Невыдуманные истории из русской истории. Век восемнадцатый

В. К. Дмитриев
Невыдуманные истории из русской истории. Век восемнадцатый

В оформлении книги использованы сюжеты произведений художников-баталистов XIX – начала XX века.

Художник А. Соловьев

Дорогие ребята!

Вы держите в руках очередную книгу серии «Невыдуманные истории из русской истории». На этот раз она вас перенесёт в век восемнадцатый.

Это непростое время для России было очень значимым. Страна вышла на берега Балтийского моря, закрепилась на них, стала империей и за короткий срок вошла в число ведущих государств Европы.

Восемнадцатый век в российской истории называют веком преобразований – и политических, и экономических, и культурных. И конечно, он не мог быть не насыщен интересными событиями и фактами, яркими эпизодами и забавными случаями из жизни и деятельности талантливых и неординарных личностей. Ведь всё, что происходило в прошлом и происходит в настоящем – как плохое, так и хорошее, – совершают люди. Просто потом кто-то из них навечно остается в памяти потомков, а кто-то исчезает во времени, порою даже навсегда.

Всё, о чём вы прочитаете в этой книге, случилось на самом деле. И таких фактов в учебниках истории вы, конечно, не найдёте.

В серии под общим названием «Невыдуманные истории из русской истории» также готовятся к выпуску:

«Век двадцатый»,

«Дела давно минувших дней»,

«Великая Отечественная»,

«Под Андреевским флагом».

Гвардионец сможет всё!

Как известно, создание русской регулярной армии началось с потешных полков Петра I, в которые принимали не только родовитых людей, но также и простолюдинов. Долгое время бояре относились к занятиям молодого царя с иронией и считали его солдат кем-то вроде шутов. Ну, потешится юный государь и остепенится. А эти – для забавы. Однако всё оказалось не так.


В полках все «потешные» проходили суровую солдатскую выучку. Наравне с ними военному делу учился и сам царь. Здесь он был уже не государем, а соратником и сослуживцем. Величать себя царскими титулами Пётр запрещал. Все жили одной семьёй и общими интересами, и многие будущие гвардейцы вошли в число друзей монарха. Отправляясь в заграничное путешествие, названное Великим посольством, много волонтёров царь отобрал из своих «потешных». В Европе они учились судостроению и судовождению, математике, артиллерийскому делу, фортификации и иным воинским наукам.

Мало-помалу потешные части обретали черты современной европейской армии, а из сослуживцев царя сформировалась особая группа людей, не желающих жить по-старому. Молодой царь знал едва ли не всё о жизни и быте своих соратников, часто выступал для них сватом (и кто мог отказать самому монарху?), гулял на свадьбах и именинах, крестил их детей. Те, в свою очередь, старались во всём подражать своему государю и командиру. Близость к коронованной особе имела исключительную ценность и открывала огромные перспективы. Ради этого можно было потерпеть и тяготы службы.

Семёновский и Преображенский полки стали первыми частями русской гвардии. Их боевое крещение прошло в неудачном для России сражении под Нарвой. После стремительной атаки шведов большая часть наших войск обратилась в бегство. Но бывшие петровские потешные стояли насмерть. В течение трёх часов они сдерживали неприятеля и спасли армию от полного уничтожения. Причём семёновцы сражались под командованием только младших офицеров. Старшие офицеры-иностранцы или погибли, или сдались неприятелю.



Из-под Нарвы гвардейские полки уходили непобеждёнными, под барабанный бой и с оружием в руках. Шведы даже починили полуразрушенный мост через реку Нарову, чтобы дать им пройти. Гордясь своими питомцами, царь ввёл в униформу этих полков красные чулки – в знак того, что они бились «по колено в крови», но не отступили.

Реформы в России тогда коснулись абсолютно всего, и первыми, кому Пётр I поручал воплощать их в жизнь, были его верные соратники, не боявшиеся принимать самостоятельные решения. Царь искренне считал, что его «гвардионцы» смогут всё, и жизнь доказала правоту монарха. Петровская гвардия была кузницей офицерских кадров для армии и флота. Так, барабанщик Семёновского полка Михаил Голицын, начавший службу в двенадцать лет, стал одним из героев Северной войны и впоследствии дослужился до чина фельдмаршала. Пётр I называл его «прямым сыном Отечества». А бывший потешный Наум Сенявин стал одним из первых русских адмиралов.

Гвардейцы не только воевали, но и выполняли специальные поручения царя. Сержант-преображенец Михаил Щепотьев руководил строительством Государевой дороги, по которой от Белого моря до Онежского озера волоком протащили два корабля. Трассу длиной более 180 километров по болотам и непроходимой тайге пробили менее чем за месяц. А капитан-преображенец Александр Румянцев отправился за границу с заданием разыскать и вернуть беглого сына монарха – царевича Алексея.

Пётр I настолько доверял своим соратникам, что поручал им расследования злоупотреблений чиновников самого высокого ранга. Бывший потешный бомбардирской роты Василий Корчмин по поручению царя некоторое время даже был ответственным за сбор налогов во всём государстве. И таких примеров много.

Традиции, заложенные Петром I, сохранялись и в дальнейшем. Из числа гвардейских офицеров вышло немалое число государственных и военных деятелей, многие годы определявших политику России.

Колдун Петра Великого

В потешные полки Петра I записывались не только русские дворяне, но и иностранцы. Так, под знамёна молодого царя встали два потомка шотландских королей братья Яков и Роман Брюсы. Их дед перебрался в Россию ещё в середине XVII века, спасаясь от гонений во времена Английской революции Кромвеля. С тех пор род Брюсов стал преданно служить России. Отец мальчишек Виллим (Уильям) Брюс дослужился до чина полковника и погиб при осаде Азова.

При поступлении в потешные младшему – Якову Брюсу было всего шестнадцать лет. Но к тому времени он уже свободно говорил на трёх языках, прекрасно знал математику, физику и астрономию. Молодой царь, сам тяготевший к различным наукам, сразу заметил толкового юношу. Тот сопровождал монарха в составе Великого посольства, во время которого изучал организацию артиллерийского дела в европейских странах. Брюс быстро стал сподвижником монарха и к 30 годам уже возглавлял всю русскую артиллерию.

Вместе с царём Брюс прошёл едва ли не все сражения Северной войны, но даже в боевых походах не расставался с книгами. Его прекрасная библиотека считалась тогда одной из лучших в России. Вполне доверяя широким познаниям и деловой экономности Брюса, Пётр отправил его в Берлин «для найму мастеровых людей знатных художеств, которые у нас потребны». В сопроводительной грамоте царь писал: «Что генерал наш им в контрактах пообещает и заключит, то от нас всё сдержано будет без умаления».



В 1701 году в Москве открылась Школа пушкарского приказа, ставшая вскоре Школой математических и навигацких наук. Располагалась она в Сухаревой башне. Учебное заведение было предтечей всей системы инженерно-технического образования в России. Здесь обучали не только элиту российской армии и флота. По существу, в башне находился первый в стране научный центр, в котором проводились регулярные астрономические наблюдения, ставились физические и химические опыты, чертились карты, переводились иностранные и писались свои учебные пособия. Первым руководителем школы был Яков Виллимович Брюс. Ориентироваться по звёздам будущих мореходов он учил лично.

С тех пор с Сухаревой башней его имя было связано неразрывно. Здесь у Брюса имелся свой кабинет, но застать начальника в нём удавалось редко. Всё своё время он проводил или в обсерватории, или в физико-химической лаборатории. Даже по ночам там нередко горел свет. Вскоре по Москве поползли слухи, что любимец царя не только наблюдает в трубу за звёздами, но и занимается колдовством и чародейством.



И стоит ли сегодня этому удивляться? Ведь грамоту тогда знали лишь немногие. Окончательно москвичи убедились, что Брюс колдун, когда было опубликовано сообщение о предстоящем солнечном затмении. Всем было совершенно ясно: тот, кто знал о том, что затмение будет, тот его и устроил. А для этого наверняка нужно знаться с дьяволом. Сухареву башню горожане теперь старались обходить стороной.

С годами слухи только множились. Из слухов родилось множество легенд. Москвичи были уверены, что Брюс точно знает, сколько звёзд на небе и сколько раз повернётся колесо, пока повозка доедет, например, до Киева, что он создал эликсир бессмертия и вовсю экспериментирует с живой и мёртвой водой. Смаковались рассказы о том, что царский любимец построил железную птицу и летает на ней в гости к царю в Петербург или по делам в другие города, а также, что колдун сам может превращаться в птицу. Причём имелась масса людей, которые всё это «видели» своими глазами. Много легенд ходило и о библиотеке учёного. По преданию, в ней имелась «волшебная книга», принадлежавшая ранее самому царю Соломону, позволяющая чернокнижнику предсказывать всё, что произойдёт в мире, включая и судьбы конкретных людей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru