Размышления на диване

Валерий Муссаев
Размышления на диване

«Свет считает, что он быстрее всех, но он ошибается: неважно, как быстро летит свет – темнота уже на месте и дожидается его.»

Терри Пратчетт, писатель

Записки интроверта

Фото с ресурса Pixabay


Пролог

Вокруг была оглушающая тишина, впрочем, я этого понятия не мог знать, была темнота, не имеющая цвета, красок не было никаких, и если вы думаете, что темнота имеет в основном чёрные оттенки, то я этого не ведал, было какое-то состояние покоя, в котором, как мне казалось, находилось всё, что меня окружало. Временной континуум полностью отсутствовал – время, которого нет и не могло быть, потому что его ещё никто не создал. Какое можно было дать определение всему этому, чего нет и не может быть, я не знал, мне было просто весьма хорошо и уютно, впрочем, значения этих слов я тоже не мог осознавать. По какой-то непонятной причине я понимал, что я есть, но где и для какой цели – было для меня загадкой. А главное, во мне появлялись какие-то процессы, ставившие немыслимые ранее вопросы, ответы на которые меня заранее страшили, потому что они возникали чередой подряд и в обратном порядке, и я уже знал ответ на них, ещё не задавая вопроса. Единственный вопрос, на который я не знал ответа, был: КТО Я И ЗАЧЕМ?

Но какой-то голос внутри меня настойчиво твердил:

«Если ничего этого нет и ты не понимаешь своего теперешнего состояния, так сам и создай всё по своему усмотрению. Сделай так, как ты это понимаешь или как хочешь, чтобы это выглядело. Ты же уже отложил в своём непонятно чём ответы на все вопросы, поэтому начинай создавать предпосылки и условия для самих вопросов, чтобы созданное тобой уже само искало ответы, а ты этот процесс так или иначе контролировал или пустил на самотёк, опять же это твоё право выбора. Когда ты пройдёшь весь этот цикл и он замкнётся, опять же по твоему решению, ты ответишь на свой главный и первоначальный вопрос…

Некий сумбур в непонятно какой субстанции вызывал тревогу, и хотя был уже составлен чёткий план (явно не мной) и порядок действий по достижению цели, которой надо было достичь, непонятно для кого и чего, но надо было, а это я понимал так ясно, что хотелось поторопить события и, пропустив сразу кучу, как мне казалось, ненужных процессов, прийти к финишу, а дальше…

А вот интересно, что дальше? И как оно может выглядеть, продолжатся ли следующие процессы, возникнут ли новые ответы на вопросы, которые нужно создать?

Что-то я размечтался о другом, не осуществив ещё начальный этап… И опять внутри чего-то меня создалась чёткая сообразность того, что нельзя ничего пропускать, всё должно развиваться последовательно, по каким-то неведомым в первую очередь законам последовательности, ибо иное может привести к хаосу, а как он выглядит в плане визуализации, мне было по понятным причинам неведомо, но ощущалось так, что не надо это пробовать. Что ни к чему хорошему это не приведёт в плане достижения конечного результата. И вдруг на меня накатило новое, доселе неведомое мне чувство, которое ввело в некоторый ступор, это чувство – нерешительность… А вдруг всё, что я намечаю сделать, не есть правильно?

Постойте. Это что? Сомнения или нерешительность? Я начал обрастать понятиями чего-то сверх того, что не было предусмотрено изначально, что не входило в перечень тех ответов на вопросы, которые я должен создать, нечто, что поможет мне ответить на свой и только свой главный вопрос. И вообще, кто вмешивается в мои действия, не даёт безэмоционально проводить намеченное? А это что? Гнев? Негодование? Интересно, это хорошо или плохо? А это что? Альтернативные противоположности?

Надо успокоиться, кто-то навязывает мне ненужные действия, вызывая у меня тем самым непонятные процессы неясно в чём… Буду последователен, а с побочными эффектами разберусь после. А может, их и нет, как нет ничего, включая меня? Я ведь только буду это создавать, а, следовательно, всё будет так, как я этого захочу. Сверхуверенность с лёгкой тенью сомнения ставит вопрос о внутреннем колебании. Я и философствовать умею? Всё, хватит. Пора за дело. Я докажу. Кому? Себе? А что? Да зачем я сам с собой общаюсь? Или меня кто-то ещё слушает и направляет? Но этого не может быть. Я же тот, кто всё создаст, и тогда можно будет смотреть, как созданное мной, обретая форму и сознание, начнёт развиваться в тех пределах, которые я определю, и в тех формах и строениях, которые мне придут в моём сознании после его обретения и построения. Итак, моё сознание… Знать бы, как оно выглядит или воздействует, и, вообще, что это такое? Будем создавать его постепенно, наверное, где-то исподволь понимая, что ошибиться нельзя и что данный процесс необратим, ничего исправить потом уже будет невозможно. Начальная стадия данного процесса для меня – это то, что я об этом думаю, а значит, осознаю, соответственно, какое-то движение мысли пока непонятно в чём начало происходить. Как бы посмотреть на себя со стороны и узнать, что я из себя представляю? Но опять же зарождающееся сознание мне подсказывает, что смотреть не на что, ты просто то, чего не может быть, и там, чего попросту нет. Ты какое-то недоразумение без пространства и времени, существующее само по себе, без всяких на то причин, и пытающееся сотворить что-то неведомое самому с какой целью и не зная конечного результата. Однако с фанатическим упорством пытаясь саморазвиваться и двигаться дальше, не понимая, что это такое на самом деле… На этой, как мне казалось, умнейшей мысли я открыл глаза.

В комнате было ещё довольно темно, едва намечавшийся рассвет уже пробивался сквозь плотно задёрнутые шторы спальни, но чувствовалось, что время окончательно просыпаться, а уж тем более вставать с постели ещё не настало. Подушка была вся насквозь мокрая, и мне пришлось её перевернуть на другую сторону. Что со мной? Тело плохо слушалось, а мысли находились под воздействием того состояния, которое я пережил, видимо, во сне. Откуда это пришло? Так и хотелось пошутить в свой адрес:

«Дорогой, а что ты принимал накануне и в результате чего у тебя в голове образовался подобный гоголь-моголь?»

Но я давно стараюсь вести здоровый образ жизни, не злоупотребляю особо ничем, да и душевное состояние, можно сказать, на «удовлетворительно». Нет, это что-то иное, что надо спокойно осмыслить, понять, откуда это вошло в мой мозг. Может, оттого, что я в последнее время наконец-то занялся своим любимым делом, а именно – как раз ничего не делать? Просто сказал себе «стоп» в какой-то момент и отключил все эмоции в плане, что это необходимо, что все так живут, что надо работать и подстраиваться под существующую реальность, потому что ты не один. Тебя окружают родные и близкие, а также друзья, и всем им иногда нужна твоя помощь и забота о них. А раз так, то ты должен усиленно трудиться, и неважно, где и как, неважно, когда ты просто заболеешь и умрёшь внезапно, так и не пожив только для себя любимого. И чем успешнее шла моя служебная карьера, чем больше материальных благ попадало в мой карман, тем всё более настойчиво меня эти мысли не покидали. А для чего или кого всё это? Тебе самому что от этого надо или чего тебе не хватает? Наверное, 99,999 % населения планеты сочли бы меня идиотом и по-своему были бы правы, человек отказывается от успешной работы и денег, и это в наше тяжёлое время. Но это было моё решение, моё внутреннее видение себя, и, как могу, я постараюсь это объяснить в дальнейшем изложении по тексту.

Итак, приняв такое решение, я не сразу его осуществил. Некоторое время во мне ещё боролись и пытались доминировать такие всё менее мне понятные чувства, как долг и обязанности перед обществом, страной и семьёй. Но чем дольше я боролся с ними, тем яснее понимал, что если я резко всё не обрублю, то они меня опять утащат в ту виртуальную трясину, из которой я пытаюсь выбраться. Это продолжалось где-то года три, я так же трудился, был на хорошем счету у руководства, дома было всё хорошо, тем более я там практически месяцами не бывал, но всё это было уже на автопилоте, по какой-то инерции, и маховик всего этого постепенно останавливался и ржавел, пока в один день просто не встал. Я как сейчас помню, с какой внутренней радостью я покидал место работы, для всех как бы в отпуск, но я точно знал, что не вернусь туда больше никогда. Да, не все мои друзья и родные с моим энтузиазмом восприняли это решение. По разным меркантильным соображениям. Но мне было плевать, это моя жизнь и моё решение. Чтобы меня больше никто не донимал, я объявил себя профессиональным лентяем. А что? После 35 лет трудового стажа имею полное право.

Появилось достаточно много времени, чтобы пофилософствовать над уже пройденным жизненным путем и сделать выводы по некоторым событиям из своей жизни и окружающих. Как получилось, судить вам, я просто постарался представить весь нас окружающий мир несколько под другим углом и с другой точки зрения. Итак, начинаем.

Глава 1. Лень как таковая

Вы думаете, лень – это какая-то форма патологии? Отнюдь… Вы когда-нибудь пробовали проанализировать свою жизнь с точки зрения полезности для себя любимого, когда проведённое время вы посвящали только себе, своим мыслям, действиям, поступкам во имя себя? Задумайтесь, сколько прекрасного таит ваш внутренний мир, нет, не тот, что вас окружает – природа, люди, события, не то, что вам навязали, посоветовали прочесть или посмотреть, будь то в образовательных учреждениях, которые вы посещали потому, что так надо и принято, или те, что попались на глаза, и вам показалось, раз они написаны умными и великими, то, познав их содержание, станете лучше, умнее, адаптированнее опять же к окружающему вас миру, – а именно лично ваш. Но в итоге со всем этим багажом накопленных чужих знаний мы гордо шествуем по жизни, день за днём, год за годом, делясь своим интеллектом с окружающими нас людьми, будь то родные и близкие или просто те, кого мы встречаем на разных этапах жизненного цикла. Мы произносим часто чужие цитаты, выдавая их за свои, а при обнаружении обмана, если попадётся тот, кто тоже знает источник их происхождения, потупив взор, отвечаем: ну и что, что не моя, я думаю так же, значит, имею право и на соавторство. Добившись какого-либо успеха, в наше время в основном финансового, начинаем поучать других. В плане: «Вот смотри, хоть я и учился средне и университетов не заканчивал, но у меня есть то-то и то-то, в отличие от тебя, значит, я умный, а ты лузер, поэтому слушай меня».

 

И люди ведутся на это, не осознавая, что это не его заслуга, а просто на каком-то жизненном этапе ситуация сложилась благоприятно для них, они просто оказались в том месте и времени, с теми нужными людьми, которые впоследствии изменили кардинально их жизнь. Становится немного скучно? Да, ладно… Сейчас повеселимся…

Итак, её величество матушка-лень. В нашем общем понимании лень – это состояние человека, когда он ничего не делает, валяется целыми днями на диване, жрёт, пьёт, в общем, полный паразит на теле общества, не говорю семьи, так как она тоже ячейка этого самого общества. Но ведь где-то этот порок должен быть описан и осуждён, ведь не мог же он появиться на ровном месте и не быть замечен тем самым обществом. Что ж, обратимся к классической литературе. Ага, вот он, родной, описан господином И. А. Гончаровым в романе «Обломов». Что ещё точнее можно было придумать и написать, как не о несчастной судьбе патологического трутня и лентяя Ильи Ильича Обломова. Мы ещё со школьных времён относимся с неким жалостливым презрением к главному герою, потому что нам учителя так сказали, подчеркнув, что это недопустимо и является неким дурным тоном в нашем обществе. И, напротив, восхищаемся его другом детства Андреем Штольцем, который полная противоположность Ильи Ильича Обломова, в котором кипит жизнь и который призван вытащить этого тунеядца-барина из трясины лени. Не буду пересказывать события романа, тем более все люди образованные, перейдём к финалу. У человека была нарушена дисгармония, и он, всю жизнь находясь в счастливом неведении окружающего мира, насильно погрузившись в него и приняв праздничную обёртку за её внутреннее содержание, развернув, был страшно разочарован и находился в смятении при принятии решения в своей судьбе. Помыкавшись, он принял его, противоположное своим мечтам и мыслям. А итог всего этого – смерть от чрезмерных внутренних переживаний и отсутствие воли к жизни. Теперь спросим себя: «Почему так случилось?» Зачем мы постоянно пытаемся принять деятельное участие в судьбе других людей, даже если они об этом нас просят, а чаще мы сами навязываемся, чтобы потешить своё тщеславие перед другими, показать, что мы, в отличие от этого или этой несчастной, находимся в высшей степени благополучия и решим на раз их тягости и заботы? А вы задумывались над тем, как вы их унижаете? Вы думаете, эти люди в душе испытают чувство глубокой благодарности? Нет, вся благодарность будет внешняя, внутри будет стыд, озлобленность на себя или благодетеля от собственной беспомощности и ещё более навязчивая идея своей никчёмности. Ну вот, скажете, что автор этих строк полный циник. Абсолютно не согласен с вами. Я беру повседневные отношения, близкий круг общения каждого из нас, всё то, что нас окружает и с чем мы сталкиваемся на работе и в быту. Давайте попробуем проанализировать весь жизненный путь любого среднестатистического гражданина, без каких-либо особых черт, расы, привязки к месту жительства, полу и религии. Просто человека как такового, с точки зрения некой отстранённости от земных реалий, и добавим слегка метафизического осмысления, чтобы всё написанное не казалось уж совсем бредом автора. Будем стараться отталкиваться от так называемых примеров из жизни, и начнём с рождения человека…

Глава 2. Появление

Итак, мы ещё до рождения сталкиваемся с такими, казалось бы, простыми понятиями, как долг и обязанности, то есть мы должны родиться живыми и обязаны быть сразу здоровыми и умными. А нас вообще кто-то спросил – мы хотим рождаться и выходить в этот мир в данное время, в этой стране и у этих людей, которые, получив или не получив удовольствие от своего соития, перемешав что-то с чем-то, нас зачали?

В своё время писатель-сатирик и драматург Григорий Горин сказал: «Что смерть? Сошлись атомы, разошлись атомы – какое это имеет значение?», можно перефразировать: «Что жизнь?» – и далее по тексту – сути это не меняет.

Так всё-таки, кто решил за нас, природа, люди или божественное провидение? Кто тот вселенский «дирижёр», который за нас всё придумал и определил, его кто-нибудь знает или видел? Я сразу хочу ответить тем, кто сейчас пытается рассказать о науке или удариться в религиозное, не надо, это всё лишь домыслы тех людей, кто этим профессионально занимается. Это их точка зрения на вещи, которые сами по себе очень просты, но когда начинаешь их читать в изложении данных людей от науки и религии, понимаешь, что они сами скрываются за такими сложными фразеологизмами, причём отработанными их предшественниками не веками, а уже тысячелетиями, что становится страшно от своей дремучести на фоне их. И тебе приходится или делать вид, что ты всё понимаешь и согласен и с теми и другими, или прослыть неучем и богохульникам, это в лучшем случае… У них два утверждения: доказано наукой или верь, и всё, а неверие от лукавого. Соответственно мы ещё до рождения попадаем в некую земную «секту», где всё за нас расписано и решено. Обёртки разные, начинка одна и та же.

Всё, свершилось, произошёл акт рождения, все рады, счастливы, кроме нас, мы-то криком кричим, во-первых, нас производят на этот свет с какими-то адскими муками, такое ощущение, что организм существа, вынашивавшего нас и бывшего инкубатором, для этого абсолютно не приспособлен, во-вторых, мы увидели окружающий нас мир, существ в нём и пришли в ужас.

Ведь не секрет, что ребёнок от момента рождения и до того, когда он начинает произносить первые членораздельные звуки, видит мир в ином измерении. Он ещё не приспособлен к этому, но ещё и не отошёл от близости восприятия своей настоящей среды обитания. Он понимает, в какую ужасающую историю попал, но ему дали немощное тело и лишили речи, а когда начнётся процесс восстановления всего этого, он уже не будет понимать и помнить своё настоящее прошлое. Не зря же практически во всех религиях проскальзывает мысль о том, что мы все здесь гости, а настоящий мир будет только после того, как мы проживём в этом земном чистилище душ. Да, именно чистилище, где за короткое мгновение, по сравнению с вечностью мироздания, мы должны что-то сделать, выполнить какую-то свою миссию, чтобы нас определили в хранилище памяти или стёрли полностью, как заражённый вирусом файл. Поэтому мы и сопротивляемся, как можем.

«Положите нас на место, мы вообще не отсюда», – вопим мы.

Но кому до этого есть дело, они же знают, что, напичкав нас веществом вроде молока от той, кто в муках произвёл нас, или заменив его искусственным суррогатом, введут нас в лёгкий транс, и мы, постепенно подсев на это, всё меньше будем кричать от ужаса, а только от «нарколомки» из-за нехватки молока или других продуктов, на которые нас подсадили, и тех инфекций, которые мы подхватим в этом мире. Те, кто нас заставил появиться на этот свет, зорко следят за нашим здоровым состоянием и оберегают по мере необходимости.

Вы скажете: а как же те, кто рождается уже с физическими или умственными отклонениями? Вы уточните это у вселенского «дирижёра», зачем они вообще создаются природой, заведомо обрекаемые на мучения? Как на рождении этих несчастных он показывает, что у нас всё хорошо, и мы должны радоваться и с ума сходить от счастья, что нас это не коснулось, то есть выполнять ещё усерднее долг перед этим псевдомиром. А что несчастные? Что же, на это есть научно-богословские институты, одни будут всю жизнь «лечить» тело, другие – разум, получая выгоды, а вы будете всю жизнь работать, обеспечивая и тех, и других, естественно, только «добровольно» и из сострадания.

Дальше пойдёт стремительная череда стандартных манипуляций над вашим организмом: питание, сон, одевание-раздевание, сюсюканье, вы будете выделять вонючие жидкости, потому, что, то, чем вас пичкают, ваш организм отторгает, но вас к этой пище насильно приспосабливают, начиная с более лёгкой, к остальной вы приспособитесь сами. Вы не сможете противостоять этому, потому что очень немощны, а ваш крик возмущения будет воспринят, как только желание принять пищу, недомогание или иное требование. Вас будут постоянно погружать в сон для отключения от окружающей действительности. Звуки, произносимые вами, абсолютно не будут понятны вашим родителям, и они настойчиво заставят вас издавать другие, близкие им по восприятию. И вскоре вы забудете те, родные, а начнёте понимать только существующую здесь речь. У вас начинается период более осознанного понимания всего происходящего с вами, а, следовательно, поменяются и методы вашего воспитания со стороны тех, кто на данном этапе несёт за вас ответственность. Это, конечно, ваши родители, ведь именно им поручено это ответственное задание – сопровождать и оберегать вас до определённого возраста, пока вы не будете самостоятельны. А как покажет дальнейшее повествование, вас просто будут в процессе всей жизни незримо передавать из одних рук в другие.

Глава 3. Раннее детство

Если процедуру, описанную выше как рождение и пелёнки-распашонки, мы, естественно, не помним, то следующий этап жизни иногда мелькает у нас в сознании. Причём он тем яснее становится и чётче, чем старше мы становимся. По поводу этого феномена у меня есть точка зрения, и поделюсь ею позже, когда дойду в своём повествовании до периода старости.

Итак, на подходе первое учреждение исправительно-воспитательного толка, где вас будут учить азам о том, что и в какой последовательности вы уже должны и обязаны этому миру. Конечно, это детский сад. Всё начинается с раннего утра, когда вы сладко спите и видите во сне то радостное, ослепительно-яркое и нереально счастливое, что могло бы быть с вами на самом деле в том, другом, настоящем мире, которого вас лишили и который никогда не увидите, он будет только в снах, но чем старше будете, тем больше картины будут тускнеть, а потом вообще исчезнут. Вас будят и пытаются вытащить из кроватки, вы не понимаете, зачем, вы ещё не отдохнули, но всем наплевать, у них свой график жизни, с которым столкнётесь позднее. Вас насильно заставляют начинать трудиться, ваше тело пустили в эксплуатацию. Втолкнув в вас с раннего утра субстанцию, называемую едой, причём вы наверняка выражаете недовольство сим актом, капризничая и плача (другого сопротивления оказать вы пока просто не в силах), вас тащат или везут в детский садик, где передают в руки «доброй» тёте, которая на протяжении нескольких последующих лет в дневное время будет вас, как собачку Павлова, приучать к первоначальным основам и азам новой жизни. Она вам будет говорить, когда есть, пить, сидеть, стоять, спать, играть, говорить и что говорить, какие стишки и песенки заучивать, бегать и, извините за мой французский, писать и какать, а вы с такими же маленькими существами можете только лишь с этим согласиться или периодически поднимать восстание, капризничая, но и здесь не забалуешь, методы воздействия отработаны веками. Вы же помните, как вас подсадили на так называемую еду, и вы уже различаете её по вкусовым свойствам, вернее, тем добавкам, что туда кладут, и знаете, что бывают сладости, которые называются по-разному, но для вас это лакомство – наркотик, оно успокаивает разум, и ради него вы готовы быть послушным. Ничего не напоминает в цирке или зоопарке?

Не действует это? Есть следующие этапы наказания: не давать игрушки, не пускать гулять, можно подключить ваших родителей, чтобы сделали вам некомфортно путём причинения пока лёгкой физической боли в виде шлепков по попе, так или иначе они получат от вас желаемый для них результат. Отдых на благо себя любимого, время побыть с самим собой и поразмышлять? Забудьте – вы в системе, и она заботится о вас с выгодой для себя. Вы начинаете уставать с раннего детства, вас пичкают той едой, которую не выбирали, дают тот объём информации, который, может, и не нужен, но он стандартен для всех, и темп жизни начинает потихоньку раскручивать спираль вашей жизненной пружины. Почему мы всегда слабо помним или вообще не помним первые пять лет жизни? Просто их стёрли из нас, потому что это были годы, когда мы могли ещё оказывать сопротивление, процессы памяти не были окончательно нарушены и, пусть фрагментарно, помнили, что это не наш мир, не наша жизнь. Всё это кем-то подстроено, нарисовано, создано, написано, словно программа для каждого индивида, это сон, причём страшный, и только мы проснёмся, увидим тот настоящий мир, который не раз видели в глубоком младенчестве, и нас не будут насильно заставлять выполнять то, чего мы не хотим, мы самостоятельно будем плакать и смеяться, ложиться и вставать, спать, думать и говорить, в общем, жить, как нам заблагорассудится, как мы и жили до этого внутри себя, пока нас в прямом смысле этого слова не вытащили наружу.

 

Слегка позволю себе отвлечься на своё восприятие этого этапа в жизни.

Не знаю, как у вас, но от этого периода у меня, помимо всего, остались неплохие воспоминания, может, в основном потому, что, во-первых, они были связаны с моей бабушкой Анной Митрофановной, самым светлым человеком в моём детстве и вообще на моей памяти, а во-вторых, с той атмосферой, которая царила вокруг меня в виде таких же детей и добрых воспитателей. А в какие замечательные игры мы играли при минимуме игрушек тогда. Помню даже, что после выхода на экраны сказки Пушкина «Руслан и Людмила» мы на следующий день зимой, во время прогулки во дворике садика, воспроизвели весь фильм, я даже был Русланом, а Черномором был мой друг Андрей, с белым полотенцем на лице вместо бороды. Что касается моей бабушки, то мы с ней всегда были на одной волне и понимали друг друга с полуслова. И это ещё раз доказывает мою теорию, что одни в раннем возрасте ещё помнят, откуда они, а другие в глубокой старости, приближаясь к возврату туда, вспоминают кое-что, и соответственно им легче общаться, несмотря на большую разницу в возрасте через поколение, а при отдельных обстоятельствах, бывает, и через два. Чем старше мы становимся, тем более отдаляемся от наших дедушек и бабушек и всё ближе по менталитету к нашим родителям. Но об этом мы ещё поговорим, когда дойдём до этой стадии нашего существования. Я не берусь утверждать, что всё происходящее вокруг нас враждебно и неприемлемо. Нас и правда в детстве окружают любовью и заботой люди, которые нам генетически родные. И не их вина в том, что они тоже сами уже в своей жизни не принадлежат себе, как и мы будем впоследствии. Любовь к нам у них заложена заранее, и они искренне это делают, а мы, в свою очередь, с нашим взрослением и осознанием делаем это чувство взаимным.

Не будем долго останавливаться здесь, двигаемся дальше и подходим к довольно-таки продолжительному периоду нашей жизни, а именно учёбе или, проще сказать, вталкиванию их знаний в наши головы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru