Коронавирус. От вируса к диктатуре

Валентин Юрьевич Катасонов
Коронавирус. От вируса к диктатуре

Введение

Уважаемые читатели, вашему вниманию предлагается очередная книга из серии «Финансовые хроники профессора Катасонова». Это уже пятнадцатый выпуск. Он охватывает период примерно в три месяца (с третьей декады января по третью декаду апреля 2020 года). Указанный отрезок времени оказался как никогда насыщен событиями.

Самое главное из них – эпидемия коронавируса (COVID-19), которая началась в январе в Китае, а уже в феврале стала распространяться на многие другие страны. Более того, в марте Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) придала этой заразе статус «пандемии», т. е. эпидемии повышенной опасности и глобального масштаба. С моей точки зрения, указанная пандемия COVID-19 лишь на 10 процентов имеет вирусную природу, на 90 процентов она информационная. Нет сомнения, что пандемия искусственная, ее заказчиками и ожидаемыми бенефициарами являются те, кого я называю «хозяевами денег». Искусственно раздуваемая в мире истерия под названием «COVID-19» призвана создать атмосферу ужаса и страха. Это глобальная террористическая операция, рассчитанная на то, что парализованные страхом люди не смогут сопротивляться реализации планов «хозяев денег».

А в их планы, прежде всего, входит резкое сокращение численности населения планеты. Т. е., если все называть своими именами, то речь идет о запланированном убийстве миллиардов людей на планете. Это никакая ни конспирология. Эти планы озвучены в докладах Римского клуба, созданного в 1968 году одним из «хозяев денег» – Дэвидом Рокфеллером.

Также в этих докладах мы узнаем о такой цели, как уничтожение значительной части экономики, проведение деиндустриализации (под прикрытием разглагольствований о «постиндустриальном обществе»). Приоритетной задачей является создание системы жесткого, тоталитарного контроля над населением. Оставшиеся после массового уничтожения люди (предположительно один миллиард) будут находиться в так называемом «электронном концлагере». Должно происходить дальнейшее размывание национальных суверенитетов, ослабление государств. В конечном счете, они должны исчезнуть, на их место должно прийти мировое правительство, которое будет безраздельно править в мире и держать в жесткой узде оставшийся миллиард людей в электронном концлагере. Таковы в самом общем виде преступные планы «хозяев денег», мечтающих стать «хозяевами мира». Эти планы цинично прикрываются «дымовой завесой» борьбы с пандемией коронавируса.

Уже сегодня завершается тот период мировой истории, который принято называть «капитализмом». Человечество вступает в эпоху пост-капитализма. Сейчас имеет место переходный период к той модели, которую можно назвать «новым феодализмом» или «новым рабовладельческим строем». Это будет совершенно другое общество. Некоторые особенности такого общества были достаточно точно изображены в романах-антиутопиях Евгения Замятина «Мы», Олдоса Хаксли «Дивный новый мир», Джорджа Оруэлла «1984», Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту».

Средствами достижения указанных выше целей, по замыслу «хозяев денег», должна стать всеобщая вакцинация населения, которая на самом деле окажется убийством с пролонгированным действием. Также всеобщая чипизация людей (под видом заботы об их здоровье). Билл Гейтс, который поставлен «хозяевами денег» на решение конкретных задач под прикрытием дымовой завесы COVID-19, рассчитывает одним махом убить двух зайцев. А именно провести глобальную вакцинацию человечества, загнав одновременно под кожу каждого человека нано-микрочип. Я такие вакцины называю «троянским конем»: нано-микрочип находится уже в препарате, а жертва, получающая смертельную прививку, даже не подозревает о том, что одновременно на него одевают «электронный ошейник».

COVID-19 спровоцировал во многих странах серьезный экономический кризис (под предлогом карантина и чрезвычайного положения работа многих предприятий и даже целые отраслей экономики была остановлена). В апреле кризис уже стал всеобщим, мировым. Видно невооруженным глазом, что в 2020 году мировая экономика окажется в такой «яме», в какой она еще ни разу не была с окончания Второй мировой войны. Экономические прогнозы делать сейчас сложно, т. к., по мнению экспертов, они зависят от прогнозов вирусологов и медиков. Но мне кажется, что окончание так называемой «пандемии» произойдет тогда, когда дадут «отмашку» «хозяева денег». А «отбой» они могут дать лишь тогда, когда будут достигнуты их цели, не имеющие ничего общего с вирусно-медицинской ситуацией в мире. Если карантинные ограничения сохранятся в мае, то можно уверенно сказать, что нынешний экономический кризис по своей глубине окажется сопоставимым с тем кризисом, который начался в октябре 1929 года и который в 19321933 гг. перешел в экономическую депрессию, продолжавшуюся до начала Второй мировой войны.

В предлагаемой книге я старался придерживаться традиционной структуры сборников серии. Первый раздел, как всегда, посвящен обзору международной финансовой системы.

Далее следуют страновые разделы: США, Китай. Россия на этот раз у меня оказалась в двух разделах. Четвертый раздел включает мои публикации по российской тематике, относящиеся к январю – первой половине февраля, когда еще страну не охватила вирусная истерия. Пятый раздел посвящен экономическим и финансовым проблемам России уже в условиях вирусно-экономической «пандемии».

Пожалуй, ключевым в этом выпуске является шестой раздел, который называется «Коронавирус как инструмент установления мировой диктатуры «хозяев денег»».

Седьмой раздел посвящен драматическим событиям в мире нефти. Спровоцированный мировым вирусно-экономическим кризисом обвал цен на «черное золото» больно ударил по тем странам, экономики которых сильно зависят от добычи и экспорта нефти. Среди таких стран – Россия.

В восьмом разделе рассматриваются события в мире золота. «Золотая экономика» (добыча драгоценного металла и операции с ним) – один из немногих секторов мировой экономики, где наблюдается оживление. Кризисы и войны всегда повышают спрос на «желтый металл». Россия является одной из ведущих золотодобывающих стран. Но создается впечатление, что денежные власти страны (конкретно Центробанк) этой благоприятной ситуацией пользоваться не намерены.

Особое место занимает последний, девятый раздел, который называется «За гранью экономики и видимого мира». Я уже в предыдущих выпусках серии говорил, что для понимания многих явлений и процессов в сфере экономики и финансов необходимо погружение в сферы, находящиеся за пределами мира экономики. Я имею в виду политику, культуру, антропологию и духовную сферу. Многие отгадки и подсказки можно находить в художественной литературе, философских и богословских произведениях, а также (и, может быть, в первую очередь) в Священном Писании. Последний раздел содержит несколько очерков, в которых я пытаюсь осмыслить нынешний вирусно-экономический кризис, опираясь на романы известного русского писателя Ф.М. Достоевского, а также на последнюю книгу Священного Писания – Откровение апостола Иоанна Богослова, более известную под названием «Апокалипсис».

Как всегда, жду от читателей критических замечаний и предложений по совершенствованию серии «Финансовые хроники профессора Катасонова». Свои замечания и предложения можете направлять по электронному адресу Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова: [email protected]

Раздел I
Международная эфинансовая панорама

Давос как ритуал. О юбилейном саммите ВЭФ

Сегодня никому не надо объяснять, что такое «Давос». Еще в 60-е годы прошлого века это был всего лишь небольшой городок в восточной Швейцарии, в кантоне Граубюнден, на реке Ландвассер. Можно сказать, даже не городок, а деревня. Население не дотягивало до 10 тысяч человек. И о том Давосе даже не все швейцарцы знали.

А последние полвека Давос – не столько географическое, сколько политическое понятие. Эта ежегодная международная встреча, проводимая Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) в упомянутом швейцарском городке. Давос – один из наиболее грандиозных регулярных международных саммитов. Может быть, лишь годовой саммит Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ) может соперничать со встречами в Давосе по числу представленных стран, количеству официальных участников, гостей и журналистов. В отличие от саммитов МВФ и ВБ Давос, как заявляют его организаторы, представляет собой площадку для неформального общения.

ВЭФ имеет статус негосударственной организации, на встречи форума в январе каждого года приглашаются руководители государств и представители бизнеса, почти исключительно крупного и крупнейшего. Некоторая часть участников – общественные и политические деятели, представители науки и СМИ. Вместе с тем, несмотря на декларируемую неформальность встреч в Давосе, они достаточно жестко регламентированы по составу участников, набору обсуждаемых вопросов, доступу журналистов и т. п. ВЭФ каждый год готовит свои списки участников и рассылает соответствующие приглашения. Полного повторения состава участников никогда не было. Впрочем, постоянной частью списков участников саммита являются те компании и организации, которые являются членами ВЭФ (в настоящее время – около 1000, в их составе есть и российские). В некоторых случаях организаторы саммитов дают намеки на то, что тех или иных лиц и/или представителей корпораций они не склонны видеть в Давосе ни в качестве членов, ни даже в качестве гостей. Так, в прошлом году организаторы ВЭФа сочли нежелательным участие в мероприятии трех российских бизнесменов, которые с апреля 2018 года оказались под американскими санкциями (глава банка ВТБ Андрей Костин, совладелец Rusal Олег Дерипаска и владелец группы «Ренова» Виктор Вексельберг).

Основатель и бессменный руководитель ВЭФ – профессор из Швейцарии Клаус Шваб. В качестве исполнительного органа Всемирного экономического форума выступает Руководящий Совет, который возглавляет президент ВЭФ норвежец Бёрге Бренде. Штаб-квартира ВЭФ расположена недалеко от Женевы.

 

Первое ежегодное заседание ВЭФ было проведено в 1971 году. Правда, первые ежегодные саммиты Форума не выходили за пределы Европы, а сама организация называлась европейский форум менеджмента. Обсуждались вопросы повышения конкурентоспособности европейской экономики в мире. Форум сыграл немалую роль в процессе европейской экономической и валютной интеграции. В 1987 году появилось нынешнее название – «Всемирный экономический форум», а встречи в Давосе стали поистине глобальными. Давос стал площадкой, на которой более тридцати лет продвигались идеи экономической, финансовой, а в последние годы и информационной глобализации.

Правда, организаторы и участники последних саммитов (2018-го и 2019 г.) оказались в некоторой растерянности. Дело в том, что пришедший в Белый дом американский президент Дональд Трамп своими заявлениями и действиями стал поощрять протекционизм (торговый и инвестиционный). Нынешний американский президент смешал карты организаторам саммитов, последние во избежание возможного раскола в группе мировых лидеров стали переформатировать обсуждения на площадке Давоса, уходя в сравнительно безобидные темы (цифровизация, роботы, экология и т. п.).

Организаторы саммитов нынешний Давос хотят сделать особенно грандиозным. Дело в том, что это юбилейный, пятидесятый саммит. Время его проведения -21-24 января 2020 года. Уже озвучены некоторые количественные параметры начинающейся встречи в Давосе. Организаторы сообщили, что на форум приедут более 2800 участников из 118 стран мира. Среди них 53 главы государств и правительств, 1700 бизнес-лидеров и 282 известных общественных деятеля. Анонсировал поездку на саммит президент США Дональд Трамп, во главе американской делегации США будет министр финансов Стивен Мнучин, в составе делегации – старший советник президента Джаред Кушнер. На форум также прибудут канцлер ФРГ Ангела Меркель и глава Украины Владимир Зеленский.

Форум посетят лидеры международных организаций – генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева, генсек НАТО Йенс Столтенберг и другие. Планируется, что приедет в Швейцарию и представитель британской королевской семьи принц Чарльз.

Главный слоган нынешнего форума – «Капитализм для всех». Видимо, сработала постоянная критика Давоса, его обвинение со стороны многих политических и общественных деятелей разных стран, что Давос является ярко выраженным прокапиталистическим форумом. Площадкой для встреч тех, кто входит в мировые рейтинги миллиардеров. Отказаться от капиталистической идеологии организаторы Давоса не собираются, но «облагородить» капитализм они готовы. Участники этого юбилейного форума нацелены на то, чтобы начать формировать «капитализм стейкхолдеров» – то есть для всех заинтересованных сторон. Но такая «заинтересованная сторона», как народ, на форуме не представлена. Вряд ли будет взят курс на модель «народного капитализма».

Чувствуется, что идеология экономического либерализма себя уже почти полностью исчерпала. В программах нынешнего форума постоянно встречается термин «государственно-частное партнерство» (ГЧП). Не за горами то время, когда Запад вернется к модели государственно-монополистического капитализма (ГМК), которая существовала до конца 70-х годов прошлого века. Планируется обсуждение ГЧП по шести направлениям: экология, экономика, общество, промышленность, технология и геополитика.

Примечательно увеличение в последние годы в программах форума доли экологической тематики. В этом году запланированы экологические сессии «Противостояние климатическому апокалипсису», «Устойчивая дорога к общему будущему», «Освободиться от одноразового пластика».

В повестке дня форума появились вопросы, которые не имеют отношения к экономике и которых ранее в Давосе вообще не касались. Это вопросы феминизма, гендерного равенства, прав сексуальных меньшинств (ЛГБТ-сообщества). Давос, по мнению ряда наблюдателей, превращается во влиятельного пропагандиста второго Содома.

Политическая блок представлен сессиями «Будущее американской внешней политики», «Приоритеты «большой восьмерки», «Новый европейский нарратив» и др.

Вместе с тем традиционные экономические вопросы, которыми ВЭФ и должен заниматься, стали уходить на второй план. В рамках экономического блока запланированы сессия «Глобальный экономический прогноз», дискуссии «Будущее финансовых рынков» и «Будущее цифровой экономики». Мировой экономический и финансовый кризис грозно надвигается на человечество. А Давос, подобно страусу, пытается засунуть голову в песок. Глобальное экономическое прогнозирование, конечно же, нужно. Но ведь ВЭФ всегда претендовал не только на роль наблюдателя и прогностика, но и роль центра, управляющего мировой экономикой. Те достаточно радикальные рекомендации, которые формулировались в Давосе в начале текущего десятилетия (меры по недопущению повторения мирового финансового кризиса) начисто забыты.

Интерес России к форуму в Давосе с каждым годом все больше падает. Отчасти в силу причин общего порядка – Давос превращается в говорильню, в некий ритуал. И политики, государственные деятели и бизнесмены продолжают туда ездить исключительно ради поддержания своего социального статуса. Другая причина заключается в том, что Давос особенно и не ждет Россию на своей площадке. Санкции Вашингтона против нашей страны делают для Давоса некоторых лиц из Российской Федерации если не персонами non grata, то, по крайней мере, не сильно желанными. После 2013 года (когда ВЭФ посетил премьер-министр России Д.А. Медведев) уровень представительства нашей страны в Давосе был достаточно скромным. В этом году от правительства РФ в Давос были назначены вице-премьер Дмитрий Козак и глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Но, как известно, 15 января правительство Российской Федерации подало в отставку. Поэтому данные чиновники в Давосе будут фигурировать с приставками «и. о.» (исполняющие обязанности). Такого низкого статуса официального представительства России в Давосе никогда еще не было.

Российские власти не питают надежд на то, что наше участие в форуме в Давосе может решить хоть какую-то экономическую или социальную проблему. Москва делает ставку на собственные альтернативы форуму в Давосе. Это Петербургский международный экономический форум (в этом году пройдет 3–6 июня), а также Восточный экономический форум во Владивостоке (в этом году запланирован на 2–5 сентября).

Борьба с «дорогими» купюрами в мире. У Швейцарии особое мнение

Один из устойчивых трендов финансового мира последнего десятилетия – вытеснение наличных денег из обращения. Особенно активно идет наступление на денежные купюры крупных номиналов. Повышенное внимание властей к «дорогим» купюрам объясняется тем, что, мол, они стали очень удобным инструментом для отмывания грязных денег, уклонения от уплаты налогов, коррупции, финансирования терроризма и даже производства оружия массового поражения (в связи с тем, что в Иране и Северной Корее создается ядерное оружие).

С моей точки зрения, это риторика, призванная скрывать истинную цель вытеснения наличных денег, а таковой является создание электронно-банковского концлагеря. «Хозяевам денег» надо установить в мире тоталитарный строй, а наличные деньги позволяют уходить от тоталитарного контроля. Крупные купюры – реальная альтернатива банковским депозитам, процентные ставки по которым сегодня опустились в некоторых странах Запада почти до нуля, а кое-где даже стали отрицательными (т. е. клиент начинает платить банку комиссию за услугу по «хранению» денег).

В мировых и российских СМИ очень широко освещалась кампания по вытеснению из обращения в Европе одной из самых «дорогих» в мире купюр – банкноты достоинством в 500 евро, эмитируемой европейским центральным банком (ЕЦБ). Напомню, что наднациональная валюта евро родилась в 1999 году, сначала она существовала лишь в безналичной форме. С 2002 года началась эмиссия наличных евро. Купюра в 500 евро появилась на свет одновременно с денежными знаками других номиналов. Самая «дорогая» европейская купюра печаталась на протяжении 12 лет. Купюры в 500 евро в последние годы их эмиссии составляли менее 3 % от общего числа купюр, но по стоимости их доля колебалась в диапазоне от 20 до 30 % всех наличных евро.

В 2014 году производство банкнот в 500 евро было прекращено. После этого в 2014–2015 гг. указанные банкноты продолжали поступать в обращение со складов ЕЦБ и Центробанков, входящих в еврозону (19 государств). Своего пикового значения количество самых крупных европейских купюр достигло в декабре 2015 года – 613,6 млн штук.

Тем не менее, циркуляция банкнот 500 евро продолжалась. В 2016 году ЕС и ЕЦБ приняли решение: центральные банки еврозоны (а, стало быть, и коммерческие банки) прекращают выдавать наличные в 500 евро. Решение вступило в силу с 27 января 2019 года. Согласно директиве ЕС и ЕЦБ, обращение банкнот может происходить и далее, их директивное изъятие не предусмотрено. Попадая в банки, такие денежные знаки будут изыматься из дальнейшего обращения. Два Центробанка из еврозоны – Австрии и Германии – добились отсрочки в выполнении данного решения. Они прекратили выдачу «дорогих» банкнот 26 апреля 2019 года. Это и можно считать официальной датой окончательной «смерти» банкноты в 500 евро. Впрочем, большая часть таких денежных знаков в обращении не находилась. Они не были ни средством обмена, ни средством платежа. Это были деньги, призванные выполнять лишь одну функцию – средства тезаврации (накопления, сбережения). европеец даже боялся предъявлять купюру в 500 евро в магазинах, ресторанах и иных местах. На предъявителей таких денежных знаков смотрели очень подозрительно. Иногда даже вызывали полицию. В Европе купюра в 500 евро всячески демонизировалась. Она ассоциировалась в сознании обывателя с чем-то нехорошим.

Хрустящие бумажки в 500 евро из банкоматов и касс банков тут же исчезали и «оседали» в сейфах и других хранилищах. Поэтому была зафиксирована лишь «условная смерть» «дорогой» банкноты. Она не вполне умерла, а затаилась в подполье. Если купюры достоинством в 500 евро после даты официальной «смерти» будут появляться в обращении и предъявляться банкам, то торговые, кредитные и иные организации, работающие с наличностью, должны проявлять повышенную бдительность и тщательно изучать происхождение денежного знака (а заодно и его предъявителя). Однако, как считают специалисты, имеется достаточно способов для того, чтобы легализовать вышедшую из подполья банкноту в 500 евро. Разговоры о «смерти» этой банкноты слишком преувеличены. Она еще будет время от времени давать о себе знать.

Упразднение банкноты в 500 евро создало мощный резонанс в ряде стран. В первую очередь, в США. В Америке уже звучат грозные предупреждения: мол, все носители зла в мире (теневики, наркодельцы, террористы, изготовители оружия массового поражения и т. п.), лишившись банкноты в 500 евро, полностью переключатся на «Бенджамина» (американскую банкноту в 100 долларов, которая получила такое название потому, что на ней изображен портрет одного из отцов-основателей США Бенджамина Франклина). Следовательно, Федеральному резерву следует срочно прекратить выпуск таких банкнот.

У ФРС есть немалые заслуги в борьбе с купюрами больших номиналов. Ведь на протяжении длительного времени (до 1945 года) в Америке выпускались банкноты с номиналами в 500, 1000, 5000, 10 000 долларов. С 1969 года они стали официально изыматься из обращения. Впрочем, до настоящего времени они сохраняют свою легитимность, банки их обязаны принимать. Видел такие банкноты в коллекциях. Конечно, они стали раритетами. Прошло уже более полувека с момента принятия решения об изъятии «дорогих» долларовых бумажек. Настало время покончить со 100-долларовой купюрой. Сегодня, в условиях бурного развития цифровых денег и безналичных расчетов она, по мнению последовательных борцов с налом выглядит анахронизмом, причем не безобидным. Среди наиболее рьяных противников «Бенджамина» – бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс. Другой активист борьбы с «дорогой» долларовой бумажкой – профессор экономики Гарвардского университета Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ. Он написал книгу с многозначительным названием: «Проклятие наличности», в 2018 году её издал на русском языке Институт им. Е. Гайдара.

У американских сторонников запрета 100-долларовой купюры явно просматривается антироссийская направленность. Примерно 80 % всей массы наличных 100-долларовых купюр, по оценкам американских экономистов, обращается за пределами США. Они особо обращают внимание на Россию, где, по их оценкам, сосредоточено наличной долларовой массы на общую сумму около 80 млрд. долларов (90 % из нее приходится на 100-долларовые купюры). Согласно официальным российским оценкам, наличная долларовая масса, скопившаяся в России, составляет 25–27 млрд. долл.[1] По моим оценкам, истина находится где-то посредине – реальный объем составляет порядка 60 млрд. долл. (учитываю не только ту валюту, которая поступает по официальным каналам, но также контрабандные каналы). Далеко не уверен, что Россия входит даже в первую тройку зарубежных стран с наибольшей массой наличных долларов. Поэтому не разделяю версию тех экспертов, которые утверждают, что главным мотивом предлагаемого запрета 100-долларовой купюры является стремление «насолить» России. Впрочем, в последний год накал кампании по запрету «Бенджамина» несколько ослаб.

 

А вот еще одна страна, которая приняла решение в области наличного денежного обращения, причем такое, которое идет против мирового тренда. Это Швейцария. Примерно в то же время, когда наступила официальная «смерть» банкноты в 500 евро (весна прошлого года), Национальный банк Швейцарии (НБШ) представил публике новую купюру достоинством в 1000 швейцарских франков, а с сентября 2019 года начал ее выпуск. Это последняя купюра из так называемой «девятой серии», которая пришла на смену «восьмой серии». Срок жизни каждой серии банкнот – около двух десятков лет. Эксперты расценили сохранение самой «дорогой» швейцарской купюры как свидетельство того, что альпийская республика не собирается в обозримом будущем втягиваться в борьбу с наличными деньгами. Швейцария и Германия – наверное, одни из самых консервативных европейских стран, где население не желает расставаться с наличными деньгами. На конец 2017 года в обращении в стране находилось 50 миллионов банкнот достоинством в 1000 швейцарских франков восьмой серии. Это примерно 60 % всего стоимостного объема наличной денежной массы страны. После вывода 500 евро из обращения банкнота в 1000 швейцарских франков претендует на то, чтобы стать одной из самых ценных денежных купюр в мире: эквивалент ее стоимости – около 880 евро (или 1 007 долларов, или 764 фунта, или 63 000 рублей).

По оценкам экспертов, тогда большая часть этих дорогих купюр оставались в пределах альпийской республики – швейцарцы любят делать сбережения с помощью такого «финансового инструмента». Впрочем, с учетом упразднения самой дорогой купюры евро эксперты предполагают, что спрос на самую дорогую швейцарскую купюру может резко возрасти со стороны нерезидентов. В том числе со стороны состоятельных и одновременно «скромных» (т. е. предпочитающих оставаться в «тени») граждан Российской Федерации.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru