Роман с бизнесом

Вадим Твердохлеб
Роман с бизнесом

«Сегодня многие хотят открыть свой бизнес. А тем, кто ставит перед собой амбициозные цели, нужно много знать и уметь. В сегодняшней России предпринимательство, несмотря на небольшую историю, прошло несколько этапов развития. Автор в небольших ярких эпизодах жизни показывает дух эпохи: постперестроечное время, лихие девяностые, стабильные двухтысячные. Думаю, что начинающему предпринимателю будет крайне интересно прочесть книгу, чтобы ясно и четко представлять стратегию развития своего бизнеса»

Ирина Ильинична Иванова – учредитель, Председатель Правления НП Сообщество бизнес-тренеров, директор Центра интерактивного бизнес-обучения, член Комитета ТПП РФ по содействию профессиональному и бизнес-образованию ТПП РФ.

Благодарности

Этой книги не было бы без моих родителей. Я благодарен им за стойкость характера и постоянную поддержку.

Без любимой Катюши. Родная, спасибо, что поверила в меня.

Спасибо другу детства Сергею Тихомирову за преданность и бескорыстие.

Отдельную благодарность хочу выразить людям, внесшим большой вклад в становление моего дела.

Ирина Ильинична Иванова – учредитель, Председатель Правления НП Сообщество бизнес-тренеров, директор Центра интерактивного бизнес-обучения, член Комитета ТПП РФ по содействию профессиональному и бизнес-образованию ТПП РФ.

Квитко Алексей Николаевич – председатель Торгово-Промышленной Палаты г. Горячий Ключ.

Джапаридзе Надежда Семеновна – руководитель международного бизнес-клуба “Советчик”.

Спасибо Ирине Максимовой – бизнес-партнеру и стратегическому маркетологу.

А также всем, кого я не назвал, но кто по-прежнему живет в моем сердце, кто помогал и поддерживал.

Вступление

Дорогой друг!

Книга, которую ты держишь в руках, рассказывает о моем романе с бизнесом, который длится уже 35 лет. Наши отношения завязались еще в детстве. Потом был их расцвет, измена, которая продлилась почти 10 лет, и возвращение.

Сейчас я владелец своей web-студии, которая помогает чужому бизнесу процветать и развиваться.

Возможно, ты задумываешься о том, как бы тебе открыть свое дело, но никак не можешь решиться. Тогда тебе будет полезно прочесть мою историю, чтобы увидеть, как менялся бизнес с начала девяностых до сегодняшнего дня, и поучиться на моих ошибках, коих было предостаточно.

Или у тебя бизнес, но ты прогорел и думаешь, как бы тебе выбраться из чертовой ямы. Мне это знакомо, я тоже был на самом дне. В книге я откровенно рассказываю, как дошел до такого, и что помогло мне выбраться.

Может быть, ты тоже строил бизнес в девяностые – двухтысячные, тогда мы с тобой просто поностальгируем по тем временам, когда бизнесмен приравнивался к барыге и спекулянту.

Но, прежде чем начну свое повествование, давай поразмышляю немного о предпринимательстве.

Считаю, что не все могут быть бизнесменами. Например, моя супруга не готова к предпринимательству. И знаю кучу людей, которым это не нужно. Они могут работать ремесленниками, самозанятыми, фрилансерами, способны производить какой-то продукт. Но при этом не являются бизнесменами в прямом смысле этого слова.

Бизнес – свое дело. Когда ты понимаешь, что у него есть стратегия и линия развития, что постоянно нужны инвестиции. Что обязательно с прибыли необходимо часть дохода пускать на развитие. Важно понимать, что он должен расти с положительной динамикой.

А ремесленнику иногда достаточно просто хорошо знать свое дело. Какие-то новинки и умения в нише он может освоить, не выходя за рамки своей профессии. Это касается многих онлайн-профессий: таргетологов, сммщиков, директологов, дизайнеров и прочих, которые не будут открывать свои агентства, не будут заниматься наймом персонала, не будут создавать команды. Им так удобнее: работать на кого-то. Они и в офлайн трудились на кого-то. В онлайн, скорее всего, найдут хорошего работодателя в лице агентства или постоянного заказчика, которые будут поставлять им заказы.

Однажды я услышал такую фразу: «Хорошие предприниматели получаются из людей, которые в школе торговали жвачками «Турбо» и джинсами-варёнками». Короче, если в человеке есть предпринимательская жилка, то она должна дать знать о себе еще в детстве. Полностью согласен с этим.

Почему говорят, что из троечников получаются хорошие предприниматели? Потому что они в детстве привыкли искать выходы. Какой выход ищут: как бы стереть двойку, или переправить тройку на пятерку, или как схитрить так, чтобы не получить по жопе. Они заставляют голову напрягать извилины. Так и у предпринимателя: мозг должен работать всегда.

Поэтому предпринимателями может быть далеко не каждый, в то время как крепкими ремесленниками – все.

Бизнесмены – это люди с определенным складом характера. Кроме наличия у них предпринимательской жилки, у них должна быть готовность рисковать. При этом делать это не по принципу «эгегей, давай ввяжемся, а там посмотрим», а обдуманно. Про себя могу сказать, что такая бесшабашность была у меня в молодости. К чему она привела, ты узнаешь дальше, прочтя книгу.

Умение отстаивать свою позицию и налаживать связи – это еще два бесценных качества, которыми должен обладать бизнесмен.

И еще немаловажный факт: предпринимательство – это беспрерывная генерация идей. Неизвестно, идея выстрелит или нет. У меня были проекты, которые времени забрали внушительно, но сам я их до конца довести так и не смог. Хотя два из них все-таки были реализованы другими людьми.

Где-то на первом—втором курсе вуза, мы с моим закадычным дружком Денисом Соболевым решили открыть в городе Снежинске FM-радиостанцию. Потом я загорелся своим бизнесом с аквариумами, а Дэн довел-таки дело до конца. И даже пару месяцев поработал коммерческим директором на этом радио, пока его не сместил инвестор.

Еще была идея с цветной бесплатной рекламной газетой. Я даже почти подписал договор с Сысертской типографией. Но по семейным обстоятельствам остановил это дело. Мои друзья, которые параллельно об этом же задумывались, запустили проект.

В 1998 году я почти запустил проект «Центр Аквариум» в подвале школы №119 своего города. Смог подготовить всю техническую и проектную документацию, и 13-ю голосами «за» и 11-ю «против» Снежинское собрание депутатов постановило выдать мне из бюджета на это дело аж 70 000 рублей. Доллар тогда был по 6. А мне – 22 года. Но грянул черный или вторник, или пятница, и доллар ушел к отметке в 30 рублей. Естественно, мой проект пустили по трубе.

Уже в начале 2000-х я пытался наладить еще два производства. Первое – изготовление тротуарной и облицовочной плитки из смеси песка и измельченных пластиковых бутылок-полторашек. Второе – переработку старых автомобильных покрышек в мазут. Но они так и остались на бумаге…

У Олега Тинькова были сети магазинов бытовой техники «Техношок», заводов «Дарья», производивших замороженные полуфабрикаты, пивоваренной компании и сети ресторанов «Тинькофф». Менее известные проекты – музыкальный магазин «Music Шок» и рекорд-лейбл «Шок Records», выпустивший первые альбомы групп «Кирпичи», «Ленинград», работавший с «Нож для Frau Müller». И только “Тинькофф банк” выстрелил на весь мир.

Я принадлежу к поколению ребят, которые пережили лихие девяностые уже будучи молодыми людьми, кто прошел через бум торговли, когда страна превратилась в большой рынок, и которых накрывало не одним кризисом. Но мы выстояли.

Неудача – это просто возможность начать снова, но уже более мудро, – так говорил Генри Форд.

Ни у одного предпринимателя путь в бизнесе не был гладким. Большинство падали и поднимались, открывали одни бизнесы и закрывали другие.

И я не стал исключением.

Предприниматель, которого могло и не быть.

Я никогда не догадывался, кем окажусь в этой жизни, но я всегда знал, что рожден для чего-то большего. Джон Девисон Рокфеллер

Ясным морозным воскресным днем в 76-м году прошлого века, в чудесном городе Челябинске родился малыш. Он рос, как все дети, здоровым и поводов для беспокойства не давал. Но когда ему исполнился годик, все вокруг стали замечать, что он очень близко рассматривает игрушки, вот прямо перед самым носом.

И повезли его к окулисту. Тот поставил страшный диагноз – врожденная прогрессирующая миопия высокой степени. Высокая, это когда уже в юности она достигла минус 15 диоптрий на каждом глазу. Чтобы вы понимали, минус 20 – это последняя линза в чемоданчике офтальмолога, которую вставляют в оправу при проверке зрения. Дальше – абсолютная слепота.

И маме мальчика предложили отдать его в интернат для слепых детей. Ну, потому что это инвалидность. В будущем-то уж точно. И она могла бы приезжать к нему по воскресеньям, привозить игрушки и сладости. А все остальное время он находился бы на попечении государства.

Но мама была настоящей мамой, да к тому же молодым врачом. И она послала к чертям это предложение и со всем материнским инстинктом, умноженным на медицинские знания и связи, решила, что она вылечит своего малыша. И начала возить его по всем известным докторам. В Свердловск, Москву и даже Одессу. Но все профессора кругом разводили руками и говорили, что наука пока не нашла способа вылечить это нехирургическим путем. А для проведения операции надо ждать восемнадцати лет, чтобы глаза остановили свой рост.

И вот когда мальчику исполнилось 4 года, в 1980 году, его маме дали путевку в знаменитый на весь Советский Союз детский центр-интернат Святослава Федорова в Москве. Первую четырехмесячную «ходку» мальчик практически забыл. Помнил только, что было там очень плохо и грустно без мамы и папы, которые остались в Челябинске.

А вот вторую, уже в 1982 году, он запечатлел в памяти очень хорошо. И помнит некоторые яркие моменты по сей день.

Например, как он с надеждой спрашивал маму:

– Ведь ты меня там не оставишь?

 

– Конечно, нет, – отвечала она, отводя глаза. И видела, что сын не хочет туда ехать еще раз, но списывала это на обычное нежелание расставаться с ней надолго.

Истинная причина была в другом…

– Тебя всего лишь проверят, – говорила мама, трясясь с ним в плацкарте Челябинск – Москва.

– Тебе просто подберут очки, – ласково говорила она, таща мальчика сквозь февральские сугробы в центр Москвы.

– Я люблю тебя, – услышал он, когда мама мягким толчком в спину втолкнула его 16 февраля в пахнущий невыносимой интернатской тоской и столовской едой приемник-распределитель.

Сзади захлопнулась дверь, и он заревел от страха. Кинулся стучать в нее и кричать:

– Мамочка, не оставляй меня!

Потом зареванного мальчишку за руку наверх потащила все та же воспитательница, которую он так боялся еще два года назад. У нее была страшная кличка «Черепушка», потому что она постоянно об этом говорила: "Если вы сейчас же не построитесь на прогулку, я вам черепушки поотрываю!"

Что ярче всего запомнилось мальчику в этой тоскливой и страшной тюрьме?

Салют на 23 Февраля, когда вся палата из ста человек, наплевав на крики дежурной медсестры, прилипла носами к морозным стеклам и смотрела на яркий фейерверк – вспухающие красно-зеленые огненные шары в ночном московском небе.

Как хором заводили «Катюшу», сидя на маленьких стульчиках. А кто не будет петь, тому я черепушки поотрываю!


Как над ними издевались молоденькие медсестры – возле каждой спальни висели такие большие штуки из ткани, с подписанными кармашками для очков. То-то смеху с утра, когда бедные полуслепые дети пытаются надеть себе на нос не свои очки, потому что ночью их просто все перемешали. А тем, кто не успеет в умывалку, я черепушки оторву!

Как их вместе с девочками водили мыться в одно отделение бани. А что, им всем по 5-6 лет, что такого-то? Тем более, они все слепые, ха-ха.

Когда до конца пытки оставалось два месяца, мальчик свалился с температурой и его отдали на руки дальней родственнице. Такое было условие – в интернате лечили только тех детей, кого в течение дня могли забрать родственники. И вот за ним приехала троюродная бабушка и забрала к себе в Люберцы. Где у него было две великовозрастные тети, старше его на 10-15 лет, пес Маркиз и подаренный пластиковый пулемет «Максим», которым мальчишка доводил старого пса до истерики. А как только бабушка везла его на выписку, в кабинете врача он начинал кашлять до слез, чихать, сморкаться и вообще, никогда больше в жизни так не симулировал болезни. Потому что не хотел возвращаться ТУДА.

И тогда бабушка вызвала папу мальчика со словами: "Я больше не могу, разбирайтесь с ним сами". Отец быстро прилетел на самолете и отвел сына обратно в интернат. Но при этом он совершил поступок, за который мальчик благодарен ему по сегодняшний день. Папа взял в своей челябинской травматологии отпуск на месяц и устроился в интернат… дворником! И теперь мальчик почти весь день мог наблюдать из окна спальни спину отца, который махал метлой где-то в углу детской площадки. И это событие так придало ему сил, что он показал самый лучший результат по лечению; врачи просто разводили руками и шушукались – никто из детей еще так сильно не снижал диоптрии. А просто всего лишь нужно было подарить ребенку радость.

И вот 28 мая наступил день выписки. Папа долго не шел за мальчиком и тот уже стал волноваться, а не забыли ли про него. Остался только он и девочка, которая вдруг решила поднять ему настроение и стала прыгать на кровати без трусиков. Этот детский стриптиз немного скрасил мальчику ожидание и, наконец, во втором часу дня забрали и его.

Потом папа подарил мальчику еще один день в Москве, настолько сильно спрессованный событиями, что он до сих пор помнит, как будто это было вчера.

Они ушли из дома в пять утра и вернулись за полночь. В этот день они успели отстоять очередь в мавзолей и посмотреть на Ленина, прокатиться на Ракете по Москве-реке, сходить на ВДНХ, в парке Горького посетить выступление Натальи Дуровой (ах, какой милый был енот-полоскун!), постоять на могиле Высоцкого, и под вечер, когда они еле волочили ноги, их просто силой затащили в цирк-шапито, где за год до своей смерти выступал знаменитый и уже уставший Карандаш.

А наутро они улетели домой, к маме.


Этим мальчиком, как ты уже догадался, был я. Любовь родителей и их вера в меня помогали мне в жизни не раз.

Рейтинг@Mail.ru