Отчаянная. Брак со смертью

Тори Озолс
Отчаянная. Брак со смертью

Глава 1
Тревога

Тяжело готовиться к свадьбе и не чувствовать волнения, особенно учитывая неудачный опыт моих подруг. Однако больше всего меня тревожило состояние любимого мужчины. Даяна начали мучить кошмары. Как бы он ни успокаивал меня, сколько бы раз ни говорил, что это не так, я ощущала, как по ночам он сжимается, вздрагивает, судорожно хватает воздух, а после уходит из комнаты, чтобы не мешать мне спать. И чем больше я пыталась выяснить причину, тем активнее он настаивал на том, что все в порядке.

Многие считают, что такого хладнокровного убийцу, каким был Даян, совсем не мучают кошмары. И они практически правы. С одной лишь маленькой оговоркой – у мужчины имелся свой персональный монстр. Та, которая стала его первой жертвой. Та, которую он убивал бы снова и снова, потому что она не заслуживала права на жизнь. Его родная бабушка. Элизабет Рейнор.

Стильная, эффектная женщина, выглядевшая намного младше своих лет. Язык не поворачивался назвать ее бабушкой. Да и она сама, услышав такое, быстро отбила бы охоту даже в мыслях так о ней думать. Она не признавала старения.

Даян все еще помнил, как она уверенным шагом продвигалась через просторное помещение полицейского участка к нему. Ее фигура излучала силу и власть. Лицо не выражало ни капли эмоций. Служители закона вжимали головы в плечи, желая остаться незамеченными ею. Она словно владела этим местом.

Тогда маленький мальчик, которым он был, понятия не имел, кто именно перед ним. Он надеялся, что это близкий, родной человек. Он ждал объятий и утешения, ведь только час назад его родители разбились в аварии, в то время, когда ехали, чтобы забрать его из частной школы.

Но женщина даже не нагнулась к нему. Она взирала на ребенка сверху вниз, безэмоционально сообщив:

– Я родила твою мать.

Даян помнил, как нахмурился, не понимая, о чем говорит эта женщина.

Тогда она раздраженно бросила:

– Я твоя бабушка!

Мальчик вздрогнул, однако женщина даже не протянула руку, чтобы погладить его по голове. Наоборот, она выглядела недовольной тем, что он дрожал и был растерян. Поджав губы, она приказала ему:

– Иди за мной.

С того момента жизнь Даяна изменилась. От счастливого детства остались лишь осколки памяти, которые Элизабает рьяно уничтожала своим обучением. Это был настоящий гребанный в ад, в котором он пытался выжить изо дня в день.

В сновидениях Элизабет приходила к нему в разных обличиях. Иногда это была утонченная глава мафиозного клана, иногда труп, изрешеченный пулями. Его пулями.

Сегодня она выбрала первый вариант. Смотря на него как всегда свысока, она властно приказывала:

– Убей ее!

Если она чего-то желала, то всегда получала это, какой бы ни была цена. Элизабет не терпела возражений. И ей никто не противился. Кроме него. Ее внука. Возможно, родная кровь играла роль, а может быть, его сила воли. Эта женщина отняла у Даяна родителей, а его превратила в бесчувственного монстра.

– Нет! – резко бросил Даян, напоминая себе, что он взрослый мужчина, а не маленький мальчик, хотя рядом с ней видел себя лишь в образе испуганного Адама.

– Убей! Тебе никто не нужен, помни это! Ты сильный, пока один. Непобедимый. Она – слабость, которую нужно искоренить!

– Замолчи, – потребовал Даян.

– Когда ты убил Джека, то ощутил силу. Могущество. Ты поднялся в своем развитии.

Элизабет умела бить по больному. Вот и сейчас она напоминала ему о его единственному друге. Добром щенке, которого Даян собственноручно лишил жизни, выполняя ее приказ. Тогда стоял выбор: или он, или пес. Бабушка не потерпела бы непослушания.

