Фаетон. Книга 21. Ноя

V. Speys
Фаетон. Книга 21. Ноя

Пролог

Новая жизнь нравилась Алисе. Она видела себя в зеркале уже совершенно по-другому, могла спокойно менять внешность подкрашивая помадой губы и брови, ресницы и подводить глаза. Однажды Понтий пришел после работы в Академии и Алиса, пытаясь удивить мужа своей красотой вышла к нему, встречая радостно сообщить, что сегодня на завтрак. Понтий надевал в это время домашние тапочки, и когда поднял глаза к ней навстречу, спросил:

– Где моя жена? – с нескрываемым удивлением, – Ты кто?!

Алиса не понимала вопросов и бросилась к нему на шею, обдавая надушенными от души удушливыми парфюмами, пачкая его густо намазанными губами и тушью с бровей, и подводкой глаз. У Понтия перехватило дыхание. Он нежно отстранил жену от себя, сказал:

– Дорогая, я теперь понял, что это ты, – стараясь, как можно сдержанней не задеть её порыв к украшению своей внешностью. Сам подумал, что как хорошо, что рядом еще была Алеся, которая сможет умело помочь жене освоить и этот урок ухода за своей внешностью. Конечно, у Алисы не было более подсказок заложенных в программе, до всего, и до любых мелочей теперь надо подбирать решения самостоятельно и самой выбирать правильные действия. Из-за этого у женщины начал формироваться комплекс неудач, и она, так же, как и Понтий подумала о Алесе.

– Милая, я прошу тебя, смой с себя все, что ты сделала со своим лицом и собирайся, мы идем в гости к Алесе и Петру.

– О, дорогой, я как раз подумала об этом, – обрадованно сказала она, – я мигом!

Алеся встретила супругов, с приветливой улыбкой:

– Как хорошо, что вы пришли, мне срочно надо поговорить с Алисой.

– А мне с Тео и Петром, – в унисон ответил ей Понтий.

Алеся увела сестру с собой в комнату для гостей, где они с мужем остановились у Тео:

– Ты знаешь, я забыла тебе сказать, как надо следить за своей внешностью. Ведь у нас нет программы восстановления и ее функции надо нам самим заменять своими умениями и выполнять их, дорогая. Так вот слушай.... Алеся объяснила в подробностях все и, как теперь надо обращаться со своим новым телом, и напоследок добавила:

– Я еще не могла так быстро адаптироваться к своему новому состоянию, и была от этого на грани решения кинуть все и стать снова Плазмоидом, но собравшись с мыслями попыталась вспомнить те остатки того, что было у нас когда-то, свое бывшее тело. И ты знаешь, это помогло мне. Все-таки память вернула меня к тем забытым мгновениям рациональности, которая была присуща нам многие годы, ничего не проходит просто так, и остается с нами навсегда. Попробуй сосредоточиться, выкинь из головы всякие мысли, не думай ни о чем, и в эти мгновения к тебе вернется тот опыт, что был наработан тобою в кристаллической форме бытия, увидишь, что произойдет. Это будет как вспышка энергии, что не оставила нас и мы в конце концов все равно вернёмся в свою форму существования, когда захотим. Но пока нам, сестричка и здесь хорошо жить, и возвращаться еще очень рано.

– О! Как ты смогла меня вернуть к жизни! – в радостных слезах ответила Алиса, – Спасибо тебе сестричка. Теперь я все понимаю и буду собранной, как тот монолит, кем была раньше. Мне вдруг открылось понимание этого мира, и я теперь знаю, как в нем жить и быть успешной! – твердо с уверенностью сказала Алиса, – Спасибо, сестричка! – Алиса с нежностью прильнула к Алесе, обняв ее прижимая к себе, – Ну, мне уже пора, мы с Понтием пойдем домой начинать нашу новую жизнь. – И вышла из комнаты для гостей. Тео, Понтий, Петр, Ноя и Леа, сидели за столом и пили кофе.

– Алиса, присоединяйся к нам, мы сейчас обсуждаем, какое вино было бы уместным в нашей компании?! – сказала Леа.

– Конечно Шампанское Брют! – весело ответила Алиса. Чуть позже к ним присоединилась и Алеся. Домой Понтий с Алисой вернулись к вечеру. Команда, собранная Тео, была как единый организм, и Эр Солар, гордился тем, что сделал ставку выбора именно на Кураторе Солнечной Системы Тео…

Глава 1

Генерал по утрам, на пробежке, часто заходил к Тео, живо интересовался Ноей, как она проводит отпускные дни и что делает? Тео чувствовал, что пристальное любопытство Эр Солара к подруге жены, преследует какую-то цель. Он и в голову себе не мог запустить такую мысль, что генерал мог положить глаз на Ною, так как отягощенный сложной и ответственной работой в Союзе Галактики, ему некогда было заниматься семьей и быть семейным человеком, для этого необходим размеренный график времени, в котором должно быть предусмотрено место для семейного досуга. Однажды, в утреннем визите Эр Солара, Тео спросил его об этом:

– Генерал, ты планируешь поручить Ное что-то из своих наработок, в своем ведомстве?

– Да, как тебе сказать, – задумчиво проговорил генерал, – в моем ведомстве в большинстве своем задействованы роботы, и нет среди моих подчиненных людей, так как специфика службы охраны требует универсальных солдат и готовых выполнять работу в любых агрессивных средах, в глубоком вакууме, запредельных температурах и непреодолимых для человека гравитационных аномалиях, что под силу только кристаллической структуре тел, из которых состоят представители Плазмоидной цивилизации.

– Ах вот оно что? Как я тебя понял, ты вроде у меня спрашиваешь, не могу ли я предложить Ное поухаживать за тобой? – с иронией проговорил Тео.

– Ну, ты бы мог позвать ее, поговорить со мной о ее новой работе, которую я ей хочу предложить, так как роботы не в состоянии ее выполнять.

– Как ты себе видишь, что я ей могу сказать, если все зависит от тебя?

– Так пригласи ее выйти сейчас ко мне на пару слов? – нетерпеливо ответил Эр Солар.

– Давно бы так, подожди, я передам. – С улыбкой предложил Тео. И продолжая улыбаться скрылся в доме. Через минуты две появился с Ноей. Девушка держалась скромно без напускной скованности, которая присуща большинству молодым женщинам, в разговоре с мужчинами особенно с теми, кто нравился им.

– Здравствуй генерал, что привело тебя к нам в такое раннее время? – сходу не вдаваясь в заумные речи спросила Ноя.

– Да, как сказать, здравствуйте! – несколько смущаясь, ответил Эр Солар, – Мне помнится, после нашей с тобой встречи, когда мы обсуждали характер работ на которых заняты не роботы а профильные ученые, это касается твоей просьбы продолжить научные изыскания в генетике, ты просила подыскать тебе направление в Академии по твоей специальности…, – Эр Солар не договорил, Тео не выдержал длинного диалога между генералом и Ноей, и сказал:

– Молодые люди, вы, конечно, извините меня, но у меня много домашних дел, я, пожалуй, пойду?

– Да, – ответила Ноя, – мы тут еще поговорим. Пожалуйста, скажи Леа, что я скоро вернусь и мы продолжим разбирать новое направление моды в этом сезоне, хорошо?

– Конечно передам! – ответил Тео, скрываясь в доме.

– Так, на чем мы там остановились…? – спросила Ноя.

– Кажется на новом направлении генетических изысканий в геноме, как раз…, – Эр Солар еще рассказал о лаборатории генетики в Академии, и что было бы Ное интересным посмотреть на оборудование и расположение приборов, и, что в любой момент, ну прямо хоть сейчас можно отправиться в Академ городок и организовать экскурсию по научному корпусу генетики, конечно если Ноя согласна…Экскурсия в научно исследовательский корпус затянулась, так как генерал пригласил Ною к себе в дом, для того чтобы переодеть спортивный костюм, выпить по чашке кофе и затем отправится в Академический центр…

Эр Солар вечером проводил Ною к дому Тео, с этого момента Ноя уже была принята в корпус генетических изысканий для работы над интересным направлением скрытых возможностей человеческого организма. Прощаясь, генерал спросил Ною:

– Позволишь мне каждое утро провожать тебя на новое место работы?

– Конечно, но только после окончания моего отпуска, это будет еще аж через два месяца.

– Да, конечно, и спасибо, мне очень приятно видеться с тобой Ноя.

– Так приходи к нам, дом Тео всегда открыт для тебя, а я всегда буду рада видеть тебя.

– Тогда до скорой встречи? – глядя в зеленые глаза Нои, Эр Солар улыбнулся ей.

– До скорой! – Ноя, взмахнув рукой, ушла в дом… Эр Солар в приподнятом настроении вернулся в свой дом, поднявшись в свой кабинет уселся за рабочий стол и по шифрованной связи связался с Хранителем.

«Ну и как прошло твое предложение?» – сразу транслировал Хранитель. По его заинтересованности в генетических исследованиях, Эр Солару было известно, что расы белых людей из колоний звездных систем, разбросанных по Галактике Млечный путь стремились достичь совершенства и жить без болезней, страданий и ни о чем не заботится. Его удивлял такой взгляд на жизнь в социуме, который генерал считал ошибочным, потому что все от чего белые стремились уйти сразу без преодоления своего бренного и уязвимого тела, вело в никуда. Достигнув совершенной телесной оболочки, прекращает функционировать самый важный элемент это память пережитых страданий и из-за этого достигнув совершенства без памяти о пережитом наступает ступор – это «счастье» не с чем сравнивать? И приходит ответ, Алеси и Алисы, которые сбежали от совершенства своих тел, окунувшись в человеческую оболочку с чувствительными эмоциями во всем с чем приходится сталкиваться в нашей повседневности ежесекундно и ежечасно, даже во сне. Сам Хранитель, как-то обратился к генералу с просьбой изучить обратный эффект, перехода человека в кристаллическую форму существования, одним словом, превращения человека в Плазмоидную телесную оболочку на основе живых кристаллов. Эр Солар на мгновение представил себя на месте робота, такого как Алиса, и пришел в негодование, запротестовав против этого эксперимента. Хранитель по голографической связи заулыбался в ответ, ответив:

– Генерал, ты считаешь, что мы силой будем заставлять людей становится бесчувственными истуканами из живых кристаллов?

– Я, так и подумал, следуя твоему предложению?! – удивленно ответил Эр Солар, вопросом на вопрос.

 

– Когда Ноя, придет такое время, попросит перемены своего тела в совершенное, не препятствовать ей, обещаешь?

– Препятствовать не буду, буду доводами и примерами из жизни бывших роботов показывать, чего они лишились, и что приобрели, став людьми, а не набором из самовосстанавливающихся и, как бы живых, но все же совершенных бесчувственных кукол. Как ты думаешь есть в этом разница?! – заметил генерал.

– Ну я думаю, что мы договорились, добровольное решение кого бы то ни было, в ту или иную сторону это выбор индивидуума и препятствовать мы не будем! Теперь вернемся к нашим колониям на звездных системах галактики. Нашими специалистами на спутниках планет установлены генераторы излучений нейтрализации имплантов и по команде центра установки излучения одновременно заработали на всех двадцати шести звездных системах. Наблюдатели, которые от тебя получили приказ слежения за кораблем планетой темных заметили вылет роев кораблей истребителей. Мгновенно на спутники излучающие волны нейтрализующие импланты были переданы команды на самоликвидацию после отработки программы в рамках отведенного времени. Правда три спутника были все же захвачены, но самоликвидация сработала вовремя и взрывами были уничтожены и захватившие их истребители. По завершении нами успешной операции корабль планета пришельцев мгновенно улетел с нашей галактики, надеюсь на совсем. Так что команде Тео моя особая благодарность, и тебе, мой генерал, глубочайшее наше спасибо, что вырастил такого замечательного ученного. Ну все, конец связи!

Эр Солар выключил приемник связи и мысленно погрузился в созерцание экскурсии по генетическому исследовательскому комплексу с Ноей. Он вспоминал ее любопытные и очень красивые глаза, брови, ресницы, и корил себя за то, что раньше не мог увести ее из морозного кошмара планеты Геи сюда в вечное лето, где течет райская жизнь и всегда тепло. Вздох облегченного осознания того, что для них с Ноей все осталось в старинном забытье, прозвучал с шумом выпущенного из легких воздуха. Генерал встал из-за стола, машинально взглянул на ручные часы, стрелки показывали 24:30:

«Пора на отдых!» – мелькнула мысль, и вышел из кабинета …

Итак, дни отпускных каникул у команды Тео промелькнули незаметно. Впечатления от отдыха у Нои, которая все отпускное время провела в семействе Леа и была счастлива с тем, как складывается ее судьба. Эр Солар не беспокоил своими частыми визитами ни Тео ни Ною. Он точно знал, что девушка все равно будет с ним ласковой и не будет противится их сближению, поэтому не торопил события, лишь явился к дому Тео в лень выхода команды на работу. Он терпеливо поджидал Ною у дома, и когда все вышли первым приблизился к компании со словами:

– Всем привет! Разрешите похитить мою сотрудницу? – бесцеремонно беря девушку под руку. Ноя приветливо улыбнулась.

– И какие будут указания босс?

– Вначале отведу на твое рабочее место и ознакомлю с протоколом исследований, а затем, а, что затем, когда ты со мной так сразу и скажу, так, разреши после работы проводить тебя домой? – умышленно громко сказал Эр Солар так, чтобы супруги Тео услышали и заулыбались.

– Да, я буду ждать, – ответила девушка. Вся компания продвигалась по Академ городку к лаборатории имплантологии, корпус генетиков был следующим и Эр Солар с Ноей проследовали к нему по дорожке, обсаженной цветением роз.

– Как тут красиво! – с восхищением проговорила Ноя.

– Рабочие роботы садовники внимательно следят за красотой Академ городка и каждый день превращают цветущую растительность здесь с дизайнерским мастерством, – улыбался Эр Солар, добавляя, – чтобы создавалась приятная обстановка для работы ученных над важнейшими проектами исследований.

– О, да, с хорошим настроением и прекрасно спорится и работа, – сказала Ноя, – но, мы, кажется, пришли, куда нам дальше?

– К этому глазку, что у двери, – генерал показал рукой на окуляр. – Видишь этот объект контроля? – Ноя посмотрела туда, генерал продолжал, – Надо приложить свой открытый глаз к этому глазку, для сканирования прибором твоей сетчатки и затем откроется замок двери. Это будет твой пропуск в лабораторию.

Девушка, выполнив все, что от нее требовалось, открылась дверь и с генералом вошла …

Глава 2

Ноя уже работала над исследованиями ДНК человеческого организма. Её цель работы сводилась к тому, чтобы найти механизм восстановления утраченных частей тела на основании фантомных импульсных излучений памяти остающихся в структуре спиральных генетических цепочек ДНК, словно и не было повреждения. Она знала, что только активация мозговых центров может заставить организм активировать память спирали ДНК и заставить тело включить механизм восстановления. Но поиски не давали результатов. Как-то в выходные дни к Тео пришел Понтий с Алисой. Ноя всегда рада была видеть эту экзотическую пару, которая, после обретения Алисой своего человеческого облика, обрела и невероятный вкус к разноцветным одеждам. Она с невероятным усердием стала подбирать одежды не только для себя, но и для Понтия. На первый взгляд их пара была разодета в нелепейшую безвкусицу. Например, Понтий носил брюки с разным окрасом штанин, правая была желтой, а левая в белую и черную шахматную клетку, рубашка желтого цвета с красным и широким галстуком, а черные короткие волосы на голове обязательно взъерошены и в беспорядке. Ноя же подобно ряженого Понтия, сама одета нечто в таком же стиле, который с трудом поддается описанию. Но ко всему этому, можно отдать должное, что все, что было на них содержалось в идеальной чистоте, аккуратно отутюжено и подобрано Алисой по росту. В кругу их компании Ное было весело и беззаботно. Пара невероятным образом подходила чете Тео и друг другу, и приход гостей превращался в праздничное и веселое пиршество.

За разговорами речь зашла о новой работе Нои. Девушка рассказала о том, над чем продолжает трудится сейчас. Тео, выслушав Ною, заметил:

– Мой боевой товарищ и личный телохранитель Кечо обладал такой способностью. Он любил демонстрировать перед изумленными учениками свойство восстановления своих увечий.

– Как же? – с интересом спросила Ноя.

– Он заранее разработал метод голограммного программного обеспечения и сидя в своем кабинете проводил тренировки с подчиненными, показывая им, как восстанавливается у него на глазах отрезанная им же его гука и вырастает на глазах у изумленных слушателей. При этом ученики не догадывались, что это голограмма, а не Кечо ведет с ними в тренировочном зале урок.

– Прохвост твой Кечо, Тео, вот, что я тебе скажу! – воскликнула Леа.

– Ну, не скажи, это преданный и надежный человек не раз спасавший меня от смертельных опасностей, жаль, что супруги Собиновы улетели, Петр рассказал бы о Кечо много интересного, это незаурядный человек. – Тео опустил глаза, чуть сдержался, чтобы не сказать, как не хватает здесь Кечо, вовремя пресёк в себе нахлынувшие воспоминания.

– Алиса, скажи, – неожиданно спросила Ноя, – ты помнишь, как у тебя проходили восстановительные процессы, когда ты была роботом?

– О, дорогая, конечно, помню! – с живым участием в разговор включилась та, – Вот я готовлю любимое жаркое с мяса, и порезалась ножом, да так глубоко, что никак не смогла бы уложится в отведенное время, пообещав, что еда будет готова в пять минут. При этом ни боли, ни крови я не видела и ничего не чувствовала, а мой палец затянулся в процессе готовки. Но вот когда я стала человеком, появилась масса проблем сразу. Спасибо Алесе, что сумела отговорить меня от возврата в кристаллическую Плазмоидную формулу жизни рационального и бесчувственного тела. И сейчас я такая счастливая и мне так радостного на душе, и жить в этом многогранно чувствительном и насыщенном красками мире богатом ощущениями, невероятно здорово.

– Оно и видно, – саркастически намекнула Ноя, глядя на её наряды и Понтия.

– Что-то не так? – спросила вдруг Алиса, почувствовав не то упрек в безвкусице, не то насмешку.

– Да это сущая правда, дорогая Алисочка! – поспешила ретироваться Ноя, приветливо улыбаясь ей, – Я хотела сказать, что все твое счастливое восприятие действительности даже подчеркивается в моделях одежд, которые вы носите на себе. Я даже заметила, здесь в нашем Академическом городке многие сотрудницы и сотрудники начали снимать с вас модели одежд и надевать на себя красочные шмотки на работу, и это сущая правда.

– О! Мои модели под названием «Шмотки» теперь станут моим брендом, и я готова выпускать сезонные модели под этим названием и отправлять в журналы мод для отдыха на разных планетах с разными климатическими условиями, сразу же примусь за такие коллекции шмоток! – восторженно воскликнула с энтузиазмом.

– Алиса, а как же твоя руководящая работа с вверенными тебе роботами лаборантами? – вмешался в разговор Тео.

– А никак, мое хобби будет воплощаться по выходным! – парировала та. И все дружно, и одобрительно засмеялись. Разговор завертелся вокруг новых ощущений Алисы, особенно много вопросов задавала Ноя, Алиса охотно раскрывала ей секреты всего того, что так интересовало Ною. Дружественная атмосфера царила всегда в коллективе и в доме Тео. Он был весел и разливал всем шампанское и был щедр на невероятно приветливые и остроумные тосты … А, как развивались отношения у Эр Солара и Нои? Генерал не переставал ухаживать за девушкой, часто провожал ее с работы к дому Тео, и однажды принес букет невероятно красивых пурпурных роз прямо в лабораторию, где девушка занималась исследованиями.

– О! Какая красота! – в восхищении воскликнула Ноя, принимая букет.

– Я, как-то спросил у Тео, а какие цветы любит Ноя? Знаешь, что он мне ответил? Сказал, что на курорте планеты Су, когда его жена Леа, брала с собой свою подругу по детскому дому, она первым делом в комнате, где жила, держала в вазе красивый букет из пурпурных роз. – Отвечал Эр Солар, не отрывая взгляда от огромных и сияющих красотою зеленых глаз девушки.

– О! Я польщена! – расплылась в улыбке Ноя, чуть приоткрыв пухлые губы рта, сверкая белизной жемчужного ряда ровных зубов.

– Я хочу пригласить тебя сегодня на чашечку кофе после работы? – он нежно взял ее руку и поцеловал, прикоснувшись губами к тыльной стороне её кисти.

– Хорошо, генерал, я буду рада. – Улыбаясь ответила девушка.

– Ноя, прошу тебя обращайся ко мне Эр, пожалуйста, а генерал и Солар, пусть останется для официальных обращений, хорошо?

– Я польщена в двойне, Эр! – сделав ударение на имени генерала, ответила девушка. Ровно в шесть вечера, Эр Солар в своем парадном генеральском мундире появился у дверей лаборатории. Ноя вышла с подаренным букетом роз и под руку с ожидавшим её генералом ушла с ним по аллее Академ городка к его дому. Вечерние солнце уже близилось к закату, его медные лучи освещали верхушки экзотических райских деревьев, превращая кроны в нагромождение любопытных стражей, чутко следящих за движением военного человека в мундире, увешенном наградами и красивую девушку с букетом пурпурных роз. Среди крон слышался щебет птиц, собирающихся на ночлег, а в зарослях шла, какая-то возня среди диких и не опасных для людей зверей.

– Как здесь хорошо, – сказала Ноя, – я никогда не думала, что есть еще где-то в космическом пространстве такая планета с названием Райская.

– В нашей галактике с точно такими параметрами атмосферы и ее компонентов состава температуры и давления насчитывается до тысячи в разных звездных системах, там, где обитают колонии Славян. И находятся в нашем ведомстве Союза Галактики Млечный Путь. Мне приходится бывать в служебных командировках на некоторых из них, и есть, что рассказать о тех, кто там обитает.

– А степень развития у колонистов, там продвинутые жители? – интересовалась Ноя.

– Их интеллект, достигший тех критериев, которые позволяют им войти в содружество Союза планет под защиту и управление нашего ведомства.

– А, вот, скажи, есть ли такие, которые уже достигли степени развития, позволяющего восстанавливать утраченные части тел, подобно тому, как ящерица, потеряв хвост умет отращивать его?

– Ну, положим, эта тема твоей научной работы, Союз поручил разработаться в причинах, мешающих человеку восстанавливаться, и этим занимаешься ты. Но, как ты знаешь, у нас есть такие технологии, что из любой живой клетки тела мы можем восстановить полностью человека в течении максимум шести часов, до возраста зрелости. Это примерно шестнадцать, двадцать лет от роду. Программа быстро считывает память заложенную в спирали ДНК и формирует из атомов пространственного эфира тело человека с памятью, мышлением и речью, точно такой какой он разговаривал при жизни.

Ноя, а почему ты все о работе, мы сейчас просто гуляем, идем к дому, любуемся природой, закатом и дышим таким свежайшим ароматом чистейшего воздуха, настоянного на цветении, можно сказать благоухание цветов из бутонов растений.

 

– О! Ты, Эр, романтик, и мне с тобой хорошо гулять в Раю! – улыбаясь сказала девушка.

– Спасибо, ты не представляешь, как это приятно слышать твой голос. Да вот мы уже пришли. Пойдем скорее, я там накрыл стол, а то тебе, наверняка, хочется поесть, я, например голоден.

– А, как же кофе?

– И кофе, и тортик, и вино, все, что твоя душа пожелает будет на столе. Пошли скорее.

В фойе двухэтажного особняка пару встретил робот дворецкий в синем комбинезоне с номером слева на груди.

– Приветствую, генерал! И тебя незнакомка, приветствую! – легкий кивок головой.

«До чего совершенны технологии здесь!» – подумала Ноя, взглянув на дворецкого, убеждаясь в том, что практически отличить робота от живого человека невозможно.

– Я, когда увидел тебя, как ты мне сказал, зажег свечи в столовой и наполнил два фужера с вином. – Поспешил отчитаться перед хозяином дворецкий.

– Благодарю тебя Сот, можешь отдыхать, ты мне больше не понадобишься.

– Хорошего вечера! – пожелал тот и вышел из дома.

– Идем Ноя, покажу тебе мои апартаменты и затем встретимся за столом, вот он стол, видишь, – Эр подвел Ною к кухонной двери, приоткрыв. Ноя увидела две горящие свечи в канделябре по середине стола вокруг стояли закуски и вставленная в ведро со льдом откупоренная бутылка красного вина. Далее Эр показал все двенадцать комнат для гостей, которые часто бывают по служебным делам у генерала, свою комнату и вспомогательные помещения, сан узлы с ваннами были в каждой комнате. Затем он пригласил сойти в каминный зал, который в первой комнате-прихожей дома. На большом камине стояли антикварные часы, экзотические фигурки воинов разных гуманоидных существ и красный футляр из красной замши. Эр подвел Ною к полке камина взял в руку футляр и протянул его девушке.

– Открой, пожалуйста, и прими от меня подарок!

Ноя открыла коробку, там было золотое колечко с круглым бриллиантом.

– Тебе, в знак нашего знакомства, примерь кольцо, – он наблюдал, как Ноя надела подарок на безымянный палец правой руки, отставив руку к свету, залюбовалась разноцветной игрой сверкающих лучей.

– Божественно красивый камень и точно по размеру, спасибо Эр. – С улыбкой сказала девушка.

– Я прошу тебя не уходить сегодня, останься со мной на совсем, то есть выходи за меня замуж! – волнуясь сказал Эр, – Я не могу больше быть один, я, когда тебя увидел сразу влюбился в тебя. Я люблю тебя. – Запинаясь, в волнении говорил Эр Солар этой скромной девушке с огромными зелеными глазами, так доверчиво смотревшими на него. – И хочу, чтобы ты была рядом со мной. Скажи, если у тебя есть кто, кого ты оставила там на Гее, я готов забрать его оттуда и обеспечить вас, чтобы ты всегда была рядом, и мы дышали бы вместе этим воздухом. – В его глазах синих, как небесный свод в жаркую погоду, было столько нежности и любви, что влажной дымкой укрылись зрачки, увлажнив взгляд.

Ноя не знала, что сказать. Она лишь растерянно смотрела на Эр и от волнения у нее перехватило дыхание. Из ее связок лишь раздался какой-то птичий писк, затем она проглотила ком, подступивший к горлу, и уже смогла вымолвить:

– Я тебя тоже люблю, и у меня никого нет, и никогда не было! – проговорив эти слова, Ноя уже смело подошла к нему и остановилась, дыша от волнения ему прямо в лицо прерывистым чистым дыханием. Эр нежно обнял девушку, прижал к себе и стал целовать ее лицо, лепеча слова признания:

– У тебя доброе, нежное и чуткое женское сердце. Я низа что не поверю тому, что оно равнодушно к природе, к ясному светлому солнечному дню. Ведь твоя улыбка, так похожа на лучик солнца, играющий на поверхности теплого озера летом. Я низа что не поверю тому, что оно равнодушно в часы утренней зари, когда солнце окрашивает небосвод в стыдливый румянец, так похожий на застенчивую детскую мордашку. Я люблю твое сердце. Я люблю твои глаза, большие и ясные. В них течет спокойная мысль.

Я люблю твои ресницы, лишенные искусственных красок. Их длинные лепестки нежно обмахивают лилии глаз! – он нежно целовал ее ресницы, брови, – Я люблю твои брови, такие же темные, как лепестки ресниц, длинными дугами они обнимают глаза. Как совершенна природа, что сумела создать тебя. Как совершенно твое лицо. Твой тонкий профиль восхищает глаз, – его слова сводили девушку в трепетный экстаз любви, а он продолжал. – Кокетливая линия носа заканчивается розовым бантом губ. Их росчерк открывает жемчужное ожерелье, когда ты улыбаешься и ослепляет белизной. Я люблю твою улыбку. Она зажигает небесным сиянием твои огромные, как зеленоватая морская вода в ясный день, глаза в которых вспыхивают и переливаются лучики солнечного дня играя на солнышке. – Он взял в свои ладони ее щеки, – Ноя я очень сильно люблю тебя! Выходи за меня?! – Эр уже держал ее руку с кольцом на ее безымянном пальце и смотрел влюбленным взглядом в нежный росчерк ее зеленой морской волны глаза.

– Да, я тоже, как и ты, люблю тебя, и хочу, чтобы ты был моим мужем! – с трепетом, она прильнула к его губам своим мягким и нежным поцелуем, погружаясь в пьянящее чувство любви… Утром, дворецкий, как и полагается, вошел в каминный зал и был встревожен разбросанной по каминному залу генеральскому парадному мундиру и женской одежды. Обувь генерала валялась в разных местах, женские туфли на высоком каблуке лежали в беспорядке у первой ступени лестницы, ведшей на второй этаж к жилым комнатам для гостей. На поручне болтался женский лиф, а у двери комнаты генерала женская ночная рубашка висела на дверной ручке. Сот осторожно подошел к двери, но не успел постучать. Открылась дверь и на пороге появилась с растрепанными волосами в розовом халате женщина. Стыдливо прикрываясь полами халата, она подбежала к поручням лестницы, схватила лиф и вернулась в комнату, прихватив с дверной ручки ночную рубашку…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru