Православное понимание экономики

Валентин Юрьевич Катасонов
Православное понимание экономики

© Катасонов В. Ю., 2019

© Институт русской цивилизации, 2019

Введение

У меня порой возникает ощущение, что современного человека в России больше всего в жизни интересуют и волнуют вопросы экономики. Во времена Советского Союза такого интереса не было.

Наверное, потому, что советский человек полагал: власть за меня думает о том, как организовать хозяйственную жизнь в стране, а мое дело – трудиться и пользоваться плодами экономики. Была экономическая политика партии и государства, которая разрабатывалась при активном участии десятков научно-исследовательских институтов и которая затем реализовывалась с помощью десятков министерств и ведомств.

Другая причина тогдашнего достаточно прохладного интереса к экономике может быть объяснена тем, что теория экономики была разжевана советскому человеку через преподавание марксистско-ленинской политической экономии. Даже если человека не сильно волновали теоретические вопросы экономической жизни общества, он все равно должен был с ними ознакомиться и засвидетельствовать свои знания положительной оценкой на экзамене. А в этой самой политической экономии (а также других экономических науках, занимающих подчиненное положение по отношению к политэкономии) все было разобрано «по косточкам». Так, чтобы никаких вопросов и сомнений у человека уже не возникало.

И вот четверть века назад мы переживаем распад Советского Союза, за которым следует радикальное изменение привычного советскому человеку образа жизни. Курс власти на внедрение либеральной экономической модели в Российской Федерации постепенно привел человека к осознанию того, что никто «наверху» о его социальном, материальном положении заботиться не собирается. Люди вспомнили поговорку: «Спасение утопающего – дело рук самого утопающего». Отсюда и неизбежный интерес к тому, что происходит в бушующем море так называемой рыночной экономики. Чтобы хоть как-то адаптироваться к жизни в этом море.

Часть общества (более молодая) стала проявлять интерес к экономике, рассчитывая в конкурентной борьбе за место под солнцем получить призы в виде богатства и социального престижа. Со стороны этой части общества образовался большой спрос на экономическое образование, которое молодые люди рассматривали (и продолжают рассматривать) как необходимое условие победы в конкурентной гонке на арене так называемой рыночной экономики.

Резко возросший интерес к экономике со стороны общества стал удовлетворяться средствами массовой информации, интеллектуалами (теми, кого в советское время обычно назвали интеллигенцией), системой среднего и особенно высшего образования.

Уже в начале 1990-х годов в России появилось множество учебников по экономике, которые чаще всего были переводными. Несколько позднее появились и собственные, которые, однако, при ближайшем ознакомлении оказывались пересказами все тех же западных учебников (часть из них была написана на гранты известного финансового спекулянта и «благотворителя» Джорджа Сороса). При большой пестроте обращавшихся на российском рынке новых учебников по экономике (как переводных, так и собственных, доморощенных), все они базировались на одном и том же методологическом и идеологическом фундаменте. Его название – «экономический либерализм», «монетаризм», «экономика свободного предпринимательства», «рыночная экономика» и т. п. Названия фундамента разные, но суть одна: свободный рынок – лучшая форма организации экономической жизни (по крайней мере, более совершенная, чем так называемая административно-командная экономика Советского Союза); минимизация участия государства в хозяйственной и даже социальной жизни; обязательная интеграция национального хозяйства в мировую экономику; свободный допуск в национальную экономику транснациональных корпораций; подчинение страны правилам «Вашингтонского консенсуса» (ответственность за внедрение которых в мире возложена на Международный валютный фонд); перестройка поведения человека и подгонка его под стандарты так называемого homo economicus и т. д.

Экономика в 90-е годы была объявлена серьезной наукой. Такой же точной, как математика, физика или химия. Для того чтобы в серьезности этой науки ни у кого не оставалось сомнений, ее стали называть econoomics (по аналогии с названиями точных наук – physics, mechanics). Но для того чтобы экономика действительно могла стать точной наукой, требовалось предположение, что люди в экономике подобны атомам или бильярдным шарам и их (людей) поведение не искажается никакими моральными соображениями и прочими «предрассудками». Иначе говоря, в рыночной экономике должны находиться лишь существа homo economicus, поведение которых определяется несколькими рефлексами: страстью к удовольствию и обогащению, а также страхом потери богатства и банкротства. В России, конечно, экономика на первых порах будет далека от совершенства рыночной модели. Но со временем люди превратятся в homo economicus, а те, кто окажутся неспособными к такой трансформации, просто исчезнут как «неконкурентоспособные» субъекты. И вот тогда Россия станет «цивилизованным» обществом, населенным исключительно существами homo economicus, которые смогут беззаботно потреблять, получать удовольствие и обогащаться. Я очень популярно излагаю суть учебников объемами во много сотен страниц, на обложках которых красовались (и до сих пор продолжают красоваться) названия: «Экономическая теория», «Экономикс», «Макроэкономика», «Микроэкономика» и т. п.

Четверть века жизни нашего человека в условиях экономических «реформ» и строительства «рыночной экономики» создали у него устойчивую аллергию к разным вариациям экономического либерализма. Интуитивно, смутно наш гражданин стал чувствовать, что его ведут куда-то не туда. Заканчивается процесс разрушения мощного здания советской экономики, которое по кирпичикам разбирали, продавали и проедали наши олигархи, прочие «предприниматели» и «креативные» чиновники. А никакого нового здания за эти годы построено не было. Власти постоянно знакомили народ с проектами разных воздушных замков, которые быстро рассеивались в памяти как самих чиновников, так и простых людей. Итак, возник кризис экономического либерализма, со стороны общества пришло понимание того, что Россия должна жить своим умом, иметь свои собственные представления об экономике, начать на основе таких представлений строить здание национальной экономики. Западная экономическая наука воспринимается сегодня с большим подозрением или даже открыто отвергается как несостоятельная. Сегодняшний студент все еще слушает традиционные курсы экономической теории или макроэкономики, но при этом держит фигу в кармане.

Итак, на данный момент существует большой запрос со стороны самых разных слоев российского общества на понимание того, что же такое экономика и какой она должна быть в России. Именно на волне этих настроений и родилась идея подготовить данную книгу. Она по сути представляет собой сборник ранее написанных и опубликованных мною статей. Подбор этих материалов для сборника осуществлен исходя из двух задач.

Первая – показать сущность западных либеральных экономических учений и теорий, вскрыть духовные корни так называемой экономической науки, довести до сознания читателя мысль, что эта наука – по сути идеология и религия, призванная произвести перезагрузку сознания русского человека.

Вторая – дать читателю позитивные знания в области экономики, которые позволили бы ему правильно ориентироваться в современном бушующем океане «рыночной экономики», и дать ориентиры для построения такой модели хозяйственной жизни, которая соответствует цивилизационному коду русского человека.

У нас есть все необходимое и достаточное для формирования правильного, соответствующего нашей культуре и нашему мировоззрению представления об экономике. Под словами «наше мировоззрение» я имею в виду мировоззрение человека русской цивилизации. А ядром русской цивилизации является православие.

Раздел I. Экономика в Священном Писании

Книга Бытия: об экономике и Каине

Сегодня появилось достаточно много публикаций, в которых вспоминают определение «экономика», данное греческим философом Аристотелем (384-322 годы до Р. Х.). Приписывание авторства Аристотелю не совсем справедливо. Впервые слово «экономика» использовал греческий философ Ксенофонт, живший в IV веке до Р. Х. Заслугой Аристотеля является то, что он более подробно раскрыл смысл термина «экономика», а также показал, что антиподом экономики является «хрематистика» – деятельность, направленная на накопление богатства.

«Экономика» – комбинация двух греческих слов: «дом» и «правило». В результате слово «экономика» можно перевести на русский язык как «правила ведения дома». В несколько упрощенном виде «экономика» в русском языке выражается одним словом «домостроительство», «домострой».

На Руси одной из наиболее популярных была книга «Домострой» – памятник русской литературы XVI века, являющийся сборником правил, советов и наставлений по всем направлениям жизни человека и семьи, включая общественные, семейные, хозяйственные и религиозные вопросы. Есть несколько вариантов сборника. Наиболее известен вариант в редакции середины XVI века, приписываемой протопопу Сильвестру. До конца XVIII века продолжали пользоваться словами «домострой», «домостроительство». Также в ходу было слово «хозяйство»[1]. Лишь в начале XIX века греческое слово «экономика» в России вошло в обиход, в немалой степени благодаря усилиям Императорского вольного экономического общества, созданного в 1765 году. Однако вскоре после введения в России в оборот слова «экономика» (например, в виде учебников) смысл его стал размываться. Часто за словом «экономика» скрывалась «хрематистика», потому что экономику в России «образованные круги» стали изучать по Адаму Смиту и другим «классикам» английской политической экономии.

 

В истории человечества менялось содержание понятия «дом». Следовательно, происходили изменения и в содержании понятия «экономика». Особенно драматические изменения в содержании понятий «дом» и «экономика» происходили на заре человеческой истории. Лучшим источником для этого является Книга Бытия – первая книга Священного Писания.

Была ли экономика в раю?

Вчитаемся в начальные главы этой книги. Бог в течение шести дней сотворил мир, венцом этого творения стал человек, созданный по образу и подобию Бога. Все, что было создано Богом до человека (весь видимый и невидимый мир), предназначалось для человека в качестве его «дома» в самом широком смысле. Фактически это было Божественное домостроительство[2].

«Дом» был создан, но Творец продолжал следить и за «домом», и за его первыми «жильцами». Фактически домостроительство продолжилось. Но не через акт творения, а через вмешательство Бога в жизнь человечества, называемое Промыслом Божиим. Дальнейшее домостроительство стало, если так можно выразиться, совместным проектом Бога и человека.

Бог поместил первых людей (Адама и Еву) в раю: «И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал» (Быт. 2, 8).

Была ли в раю экономика? Думаю, что была. Читаем в Книге Бытия: «И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2, 15). Человек был помещен в раю не для праздного времяпрепровождения, а для труда. Труд этот был, если пользоваться современными грубыми аналогиями, сельскохозяйственный. При этом, как отмечают святые отцы, необременительный, дающий первым людям радость. Это была экономика благодати – Бог давал первым людям все необходимые блага. В том числе плоды, которые произрастали на деревьях (сотворены в третий день), свет от светильников на тверди небесной – солнца, луны и звезд (четвертый день), пение райских птиц (пятый день) и т. д.

Были и «правила ведения дома»: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него» (Быт. 2, 16-17).

Все мы знаем, что Адам и Ева нарушили эту заповедь. Но ведь, по сути, это нарушение «правила ведения дома», важнейшего экономического принципа. Первые люди были изгнаны из рая.

Первый кризис в истории человечества: изгнание людей из рая

Фактически Бог совершил суд над первыми обитателями рая. По-гречески суд Божий – «кризис». Об этом в прошлом веке в разгар Великой депрессии 30-х годов вынужден был напомнить своим современникам Николай Сербский (1881-1956), будущий святитель:

«“Кризис” – слово греческое, в переводе оно означает “суд”. В Священном Писании слово “суд” употребляется многократно. Так, мы читаем у псалмопевца: “Сего ради не воскреснут нечестивии на суд” (Пс. 1, 5). Далее опять: “Милость и суд воспою Тебе, Господи” (Пс. 100, 1). Мудрый царь Соломон пишет, что от Господа придет суд всякому (см.: Притч. 29, 26). Сам Спаситель сказал: “Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну” (Ин. 5, 22). Апостол же Петр пишет: “Время начаться суду с дома Божия” (1 Пет. 4, 17). Замени слово “суд” словом “кризис” и читай: “Милость и кризис воспою”, “от Господа придет кризис всякому”, “Отец весь кризис отдал Сыну”, “Время начаться кризису с дома Божия”. Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово “суд” вместо слова “кризис”. Сейчас слово “суд” заменили словом “кризис”, понятное слово – менее понятным»[3].

Итак, первый в истории человечества кризис – изгнание наших прародителей из рая за нарушение «правил ведения дома». Человеческая история начинается как история экономическая. В истории человечества еще будет бесчисленное количество кризисов, и все они могут, во-первых, квалифицироваться как экономические; во-вторых, быть следствием не каких-то технических ошибок и просчетов людей, а исключительно результатом нарушения заповедей Бога. Вчитываясь в начальные главы Книги Бытия, понимаешь: экономика в первоначальном (аристотелевском) определении – ядро человеческой жизни, причем ядро не материальное, а духовно-нравственное. У Аристотеля это называется «правила» («ведения дома»), а у христиан – «заповеди». При любом нарушении заповедей Бог через какие-то материальные стороны жизни человека (обнищание, голод, эпидемии, войны и т. д.) сигнализирует ему об этих нарушениях. Начала экономики – заповеди Бога, а ее концы – болевые сигналы, посылаемые Богом.

Вернемся к истории изгнания человека из рая. Бог следующим образом определил наказание Адаму: «Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3, 17–19).

Из этого отрывка мы видим, что в природе произошли серьезные мутации, земля утратила свое первоначальное плодородие. Соответственно меняется характер труда человека. Если в раю труд был легким и радостным, то в изгнании труд становится для человека тяжким бременем. Впрочем, Бог действует соразмерно силам и возможностям человека. Он выступает одновременно и как справедливый Судья, и как квалифицированный Врач. Природные условия ухудшаются ровно настолько, чтобы человек не умер от холода и голода. Бог не казнит человека, а наставляет на путь покаяния и исправления. Обратим также внимание на то, что Бог заставляет человека трудиться на земле. Об этом еще раз говорится в третьей главе: «И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят» (Быт. 3, 23). О ремеслах и промышленности на данном этапе человеческой истории речи еще не идет.

Второй кризис: убийство Авеля Каином

Следующая катастрофа в истории человечества – убийство Авеля Каином. В главе четвертой мы узнаем, что первые поколения людей за пределами рая действительно занимаются сельским хозяйством. Первый человек, рожденный от Адама и Евы – Каин, – занимается земледелием. Авель (второй сын) занимается животноводством (пасет стада): «И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец» (Быт. 4, 2).

Не буду описывать историю первого в истории человечества убийства. За преступлением последовало наказание Богом Каина: «когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле» (Быт. 4, 12). Уже после изгнания человека из рая произошло оскудение природы. Теперь произошло второе оскудение. Возделывание земли стало еще более тяжким трудом. Но вот что удивительно: занятия сельским хозяйством (по крайней мере, земледелие) требуют пребывания человека на одном месте. А Бог определяет Каину быть изгнанником и скитальцем на земле. Каин ведь был изначально земледельцем, вряд ли он мог немедленно «переквалифицироваться» в скотовода-кочевника. Возникает вопрос: чем мог заниматься Каин? – Первый приходящий в голову ответ: он стал, выражаясь современным языком, бомжом.

Но вот что мы узнаем из главы четвертой: «И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох» (Быт. 4, 16-17). Видимо, Бог имел в виду, что Каин не в буквальном смысле станет изгнанником и скитальцем на земле. Произойдет отчуждение Каина и его племени от природы (земли) и от других людей (племени Сифа – сына Адама и Евы, который им заменил убитого Авеля). Произошло очень важное событие в истории человечества – имело место зарождение городской цивилизации. Причиной основания города, по мнению святых отцов, был страх Каина перед дикими животными и убийцами. Святитель Филарет Московский замечает, что Каин не захотел давать городу своего имени из-за запятнанной братоубийством репутации. То есть правильнее было бы первый город назвать именем Каина.

У святителя Димитрия Ростовского мы узнаем некоторые подробности о первом городе: «…Каин, чадородствуя в той стране, куда убежал, имел первого сына, именем Еноха, во имя которого потом он создал и город Енохию в Сирии, подле гор Ливанских…»[4] По Димитрию Ростовскому, и первый город, и страна Нод находились на территории Сирии. Примечательно, что сегодня эта страна стала местом скопления самых последовательных каинитов из разных стран, которые под флагом Исламского государства каждый день совершают массовые убийства. И при этом выставляют свои «подвиги» напоказ.

О «печати Каина»

Вернемся к стиху 12. Мы его привели в переводе по синодальному тексту. Имеются и другие переводы данного стиха, особенно его части: «будешь изгнанником и скитальцем на земле». Варианты: «Стенающим и трясущимся будешь на земле»; «с шатающимся и сетующим будешь на земле». Альтернативные переводы дают более точное представление о физическом и духовно-психологическом состоянии Каина.

Один из лучших современных знатоков и переводчиков Ветхого Завета (особенно Книги Бытия) Евгений Андреевич Авдеенко (1952–2014) полагает, что фраза «будешь изгнанником и скитальцем на земле» характерна для иудейской традиции. Бог не принуждал Каина к скитаниям по земле. Каин при желании мог жить и оседло. Кстати, если бы он был исключительно «скитальцем», как он и его потомки могли основать города? Вот что пишет Авдеенко в своей работе «“Каин” в современном мире»: «Каин – “трясущийся”, шатающийся, шаткий и “сетующий” (с покачиванием головы), “стенающий”. Таков образ Каина по Писанию. Если же Каин – “изгнанник и скиталец”, то перед нами является образ человека (или народа), которого все гонят и обижают, и он поэтому осужден быть перманентным эмигрантом. В псалме 58 (в еврейской Библии это псалом 59) Давид просит Господа о грешниках – до конца грешных:

– “не помилуй всех изменников беззаконных” (ст. 6);

– “не убивай их, чтобы не забывал народ мой, – пошатни их” (ст. 12).

Тех, кто усыновился диаволу, невозможно помиловать; так Каин был проклят. Но Каин не был убит. Народ Божий (народ Церкви) должен “не забывать”, что есть “Каин” как духовный тип личности, и что есть “изменники” в вере, чье изменничество вполне явилось на Голгофе. “Народ” Божий должен помнить о Голгофе, и, чтобы он “не забывал”, оставлены те “изменники” (из народа Израиля и бывших христианских народов), которые идут “путем Каина” (Иуд. 11) и не примут от Христа “милости”.

Таково должно быть самочувствие христианина в мире: он должен ощущать и помнить, что на него разинута пасть диавола и “чад диавола” (1 Ин. 3, 10), чтобы “поглотить” (Пс. 34, 25), как это хотели сделать с Самим Христом. Этого никак нельзя “забывать”, и Господь так устроил, что “забыть” это не дадут “изменники” из народа Церкви Ветхого Завета и из народов, Христа забывших.

В проклятие Каину Господь сказал: “шатающимся (шатким) и сетующим (качающимся) будешь на земле”. Давид просит сообщить “изменникам” в вере узнаваемую черту Каина: “пошатни”, сделай их “шаткими”»[5].

 

Итак, Каин – человек, лишенный внутренней уверенности, испытывающий страх, колеблющийся, непоследовательный. А главное – забывший Бога и надеющийся на мамону (богатство). Это и есть та самая загадочная «печать Каина», которую пытаются «вычислить» некоторые «буквоеды» и схоласты, изучая вдоль и поперек Священное Писание в поисках эзотерического знания. Духовно зрячему человеку эта «печать» видна без особой богословской подготовки.

1Слово «хозяйство» происходит от существительного «хозяин», происходящего, в свою очередь, от др. – русск. «хозя» – «господин».
2Одним из лучших толкований на события Книги Бытия о творении мира (глава 1, стихи 1-26), на мой взгляд, являются «Беседы на Шестоднев» святителя Василия Великого.
3Интернет. Режим доступа: http://www.stranamam.ru/post/8126742/
4Святитель Димитрий Ростовский. Келейный летописец. – М.: Паломник, 2000. С. 119.
5Авдеенко Е. А. «Каин» в современном мире // Интернет. Режим доступа: http://communitarian.ru/publikacii/tserkovnaya_analitika/ea_avdeenko_kain_v_sovremennom_mire_08092015/
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru