Авур спасения. Историческая повесть

Валерий Владимирович Лохов
Авур спасения. Историческая повесть

И еще один вопрос на языке у Иосия. Так и хочется задать его Симеону, уже убеленному местами сединами:

– А что вы знаете о ковчеге заветов? Он находится в городе или где-то в ином месте? Слухи о нем ходят в народе самые разные. Это самый сокровенный предмет и он многое значит для всех нас.

– Где сейчас находится ковчег, знает только первосвященник Анна Второй. Наш Иаков ранее даже бывал у него, пока не стал врагом.

Призадумался Симеон и решился.

– Может стать, что и мне срочно придется нанести ему визит, чтобы выяснить. Дело это архиважное. Оно может сослужить и нам хорошую службу.

– И как это возможно?

– Молитва усиливается во много крат, если этот ковчег находится неподалеку. Даже тогда, когда над ним нет сияния. Это я знаю точно. Наши предки пользовались этим ковчегом и он спасал их от бед и врагов.

– Но первосвященник может встать на сторону римлян. Он ждет их власти, их твердой руки. В тайне ненавидит и назореев. И ничего не скажет о ковчеге. Хуже того, спрячет подале.

– Конечно, это вопрос. Но идти необходимо. Постараюсь пригласить авторитетных, уважаемых людей.

– Если это совершится, спасенные люди будут вечно вас благодарить.

– Мы будем очень стараться. Заходи в дом почаще. Я буду очень рад видеть тебя. И друзей приводи. Верные люди нам нужны.

Они тепло распрощались. Время торопило. Назревали события и они это чувствовали. Каждый должен был занять нужное место в строю, ведущему на стены крепости и на невидимый сторонним глазам фронт, где решалась судьба мятежного народа.

Иосий со своими людьми направился к командующему обороной города, предводителю зелот Менахему, разгромившему своих и римских врагов в крепости Массада. И уже придя в город, разгромил оставшийся в крепости Антония гарнизон римлян, часть которых все же сумела отбиться и уйти из города на соединение с двенадцатым легионом Галла. Командующий расположил свой штаб также в этой крепости, не посмев занять достойное место в храме или дворце. Хотя и занят Менахем, Иосия принял. Да и обстоятельства требовали ускорить принятие мер. Предводитель зелотов внушительных размеров мужчина лет тридцати, в самом расцвете. Одет в легкие доспехи и с мечем римского образца на поясе. Хотя и приветлив, но тороплив в принятии решений. Забот не мало. Вот и приходится торопиться.

– Я Иосий, а это мои помощники, Иуда и Варнава. Мы руководим отрядами при обороне крепости Иотапата.

Усмехнулся Менахем в свою бороду, глядя на свое новое воинство.

– И вас побил Галл. Такие удачи угнетают. Но я думаю, вы справитесь с этим. В этом сражении с римлянами мы обязаны одержать победу. Главное, не паниковать, не бояться и не думать о сдаче врагу. Уяснили?

– Да, уяснили. А где нам встать?

– А сколько у вас воинов?

– В общей сложности тысячи две наберется. И с нами отряд хороших лучниц.

– Это хорошо. Хотя и плохой, но опыт у вас имеется. Встанете с северной стороны, где три стены. Полагаю, что римляне свое главное наступление поведут через них. Стены оборонять до последнего. Отходить только в крайнем случае. У меня к вам все. Мой штаб отыщете подле вас. Я со своими людьми буду рядом с вами. Идите и занимайте позиции. Римляне вот-вот объявятся у стен.

Собрав своих людей, Иосий уводит их к северной стороне, куда указал Менахем. Ставит перед ними задачу.

– Нам поручено охранять стены с северной стороны. Для наступления и взятия города здесь самая удобная и выгодная позиция. Все становимся на первую стену и отбиваемся от римлян. Отступать только по моей команде, главное, без паники. Мария со своими подругами лучницами в одном строю с мужчинами. – Иосий обращается к ним:

– Вы, лучницы, занимайте позиции повыше, на башнях. Приготовьте запас стрел. Сражение будет долгим и трудным. И приготовьте обед. Вам, женщинам это сподручнее. Исполнение проверю лично.

Он смотрит на Марию и улавливает ее взгляд, в котором прочитал многое для себя. Он давно понял, что она женщина избранная и направленная ему самим небом. Да и она, как он это чувствует, становится все ближе и ближе к нему. Она часто приходила к нему в его снах, будоража покой и нарушая спокойствие. Но он не противился этому чувству, которое поглощало его все более и более. Обстановка не позволяла им оставаться наедине. Кругом люди, движение. Все на виду, ничего не скроешь. Да и забот навалилось немало, надобно управляться с ними.

_ Надобно пообщаться с Марией – решил Иосий – мало ли что может случиться при штурме. Потерять ее нельзя. Тогда зачем мне жить?

Беспокойство во взгляде Иосия Мария уловила сразу. Сердце у нее екнуло и она краешками губ и глаз дала ему понять, что она понимает его. Он подошел к ней почти вплотную:

– Вам, Мария, со своими лучницами, надлежит быть подле меня. Вы меня поняли?

– Да я все поняла.

– Башни в Иерусалиме могучие, не взять их римлянам, не разрушить их машинами. Там и будем стоять. В ближней к воротам.

– Мы направляемся.

Все пришло в движение. Многие вооруженные люди потянулись к стенам.

– И нам пора – решает Иосий – вероятно римляне уже близко подошли к городу.

Защитники занимают места на стенах, в башнях, готовясь отбиваться от могучего врага. А что он таков, никто из них не сомневался. Иосий со своим усиленным отрядом на первой, из трех, стороне. В его подчинении отряды Иуды и Варнавы, также усиленные местными жителями.

Римлян, приблизившихся к Иерусалиму, уже можно разглядеть. Проблески от оружия и доспехов быстро определили их присутствие. Как и предполагал Менахем, наступление началось с северной стороны, имеющей более крутой склон. Здесь римские солдаты имели кое-какое преимущество перед обороняющимися. Иосий понимал, что первый, самый сильный удар придется на его оборону. Римляне приступили к осаде уже по отработанной ранее схеме. Подтянув поближе метательные машины, приступили методично обстреливать стену, первый рубеж атаки. Каменные глыбы ударялись о стены, делая в них пробоины и обрушения.

– Слабые стены – подумал Иосий, глядя как погибают его товарищи под обрушившимися стенами. На башню подниматься не стал, помня трагические события в Иотапате.

– Сейчас пойдут – догадался он, как только обстрел прекратился.

– Всем занять места у проходов в стене – скомандовал он Варнаве и Иуде – расставляйте людей. Если будет тяжело, отходите ко второй стене. Ворота для вас будут открыты. Только не допустите, чтобы римляне вошли вместе с вами. Иначе нас всех перебьют. Идите.

Несколько минут минуло в тревожном, напряженном ожидании. В проеме появляются римские легионеры. На их лицах суровость, глаза бегают, оценивают обстановку.

Просвистели стрелы, поразившие некоторых солдат. Но задние напирали и вскоре они начали растекаться вдоль стены. Молча, в едином порыве, защитники бросились на ненавистного врага.

Лучницы, успевшие выпустить по несколько стрел, убрали луки и взялись за мечи. Разбившись на небольшие группы, также бросились в гущу схватки, громко выкрикивая что-то непонятное.

Римлянам пришлось потратить немало усилий, чтобы завоевать себе небольшой плацдарм, на который прибывало все больше и больше солдат. Не смотря на занятость во время ведения сражения, Иосий находит моменты для наблюдения за Марией и ее лучниц. Римлян становится все более и более и Иосию со своей охраной приходится взяться за оружие и отбиваться от тех, кто все же пробивался в глубину. Нелегко приходится защитникам первой стены. Хорошо обученные военному делу, здоровые, напористые и хорошо вооруженные они буквально за несколько минут притеснили защитников ко второй стене.

По сигналу Иосия, открыли ворота, и защитники начали уходить под ее защиту. Большинство повстанцев ушло на второй рубеж, с огромными трудностями оттеснив от ворот римлян и успев их запереть. Иосий осматривает стену, за которую ему придется сражаться, и которая укрыла их на некоторое время. Римские солдаты все заполняли и заполняли пространство между стенами. Их не очень смущало то, что защитники, находящиеся на стене, иногда стреляли из луков и бросали камни. Действовали легионеры быстро и решительно. Они зря не теряли времени.

Подтянув метательную машину и расступившись по сторонам, они представили ей возможность, бить тяжелыми глыбами по второй стене. Метали долго, прицельно. Приноровились уже за это время. Слабой оказалась стена. Затрещали под ударами крупных камней ворота, в стене появились пробоины.

Много людей погибло в отряде Иосия, еще более изувеченных. Понял Иосий, что не удержатся они и на этом рубеже. Настала необходимость уходить под защиту третьей стены, основной. У нее и стена толще и ворота прочнее. Взять их римлянам невозможно. Он, оценив обстановку, дает команду:

– Всем отходить за следующую стену. Варнава, Иуда, организуйте отход.

Иосий подходит к Марии:

– Мария. Уводи женщин за стену.

Та смотрит на него, в глазах немой вопрос.

– А почему уходим? У нас получается воевать с римлянами.

– Если не отойдем, погибнут многие из нас. А эта стена непробиваема. Здесь нас они не достанут. И ворота очень прочны.

Окончился первый день осады города. Римляне, успокоившись взятием северных стен, более не предпринимали попыток штурмовать далее. У Иосия образовалось немного свободного времени, которое он решил провести не праздно, а с пользой. Он отыскал Марию.

– Мария. Нужно посетить моего родственника Симеона. Ты сможешь пойти со мной?

– Иосий, дорогой мой человек. Я свободна.

По уже знакомой дороге они идут к родственнику. Симеон находится в доме. Встретил тепло, угостил ужином. Завели деловой разговор.

– Симеон. Молятся ли твои люди?

– Молятся, не переставая, и днем и ночью. Просят у Иисуса Христа избавления от врагов наших, римлян. И еще молятся, чтобы почитающие его назаряне остались живы, и их вера ушла в века.

– Это правильно – отвечал Иосий, – но нужно еще отыскать и ковчег заветов. Он нам всем поможет. И молитва дойдет быстрее до отца моего. Ты знаешь, где его отыскать?

 

– Не простое это дело, Иосий. Если кто и знает, то это первосвященник Анна Второй. Он обязан знать. Должность у него такая.

– А отдаст ли он нам его добром?

– Попытаемся разъяснить то, зачем он нужен нам. Полагаю, что неприязнь к врагу у него имеется.

– Пропустит ли он нас в свои апартаменты?

– Меня он знает хорошо. Думаю, впустит. Возьмите четырех сильных мужчин, чтобы могли его нести.

– А немало ли?

– Он уже не тот, что был ранее. Унесут.

Симеон быстро собирается в дорогу, и они идут во дворец, взяв четырех зелотов. У них множество самых надежных, сильных мужчин. А здесь дело серьезное и опасное.

Время вечернее, но еще до темноты далеко. Их встретила вооруженная охрана, выставленная на парадном парапете.

– Что вам здесь нужно? – спрашивает один из них, по всей видимости старший. Симеон вышел вперед и попросил:

– Нам нужно увидеть первосвященника. Проведите нас к нему или пускай выйдет к нам. Скажите ему, что его желает видеть Симеон. Дело у нас очень серьезное.

– Обождите здесь. Я доложу о вас.

Ждали довольно долго, но дождались стражника.

– Проходите – разрешил он гостям.

Иосий и вся группа последовала за старшим охранником. Остальная стража следовала за ними, человек пять. Таков вероятно заведенный порядок, в целях безопасности. По гранитным лестницам их провели на второй этаж и подвели к массивной, с узорами двери. Распахнув ее, стражник произнес:

– Проходите.

Они входят в зал для приема посетителей. Стражники следом за ними. Расположились неподалеку у противоположной стороны и оперевшись на копья, безучастно смотрели на происходящее.

– Сейчас будет – выйдя из покоев, произнес старший стражник и подсел к своим сослуживцам.

Через пару минут вышел первосвященник. Одет в ефод, украшенный двенадцатью разноцветными каменьями на груди. После обильного ужина Анна Второй был благодушен. Он сразу признал Симеона и даже улыбнулся уголками губ.

– Симеон, что тебя привело к нам?

– Наша общая беда. Римляне уже штурмуют Иерус. В скором времени могут его взять. Что тогда будет со всеми нами?

– А чем я смогу помочь людям? Самому брать меч и идти на стену?

– Поговори с Яхве, с людьми. Но я здесь совсем не по этому поводу. У тебя хранится ковчег заветов. Вот он нам и нужен.

Удивился Анна. Его крупное лицо, по которому все возможно прочесть, изначально вызвало удивление, затем немой вопрос. Наконец заговорил:

– Он то еще имеется. Но давно источился, и над ним нет света. Золото со стен комнаты давно снято. Да и он сам не в саркофаге, а в ящике. Золото тоже украли, еще много годов тому назад.

– Так отдай нам его. Пускай сослужит всему народу еще одну службу, спасет город.

Анна колебался. Хотя и бесполезен ковчег, а реликвия. Наконец решился:

– Хорошо. Я тоже не хочу видеть римлян в Иерусалиме. Я не спрашиваю у вас, как его станете применять, сами знаете. Главное, чтобы молитва была достойной. Наши то предки даже приносили жертвы перед молитвой.

– Жертв человеческих уже принесено немало. Многие погибли – вставил свое слово Иосий.

– Такой скинии, какая была у наших предков, мы не имеем. А место ковчегу мы найдем. Я знаю, где он будет поставлен – заверил Анну Симеон.

– Ну что же, забирайте – наконец согласился Анна, – идемте за мной.

И приказал страже:

– Они пойдут со мной. Вы можете возвратиться.

Он вернулся в свои апартаменты и через минуту возвратился.

Комната хранения ковчега находилась этажом выше. Отперев ее, Анна пригласил гостей. В неярком вечернем свете они увидели ящик, лежащий на столе посреди пустой комнаты.

– Вот он, ковчег. Берите, спасайте народ – указав рукой на него, произнес Анна.

Иосий подошел к священному предмету, так значимого для израильтян и приподнял крышку. Ничего, кроме двух темных камней он не увидел. Ничего необычного. Подошли четверо приглашенных, сильных мужчин и взявшись за концы подстеленной под ящик скатерти, понесли его на выход. Без золотого покрытия он не был тяжел. Симеон идет впереди, показывая путь. А он лежал к самому опасному месту в обороне, к северной стороне города. У стены поставили на землю, укрыв скатертью. Он просит Иосия:

– Иосий, попроси мужчин, чтобы охраняли ковчег, пока не придут наши люди, назареи.

Иосий просит зелот остаться у ковчега и никого к нему не подпускать до подхода назареев.

– Охраняйте до прихода. Люди будут скоро, Симеон направит. Да и сам будет находиться здесь. Вы его узнаете.

Ранним утром следующего дня Иосий уже находился на стене. От римлян возможно ожидать всякое. На ногах и многие защитники. Прежде как подняться на стену, он посетил то место, где был оставлен ковчег. Вокруг него стояло на коленях не менее сотни человек. Здесь находился и Симеон, громко произносящий слова молитвы. Иосий прислушался:

– Отец наш Небесный, Иисус Христос, Мать его, Мария. Склоняем перед вами наши головы. С великой просьбой обращаемся к вам, нашим заступникам. Спасите Иерусалим, его людей от ненавистных римлян. Сделайте так, чтобы они ушли восвояси.

Говорили еще что-то, но его внимание захватило то, что происходило у стены ее обратной стороны. И это необычное привлекло многих защитников, находящихся на стене.

На лошадях человек десять, одетых в форму римского легионера. У одного из всадников в руках штандарт, у двух, по краям, бунчуки. В центре человек, одетый в штатскую, обыденную одежду с повязанной головой. Какого было удивление Иосия, когда в этом всаднике он признал своего бывшего начальника, Иосифа Флавия, восседавшего на гнедой лошади. Задрав голову, он смотрел вверх и заметив знакомого ему, громко позвал:

– Иосий, ты узнаешь меня?

– Узнаю, ты Иосиф Флавий. Но зачем ты находишься здесь, у стен Иерусалима?

– Я здесь для того, чтобы сказать о том, чтобы вы сдались на милость римлян. У них большая сила и они возьмут город, вы не устоите. Кто у вас командует гарнизоном?

– Менахем. Командующий зелотами.

– Пригласи его сюда. Я передам ему предложение Цестия Галла.

– В скором времени он будет здесь. Немного обождите, отыщем.

Командующий находился неподалеку и в скором времени находился рядом с Иосием.

– Я, Менахем. Командир гарнизона.

– Слушай Менахем. Римляне возьмут город, и тогда вы все будете перебиты. Вам необходимо сложить оружие и открыть ворота. Тогда Цестий вас помилует. Что мне передать Галлу?

Менахем даже не раздумывал о том, что передать этому парламентеру.

– Передай ему, что мы все умрем, но оружия не сложим и в плен не пойдем.

– И это ваше последнее слово?

– Да. Давайте уезжайте. А то случайно может упасть камень на голову.

Постояв немного на гарцующих лошадях, парламентеры не спеша отъехали в свою сторону.

Мысли Иосия то и дело возвращаются к проблеме спасения города. Сделано уже многое, но этого пока еще мало. Он понимает, что замыслы Яхве исполняются руками человека. Своими заботами он поделился с Марией, с которой уже крепко подружился. Да и она к нему уже успела привязаться. Он ей доверял, зная, что она его не подведет, не выдаст.

– Мария, наше положение трудное. Мы все можем здесь погибнуть. Надобно что-то придумать. У тебя многие погибли?

– Двое, одна точно, а другая, как говорят, оказалась в плену. Может стать, что еще жива. Ревекой ее звали. Самая красивая из всех нас была. Даже я ей завидовала.

Иосий высказал предположение:

– Если она в плену, то Галл ее увидел. А может стать, что даже и влюбился.

Мария непонимающе смотрит на него.

– Мы должны это использовать. Ее опознать сможешь только ты. Ее похитим и спрячем. Галл будет обеспокоен. А возможно и кинется в Иотапату на ее поиски и освобождение.

– И все это должна сделать я одна?

– Нет, не одна. Возьмешь двоих, самых лучших лучниц, а я приставлю к вам надежных людей.

– И когда мы выступим?

– Полагаю, что сегодня ночью. Пойдете с человеком, который хорошо знает окрестности.

Наступил рассвет нового дня. Римляне вновь принялись метать камни. Но ударяясь о прочные стены, просто отскакивали от них, не причиняя вреда. Перемещая машины, они пытались сделать пробоины или разрушить ворота в разных частях столицы. Но время, потраченное ими, оказалось бесполезным. Стены и ворота выстояли, не смотря на усердное старание метальщиков. Иосий приложил усилия и сформировал небольшой отряд из десятка надежных людей, поставив старшим Варнаву. Для быстроты перемещения их посадили на лошадей, и темной ночью отряд выдвинулся из города. Все прошло тихо, римляне его не заметили и перед ранним рассветом посланцы были уже далеко.

Пошел третий день осады. Две атаки предприняли римляне, до обеда и после обеда, но они были удачно отбиты защитниками. У стен Иерусалима остались лежать десятки римских солдат, погибших под тучами стрел и градом камней. На четвертый день начались более решительные действия. Подошедшая вплотную к стене, сотня римских солдат прикрылась щитами. Другая часть солдат принялась делать подкоп. Работа трудная, но иного пути нет. Под градом камней и стрел, шла эта тяжелая работа. Многие римские солдаты погибали, и их место занимали другие. В защитников полетел град стрел, выпускаемых из метательных машин. Много жителей полегло под этими смертоносными жалами.

Не жалея лошадей, отряд посланных в Иотапату защитников быстро прибыли в крепость, которая имела довольно плачевный вид. Стены и дома порушены, сожжены. Мало осталось пригодных для проживания. У Варнавы главная задача, это отыскать Ревеку, которую хорошо знает Мария. Они выехали к центру и осмотрелись, думая о том, как выполнить возложенную на них миссию. На улицах редкие прохожие, старающиеся глядеть в глаза и стремящиеся как можно быстрее миновать их. Разделившись, они принялись буквально прочесывать улицы, присматриваясь к строениям. Наконец узнали, где располагалась ставка центуриона Галла. Это было большое, в два этажа здание. Варнава и Мария входят вовнутрь. Встречают несколько вооруженных людей, которые при виде их просто расступились. Они останавливают проходившую мимо них женщину и спрашивают:

– Скажите, женщина. Не находится ли здесь красивая, молодая женщина. Ревекой зовут – обратился к ней Варнава.

– Да, есть такая. Но где она сегодня, я не знаю.

Варнава возвращается и приглашает всю свою группу в здание.

– Всем заняться поиском Ревеки. Вы ее сразу признаете. Очень красивая женщина.

Все рассыпались по помещению, держа оружие наготове. Неожиданно с верхнего этажа раздался громкий крик:

– Сюда. Все сюда!

Вся команда кинулась наверх, откуда донесся этот глас. Крик вновь повторился с еще большей громкостью. Варнава видит, что у одной из дверей находятся множество людей, они вооружены. Их мечи и копья обнажены и угрожающе направлены в сторону приближающихся незнакомцев. Варнава догадался, что это и есть их цель. Но как поступить с вооруженной охраной. А она серьезная, человек пять встало у дверей.

– Уйдите от двери – громко просит он охранников – иначе мы войдем силой.

Но никакой реакции не последовало. Охранники сами выполняли поставленную им задачу. Варнава, видя такое, приказывает атаковать. Тем более, что людей у него много более. Обнажив меч, он двинулся на охранников. Мария быстро схватила лук и вложила в тетиву стрелу. Охранники не имели выдержки и бесстрашия, как римские легионеры. Отъевшиеся и располневшие от безделья, они не отличались храбростью, а просто пустились наутек. Все входят в охраняемое помещение. Слыша шум у дверей, из комнаты вышла Ревека. Мария ее признала сразу, хотя та была одета совсем в иной наряд, чем прежде. Очень красивый хиджаб, красного цвета, прекрасно сочетался с ее внешним обликом, подчеркивая почти неземную красоту молодой женщины.

Варнава напряженно думает, как ему поступать далее. Мария же подошла к Ревеке и обе они обнявшись, заплакали. Немного придя в себя, начали думать о том, как поступать далее. Помня указания Иосия и Менахема, Варнава первым начинает деловой разговор.

– Ревека, ты у Галла в плену. Но он тебе ничего не сделал плохого. Что это значит?

– Цестий Галл меня сильно любит – отвечает красавица – потому то я цела.

– А ты его любишь? – спрашивает Мария.

– Я успела его полюбить. Он такой обходительный. Его нельзя не полюбить.

Варнава продолжает разговор.

– Скажи, Ревека, где находятся твои родители?

– Они проживают в Иерусалиме, в самом городе.

Взвесив все услышанное, Варнава приказывает:

– Мы сейчас сделаем следующее. Ты сейчас отправишь конца к Цестию Галлу, под Иерусалим. Скажи ему, что если он возьмет штурмом город, то тебя и твоих родителей убьют зелоты, у которых ты находишься в плену. Скажи это так, чтобы тебе поверили. Мария, сопроводи Ревеку. Мы вас ждем здесь, в этой комнате.

 

Женщины выходят выполнять указание. Конечно, Ревека прекрасно знает, через кого сообщить Галлу о произошедшей с нею «трагедией». Ей уже приставили служанку, к которой они и направились. Увидев свою госпожу, та всплеснула руками:

– Что случилось, Ревека? Ты в опасности?

– Да, меня хотят убить за любовь к Галлу. И сейчас наши враги увезут меня на казнь.

Она отвела служанку в сторону и тихо зашептала:

– Срочно отправь к Галлу в Иерусалим гонца. Пусть сообщит, что мне грозит смерть. Если он меня любит, пусть срочно приезжает в Иотапату. И еще, передай, что мои родные живут в Иерусалиме. Если они погибнут, то и я умру.

– Хорошо госпожа. Я исполню.

– Ступай. Да поторопись.

Они возвращаются к Варнаве. Мария сообщает:

– Мы сделали все, что требуется. Ревека остается пока с нами. Ей нужно покинуть этот дворец.

– Хорошо, через день, два она может возвратиться. Неволить мы ее не станем. А сейчас мы все отъезжаем.

– А куда направимся?

– В какое-либо селение поблизости.

– Ну это не так сложно – ответила Мария – отсидимся в местечке, которое я хорошо знаю. Поезжайте за мной.

Пятый день осады для защитников был одним из самых тяжелых, напряженных. Город непрерывно обстреливали метательные машины, загоняя людей в дома и внушая им страх и отчаяние. Подкоп под стену уже был практически готов. Еще немного усилий и лопаты дигеров застучат о каменный настил. Настал шестой, решительный день. Иосий по приказу Менахема, сосредоточил свой усиленный отряд неподалеку от предполагаемого места выхода тоннеля через стену.

Ближе к обеду римляне повторили атаку. Вновь подобралась одна римская «черепаха» к месту подкопа, вторая к воротам, в которые тут же, как и прежде, полетели стрелы и камни. Уже обвыкшие и не очень обращавшие на это внимание, они делали свое дело. Заранее подготовив горючую смесь и дрова, разместили их у основания ворот и подожгли.

Рейтинг@Mail.ru