По законам прайда. Мередит

Тори Озолс
По законам прайда. Мередит

Пролог

– Дорогие присутствующие, мы собрались здесь и сейчас дабы стать свидетелями вступления в брак детей своих… – священник говорил так пафосно, что меня чуть не стошнило.

К сожалению, вся его напыщенность никак не вязалась с крохотной комнатушкой, украшенной кое-как искусственными цветами, давно потерявшими свой товарный вид. Даже стены здесь утратили свою белизну, склоняясь к грязно-желтоватому оттенку. Дешево и безвкусно.

Не так я представляла себе собственную свадьбу. По правде говоря, вообще ее никак не представляла по причине того, что церемонии среди представителей моей расы вообще не проводятся.

– Мередит и Остина, – продолжил вещать святой отец, окинув нас недовольным взглядом.

Причиной его осуждающего взгляда была я, и это было вполне объяснимо.

В своих потертых джинсах, белой футболке с надписью «живой не сдамся», старых кедах в цвет американского флага и нелепой фате я мало походила на невесту. Так толком и не решив, чего хочу больше – выглядеть немного празднично или до конца глупо – я обвязала пояс кусочком такой же белой ткани, из которой была сделана фата. Образ хулиганки удался на все сто. Дополняли его собранные в «конский хвост» волосы, подведенные густым черным цветом глаза и ярко выделенные красной помадой губы.

– Уважаемый! – нагло перебила я его речь, тем самым лишь подкрепляя о себе мнение, как о зарвавшейся девице.

Пожилой мужчина, одетый по случаю в черную рясу, посмотрел на меня, всем своим видом выражая, что такой хамки невесты он еще не встречал, хотя и прожил немало, и церемоний провел столько же. Нет, конечно, он не произнес ничего вслух, но его взгляд был красноречивее любых слов.

– Так вот, нас тут только двое: я и мой жених, – кивнула на усмехающегося мужчину, который стоял справа от меня и покорно ждал, когда нас соединят священными узами брака.

– И что, юная леди?

Я прямо опешила от такого обращения. Львицу вроде меня к леди точно не стоит относить. Однако продемонстрировать почему, простому человеку я не могла, из-за чего мое раздражение выросло еще больше.

– То, что нам не нужна вся эта вступительная речь. Просто пожените нас и дело с концом.

– Молодые леди в нынешнее время так быстро торопятся, что мешают себе насладиться самыми волшебными моментами в своей жизни, – негодующе проговорил священник моему жениху.

– Вы совершенно правы, – забавляясь, ответил этот пройдоха, который должен был стать моим законным мужем.

Чуть не зарычала от злости, но сдержалась, удовлетворившись ударом локтем по его ребрам.

Своего благоверного я знала от силы два дня. Мне повезло стать свидетельницей его карточного проигрыша, за который мужчину чуть не убили. Пришлось спасти несчастному жизни, выкупив тот самый долг, тем самым впечатлив мужа размерами своего банковского счета. Одно я знала точно – взяла и выдала себя. Мне оставалось или бежать из города, или предпринять кое-что такое, что взбудоражит двух вожаков, который сейчас находились на моем хвосте.

Одним из них был мой отец.

Мысли о нем сразу вызвали в голове образ моих троих братьев, которым вскоре должно исполниться по три года. Настоящие будущие вожаки. Уже сейчас они доводили свою маму, а по совместительству мою лучшую подругу, Элизабет, до бешенства своим упрямым характером.

Особенно Лестер. Первенец. Уже сейчас в нем ощущался будущий вожак. В отличие от своих братьев, Нейтена и Майлза, он беспрекословно слушался отца. Даже бунтовал против мамы. Вы спросите, как можно в неполные три года бунтовать? Запросто! Стоило Лиззи одеть его в футболку, которую папа находил неподходящей, как он просто срывал ее и рвал на разные части. Когда видел, что его поступок расстраивал маму, он забирался ей на ручки, обнимал и своим звонким голоском говорил: «Мамочка, я люблю тебя!»

