Авур спасения. Историческая повесть

Валерий Владимирович Лохов
Авур спасения. Историческая повесть

– Мы разгромлены. Почти все жители Кесарии перебиты римлянами. Скоро они будут здесь.

Вскоре к вставшим стеной повстанцам, начали подходить остатки разбитого отряда. Кто в одиночку, кто кучкой. Многие ранены. Командирующий, быстро оценив обстановку, сильно обеспокоился. Перспектива быть разбитым в самом начале войны никак не устраивала. Его мозг, наделенный природой изощренными способностями находить выход из любых ситуаций, лихорадочно искал оптимального решения. Внешне он выглядел хладнокровным, решительным человеком. Только немного изменился прищур глаз, а на лбу прорезалась еще одна морщинка. Осознавая, что любое промедление смерти подобно, принимает твердое решение:

– Принимать бой здесь мы не будем. Слишком опасно для нас.

– Что станем предпринимать – спрашивает его Иосий, не менее обеспокоенный сложившейся ситуацией.

– Уходим в сторону крепости Иотапата. Быстро, без всякого промедления.

Не теряя ни одной минуты, отряды восставших перестроились в походные колонны и отошли от Кесарии в сторону спасительного укрепления.

Иосиф, да и иные командиры, едут молча. Все они удручены поражением. А еще более тем, что римляне жестоко расправились с евреями, жителями мятежного города. Даже с теми, кто был без оружия. Не жалели ни стариков, а то и женщин. Успокаивало всех одно то, что настоящего сражения еще не было. Иосиф Флавий снова в раздумьях. Он вновь собирает своих командиров.

– На перевале Хермон встретим римлян. На вершине закрепимся. Позиция будет удобной, и мы достойно встретим римлян.

Дорога не такая и долгая. Иосиф смотрит по сторонам. Вокруг такая красота! Большие и малые водопады. На дорогу из леса то и дело выбегают беззаботные даманы и геди, но увидев нежданных гостей, испуганно округляли глаза и стремглав уносились в чащу:

– Стой! – командует Иосиф Флавий, – занимаем позицию по обеим сторонам дороги.

Отряд Иосия Иисусова встал по правую руку, рассредоточившись почти на самой вершине перевала. Позади лишь небольшой водопад с озерком. А далее синева безбрежная. От них веяло прохладой. Хотя солнце перевалило на вторую половину дня, стояла жара от его безжалостных лучей.

Иосий обращается к своему помощнику:

– Авель. Жара стоит нестерпимая. Может нам омыться под водопадом?

– Я не против. Думаю, у нас имеется немного времени. Вот только отправлю людей далее, чтобы смотрели тропы. А то римляне смогут зайти к нам в тыл.

– Правильно мыслишь, Авель. Отправляй людей, человек тридцать, не менее.

С вернувшимся Авелем они идут к водопаду, который пахнул на них свежестью и мелкими капельками брызг.

– Здорово! – воскликнул Иосий, – раздеваемся.

Струя водопада за многие века пробила в камнях небольшое озеро, в котором можно даже купаться. Сбросив титоны и доспехи, они окунулись в освежающую прохладой воду. Омывались, плескались с огромным удовольствием. К ним присоединились и другие. Раздеваясь, они лезли в озерко, а кто посмелее, под струю водопада. Чистые, взбодрившиеся, они отерлись накидками и обрядились в доспехи.

Иосиф Флавий неустанно обдумывал план предстоящего сражения с римлянами, которые наверняка уже идут по их следу. Своими соображениями он делится с командирами, которые держались подле него, интуитивно чувствуя нависшую угрозу. У них большие надежды на его ум, способности и необычное умение выйти из любой ситуации.

Хотя им не так давно начались боевые действия, Иосиф Флавий уже прекрасно понимал из силу и возможности. Не плохо осознавал и свои. Он знал, что каждый римский солдат хорошо обучен и вооружен, и стоит десятка простых, мало обученных повстанца.

– Победить римский легион в данный момент очень трудно, – говорит он, взвесив все «за» и «против». – наша тактическая задача, это нанести максимальный урон авангарду легиона. Отступать будете по моей команде. Полагаю, что на нас они пойдут завтра утром. Будьте готовы с восходом солнца. А сейчас отдыхайте. Выставив караулы на случай неожиданного нападения, армия восставших приступила к трапезе. Тут и там загорелись костры. Любители горячего готовили ужин и выпекали про запас хлеба. Иосий рядом с Авелем, который за этот короткий срок успел к нему привязаться, практически не отходя от начальника ни на шаг.

Как и предполагал Иосиф, римляне долго не задержались в городе и пути. К обеду следующего дня их колонны были замечены наблюдателями восставших. Блеск оружия и яркая одежда сразу выделяли их из ландшафта. Да они и не пытались укрываться, уверовав в свое могущество.

Иосиф Флавий, получив информацию о подходе римлян, неожиданно принимает решение, которое никак не планировал. Генерального сражения на перевале не проводить, а основные силы войска быстро направить в крепость Иотапату, оставив для прикрытия один из отрядов. Он отдает распоряжение Иосию Иисусову:

– Иосий. Ты останешься со своим отрядом на перевале. Наши основные силы уйдут в крепость. Твоя задача задержать римлян. Уяснил?

– Уяснил. А как долго удерживать?

– Все будет зависеть от обстановки, а главное от твоего умения воевать с римлянами.

Два отряда срочно снимаются с позиций и быстро уходят за перевал. Иосиф понимает, что с этого момента ему придется рассчитывать только на своих людей и на его умение. В мыслях он обращается к своему отцу, Иисусу:

– Отец мой. Ты с небес все видишь и все знаешь. Помоги нам. Сделай так, чтобы я и мои люди спаслись от римского меча. Дай нам силы и храбрости устоять.

Он прислушивается к внутреннему голосу, пытается воображением представить лик отца. Не однажды мать рассказывала ему и сестре о нем, о его облике и поступках.

И словно слышит далекий, тихий голос:

– Все будет хорошо, сын мой. Я тебя не оставлю одного, не позволю погибнуть.

Улыбнулся Иосий, стал спокойным и уверенным. Но надобно и начинать выполнять порученное дело. С вершины перевала все видно, как на ладони. Колонны римлян намного ближе. Впереди авангард, небольшой отряд в полсотни солдат. Они на лошадях, что позволяет им очень быстро доставлять информацию и обнаружить противника на расстоянии. Они успевают довольно быстро перестроить колонны в боевые порядки и в нужном направлении, со измеряясь с опасностью.

Численность римского легиона, по имеющимся сведениям, порядка восьми тысяч. Это чуть более, чем людей в отряде Иосия.

– На победу рассчитывать не приходится – начал соображать Иосий, – но бой мы им дадим.

Он подзывает к себе Авеля и приказывает:

– Авель. Всех лучников размести по фронту. Пусть начинают бить с дальней дистанции. Отход по моему приказу. Ты и охрана находитесь подле меня.

Отряд повстанцев приготовился к решительному бою, сосредоточив основные силы у дороги, по которой надвигались римляне. А приближались они неумолимо и бесстрашно, выстроившись в свою знаменитую «фалангу». Повстанцев давно приметили конники, которые, вернувшись, встали позади рядов атакующих, доложив о наличии противника по ходу движения легиона. Засвистели стрелы, и их рой опустился на римлян. Но это их не остановило, и они продолжали идти ровным, строевым шагом. Их щиты надежно спасали от смертоносных жал. Успели лучники выпустить по несколько стрел до того, как атакующие оказались почти лицом к лицу с повстанцами, разглядывая и оценивая друг друга.

Зелоты – костяк отряда, их цементирующая и связующая сила. Они привыкли не бояться врага, а с холодной головой идти навстречу ему. На щитах солдат в основном, изображен орел, символ римской власти. Он действует н зелот, да и на обычных иудеев, раздражающе. Они давно его ненавидят и даже проклинают. Видны и несколько стандартов над головами атакующих. Все происходит быстро. Восставшие выдержали, не побежали при виде неумолимой силы и мощи легиона.

Командир легиона Цестий Галл не в первых рядах римлян. Он позади, присматривает за продвижением метательных машин, с которыми всегда много проблем. Но его присутствия для воодушевления солдат и не требуется. Те прекрасно знали свое ремесло и исполняли, без приказов, поставленную задачу. Разделаться с этим сбродом, как он полагал, смогут и без его командного голоса. Тем более, что это уже случилось не однажды. Перед тем как схлестнуться, задние ряды фаланги выставили вперед копья, сделав все более крепкой и практически недоступной, даже с неистовой яростью кинувшихся на римлян повстанцев. Раздались призывные крики и вопли раненых и убитых. Зазвенели мечи и застучали отбитые щитами удары клинков и копий. Несмотря на потери, повстанцы, кое-где, пробили передние ряды и пробивались далее через образовавшуюся брешь.

Иосий непрерывно наблюдает за ходом сражения. Для него это первый бой с римлянами. Да еще с такой грозной силой! Шум боя нарастал. Иосий, в окружении своей охраны, подъезжает ближе к месту схватки, чтобы видеть происходящее своими глазами. Радостного, обнадеживающего для него очень мало. Зелоты бесстрашно кидались на римлян, большой частью погибая под их острыми, короткими мечами. Зайти римлянам с флангов практически невозможно. Предусмотрено мощное, боковое охранение, не позволяющее к тому же зайти в тыл.

– Все, приказываю прекратить сражение. Оставить арьергард и отходить за перевал. Авель, распорядись. Да пусть поторопятся.

Большая часть отряда повстанцев снимается с места боя и быстро уходит за вершину горного хребта.

– Иосий, уходить надобно и нам – советует Авель своему командиру, – пока что есть время на это.

Командир смотрит на остатки яростно сражающихся зелотов, понимая, что все обречены. Они стараются как можно дороже отдать свои жизни. Легионеры никого не оставят в живых, мстя за погибших товарищей. А их немало. Сотни две осталось навсегда лежать на чужой им земле. Удачно оторвавшись от римлян, они быстро следуют за своими основными силами.

Им хватает времени, чтобы уйти от места боя, догнать и быстрым темпом продвигаться к спасительной крепости Иотапата.

***

Старинная крепость Иотапата была не великой и состояла из шести башен, соединенных между собой каменными стенами. С внешним миром она общалась через двое ворот, одни из которых вели в Иерусалим. Двумя годами ранее, Иосиф Флавий создал и вооружил здесь небольшую армию, гарнизон крепости. Были и некоторые запасы оружия и продовольствия. И вот надеясь на эти крепкие стены и ворота, а также многочисленный гарнизон из местных и пришедших под напором римлян людей, он готовился дать решительный отпор врагам.

 

Массовый поток вооруженных людей заполнил кривые улочки крепости. Командовал обороной лично Иосиф Флавий, надеясь на свой опыт и ум. Ума то достаточно, даже с избытком, а опыта маловато. Вести боевые действия ему доводилось не так уж часто. Природная смекалка и неугомонная деятельность начали проявляться сразу после его прибытия в крепость, после отступления с перевала.

Он понимал, что римляне буквально «сидят на хвосте» и что времени на приготовления к обороне у него не так и много. Свой штаб он организовал в одной, самой высокой башне, с которой возможно наблюдать практически всю складывающуюся боевую обстановку. Это было хорошо, но и плохо. Большой риск попасть под обстрел метательных машин увеличивался во много раз. Собрав своих командиров, Иосиф распределил участки крепости, которые предстояло защищать. Разделил крепость на три сектора. Руководить защитой каждого назначил Варнаву, Иуду и Иосия Иисусова.

У крепости двое ворот. Оба массивные, из крепкого дуба. Окованные железом, двухстворчатые, запираемые на надежные запоры. Их поручили защищать костяку восставших зелотов. Их много здесь, как местных, так и вновь прибывших. Командирам отряда, защищавших южные ворота, ведущих в сторону Иерусалима Иосиф назначил Навина, а северных, ведущих в сторону Галилеи, Валама. Оба начальника проверенные, надежные воины, уже вошедшие в возраст. Каждому почти сорок лет. Конечно, к восставшим примкнуло и местное население, которое уже наслышалось о жестокости римлян и решившем взять в руки оружие. Наспех готовились к отражению нападения, все до единого. Времени на принятие мер очень мало. На стены несли камни, готовили запас стрел.

Отряд Иосия Иисусова занимает оборону на стенах и подле них со стороны, ведущей в Галилею. Ночь прошла спокойно, в тревожном ожидании сражения. Ранним утром он выставляет на стене лучников, как было приказано. Неотрывно всматриваются в окружающее пространство. Никто не знает, с какой стороны объявятся римляне. Ждать долго не пришлось.

– Вот они, идут проклятые! – раздался громкий крик смотрящего, – смотрите!

Блеск отраженных солнечных лучей от оружия и экипировки нельзя не заметить уже и каждому, стоящему на стене.

В этот день, сходу, римляне штурмовать крепость не стали. Легионеры устали от дальнего, с частыми переходами через перевалы, пути. Они отдыхали, подтягивали отставшие тылы. Но почти сразу начала действовать их разведка. Хотя особо они в ней и не нуждались. Но это все же была крепость, а не открытое пространство, где все ясно и понятно.

Ночь для защитников прошла в тревожном ожидании будущего сражения, избежать котрого невозможно. Иосий Иисусов провел ночь подле стены и с раннего рассвета был уже на ногах. Авель принялся готовить завтрак, разведя огонь под небольшим таганком. Подошла группа, человек десять молодых женщин. Все как на подбор, рослые, красивые. Каждая вооружена луком. У кого на поясе кинжал, а у некоторых и небольшие мечи. Одна из них доложила:

– Командующий направил нас к вам. Вы Иосий из рода Магдалов!?

– Да, я Иосий. Но мне ближе отец, Иисус. Поэтому меня чаще называют Иосий Иисусов.

– Так вы берете нас в свой отряд?

Смотрит Иосий на ту, которая с ним разговаривает. Видимо самая смелая и бойкая. Очень красивая женщина, рослая, сильная. На левой руке небольшой щит.

Лазарь пристально смотрит на стоящих рядом с ним мужчин.

– Вы оба схожи с Иисусом. Ты, Иуда, немного старше его, но похож очень.

Переводит взгляд на Иосия:

– А ты ровесником стал своему отцу. Знай и помни, что он был великим человеком. Будь его достойным, почитай и люби. И самое главное, никогда не забывай его. Это будет помогать в твоей жизни. Мы о нем не забываем и часа.

– Я знаю это. Мама рассказывала о нем. Она многое знает и помнит.

Лазарь делает предложение.

– Будете в Иерусалиме, заходите к нам в Вифанию. Наши семейства давно как родственники. Всегда будем рады видеть и встречать Вас в нашем доме.

Немного подивились Иосий с Иудой.

– Мы будем в Иерусалиме!? Не помышляем об этом.

Лишь улыбнулся в седую бороду Лазарь.

– Дороги приведут Вас в те края. Там будет решаться судьба нашего народа.

– Все в руках Яхве – отвечает Иуда.

– Его воля исполняется вашими руками и вашей силой.

Лазарь добавляет к сказанному:

– Иисус, ваш самый близкий и дорогой родственник, всегда будет с вами. Помните, не забывайте его, а когда надобно, обращайтесь к нему молитвой. Он вас услышит, и в тяжелую минуту, поддержит. Не успел он, не смог установить на Земле Царство Небесное. Он уже строит на Небесах свое царство здесь, где жил когда-то. Если на Земле будет прекрасно, то и на небе будет также хорошо. Нелегко придется Симеону и вам. Наступают времена испытаний нашего народа. Будьте тверды в своих убеждениях, стойте до конца.

– Мы будем сражаться до самого конца. Победим или погибнем – с пафосом отвечает Иосий, и добавляет к сказанному, – как мой отец. Мы обязательно будем всегда помнить о нем, к чему он стремился, призывал к этому людей. И этот момент наступает.

– И когда начнете дело? – спрашивает их Лазарь.

– Надо торопиться. Иначе римляне сами придут сюда.

Ничего более не сказал Лазарь. Лишь благословил их в своих мыслях. Он прекрасно осознавал ту тяжесть ответственности, которая ложится на плечи этих, еще не старых мужчин. Из его головы не источилась память о друге Иисусе. Он помнил каждую встречу с ним. Как они были счастливы, когда собирались вместе за одним столом. Как радостно встречали Иисуса его сестры, Марфа и Мария.

Наступило утро следующего дня. Лазарь и Симеон отправились в сторону Иерусалима. Там решалась его судьба, да и всего народа. Туда устремились все те, кому была дорога родина, свободная от римского ярма. Свободолюбивый народ усиленно готовился взять в руки оружие и обрести независимость в ближайшее время.

***

Не стали Иосий с Иудой откладывать свои намерения на долгие годы. В этом, 66-ом году, простившись с родными, они направились в Сепфорис, как и намеревались ранее. Старое селение жило уже совершенно иной жизнью, чем в прежние времена. Конечно, и ранее здесь случались яркие события, но сегодня это совсем другое. Дух свободы витал среди его людей и тех, кто по зову прибыл сюда. Все ожидали прибытия губернатора Галилеи с его людьми. Душевный подъем необыкновенен. Это почувствовали и увидели Иосий и Иуда сразу, как только вошли в селение. Многие, из встреченных ими людей вооружены, и передвигаются большими группами. Иосий обращается к одному из таких мужчин:

– Скажи, как отыскать руководство?

– На краю селения стоит дом, рядом со старой кузницей. Там и сыщите.

Подойдя поближе, вновь спросили:

– Как отыскать начальника?

– Да, вот он, до Варнавы.

Этот дом знал каждый. Иосий и Иуда входят в него. Здесь множество людей, сидящих за большим столом. Время обеденное и на столе кушания. К стенке приставлено множество мечей. При виде вошедших из-за стола встал высокий, крепкий мужчина.

– У нас гости – громко произнес он – садитесь с нами за стол.

Он показывает рукой на свободные места.

– Познакомимся поближе после обеда.

Хозяева дома понимали, что вошедшие утомлены и проголодались. Да и гости сильно не церемонились. Быстро уселись за стол без всякого омовения. Еда простая, но сытная. Стандартный набор из фруктов, изюма, хлебов. Даже выпили по чашке вина. Молча, без всяких тостов. По окончании трапезы к ним подошел тот самый мужчина, который пригласил их сесть за стол. Лицо мужественное, без единого седого волоска в бороде и на голове. Вежливо представился:

– Иосиф Флавий, губернатор Галилеи.

– Иосий из Назарета, сын Иисуса.

– Я Иуда, родственник Иосия.

К ним подошел молодой человек лет тридцати от роду. В красной тоге и с мечом, притороченном к высокому поясу и представился:

– Я Варнава, хозяин этого дома. Мой отец Варавва был близок с Вашим отцом, Иисусом. Они вместе сражались и погибли от злодейских рук римлян.

– Какие у вас планы? – спрашивает Иосиф Флавий, – нам очень нужны толковые командиры.

– Мы пришли сражаться – отвечает Иосий.

– Римляне подходят к Кесарии Филипповой. Нам необходимо выступить навстречу им. Идите наружу, я сейчас буду говорить с людьми – говорит Иосиф Флавий – время не терпит.

Подле дома собралась огромная толпа людей. В основном при оружии мужчина. Все они с нетерпением ожидают выхода губернатора, признанного ими организатора и вожака восстания в их провинции.

Толпа людей заликовала при виде вышедшего из дома предводителя. Кто знал его в лицо, кто по слухам. Восставшим был нужен лидер, надежный, авторитетный, за которым можно идти без страха и оглядки. Таковым и был этот человек, очень умный, целеустремленный и обаятельный, умевший покорить сердце любого человека.

Флавий уже знал, что среди собравшихся присутствуют очень известные и уважаемые люди, на которых он очень рассчитывает в своих планах. Он начал свою проникновенную, зажигательную речь. Говорить он был великим мастером. Излагал последовательно и очень убедительно. Его голос проникал в душу каждого так, что каждое сказанное слово воспринималась последней инстанцией:

– Уважаемые граждане Галилеи. Нам уже известно, что римский легион, за номером двенадцать, выступил из Сирии и движется в нашу Галилею. Командует им центурион Цестий Галл, очень опытный военачальник, опасный для нас. Но мы обязаны его победить. Сегодня, не теряя времени, выступаем ему навстречу.

Он замолчал, внимательно вглядываясь в лица собравшихся. Из толпы послышались призывные голоса:

– Мы победим римлян!

– Пришло наше время!

– Сколько можно терпеть!?

Флавий был удовлетворен реакцией людей. По их лицам и возгласам он понял, что они готовы идти за ним, даже на смерть во имя желанной свободы, которой грезил почти каждый житель многострадальной Палестины.

Собравшихся зелотов и огромное количество других, примкнувших к восставшим, Иосиф Флавий разделил на три отряда. Командиром первого назначил Иосия, второго отряда Иуду, а командиром третьего стал Варнава, сын известного и уважаемого всеми предводителя зелотов, проживавшего ранее Сепфорисе и погибшего вместе с Иисусом, Вараввой.

Снарядили в дальний путь и обоз с запасом провизии и оружия. Постарался Иосиф Флавий еще ранее, организовав и сделав склады по всей Галилее. Не теряя времени, все войско выдвинулось в сторону Кесарии. Иосиф Флавий раздумывает, как ему поступить? Кроме имеющегося войска, подошли еще отряды, и они уже представляли внушительную силу. Собрал Иосиф Флавий своих командиров для проведения совещания. Обрисовали общую обстановку:

– В нашей Галилее большая армия. Почти сто тысяч воинов, готовых выступить против римлян. Имеются запасы продовольствия и оружия. Но здесь, у Кесарии, нас не более десяти тысяч. Разведчики доносят, что римляне вот-вот войдут в город. Как нам поступить? У Галла легион в полном составе, а это десять тысяч хороших солдат. А какие они воины, вы знаете. Не однажды испытали на себе их силу и выучку. Их один солдат стоит десятка наших. И все же я хочу выслушать ваше мнение.

– Можно мне сказать? – попросил слово Иосий.

– Конечно говори.

– Наши предки всегда мечтали освободиться от ига римлян. И это было время, когда они желали воплотить мечту в реальность, и они брали в руки оружие и выступали против них. Многие из них погибли от их мечей и виселиц. Отдал за свободу мой отец и дед. Наступает время с оружием воплотить их мечту в жизнь. Мы будем до конца сражаться с нашими врагами.

Он замолчал. Иосиф Флавий внимательно смотрит на людей, а затем спрашивает:

– Вы думаете также как Иосий, сын Иисуса?

Дружно с воодушевлением отвечают:

– Мы готовы сражаться до конца!

– Смерть римлянам!

– Веди нас, Иосиф Флавий!

Предводитель одобрительно произнес:

– Вот и хорошо, что дух не иссяк. Мы будем сражаться. Иного от вас и не ожидал. Сегодня уже позднее время. В город входить не станем. Встанем лагерем здесь, где стоим, а утром войдем.

Варнава хотел было внести свое предложение:

– Может мой отряд разместить в городе?

– Нет – отвечает Иосиф, – войдем все ранним утром. Римлян в городе пока нет, не подошли.

Повстанцы расположились одним большим лагерем. Загорелись костры. Запахло дымом и хлебом. Командиры держатся вместе. Обстановка тревожная. Есть о чем поговорить и наметить кое-какие планы на следующий день. Может стать так, что завтра не будет времени даже посоветоваться.

 

Иосиф Флавий авторитет каждому. К нему прислушиваются. Его острый ум дает почти мгновенный ответ на любой вопрос. У него было чему поучиться. Он был уверен в победе восставших евреев. Свой настрой передавал и командирам.

– Нас здесь не менее пятнадцати тысяч. К утру подойдут еще. Мы будем иметь двойное преимущество. А это уже серьезная сила. А, главное, у на настрой на победу.

Помолчал Флавий. Было видно, что его все же мучали некоторые сомнения. Он обладал даром провидения и в его воображении вырисовывалась вероятная картина будущих событий.

– Если случится так, что придется отступать, и мы не свидимся, уходите в крепость Иотапата. Там и вновь продолжим войну.

Из обоза воины принесли боевое снаряжение и оружие. Готовясь к войне с захватчиками, всего этого было изготовлено и принесено в огромном количестве. И эти запасы начинали играть свою, предназначенную им роль. Иосий, сын Иисуса, не имел опыта ведения боя. Работая плотником, также, как и его отец, он обладал крепкой физической силой, мощными, мускулистыми руками, способными орудовать не только топором, но и мечем. С одинаковой ловкостью он умел это делать как левой, так и правой руками.

Ему принесли из обоза небольшой щит, меч и защиту, лат, одеваемый на грудь. Примерив на себе экипировку, Иосий почувствовал защищенность и даже уверенность в своей силе. Меч по римскому образцу. В его руке словно игрушка или привычный топор. Резкий взмах и посвист оружия удовлетворил его. На душе стало спокойнее. Чувство тревоги понемногу утихло.

Рейтинг@Mail.ru