось в 1942 году, когда Людмиле было уже четыре года, и память сохранила некоторые моменты этого времени. Уже вовсю шла война, которая не обошла стороной и ее семью. В город вошли фашисты. С ними повелась партизанская война, и немцы жестоко обходились с местными жителями, мстя за убитых солдат и офицеров.

Люда хорошо помнит этот ужасный ров и мать, прижимающую ее к себе. Они были уже не первыми, кого подвели к краю рва. Она видит, как шевелятся там еще живые, слышит их стоны и проклятия. Провал в памяти. Но она очнулась, когда чьи-то сильные руки схватили ее и вытащили из-под кучи тел. А потом ее везли в далекую Сибирь. Привезли в город Бодайбо, в прииск «Апрельский», где установлен памятник расстрелянных на Лене рабочих в 1909 году.

На этом прииске она проучилась до 7-ого класса. Была альтернатива. Продолжать учиться, надобно ходить в школу за 6 километров, или отправиться в Иркутск. Выбрали в областной центр. Плыли на барже по Лене. Докучали вши, перхоть. Но добрались до Осетрово (Усть-Кут) и далее на пароходе «Карл Маркс» до Иркутска.

Поступать хотели в авиатехникум, но опоздали, набор закончился. Привезли девушек в поселок Тельму и разместили в детдоме. На то время Люде было 15 лет, и их направили учиться в ФЗО швейной фабрики обучаться специальности швеи-мотористки. Окончив обучение, отработала на фабрике три года, проживая это время в общежитии. По призыву хотели поехать на «Мамслюду», но отправили в Свирск обучаться специальности маляра, каменщика. Но Людмила поступила по-своему. Она уехала в Усолье-Сибирское и обосновалась в этом понравившемся ей городе. Шел 1958 год. Она устраивается на работу в трест ВТС. Но вскоре перешла работать в артель «Наша сила».

В 1959 году увольняется и приходит работать на Усольскую швейную фабрику «Ревтруд», где отработала 25 лет швеей, а затем заведующей складом. Но реальности жизни заставили уйти на работу на Усольский мясокомбинат. К тому времени у нее было уже трое детей. Работала там до 1995 года и ушла на пенсию. Но еще продолжила работать техничкой в д/к Химик.

Муж, Дмитрий Александрович Локис, умер в 1994 году. Прожили с ним 25 лет, вырастив троих детей. Уже есть внуки и правнуки. Дочь сына Сергея, Настя, оказалась очень талантливой девочкой. Пройдя кастинг, она предстанет перед Максимом Галкиным в одной из его передач по телевидению.

А от войны у Людмилы на голове появились седые волосы. И еще она часто вспоминает, как люди пошли в лес, спрятаться от нагрянувших немцев. А скот остался дома. И когда утром они вернулись в свои дома, тут и нагрянули фашисты, согнав жителей ко рву…

Ольга Ивановна Китаева (Иванова)

Родилась 3 октября 1928 года в селе Усть-Када, Куйтунского района, Иркутской области, в большой, многодетной семье, состоявшей из десяти братьев и сестер. Шестеро братьев и четыре сестры. Жили бедно, но очень дружно. Отец, Иванов Иван, работал скотником на местной животноводческой ферме. Мать, Феодосия, занималась своим хозяйством и воспитанием многочисленной детворы. Вскоре мать ослепла, и вся нагрузка легла на плечи детей, которые были приучены к труду и в делах помогали друг другу.

Когда началась война, трое братьев ушли на фронт. В 1942 году умер отец. Ольга и старшие дети работали в колхозе, выполняя посильные, а порой и трудные работы на посевной, прополке, уборке урожая. На лошадях возили из леса дрова, пасли скот. Не смотря на это, всегда хватало одежды, обуви. Особенно донимал голод. Ели все, ботву, крапиву, лебеду, мерзлую картошку, шелуху. Все зерно, мясо отправлялось колхозом на фронт.

В 1944 году умерла мать, и дети остались сиротами. Еще труднее становилась жизнь. Но в этом же году с фронта вернулся старший брат Петр, который служил летчиком и пришел домой после ранения. Вернулись с войны еще два брата, Павел и Глеб. Оба с тяжелыми ранениями и осложнениями.

В 1950 году Ольга вышла замуж. Родила двух сыновей. Работала в колхозе. Муж, Михаил, работал шофером. Жизнь становилась лучше. В 1954 году семейство переезжает в Усолье-Сибирское. Работала на ДОЗе котельщицей. Затем перешла на работу на сользавод в столовую в качестве повара. С нее ушла на пенсию, но еще продолжала работать до 60 лет, которые пришли в 1988 году. В 1981 году муж умер (погиб). В 1955 году у нее родилась дочь, Лида, а в 1959 году дочь Таня.

У Ольги Ивановны 6 внуков, 5 правнуков и уже есть праправнучка. Счастливая бабушка полна оптимизма и сегодня. Привыкшая трудиться, она работает на даче. Любит петь песни, дружит с большой родней и соседями.

Награждена: медалью «Ветеран ВОВ»;

медалью «Ветеран труда»;

знаком «Ударник коммунистического труда»;

медалью «Труженик тыла».

Евгения Агаповна Карлова (Нечипоренко)

Родилась в 1931 году в селе Кутень. В настоящее время переименовано в Приангарск, Быркинского района, Читинской области. Рядом с рекой Аргунь. С 1935 года проживает в городе Усолье-Сибирское.

Я стою на рубеже прожитых мною девяносто лет, и не было дня, чтобы я не перелистывала страницы жизни, особенно те, где была война. Там живут вспышки памяти далекого детства, словно это происходило не так давно. Такой яркий, незабываемый след они оставили своей необычностью. А что я помню о войне?

Она отлегла в еще детской, крепкой памяти бесценным грузом, который сохранится и после моего окончания земного пути. Вот мы с мамой остались у барака в ожидании возвращения брата, который прибавив себе два года, ушел на фронт. Девять лет пребывали в ожидании самого дорогого для нас человека. Все прояснилось позже. Он с боями прошел Австрию, Болгарию, Берлин. После Победы прослужил еще пять лет в армии. Вернулся в 1949 голу. Но тяжелые ранения дали о себе знать. Лечился в военном госпитале в городе Сочи. Но не выжил, умер.

Училась в школе №8 п. Каркасный, которая располагалась в бараке. Было жутко холодно. Верхнюю одежду не снимали. На переменах грелись у печки, отапливаемой дровами, которые пилили сами. В «непроливашках» замерзали чернила. Один учебник на четверых. Тетрадей не было. Писали на газетах между строчек. Утром, перед занятиями нас выстраивали в линейку в коридоре школы и мы все дружно и громко пели песни. Чаще всего о священной войне, «Три танкиста», «В землянке», «Огонек», которые также исполняли перед ранеными бойцами в госпитале на курорте, в корпусе №2. Однажды директор школы Анна Яковлевна Прелухина принесла и показала газету со снимком Зои Космодемьянской с петлей на шее. Волосы запорошены снегом. Девушку только что сняли с виселицы. Что-то ужасное, жуткое вошло в душу. Слово «Война» с того времени вызывало чувство страха, незащищенности. Боялись за своих родных и с нетерпением ждали от них писем. Очень переживали, когда вестей от близких с фронта долго не бывало.

Дети военной поры взрослели рано. Наши учителя приучали к работе, привлекая тех, кто мог и даже не мог трудиться. Мы часто работали на подсобном хозяйстве Сользавода, располагавшегося у озера, где затем построили ГПТУ-11 (сейчас индустриальный техникум). Домов там еще не было, а сплошь поля до самого леса. Выращивали картофель и другие овощи. Однажды, под руководством учителя, копали морковь. Бригадир предупредил, чтобы мы не брали домой морковь, а могли есть только на месте. Но мне так хотелось угостить младшего братика! Упросили бригадира и он разрешил взять домой по две средней морковки. Это было счастье! После выполнения нормы нас кормили в столовой. Мы такого лакомства за годы войны не видывали. Стояла она у озера, где в настоящее время находятся частные дома.

 

Занимались и заготовкой березовых веников. Однажды наш классный руководитель четвертого класса К. Чечулина, организовала такой поход за вениками. Мы перевыполнили план, и нас наградили двумя буханками настоящего хлеба. Какое это было счастье! Мы мгновенно разделили их на части и тут же мгновенно их съели. Для нас это было «святым лакомством». С учителем ходили копать турнепс. Поле находилось за сользаводом. Во время копки успевали и поесть. Уходя домой, по разрешению бригадира, несли домой по одному корнеплоду.

Нас, учеников младших классов, кормили по талонам в столовой, которая располагалась по улице Мира. Это каменное здание цело и в настоящее время. Оно расположено рядом с участком гор электросети. Давали похлебку из крапивы и лебеды с добавлением галушек. О! Это казалось царской едой. Есть хотелось всегда. Летом мы искали в траве что-то съедобное, грызли зеленые дудки, жевали вар и канифоль. Насобирав щавеля, лука полевого, продавали их на базаре и на вырученные деньги покупали «жмых», кусочек в 100 граммов, который также считался пищей богов.

Мы, девочки 9-10 лет стояли свою «Вахту» у магазина «Колокольчик», рядом с курортом, где отоваривались хлебные карточки. На руку, химическим карандашом, наносился номер очереди, а мы могли попрыгать на скакалке, поиграть в «классики». И вот, наконец, прибывает повозка, запряженная в старую клячу. Выгружают хлеб, а мы становимся за ним.

Он черный, тяжелый, полусырой с примесью мерзлой картошки. Но такой вкусный! Вечером мама делит этот хлеб. По ночам она часто плакала. Я спала рядом и слышала ее тихие всхлипывания. Но днем мы слез никогда не видели. На горе матерям пришла эта война. Хотелось бы немного сказать о нашей маме. Святая женщина. Никогда не жаловалась на невзгоды. Отдавая нам, вечно была голодна. Часто утешала нас: – Терпите. Война закончится и мы напьемся чаю с настоящим хлебом. Она осталась вдовой в 34 года, посвятив свою жизнь нам, детям. Как все это пережила наша мама? Работа на сользаводе трудная, монотонная. Работала вместе с пленными японцами на подъеме выпаренной соли их чреков на высоту 1,56 метра, вручную, деревянной лопатой, для ее дальнейшей просушки. Но наша мама выстояла, выдержала все трудности. Эти женщины гордость нашей страны. Им поклониться надо.

Наконец-то день Победы! Стоял солнечный день. Хорошо запомнилось это утро. Прибегает соседка, у которой было радио «черная тарелка» и со слезами на глазах кричит: – Победа! Война окончилась!

Мы все жилгородские, кинулись на площадь. Вокруг восклицания: «Победа! Ура, Победа!». Как мы ожидали этот священный, самый великий для нас праздник. А потом встречали раненых, а кто и родных. Плач, смех, рыдания слышались вокруг нас.

Евгения Агаповна окончила Иркутский педагогический институт. Работала в школе № 5, а после ее закрытия во вспомогательной № 4. Преподавала литературу и русский язык. Общий стаж работы составил 54 года.

Вот что она говорит: – Поколение тех, далеких лет, опаленных войной, оставило нам в наследство умение сострадать, переносить лишения и хранить большое, чистое чувство дружбы, а главное, быть порядочными людьми. А обелиски на Руси солдатам, не вернувшимся с фронтов, хранят крепкую память, их имена. Будь проклята эта война.

От автора

Дорогие читатели. Перед Вами вторая книга «Дети войны, дети Победы». Первая вышла в 2013 году, когда общественное движение за права людей этой категории практически только начиналось как в стране, так и в нашем городе. С той поры минуло восемь лет, а закон о детях войны, на государственном уровне, так и не принят. Лишь некоторые субъекты осуществляют малозначительную доплату к пенсии этим людям. КПРФ неоднократно вносила проект закона в Государственную думу для его рассмотрения и принятия. Но правящая партия «Едина Россия» систематически отклоняет эту инициативу. Их мотивация для людей непонятна. Как такое может быть!?

Такая могучая, великая страна, имеющая для этого все возможности, нагло попирает законные требования. Участники ВОВ практически все ушли в мир иной. В нашем городе их осталось всего шесть человек. Эстафета преемственности поколений переходит к людям, перенесшим невзгоды войны и труднейшее послевоенное время. Да и их остается не так уж и много. Их необходимо оберегать, заботиться о их здоровье и нуждах. Беда в том, что привыкшие к лишениям в тяжелые для страны времена, они не требовательны ни к себе, ни к власти, проживая «на мизере» долгие, долгие годы.

Но еще жива вера в разум, надежда на благоразумие наших депутатов, принявших посыл во время предвыборной компании, выборов в Государственную думу 2021 года. Остается только помолиться за них, чтобы Бог услышал и наградил своей милостью.

Автор благодарит депутата Госдумы И. Сумарокову и других, оказавших помощь в издании книги.

2021 год

В. Лохов

Рейтинг@Mail.ru