Положа руку на сердце, честно скажу, что восхищалась хитростью младшего брата! Мелкий, а такой пронырливый. Чувствую, прайд всколыхнется, когда он повзрослеет. Его братья отличались более покладистым характером. Нейтен всегда вел себя тихо и спокойно, не доставляя родителям никаких хлопот. Майлз чаще велся на провокации старшего буквально на минуту Лестера и вместе с ним шалил.

Весь прайд обожал наших маленьких львят, но нянчить их – худшее наказание!

Пока я думала о своей семье, священник продолжал разглагольствовать, несмотря на мое требование. Неслыханная наглость!

– Ибо в него не следует вступать необдуманно, а лишь благоговейно, осмотрительно и торжественно!

Он так на меня посмотрел, словно я всемирное зло, которое заставляет несчастного мужчину жениться на себе. Честно говоря, он недалеко ушел от правды.

Мне было тошно от того, что сейчас я поступала почти так же, как мой старший брат Дерек. О нем не было слышно ничего с момента его нападения на Лиззи и оспаривания статуса вожака, но именно его коварный план натолкнул меня на идею, как избежать перехода в другой прайд.

Все же некие корректировки я внесла, потому что не собиралась приводить своего мужа на ферму, как и раскрывать перед ним секрет о существовании львов-оборотней, но даже это не отменяло того факта, что я использовала его, как и Дерек мою подругу Лиззи. Конечно, в ситуации с ней все обернулось лучшим образом, чем кто-либо мог представить. Она оказалась истинной парой моего отца, полюбила его и родила трех ангелочков, которые вносили яркие краски в нашу жизнь.

Бросила взгляд на Остина. Недурен собой, что не является для него секретом и чем он умело пользуется. Он должен стать моим спасением от закона прайда и получит за это кругленькую сумму. Это и было самой главной причиной, почему я выбрала именно этого мужчину. Он слишком любит деньги, но еще больше ему нравится их проигрывать. Я выбрала его, чтобы не испытывать угрызений совести, ведь перед отцом нам все же придется предстать в качестве законных супругов. В отличие от Дерека, я таки позаботилась, чтобы раздобыть лицензию на брак.

Из-за этого факта Остин светился радостью, явно предвкушая сорвать большой куш. Ох, бедняга не знал, что никакие юристы не помогут ему отсудить даже маленький кусочек фермы. По документам я не приходилась дочерью Соберу Башрон, потому что моя судьба была предрешена, как только я родилась. Дочь вожака по достижению возраста, когда она может войти в брачный период, покидает отцовский прайд и по договоренности переходит в другой, в котором подпадет под закон первенства, а значит, спарится с вожаком.

Именно этого я сейчас пыталась не допустить. Я, та, которая всегда поддерживала отца, чтила традиции своего народа, готовилась исполнить свой долг, сейчас отчаянно искала способ избежать уготовленной мне участи.

– В этом божественном храме судьбам двух людей суждено соединиться, – священник продолжал свои заученную до каждой буковки речь.

Язык чесался от желания заткнуть его, но приходилось сдерживать эти порывы.

– Если кто-либо из присутствующих знает причины, по которым это не может произойти – пусть скажет сейчас или вечно хранит молчание, – он взял многозначительную паузу.

– Святой отец, мы женимся в Вегасе, без родственников и друзей. Здесь некому высказаться против, – раздраженно бросила ему.

Но в этот момент дверь в часовню резко распахнулась, отчего я вздрогнула и повернулась на звук. В проеме, освещаемый дневным светом, угадывался лишь силуэт лишь силуэт. Однако, стоило услышать голос того, кто вторгся в наш маленький фарс, сердце мое забилось быстрее.

– Я против этой свадьбы. Эта девушка принадлежит мне!

Черт возьми, почему среди двух вожаков, которые преследовали меня, добрался первым тот, кого я и не рассчитывала увидеть?

Теперь отец точно убьет меня!

Свадьба с человеком, конечно, безрассудство, но спаривание с врагом – это настоящее предательство.

Смотря на то, как уверенно он приближается ко мне по проходу, я ругала себя, что по собственной глупости вляпалась в эту заварушку. Мужчина, от которого волнами исходила власть и сила, поравнялся с нами. Он улыбнулся, выставив напоказ свои белоснежные зубы, и с нескрываемым триумфом произнес:

– Ну что, дикая кошка, попалась?

И я бы с радостью выцарапала ему глаза, но тут мой несостоявшийся женишок решил показать, что он не пустое место:

– Уважаемый, а вы, собственно, кто?

Он прошелся по человечку уничтожающим взглядом. По моему позвоночнику пробежали мурашки. Великая мать-львица! Катастрофа только набирала оборотов.

– Я – ее супруг!

У священника с грохотом выпала книжечка из рук. Теперь в его глазах я была не просто вселенским злом, а настоящим дьяволом.

Кто же знал, что все так обернется, когда месяц назад я пожелала узнать, как выглядит тот, кому суждено стать моим первым мужчиной.

Глава 1

Ранее.

– Лестер Башрон, выплюнь гадость! Жабки не съедобные! По крайней мере пока ты не станешь оборачиваться во льва, но даже тогда не советую есть эту гадость! – грозно кричала я брату, пытаясь догнать маленького хулигана.

Пока Лиззи оттирала от грязи личика двух других своих сыновей, мне выпала задача поймать беглеца, которого привлекла прыгающая лягушка. И то, что привлекла в гастрономическом плане я поняла, когда увидела, как он пытается засунуть ее лапку себе в рот.

Маленький львенок еще не до конца отличал потребности растущего в нем зверя со своими, поэтому иногда следовал животным инстинктам. В данный момент они явно говорили ему, что он поймал свою добычу и вправе ее съесть. Только я не хотела, чтобы братик заработал себе несварение желудка, даже если это будет полезный урок. Все-таки пока он не пройдет первый оборот, он больше походил на человеческого ребенка, а значит сырая лягушка принесет организму только вред.

Лестер удивленно посмотрел на меня. Оценивающе. Даже чувствуя, что я сильная львица, он все равно не желал подчиняться. Истинный вожак. Только папа мог на него повлиять. Однако сейчас его рядом не было.

 

– Лестер, я что тебе сказала! – добавила голосу рычащих ноток, но даже это не заставило наглеца послушаться старшей сестры. – Мама будет расстроена! – наконец, хоть что-то на него подействовало.

Светлые бровки недовольно нахмурились, но жабка была отброшена в сторону. Просто отец строго-настрого приказывал слишком активным малышам не расстраивать маму, потому что ее нужно оберегать. Этот завет неожиданно закрепился в сознании львят, чем я откровенно пользовалась.

Я подняла маленькое чудовище на руки, за что он тут же вцепился своей не по годам сильной ручкой в мои волосы.

– Ай, больно, Лестер!

– Мери, ай, ай, – он засмеялся, а я поймала момент, чтобы освободить свои многострадальные локоны из его пальчиков.

– Ты – монстрик! – изрекла, смотря в ангельское личико, затем не сдержалась и расцеловала пухленькие щечки. – Но ты наш монстрик. Сестречка тебя очень любит!

Это хитрец удовлетворенно подставил лицо, позволяя осыпать его поцелуями.

– Разве будущие вожаки так себя ведут!

– Да! – изрекло мое родное чудовище.

– Бедный папа! Что его ждет!

– Ты поймала его! – обрадовалась Лиззи, приближаясь к нам с трехместной прогулочной коляской.

Два других сорванца уже сидели на своих местах, увлеченно обсасывая запеченную куриную ножку.

– Ты уверенна, что маленьких детей именно так кормить? – с сомнением уточнила у подруги.

– Не знаю, как других детей, а эти только мясо и поглощают. Иногда я боюсь, что они скоро и кости начнут утилизировать.

Я опустила Лестера на свободное место. Сразу застегнула ремни, от чего получила недовольный шлепок ладошки по лицу.

– Лестер! – возмутилась Лиззи. – Не бей сестру!

– Мери злюка! – провозгласил он.

– Я тоже люблю тебе, монстрик.

Лиззи быстро тыкнула и ему куриную ножку, отвлекая ребенка от меня по крайней мере минут на пять.

– У вас с ним особенные отношения, – изрекла подруга.

– Он сильный, Лиззи и чувствует во мне конкуренцию, при этом я уверенна, что очень любит. Просто львы они такие, чем больше задирают, тем сильнее их чувства.

– А я думала, что Собер меня ненавидел, а это он чувства свои демонстрировал, – с издевкой проговорила она.

Я не удержалась от смеха, хотя по правде говоря завидовала отношениями Элизабет с моим отцом. То, что они истинная пара, моментально бросалось в глаза стоило их увидеть вместе. Их взгляды красноречивее любых слов, а от вида того, как они чувствовали друг друга захватывало дух. Знать о существовании где-то такой пары и видеть ее каждый день перед собой две разных вещи. Во мне развилось жгучее желание найти подобное. К сожалению, моя участь предрешена.

– Ты опять загрустила, Мери, – подруга оказалась слишком наблюдательной.

Мы медленно пошли с ней по дорожке, наслаждаясь прогулкой, пока монстрики были поглощены едой.

– Это все возраст, Лиззи, – отшутилась я.

– Тебе еще даже двадцати пяти нет!

– Зато я давно перевалила за ту отметку, когда можно отстрочить свой отъезд. Папа и так подарил мне три года вместо обещанного одного. Я знаю, что в этом твоя заслуга.

Подруга тоже грустно вздохнула.

Вчера на собрании вожак объявил, что дружественный прайд требует выполнения договора, то есть мой переход в их прайд, за чем скрывалось спаривание с главой. Однако за последнее время в моей голове укрепилась мысль, что я не хочу пройти свой первый брачный период с незнакомцем. Папа даже имени его не сказал. По закону, я не должна знать, куда меня отправят, прежде чем не окажусь на их территории. Это предусмотрительна мера, чтобы львица не противилась, если ей не нравится место, куда ее отправят.

Только я все больше понимала, что не могу мериться с такой судьбой. Нет, нарушить слово отца – значит подорвать его авторитет, а на такое я никогда не пойду. Подставить весь прайд под угрозу из-за глупой прихоти? Ни за что. Все же, я бы желала иметь представление о том, что меня ожидает. Какой он мой новый вожак? Мужчина, от которого вероятней всего я рожу своего первого ребенка.

– Мери, давай я еще раз поговорю с Собером. Это чудовищный закон! Сейчас меня радует, что у меня мальчики, но что будет, если у нас появится девочка? Я не смирюсь с такой участью для нее.

– Сначала она должна родиться, потом вырасти. У тебя будет много времени, чтобы что-то придумать.

– Я думаю, что у нас скоро появится шанс на ее появление, – краснея, проговорила подруга.

– Ты чувствуешь приближение брачного периода?

– Э-м да, – ей явно было не ловко говорить со мной о своих отношениях с моим отцом, что очень меня забавляло

Львы не стесняются ничего, в отличие от людей.

– Вы и так ведете себя с ним как кролики, хотя если отец услышит о таком сравнении о с меня шкуру сдерет!

– Мери! – возмутилась подруга.

– Что? Ты живешь среди львов, думаешь мы не знаем какие между вами отношения.

– Это неприлично.

– Неприлично скрывать то, что и так все слышат и чуют. Но готова поспорить сейчас ты снова ощущает, как надвигается лихорадка. Притяжение становится сильнее, внизу живота каждый день тянет тугая спираль, а сны наполняются эротическим смыслом.

– Да, – устало вздохнула Лиззи.

– Радуйся подруга, природа дала твоему организму отдохнуть, а теперь указывает на то, что пора наш прайд снова пополнить львятами.

– Я с этими еле справляюсь!

– Но меньше от этого их не любишь?

– Конечно, нет. Мои малыши самое ценное в жизни.

– Вот поэтому и говорю, радуйся. Ты по крайней мере знаешь, кто будет твоим партнером на этот период, а я нет. Только то, что в этот раз мне не нужно убегать подальше и сворачиваться калачиком, ожидая того момента, когда течка уйдет. В чужом прайде мне такого не разрешат. Меня покроет вожак и не отпустит, пока не удовлетворит свой зверский аппетит.

– Мери…

– Зато я наконец испытаю оргазм с мужчиной, а с вибратором, – щелкнула пальцами и рассмеялась, хотя шутка получилась злой.

– Господи, ты не возможна.

– Я – львица! Мы все такие! – невольно пожала плечами.

Мы прошли пару метров в тишине. Мальчики успели насытиться, выпустили из рук косточки и повалились спать. Самое чудесное мгновение, которые каждый боялся разрушить. Возможность отдохнуть перед тем как эти озорники снова будут сжигать свою бесконечную энергию в самых невероятных шалостях.

– Знаешь, я не против своей судьбы, ведь меня готовили к этому с рождения, – серьезность в моем голосе явно удивила Лиззи, но я продолжила свою мысль. – Меня больше пугает то, что я не представляю какой он.

– Кто?

– Вожак, которому я достанусь согласно закону прайда. Он молод или уже в возрасте? Не думаю, что отец отдал бы меня старику, но возможно он надеется, что я рожу ребенка и именно он закрепит свои позиции на той территорию.

– Мери, это ужасно! Сейчас не средневековье! – зашипела Лиззи, стараясь не повысить голос.

Бесполезно. Малыши спят крепко, пока не наберутся сил, а тогда пусть хоть полная тишина будет вокруг, они все равно проснутся.

– Я давно говорила тебе, уступки на которые идет вожак ради тебя, не могут повлиять на древние законы. Да, мне дали отсрочку, но договоренность никто не отменял. Ты сама прекрасно понимаешь, что в этом вопросе ничего не можешь сделать. Да я и не хочу! Не желаю стать причиной конфликта с сильным прайдом.

– Мне жаль, – обреченно выдохнула Лиззи.

– Все хорошо. Обидно только, что мы станем реже видеться. Мне будет ужасно тебя не хватать.

– Я бы хотела тебе хоть как-то помочь, но даже мне Собер не говорил, в какой прайд тебя отправит.

Искреннее переживание Лиззи невероятно согревало внутри. Даже моя язвительность пряталась на время.

– Все, что знаю, что скоро будет съезд вожаков, на котором они обсудят детали твоего переезда, – бормотала подруга, но именно ее бездумные размышления привели меня к гениальной идее.

– Точно, Лиззи! – вскрикнула, остановившись.

Лицо просияло от радости. Ответ ведь был рядом. Возможность, о которой я даже не смела мечтать. Мой шанс не просто плыть по течению, а принять участие в своей судьбе.

– Тссс, малышей разбудишь! – грозно шикнула она, словно я совершила что-то ужасное.

– Звереныши спят как убитые. Их батарейка еще не восстановилась, – отмахнулась от подруги. – Ты – гений, Элизабет! Никогда не думала, что такое скажу.

– Смею спросить в чем?

Она поджала губы, уставившись на меня. В глаза читалось настоящее опасение того, что я могу сказать.

– В том, как исполнить мое желание, – я хватила ее руки и крепко сжала, но она быстро вырвалась из захвата, так как коляска двинулась вперед, а Лиззи боялась, что она покатиться вниз. – Все правильно, скоро ежегодный съезд, который проходит под видом выставки сельскохозяйственных предприятий, – пояснила ей. – Там я смогу не только узнать, в чей прайд должна перейти, а также увидеть своего будущего вожака! Увидеть, Лиззи, представляешь?!

– Хочешь, чтобы я попросила Собера взять тебя с собой?

– Нет. Нельзя, – я отрицательно замотала головой. – Он будет категорически против, ведь это не допустимо. Запрещено. Нужно что-то придумать. Какой-то особый повод, чтобы я могла попасть туда. Только в голову ничего не лезет, – закусила губу от разочарования. У меня никогда не было проблем, чтобы составить какой-либо план, но сейчас ничего толкового не могла предложить. – Хорошо, что еще есть время.

– Но может мне все стоит попытаться?

– Не надо, Лиззи. Папа быстро поймет, что я задумала. Действовать необходимо хитрее, – в тот момент я даже не догадывалась, что судьба сама будет на моей стороне.

– Мери, ты знаешь, что я всегда помогу тебе, только обратись.

– Спасибо, подруга. Лучшей мачехи и представить нельзя.

Лицо Лиззи как обычно исказила недовольная гримаса. Она терпеть не могла, когда я ее так называла, тем самым напоминая, что мы практически одного возраста и она вышла замуж за старика. Правда, благодаря генетики львов папа на это звание никак не тянул.

Мы двинулись дальше. Я все обдумывала как же попасть на выставку, но ни одной идее не появлялось в голове. Теперь это стало моей навязчивой идеей. Пока не добьюсь своего не успокоюсь. Я так сильно задумалась, что даже не ощутила, как к нам приблизился вожак, хотя должна была его запах почувствовать сразу.

– Что мои самые красивые девочки обсуждают?

Вздрогнула, посмотрев на отца. Он как раз обхватил Лиззи за талию, прижимаясь к ее виски губами.

– О том, что в прайде скоро станет больше спиногрызов, а мы этих еле выдерживаем, – пошутила я.

Папа потерся лицом об волосы Лиззи. Так чувствительно и нежно, что сердце замирало. Затем выпрямился и посмотрел на меня.

– Пока у нас есть такая замечательная нянька, нам ничего не страшно.

Я фыркнула, не вдаваясь в подробности сколько крови из меня выпели младшенькие. Люблю их, не могу прям, но по правде сказать нужны нечеловеческие силы, чтобы выдержать в их компании часик-другой. Только отцу я сказа совсем другое:

– Но меня же уже скоро тут не будет. Мне предстоит стать инкубатором для потомства вожака.

– Мередит! – рыкнул папочка.

– Что?

– Когда я отодвинул твой переход в дружественный прайд, то не думал, что совершаю ошибку. Сейчас вижу, как заблуждался. Ты перестала чтить наши законы и показываешь своенравие.

– Собер, да что ты такое говоришь! – вступилась за меня подруга.

– Я просто увидела, как стал счастлив ты и захотела такого же для себя, папа. Разве я не имею право на подобные отношения? – вспыхнула я, злясь на родителя.

– Законы прайда нерушимы!

– Но ты сам их нарушил!

– Когда? Взяв в пару Лиззи? Так она – моя истинная! Ты можешь сказать, что тоже нашла своего суженного?

Я плотно сжала губы, зная, что мне нечего ответить. Нет у меня никого. Да и в открытую я не буду препятствовать своей судьбе. Для чего? Чтобы стать изгоем как Дерек?

От дальнейшего разговора нас спас плач детей. Такое чувство, что малыши ощутили, что мне нужна поддержка и перевели все внимание на себя.

– Лиззи, я загляну к вам позже, – произнесла, даже не посмотрев на отца.

Понимаю, ему тоже не легко. Статус вожака накладывает много обязанностей. Он в одну минуту дарит власть, а в другую сковывает по рукам. Даже свое соединение с Элизабет отец провел, придерживаясь правил. Он не взял ее сразу, а ждал момента, когда она перейдет к нему по древнему закону прайдов.

Так мог ли он что-то сделать в ситуации со мной? Нет. Я обязана исполнить свой долг, перейти в другую общину и разделить ложе с вожаком, чтобы укрепить свои позиции первенцем от него. Лишь после этого мне станет доступен выбор партнера и то только в пределах моего прайда.

 

Не простая судьба у дочери вожака, поэтому я все же надеялась, что Лиззи на роду написано рожать только мальчиков. Не знаю, что станет с ней, когда такая же участь постигнет ее дочку. Подруга просто не смирится с этим, а значит их союз с отцом будет под угрозой.

Но у меня не было времени думать о том, что возможно когда-то произойдет или нет. Сейчас мне необходимо позаботиться о себе. Знать бы еще как.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru