Авур спасения. Историческая повесть

Валерий Владимирович Лохов
Авур спасения. Историческая повесть

Лишь только забрезжил рассвет и наступила возможность рассмотреть друг друга, войско повстанцев уже было на ногах.

– Варнава. Как и было спланировано, твой отряд незамедлительно идет в Кесарию. Когда войдут в город римляне, вместе с жителями встретите их. Город не велик и всему нашему войску будет в нем тесно сражаться. Если вы отступите, в бой вступим мы, оставшиеся здесь отряды. Будет трудно, отступи. Не губи напрасно людей. Война предстоит долгая, трудная. Уяснил?

– Я все понял, командир.

– Ступай к своему отряду и сразу выступай.

Как только ушел Варнава, Иосиф Флавий распорядился:

– Римляне могут подойти в любой момент. Нам необходимо быть готовыми. Ты, Иосий, встань со своими людьми по правую руку, а ты Иуда, по левую. И еще, самое главное. Держите подле себя надежную охрану, десятка два лучших воинов. Будет много лучше и надежнее, если они владеют хорошо не только мечем, но и копьем, и луком. И держите наготове лошадей. Всякое может случиться. И возьмите это за правило в будущем. Я буду находиться в твоем отряде Иосий.

Как приказал командующий, так и поступили. Отряды заняли позицию с южной стороны города. Около Иосифа Флавия собралось человек тридцать воинов, лучших из среди восставших. Подвели лошадей к командирам. К Иосию Иисусову гнедого жеребца. Не выбирал, так уж получилось. Сопровождавший его воин крепко держал строптивого коня за узду.

– Строптивый немного, но красивый и сильный, самого лучшего выбрал.

– Спасибо. Скажи свое имя.

– Авелем зовут.

Иосий видит перед собой молодого человека лет тридцати и говорит ему:

– Послушай Авель. Мне нужен надежный человек, который будет постоянно находиться при мне. Ты согласен на такое?

– Вы можете и приказать мне. Но я все одно согласен и благодарен за доверие. Обещаю и впредь не подвести.

– Вот и хорошо. Становись командиром моей личной охраны. Держи подле себя и меня десятка два самых лучших воинов. Выбери каждого лично сам.

– Я все понял, исполню.

Иосий приметил, что элита, отборные тридцать воинов уже находятся подле Иосифа Флавия, который решил, что личная охрана будет ближе к нему и много надежнее.

Со стороны Кесарии послышались громкие крики, призывные возгласы, дикое ржание лошадей. Иосий понял, что в город вошли римские войска и что там идет сражение. Он дает команду своему отряду:

– Приготовиться к бою. Боевой порядок в линию. Лучникам занять позицию впереди отряда.

Наступило время тревожного ожидания исхода сражения в Кесарии. Шло время. Крики то приближались, то удалялись.

Напряжение среди повстанцев нарастало. Кто непроизвольно сжимал рукоять меча, кто переминался с ноги на ногу, посматривая на лица товарищей, словно ища там успокоения для самого себя. Никто пока не догадывается о исходе сражения. Была надежда на успех, так как у зелот сила не малая. Но, видимо, количество не решило дела. В окружении своих охранников примчался Варнава и сразу направился к Иосифу Флавию.

– Мы разгромлены. Почти все жители Кесарии перебиты римлянами. Скоро они будут здесь.

Вскоре к вставшим стеной повстанцам, начали подходить остатки разбитого отряда. Кто в одиночку, кто кучкой. Многие ранены. Командирующий, быстро оценив обстановку, сильно обеспокоился. Перспектива быть разбитым в самом начале войны никак не устраивала. Его мозг, наделенный природой изощренными способностями находить выход из любых ситуаций, лихорадочно искал оптимального решения. Внешне он выглядел хладнокровным, решительным человеком. Только немного изменился прищур глаз, а на лбу прорезалась еще одна морщинка. Осознавая, что любое промедление смерти подобно, принимает твердое решение:

– Принимать бой здесь мы не будем. Слишком опасно для нас.

– Что станем предпринимать – спрашивает его Иосий, не менее обеспокоенный сложившейся ситуацией.

– Уходим в сторону крепости Иотапата. Быстро, без всякого промедления.

Не теряя ни одной минуты, отряды восставших перестроились в походные колонны и отошли от Кесарии в сторону спасительного укрепления.

Иосиф, да и иные командиры, едут молча. Все они удручены поражением. А еще более тем, что римляне жестоко расправились с евреями, жителями мятежного города. Даже с теми, кто был без оружия. Не жалели ни стариков, а то и женщин. Успокаивало всех одно то, что настоящего сражения еще не было. Иосиф Флавий снова в раздумьях. Он вновь собирает своих командиров.

– На перевале Хермон встретим римлян. На вершине закрепимся. Позиция будет удобной, и мы достойно встретим римлян.

Дорога не такая и долгая. Иосиф смотрит по сторонам. Вокруг такая красота! Большие и малые водопады. На дорогу из леса то и дело выбегают беззаботные даманы и геди, но увидев нежданных гостей, испуганно округляли глаза и стремглав уносились в чащу:

– Стой! – командует Иосиф Флавий, – занимаем позицию по обеим сторонам дороги.

Отряд Иосия Иисусова встал по правую руку, рассредоточившись почти на самой вершине перевала. Позади лишь небольшой водопад с озерком. А далее синева безбрежная. От них веяло прохладой. Хотя солнце перевалило на вторую половину дня, стояла жара от его безжалостных лучей.

Иосий обращается к своему помощнику:

– Авель. Жара стоит нестерпимая. Может нам омыться под водопадом?

– Я не против. Думаю, у нас имеется немного времени. Вот только отправлю людей далее, чтобы смотрели тропы. А то римляне смогут зайти к нам в тыл.

– Правильно мыслишь, Авель. Отправляй людей, человек тридцать, не менее.

С вернувшимся Авелем они идут к водопаду, который пахнул на них свежестью и мелкими капельками брызг.

– Здорово! – воскликнул Иосий, – раздеваемся.

Струя водопада за многие века пробила в камнях небольшое озеро, в котором можно даже купаться. Сбросив титоны и доспехи, они окунулись в освежающую прохладой воду. Омывались, плескались с огромным удовольствием. К ним присоединились и другие. Раздеваясь, они лезли в озерко, а кто посмелее, под струю водопада. Чистые, взбодрившиеся, они отерлись накидками и обрядились в доспехи.

Иосиф Флавий неустанно обдумывал план предстоящего сражения с римлянами, которые наверняка уже идут по их следу. Своими соображениями он делится с командирами, которые держались подле него, интуитивно чувствуя нависшую угрозу. У них большие надежды на его ум, способности и необычное умение выйти из любой ситуации.

Хотя им не так давно начались боевые действия, Иосиф Флавий уже прекрасно понимал из силу и возможности. Не плохо осознавал и свои. Он знал, что каждый римский солдат хорошо обучен и вооружен, и стоит десятка простых, мало обученных повстанца.

– Победить римский легион в данный момент очень трудно, – говорит он, взвесив все «за» и «против». – наша тактическая задача, это нанести максимальный урон авангарду легиона. Отступать будете по моей команде. Полагаю, что на нас они пойдут завтра утром. Будьте готовы с восходом солнца. А сейчас отдыхайте. Выставив караулы на случай неожиданного нападения, армия восставших приступила к трапезе. Тут и там загорелись костры. Любители горячего готовили ужин и выпекали про запас хлеба. Иосий рядом с Авелем, который за этот короткий срок успел к нему привязаться, практически не отходя от начальника ни на шаг.

Как и предполагал Иосиф, римляне долго не задержались в городе и пути. К обеду следующего дня их колонны были замечены наблюдателями восставших. Блеск оружия и яркая одежда сразу выделяли их из ландшафта. Да они и не пытались укрываться, уверовав в свое могущество.

Иосиф Флавий, получив информацию о подходе римлян, неожиданно принимает решение, которое никак не планировал. Генерального сражения на перевале не проводить, а основные силы войска быстро направить в крепость Иотапату, оставив для прикрытия один из отрядов. Он отдает распоряжение Иосию Иисусову:

– Иосий. Ты останешься со своим отрядом на перевале. Наши основные силы уйдут в крепость. Твоя задача задержать римлян. Уяснил?

– Уяснил. А как долго удерживать?

– Все будет зависеть от обстановки, а главное от твоего умения воевать с римлянами.

Два отряда срочно снимаются с позиций и быстро уходят за перевал. Иосиф понимает, что с этого момента ему придется рассчитывать только на своих людей и на его умение. В мыслях он обращается к своему отцу, Иисусу:

– Отец мой. Ты с небес все видишь и все знаешь. Помоги нам. Сделай так, чтобы я и мои люди спаслись от римского меча. Дай нам силы и храбрости устоять.

Он прислушивается к внутреннему голосу, пытается воображением представить лик отца. Не однажды мать рассказывала ему и сестре о нем, о его облике и поступках.

И словно слышит далекий, тихий голос:

– Все будет хорошо, сын мой. Я тебя не оставлю одного, не позволю погибнуть.

Улыбнулся Иосий, стал спокойным и уверенным. Но надобно и начинать выполнять порученное дело. С вершины перевала все видно, как на ладони. Колонны римлян намного ближе. Впереди авангард, небольшой отряд в полсотни солдат. Они на лошадях, что позволяет им очень быстро доставлять информацию и обнаружить противника на расстоянии. Они успевают довольно быстро перестроить колонны в боевые порядки и в нужном направлении, со измеряясь с опасностью.

Численность римского легиона, по имеющимся сведениям, порядка восьми тысяч. Это чуть более, чем людей в отряде Иосия.

– На победу рассчитывать не приходится – начал соображать Иосий, – но бой мы им дадим.

Он подзывает к себе Авеля и приказывает:

– Авель. Всех лучников размести по фронту. Пусть начинают бить с дальней дистанции. Отход по моему приказу. Ты и охрана находитесь подле меня.

Отряд повстанцев приготовился к решительному бою, сосредоточив основные силы у дороги, по которой надвигались римляне. А приближались они неумолимо и бесстрашно, выстроившись в свою знаменитую «фалангу». Повстанцев давно приметили конники, которые, вернувшись, встали позади рядов атакующих, доложив о наличии противника по ходу движения легиона. Засвистели стрелы, и их рой опустился на римлян. Но это их не остановило, и они продолжали идти ровным, строевым шагом. Их щиты надежно спасали от смертоносных жал. Успели лучники выпустить по несколько стрел до того, как атакующие оказались почти лицом к лицу с повстанцами, разглядывая и оценивая друг друга.

 

Зелоты – костяк отряда, их цементирующая и связующая сила. Они привыкли не бояться врага, а с холодной головой идти навстречу ему. На щитах солдат в основном, изображен орел, символ римской власти. Он действует н зелот, да и на обычных иудеев, раздражающе. Они давно его ненавидят и даже проклинают. Видны и несколько стандартов над головами атакующих. Все происходит быстро. Восставшие выдержали, не побежали при виде неумолимой силы и мощи легиона.

Командир легиона Цестий Галл не в первых рядах римлян. Он позади, присматривает за продвижением метательных машин, с которыми всегда много проблем. Но его присутствия для воодушевления солдат и не требуется. Те прекрасно знали свое ремесло и исполняли, без приказов, поставленную задачу. Разделаться с этим сбродом, как он полагал, смогут и без его командного голоса. Тем более, что это уже случилось не однажды. Перед тем как схлестнуться, задние ряды фаланги выставили вперед копья, сделав все более крепкой и практически недоступной, даже с неистовой яростью кинувшихся на римлян повстанцев. Раздались призывные крики и вопли раненых и убитых. Зазвенели мечи и застучали отбитые щитами удары клинков и копий. Несмотря на потери, повстанцы, кое-где, пробили передние ряды и пробивались далее через образовавшуюся брешь.

Иосий непрерывно наблюдает за ходом сражения. Для него это первый бой с римлянами. Да еще с такой грозной силой! Шум боя нарастал. Иосий, в окружении своей охраны, подъезжает ближе к месту схватки, чтобы видеть происходящее своими глазами. Радостного, обнадеживающего для него очень мало. Зелоты бесстрашно кидались на римлян, большой частью погибая под их острыми, короткими мечами. Зайти римлянам с флангов практически невозможно. Предусмотрено мощное, боковое охранение, не позволяющее к тому же зайти в тыл.

– Все, приказываю прекратить сражение. Оставить арьергард и отходить за перевал. Авель, распорядись. Да пусть поторопятся.

Большая часть отряда повстанцев снимается с места боя и быстро уходит за вершину горного хребта.

– Иосий, уходить надобно и нам – советует Авель своему командиру, – пока что есть время на это.

Командир смотрит на остатки яростно сражающихся зелотов, понимая, что все обречены. Они стараются как можно дороже отдать свои жизни. Легионеры никого не оставят в живых, мстя за погибших товарищей. А их немало. Сотни две осталось навсегда лежать на чужой им земле. Удачно оторвавшись от римлян, они быстро следуют за своими основными силами.

Им хватает времени, чтобы уйти от места боя, догнать и быстрым темпом продвигаться к спасительной крепости Иотапата.

***

Старинная крепость Иотапата была не великой и состояла из шести башен, соединенных между собой каменными стенами. С внешним миром она общалась через двое ворот, одни из которых вели в Иерусалим. Двумя годами ранее, Иосиф Флавий создал и вооружил здесь небольшую армию, гарнизон крепости. Были и некоторые запасы оружия и продовольствия. И вот надеясь на эти крепкие стены и ворота, а также многочисленный гарнизон из местных и пришедших под напором римлян людей, он готовился дать решительный отпор врагам.

Массовый поток вооруженных людей заполнил кривые улочки крепости. Командовал обороной лично Иосиф Флавий, надеясь на свой опыт и ум. Ума то достаточно, даже с избытком, а опыта маловато. Вести боевые действия ему доводилось не так уж часто. Природная смекалка и неугомонная деятельность начали проявляться сразу после его прибытия в крепость, после отступления с перевала.

Он понимал, что римляне буквально «сидят на хвосте» и что времени на приготовления к обороне у него не так и много. Свой штаб он организовал в одной, самой высокой башне, с которой возможно наблюдать практически всю складывающуюся боевую обстановку. Это было хорошо, но и плохо. Большой риск попасть под обстрел метательных машин увеличивался во много раз. Собрав своих командиров, Иосиф распределил участки крепости, которые предстояло защищать. Разделил крепость на три сектора. Руководить защитой каждого назначил Варнаву, Иуду и Иосия Иисусова.

У крепости двое ворот. Оба массивные, из крепкого дуба. Окованные железом, двухстворчатые, запираемые на надежные запоры. Их поручили защищать костяку восставших зелотов. Их много здесь, как местных, так и вновь прибывших. Командирам отряда, защищавших южные ворота, ведущих в сторону Иерусалима Иосиф назначил Навина, а северных, ведущих в сторону Галилеи, Валама. Оба начальника проверенные, надежные воины, уже вошедшие в возраст. Каждому почти сорок лет. Конечно, к восставшим примкнуло и местное население, которое уже наслышалось о жестокости римлян и решившем взять в руки оружие. Наспех готовились к отражению нападения, все до единого. Времени на принятие мер очень мало. На стены несли камни, готовили запас стрел.

Отряд Иосия Иисусова занимает оборону на стенах и подле них со стороны, ведущей в Галилею. Ночь прошла спокойно, в тревожном ожидании сражения. Ранним утром он выставляет на стене лучников, как было приказано. Неотрывно всматриваются в окружающее пространство. Никто не знает, с какой стороны объявятся римляне. Ждать долго не пришлось.

– Вот они, идут проклятые! – раздался громкий крик смотрящего, – смотрите!

Блеск отраженных солнечных лучей от оружия и экипировки нельзя не заметить уже и каждому, стоящему на стене.

В этот день, сходу, римляне штурмовать крепость не стали. Легионеры устали от дальнего, с частыми переходами через перевалы, пути. Они отдыхали, подтягивали отставшие тылы. Но почти сразу начала действовать их разведка. Хотя особо они в ней и не нуждались. Но это все же была крепость, а не открытое пространство, где все ясно и понятно.

Ночь для защитников прошла в тревожном ожидании будущего сражения, избежать котрого невозможно. Иосий Иисусов провел ночь подле стены и с раннего рассвета был уже на ногах. Авель принялся готовить завтрак, разведя огонь под небольшим таганком. Подошла группа, человек десять молодых женщин. Все как на подбор, рослые, красивые. Каждая вооружена луком. У кого на поясе кинжал, а у некоторых и небольшие мечи. Одна из них доложила:

– Командующий направил нас к вам. Вы Иосий из рода Магдалов!?

– Да, я Иосий. Но мне ближе отец, Иисус. Поэтому меня чаще называют Иосий Иисусов.

– Так вы берете нас в свой отряд?

Смотрит Иосий на ту, которая с ним разговаривает. Видимо самая смелая и бойкая. Очень красивая женщина, рослая, сильная. На левой руке небольшой щит.

Она понимает, что понравилась этому командиру, и улыбнувшись сказала:

– У нас есть и лошади. Но они сейчас не нужны. И еще. В моей команде самые меткие женщины. Ставьте нас на стену.

Женщина еще раз улыбнулась, как показалось Иосию, загадочно и только ему одному:

– Как можно ближе к вам.

– И как ваше имя?

– Меня зовут Марией.

– Как мою маму и бабушку – подумал он, и также приветливо улыбнувшись, приказал:

– Изначально становитесь на башне. А затем, я скажу вам, как быть далее.

Женщины быстро заходят в проем и исчезают с поля зрения Иосия. На стенах разместить всех защитников невозможно. Большая часть находится подле них. Дети и женщины подносят в кувшинах воду, еду. Сюда пришли семействами, от мала до велика. Каждый понимает, что отсидеться, дома не получится.

Со стен начали доноситься крики, возгласы и Иосий понял, что пора подниматься на башню и готовиться к бою. Должность командира обязывает его следить за противником и за своими людьми. Поднявшись на лестнице вместе с Авелем, он осмотрел все вокруг. Разбившись на тысячи, римский легион колоннами, приближался к крепости. Молча, без всяких возгласов и громких команд, шли со всех сторон.

Колонны приближаются. Уже хорошо видны их бунчуки штандарты. Кроме лучниц в башне находится и личная охрана Иосия, руководимая Авелем. К Иосию подходит немного обеспокоенная Мария и вопросительно глядя прямо в глаза, спрашивает:

– Не пора ли начинать? Наши стрелы уже достанут их.

– Пора, Мария. Начинайте. Авель, вы также включайтесь.

Выстроившись плотными шеренгами, одна за другой, лучницы начали метать стрелы, со свистом уносящиеся вдаль. Залпами, по команде. Понеслись стрелы и со стен крепости. Метательные машины остановились в зонах недосягаемости луков. Их у римлян четыре, и все они ускоренно готовятся к своей адской работе. В каменоломни направились рабы на повозках для заготовки и доставки каменных снарядов. По лестницам взбираться на крепостные стены римляне и не собирались. План штурма у них был свой. Подошедшие колонны римлян, видя, что стрелы их достают, по команде, отошли назад, в зону недосягаемости.

– Прекратите стрельбу – громко отдает команду Иосий, видя, что это бесполезно, а стрелы еще пригодятся. Сражение то только начинается.

Иосиф Флавий собирает командиров и дает команду:

– Скоро полетят каменные глыбы. Их скоро подвезут. Укрывайтесь возле стен, но не близко к ним, так как будут обрушения. Ваша задача, незамедлительно направлять к пролому как можно больше людей. Римляне будут атаковать через них. А ворота могут поджечь. Не давайте им этого сделать. Приготовьте поблизости воду.

Вновь все в крепости пришло в движение. По обеим сторонам от ворот, и прямо перед ними, ставили бочки с водой и множество кувшинов, которые несли, большей частью женщины. Иосий Иисусов непрерывно наблюдает за противником. Особо за их метательными машинами, подле которых суетилось немало людей. Но большую опасность на данный момент представляли поджигатели ворот. На это дело римляне были мастера. Не однажды проделывали такое. Снабженные горшками с горючей жидкостью и хворостом, сотни две солдат, укрывшись щитами, медленно продвигались к воротам, образуя «Черепаху», круглую, с крепким панцирем. И вот они сблизились с воротами, не смотря на интенсивный обстрел этой команды лучниками.

Из черепахи, они вскоре превратились в ежа, от торчащих из щитов стрел. Не обращая на стрелы и летящие сверху камни, они разожгли огонь у основания ворот. После этого поджигатели, также медленно, укрываясь щитами, удалились. Иосиф понял, что сейчас за дело примутся метательные машины. Иначе разведенный ими огонь у основания ворот, будет потушен защитниками, которые уже пытаются залить его водой. Но его потушить очень трудно, если не напрасно. Будет гореть до полного выгорания. Лишь только легионеры удалилась от стен на приличное расстояние, включились в дело метательные машины.

Первые заряды полетели не прицельно, для пристрелки. Некоторые перелетели за стены в жилые дома, часть вообще не долетела. Лишь несколько ударили в стену. Начался методический обстрел крепости метательными установками. От попаданий крупным камнем, содрогались стены и башни, а дома рушились. Наводчики машин целились в ворота и башни, стараясь поразить их в первую очередь. Один из крупных камней ударил в башню, где находился Иосий Иисусов со своей охраной и лучницами. Крепко досталось и большой башне, в которой находился командный центр Иосифа Флавия. Не выстояла ограждение крепости. В стенах появились проломы. То, чего так желали римляне и чего боялись защитники. Залить водой полыхающее пламя от подожжённых ворот не получилось, и они разгорались все больше и больше, заставляя защитников покидать стену вблизи от них, чтобы не сгореть от огня или не задохнуться от едкого, густого дыма.

Из порушенной башни Иосиф Флавий едва смог выбраться. От нескольких попаданий крупных камней, она почти разрушилась, и там погибло несколько человек. Но на этот раз бог был на его стороне и оставил в живых. Отделался он лишь несколькими легкими ушибами и ссадинами.

Но он продолжает командовать обороной, двигаясь с охраной по внутреннему периметру. Понял и Иосий Иисусов, что находиться более на башне очень опасно и приказал:

– Всем уходить вниз и находиться у ворот. А вы, женщины, можете идти по домам.

К нему подошла Мария:

– Иосий. Мы не разойдемся по домам, а будем сражаться вместе с вами.

Иосий понимает, что долго беседовать нет времени. В любой момент может произойти обрушение.

– Быстро уходите, не задерживайтесь. Мы вас обязаны уберегать от бед.

Женщины, охрана Иосия, все кто находился с ним, опускаются вниз, и последним сходит Иосий, успев увидеть, что римляне начинают штурм. Они уже довольно близко и метательные машины прекращают дьявольскую работу. Защитники сосредотачиваются около мест, где стены разрушены. Ворота также уже не представляют преграду. Они выгорели так, что через них возможен проход людей. Часть защитников выходит наружу, чтобы встретить врага снаружи у стен. Большинство из них самые отчаянные, зелоты. Иосий Иисусов готовится, как и каждый, к сражению. Он собрал подле себя личную охрану. К нему прибились и женщины лучницы

 

Встали в ряды защитников у догорающих створок ворот. Хотя и ждали римлян, они как показалось Иосию, объявились неожиданно. Первой, вышедшей сотни защитников из проема ворот, досталось крепко. Завязался жестокий кровопролитный бой. На помощь своим из проема начали выходить новые защитники и включаться в сражение.

В проемы порушенных стен, со всех сторон, навалились римляне. Весь гарнизон защитников включился в борьбу с ненавистными захватчиками. С отчаянными криками они бросались на грозных, рослых и сильных легионеров, большей частью погибая от их острого меча или копья. Хотя и короток меч римского воина, но очень удобен и остр. В сильных, приспособленных к бою руках еще с раннего детства, этот клинок, очень опасное оружие в схватках. Половину мира захватили и удерживали в послушании римляне этим мечом.

Иосиф Флавий становится посреди крепости в окружении личной охраны. Он уже знает, что одни ворота сожжены, а в стенах множество пробоин и обрушений. Кругом слышны крики, звон оружия и громкие, истошные команды и призывы. В мыслях он призывает всех тех святых, кто помогает воинам, надеясь и на их помощь и спасение от гибели.

Римляне у ворот быстро смяли повстанцев, прорубив целый коридор в их порядках. Они начинают проникать на территорию крепости, опьяненные кровью и успехом. Их становится все больше и больше. Лучницы пускают в ход стрелы, успевая сделать один или два выстрела, а затем хватаются за мечи, так как выстрелить еще раз нет ни времени, ни расстояния, которое сократилось до минимума. Женщины нападают не в одиночку, а сразу по несколько человек на легионера. Зная, что слабое место у воина ноги и шея, так как у многих там нет защиты, они наносят удары по этим местам.

Рейтинг@Mail.ru