Авур спасения. Историческая повесть

Валерий Владимирович Лохов
Авур спасения. Историческая повесть

Черный, едкий дым пополз вверх, по сторонам. Иосию, находящемуся поблизости от ворот и его людям пришлось переместиться в сторону. Но прежде чем отойти, они сбросили на головы римлян весь запас камней. Но это не помогло. «Черепаха» отошла подальше, чтобы самим не дышать этим вонючим дымом и уйти из-под удара.

Многих защитников и жителей Иерусалима охватила настоящая паника. Всем казалось, что вот-вот город падет, и смерть неминуема. Но несмотря на происходящее, люди Симеона, собравшиеся вокруг ковчега, продолжали молиться. Иосий видит их со стены. Он, да и многие другие очень удивлены такому. И Симеон с ними. Не покинул, не отправился в тихое, спокойное место. Иосий сразу признал его среди молящихся.

И вдруг что-то изменилось. Иосий сразу это почувствовал всем своим сердцем, всей душой. Он перевел взгляд в сторону римлян и был не мало удивлен к происходящему. Все отряды принимавшие участие в штурме города, отходили от него подальше. Все с изумлением смотрят на происходящее и не верят своим глазам. Только что хотели сдаваться на милость победителей, а тут случилось такое!

Иосий смотрит на находящегося неподалеку Иуду. Их взгляды встретились. У обоих немой вопрос и удивление.

– Иуда. С нашими врагами что-то произошло!

– Да, Иосий. Они уходят от нашего города! Это удивительно. Такого не может быть!

– Всякое может случиться. Многие этого желали.

Иосий спускается со стены и идет к Симеону. Его люди все еще молятся, не обращая внимания на происходящее вокруг них. Он обращается к нему.

– Симеон. Совершилось чудо. Римляне ушли от стен города!

– Это наш заступник Иисус Христос и его мать Мария помогли всем нам. Они пожелали сохранить наших людей, спастись.

В голосе руководителя молебна и радость, и восхищение теми, к кому они обращались. Иосий понимает, что он должен что-то сказать Симеону и его людям:

– Мы благодарны и признательны тебе и твоей общине. Вы спасли нас и веру в моего отца. А главное, город остался цел, не разорён врагами. Люди будут помнить о вас в поколениях, не забудут никогда.

Симеон обращается к своим единоверцам:

– Братья и сестры. То, за что мы молились, свершилось. Римляне отошли от города и более не штурмуют стены. Вы спасли его и многих жителей. Возьмите ковчег и отнесите его в мой дом. Идите по домам и отдыхайте. Когда будете нужны, я вас позову.

К вечеру возвратилась посланная в Иотапату группа, под руководством Варнавы. Все живы и с хорошим настроением. Видя, что у стен города отсутствуют римляне, и их нет поблизости, они поняли, что их план удался. Ревека осталась в крепости, дожидаться возвращения своего возлюбленного. Ее доставили поутру следующего дня, убедившись в отъезде гонца к Галлу. Иначе поступить было нельзя. Много жизней зависело от этого.

Въезжали посланцы в город через выжженные ворота, которые все же подожгла римская «черепаха».

Иосий и Мария встретились так, словно не виделись много дней. Хотя минуло всего три дня, успели соскучиться. Было и им о чем поговорить. Столько событий произошло за последние дни, что сразу и не перескажешь.

– Мария, я рад тебя видеть вновь!

– И я тебя, Иосий!

– У нас все получилось. Римляне отошли от города.

– Надолго ли? А если вновь начнут штурм? На долгое время, Мария. Я не знаю, что будет потом, а в ближайшие годы они не вернуться.

– Может стать, что за это, римские трибуны могут разжаловать центуриона Цестия Галла в сотники. Или даже вообще убьют.

– Всякое может случиться. У них свои законы.

– Но он будет счастлив с Ревекой. Она его любит. И он ее, раз уж пошел на такое.

К ним подошел Менахем, окруженный свитой командиров высшего ранга. Они были опьянены от случившегося, полагая, что римляне устали штурмовать, что их намерения бесполезны и потому они отошли от стен города.

– Завтра утром будем их преследовать. Далеко не уйдут, отдыхать будут. Вот мы их и уничтожим. Утром со своими людьми будь готов, идем в погоню – приказал главнокомандующий Иосию, – впереди пойдут на лошадях, остальные следом. Сам также будь с ними.

Разгоряченные успехом и взбудораженные Менахемом, евреи бросились в погоню. Разгоряченная кровь вскружила головы, лишила хладнокровия и рассудка. Ранним утром конная лавина понеслась в сторону отошедших римлян, которые отошли на пять километров и устроили привал. Утром не торопились двигаться далее. Дозорные донесли, что на них движется множество всадников. Не привыкшие сдаваться и паниковать, они быстро выстроились в боевые порядки, организовав круговую оборону. Малочисленная конница оказалась внутри этой «фаланги».

Напрасно прагматичный Менахем не поверил в то, что молитва назореев и любовь Галла повлияли на исход этой войны. Ему хотелось большего, полного разгрома римлян. Ранее у него получалось такое.

Налетевшая конница не сумела с налету смять строй. Завязалась рукопашная схватка. Конница Менахема растеклась по всем сторонам, пытаясь пробить шеренги римлян.

Иосий с Марией также сражаются, нанося удары, которые с легкостью отражаются легионерами. Вдруг раздался громкий, истошный крик:

– Менахема убили!

Сражение мгновенно прекратилось. Крик повторился: – Менахем убит!

Иосий опустил занесенный меч и отступил от легионера, с которым сцепился в схватке. Расступившиеся римляне, хотевшие было выпустить конницу из своей «фаланги», также замерли. Конница без команды топчется на месте.

– Что делать? Что предпринять? – засвербела мысль в голове у Иосия. И тут он громко кричит:

– Отходить! Всем отходить в город.

Мария поддержала:

– Уходим. Прекратить сражение!

Конники разворачивают лошадей и начинают движение в обратную сторону. Иосий и Мария подают пример. Первыми двинулись в обратную сторону. Много не раздумывая, за ними последовало множество всадников.

Пехотинцы, идущие к месту сражения, увидели возвращающуюся конницу, остановили свое движение. Иосий подъехал к ним:

– Сражение окончено. Возвращайтесь в город. Зачем нам злить римлян? Могут вернуться вновь. Тогда никому пощады не будет.

– Ты чего раскомандовался? – послышался голос, – мы подчиняемся Менахему.

– Убит он. Слушайте то, что я вам говорю.

Хватило у людей благоразумия, стали поворачивать в обратную сторону. Зачем дразнить страшного зверя? Сказать, что люди были удручены случившимся, Иосий не почувствовал. Наоборот, только радость. Месть за содеянное римлянами не получилась. Видимо Яхве и Иисус Христос были против. Потому все так и случилось.

Наступило затишье, успокоение в душах людей и какая-то уверенность в завтрашнем дне. Власть римлян в Иерусалиме исчезла. Влияние первосвященника Анны второго ослабло. Жесткий руководитель зелотов Менахем погиб. Место лидера оставалось свободным и взобраться на это кресло пожелали многие.

Время сблизило Иосия и Марию. Симеон великодушно отдал свой дом в Иерусалиме Иосию с условием, что там будут проходить собрания назореев. Сам же постоянно пребывал в Вифании, лишь иногда бывая в Иерусалиме. А раз женщина, переступившая порог дома мужчины, уже считалась его женой. Они были счастливы. Приобщившись к общине назореев, стали счастливы вдвойне. На общих собраниях все чаще слышались голоса о том, что их, избранных Иисусом Христом, нужно спасать от римлян, которые рано или поздно придут Иерусалим и уничтожат их народ. Кто-то вспомнил о «днях скорби», которые грядут, убеждая в том, что это пророчество сбудется. День ото дня эти разговоры становились все чаще, а речи все эмоциональнее.

Наступала осень, которую так любил Иосий. Дни становились все короче и холоднее. Часто стали бывать в Вифании, у Лазаря, Симеона. По пути заходили в оливковую рощу. Ту, в которой бывал и его отец. Он словно чувствовал его присутствие, и они с Марией подолгу стояли, вспоминая былое. Назареи приняли в свою дружную семью Марию и, конечно Иосия, который часто делился с ними воспоминаниями об отце. Их было немного, но люди слушали его так, что вокруг было тихо, ни шороха.

Мария всегда находилась с ним. Обстановка тревожная, на улицах гуляют воры и разбойники. За небольшой промежуток времени Иосия начали уважать все назореи, видя в нем чуть ли не самого Иисуса Христа.

Однажды Симеон и Иосий повели откровенный разговор, наболело у каждого. Начал Симеон:

– Я очень обеспокоен судьбой моих людей из общин назореев. Этих избранных Яхве достойных людей мы обязаны сберечь от уничтожения. Римляне в любой момент могут объявиться у стен Иерусалима. Мы не знаем точного времени их прихода. Как поступить?

– Ты старший, тебе решать. Я поддержу твое любое решение.

– Если не римляне, то иная банда это сделает. Форисеи например. Злобные стали, всего от них можно ожидать.

– Полагаю, что твоих людей необходимо увести подальше от этих мест. Там их никто не достанет.

– Надобно подумать, куда направиться. Мест не мало. Главное, чтобы римляне не отыскали.

Уговаривать членов общины нет надобности. Все согласны, помирать никому не охота, даже если на небе будет рай. Потихоньку каждый из них готовится к дальнему путешествию. Симеон решил обратиться к Иосию:

– Иосий, ты пойдешь с нами?

– Я пойду. Думаю, что и Мария со мной. Мы с ней поговорим об этом, она поймет меня.

– Ну а куда направиться, я еще поговорю со старцами, уважаемыми и знающими людьми. Мы решим этот вопрос в ближайшие дни.

Вечером Иосий затеял разговор с Марией.

– Мария. Назареи желают покинуть Иерусалим. Симеон просит нас их провести до Иордана. Еще не решено, где конец пути, но по всей видимости там. Ты согласна пойти со мной? Их необходимо защитить. Вокруг так много разбойников. Мария соглашается. За своим любимым она согласна идти хоть до самого края земли.

– Конечно Иосий. Мы пойдем вместе с тобой. Всякое в дороге может случиться. А я буду вас охранять.

И улыбнувшись, спросила:

– А назореи могут держать оружие в руках?

 

– Думаю, что возьмутся за него при опасности.

– Иметь, не значит уметь пользоваться. Необходимо и обучить. Да и многие из них никогда не имели меча.

– Начинать новую жизнь трудно придется. Многое надо иметь и уметь. Защищать их станем нашей заботой. Обучим мужчин владению мечом и копьем.

Симеон прекрасно понимал, что чем меньше посторонних узнает об исходе, сборы и отъезд необходимо провести быстро и как можно, в тайне. Мало кто догадывался об истинных намерениях назореев. Но находились и любопытные, доносчики, холуи, хапуги, которым есть дело до всего происходящего вокруг них. Переселенцы вьючили ослов, лошадей, быков. Тех животных, кто их имел или купил. Укладывали свой и не так богатый скарб.

В разговорах со знающими многое людьми, Симеон пришел к выводу, что нужно идти за реку Иордан в горное место Пеллу, где не так многолюдно и прибытие новых людей не стеснит проживающих в тех местах.

Мария уговаривала своих лучниц сопроводить назореев. Иосий также убедил два десятка верных ему людей на такое благородное дело. Образовался довольно многочисленный отряд защитников назореев, которых набиралось сотни две вместе с детьми и стариками.

– Завтра в ночь отходим – наконец объявил Симеон – я людей предупредил. Местом сбора назначил окраину Вифании. От нее пойдем в сторону Мертвого моря, где расположена крепость Массада. Это будет пока нашим главным ориентиром. Вы отправляйтесь в Вифанию и ожидайте нас там. Мои люди уже готовы выступить.

День прошел в медленном угасании и томительном ожидании отхода. Лишь только стемнело, Иосий и Мария со своими людьми уже находилась в условленном месте, за Вифанией, ожидая подхода назореев и самого Симеона. Глава общины прибыл самым первым на двух повозках, запряженных волами. Одной управляет жена Сара, второй он сам. Поприветствовав друг друга, разговорились.

– Ковчег я взял с собой. Это самый ценный груз.

– Но он уже ветхий и по всей видимости бездействует.

– Нет Иосий это не так. Нам он уже и сегодня сгодится. Помог нам как и нашим предкам. Весь мой народ благодарен ему за спасение. Расставаться с ним никак нельзя, может сгодиться в пути.

– Да путь не близок, всякое может случиться.

Кто пеший, кто на повозках, а кто и с козами, начали прибывать переселенцы. В скором времени все были в сборе.

– Я, и мой человек, идем первыми – распорядился Симеон – остальные за мной, и не отставать в пути.

Вскоре, при свете круглой луны, караван беглецов был в пути, ведомый божьим провидением и верными Иисусу Христу людьми.

Рейтинг@Mail.ru