– Достаточно! Замолчи! Я не хочу это вспоминать! – психанул он, стараясь избавиться от сновидения, но она крепко держала его в своих руках.

– Ты не сможешь забыть. Никогда! – со злорадством предрекла женщина, а затем рассмеялась ему в лицо.

– Гори в аду, стерва!

Как и тогда, Даян направил на нее дуло пистолета, без колебания нажимая на курок. Снова и снова. Пули пролетали сквозь тело женщины, пока она хохотала как сумасшедшая, коей и являлась. Он не мог избавиться от ее противного голоса в своей голове, сколько бы раз ни выстрелил, ведь она уже была мертва.

– Убей ее! Убей! – грозно требовала она, надвигаясь на него, превращая снова в хилого, запуганного мальчика.

– Нет! Уйди, сука! Я убил тебя! Слышишь! Ты мертва!

– Даян! Даян! Даян!

Кто-то отчаянно тряс его за плечо. Такой родной, любимый голос встревоженно звал, вырывая из лап тьмы. Сон развеялся, хотя тело еще сковывало от напряжения. Мужчина открыл глаза и увидел в мягком свете ламп склоненную к нему Софи. Она выглядела испуганной. Единственная женщина в мире, которая волновалась о нем больше, чем о себе.

– Все хорошо? Ты метался по постели и требовал замолчать.

– Прости, ласточка, – выдохнул он, ощущая, как тело еще дрожит из-за пережитого кошмара.

Даян поднял руку, чтобы отвести от бледного лица белокурую прядь волос. Она была его спасительницей. Ярким светом, что указывал путь. Он не представлял, как раньше жил без нее. Дышал. В такие моменты он вспоминал слова Девила о зависимости, потому что испытывал что-то сродни этому. Глубокое, сжигающее его внутренности чувство, что резонировало в крови. Она заполняла собой каждый уголок его темной души. Из-за нее он терял связь с реальностью, но не желал возвращаться к прошлому своему существованию, потому что знал теперь, каким одиноким оно было. Пустым. Она подарила ему смысл в этой абсурдной череде дней.

– Это всего лишь сон, – пытался успокоить ее Даян, но разве его ласточка так просто поверит?

Идеальные бровки нахмурились:

– Не ври. Это не просто сон или кошмар. Ты уже не впервые вот так мечешься по кровати. Думаешь, я не вижу?

– Ласточка, не заводись…

Однако любимую уже понесло. Он понимал, что сам вызвал этот взрыв. Она слишком волновалась о нем. Любое отклонение от его обычной нормы поведения принимала остро. Боялась.

– Что значит «не заводись»? Считаешь, что я не знаю, что ты уходишь от меня по ночам? Что скрываешь, что не можешь спать нормально? Даян, в конце концов, ты же не тот мужчина, который будет прятать голову в песок! Давай сходим к профессионалу? Поговорим, посоветуемся.

– Может мне еще у Хангера взять адрес его прихушки и записаться туда? – недовольно буркнул мужчина, приподнимаясь на локтях.

– Это не смешно. При чем здесь психбольница? Я говорю о обычном психиатре. Возможно, он поможет улучшить твой сон или пропишет какое-то лекарство.

– Я не чокнутый, чтобы принимать таблетки! – огрызнулся Даян.

– Да разве я об этом говорю!? Почему ты меня не слышишь? – закричала Софи, доведенная до отчаяния его нежеланием видеть проблему.

Она практически никогда не повышала голоса, а тут просто взорвалась. Ей не нравилось состояние любимого. Девушка видела, что оно не проходит, а наоборот, ему становиться все хуже. Только ее упрямец не хотел ни о чем слышать.

– Б*ять, заткнись! – доведенный ее давлением до бешенства, проорал он.

Рукой он сжал ее горло, толкая со всей силы, тем самым опрокинув Софи на постель, а сам навалился на нее. Но даже такое грубое обращение не испугало девушку. Она с вызовом смотрела на него снизу верх. Даян прижал подушечку большого пальца туда, где бился ее пульс, при этом внимательно следил за выражением лица девушки.

– Не боишься? – с усмешкой поинтересовался он.

– Своего будущего мужа? – фыркнула в ответ Софи.

– Ты стала слишком дерзкой. Давно я не преподавал тебе хороший урок.

Огонек вспыхнул в глазах девушки, но все же она поборола желание подначить его сделать это.

– Ты переводишь тему!

– Да ну? Может, я просто хочу трахнуть свою рабыню.

В доказательство своих слов он вдавил эрегированный орган в ее живот. Софи тяжело выдохнула. Облизала губы. Однако вызов в ее глазах не исчез.

– Разве рабыня может отказать своему господину? – подначивала она.

– Дерзкая девчонка! – фыркнул Даян.

Сжимая ее запястья над головой одной рукой, второй он потянулся в сторону тумбочки. Софи сглотнула, прекрасно зная, что именно он собирался оттуда взять. Ее догадки оказались верны, когда он сковал ее руки кожаными манжетами, которые закрепил к спинке кровати, тем самым разведя ее руки в стороны. Ему нравилось властвовать над ней, так же как девушке нравилось подчиняться ему. Только сейчас он играл нечестно, лишая ее возможности двигаться.

– Секс не решит твоих проблем, Даян, – обиженно бросила девушка.

Он сжал ее щеки пальцами. Наклонился. Лицо мужчины зависло в паре сантиметров от ее лица.

– Смерть – вот мое имя!

Мужской голос звучал громко, грубо. У Софи сложилось стойкое ощущение, что он напоминает об этом не ей, а самому себе. Она вздрогнула. Сердце сжалось в тревоге за своего любимого. С ним однозначно что-то происходило. Девушка предполагала, что все дело в его прошлом. В прошлом, о котором ей мало что было известно. Только то, что его мальчишкой заставили убить единственного близкого друга, собственного щенка. Какой же зверь его воспитывал? Кто способен на такую жестокость? Жаль, Даян не желал делиться с ней подробностями. Осознание этого горечью отдавалось в душе. Казалось, они были безгранично открыты друг перед другом, и все же некая недоговоренность присутствовала в их отношениях. Их разделяла стена, за которой пряталась жизнь Даяна до его становления Всадником Смерти.

Софи собиралась сломать эту стену. Пусть не сейчас, но постепенно она вытащит из нее кирпичик за кирпичиком, пока не узнает всей горькой правды, которая травит душу ее возлюбленного. В данный момент она могла только своим телом принести ему облегчение, что и собиралась сделать. Она станет его лекарством, его забытьем, которое заберет темноту из глаз.

Она дернула руками, создавая видимость сопротивления. Все, как любил ее мужчина. Цепи зазвенели. Глаза Даяна сузились. Эффект полного внимания достигнут. Он должен сконцентрироваться на ней, а не на том, что его гложет. В их постели есть только двое: она и он. Остальных Софи не допустит сюда, чего бы ей это ни стоило.

 

– Тебе не выбраться из моего плена, – прорычал мужчина.

Пальцем он оттянул ее губу, чтобы через мгновение впиться в нее ртом, жадно посасывая. Софи простонала. Она хотела ощутить его жадный язык в себе, но Даян был непреклонен в своих пытках. Его рот переместился в сторону. Он принялся вычерчивать языком влажные узоры на ее щеке. Девушка наклонила голову, в молчаливом жесте выпрашивая поцелуя. Все же получила только смешок. Губы двинулись к ее уху, поиграли с мочкой, а затем он мягко прикусил ее.

– Даян!

Его изощренные действия вызвали чувствительную дрожь в теле. Мышцы напряглись, живот втянулся внутрь. Крепкая мужская рука сжала ее горло. Подушечкой большого пальца он ощущал ее ускоренный пульс.

– Как птичка в клетке, – хмыкнул мужчина.

Он упивался своей властью над Софи. Всесилие кружило голову, задвигая монстров из прошлого обратно в свои клетки. Черт бы побрал эту малышку, но она принадлежала ему. Его. Единственная во всем мире. Идеальная не только в изощренном сексе, но и в душевных порывах, хотя вряд ли у него еще присутствовала душа. Пустоту, которая была вместо нее, заменила Софи.

Она – его душа, сердце, любовь, совесть и кислород. Все, что составляет его жизнь. Все пропитано ею. Даже его член подчинялся только ей. Он не встанет больше ни на одну девушку, какой бы соблазнительной она ни была. Она покорила этого ублюдка, став его личной виагрой.

Он сжал ее шею чуть крепче, показывая, что с легкостью мог бы сломать ее, но не встретил в глазах ни капли страха. Она смотрела на него спокойным взглядом, полным любви и доверия. Не важно, что в эту минуту он способен был оборвать ее жизнь. Софи не боялась этого. Она всецело отдала себя ему во владение.

Черт его побери, но в ту минуту, когда она умрет, Даян знал, что последует за ней. Он резко ослабил захват. Наклонившись, мужчина впился в ее губы яростным поцелуем. Он сминал уста в бешеной жажде обладать ею, и Софи отвечала ему тем же, словно хотела раствориться в своем мужчине без остатка. Он любит ее и ненавидит за то, что она заставила его ощущать, за то, что вдохнула в него жизнь и придала ей смысл.

– Какая же ты дерзкая! – выдохнул он, борясь, чтобы восстановить сбившееся дыхание. – Ты заслуживаешь порки.

– С нетерпение жду ее! – с вызовом бросила его дерзкая девочка.

– Моя ласточка! Только моя! – не говорил, а практически рычал мужчина.

Вцепившись руками в декольте ее полупрозрачной ночной, он сильно дернул, разрывая тонкую ткань, чтобы открыть себе доступ до тела, которое принадлежало ему. Глаза уставились на округлые холмы с торчащими сосками. Эти вершинки всегда встречали его призывно. Она возбуждалась так быстро, словно он наполнял ее афродизиаком.

– Неандерталец, – хмыкнула Софи, облизав пересохшие губы.

Она любила его дикую натуру в спальне, так же, как и монотонные выверенные ласки. Любое его настроение. Любые желания.

– Я подарил тебе достаточно этих вещичек, так что вправе испортить несколько.

Девушка не сдержала смешок. Несколько? Да он рвал их через одну! Правда, на следующий день приносил новую. Ее единственная одежда для дома. Ничего другого Даян не позволял ей носить. Это его личный фетиш, которому Софи потакала. Она знала, что по всему дому были размещены камеры. Она срослась с этим фактом, как с частью сущности ее мужчины. Девушка даже устраивала шоу в его отсутствие. Ее заводило осознание того, что он возвращается домой и восседает в своем кожаном кресле перед несколькими мониторами, чтобы просмотреть видео с ее участием. Потом он направлялся в спальню и выплескивал на нее свое возбуждение.

Мужские руки грубовато сжали ее грудь. Он наслаждался тем, как прекрасно она ложилась в его ладони. Идеальная форма. Наклонившись, он высунул язык и коснулся соска самим кончиком. Легкими движениями он дразнил затвердевшую вишенку. Сладкая, мучительная пытка для Софи. Интенсивные иголки покалывали спину. Она выгибалась, желая получить больше контакта, но Даян, как обычно, был методичный в своих действиях. В своей голове он строил четкий план того, как именно собирается наслаждаться ее телом, и еще ни разу у девушки не вышло сбить его с пути. Педантичный ублюдок всегда добивался своего. В нем непостижимым образом сочетался хитрый стратег и ненасытный зверь.

Софи крепко стиснула губы, чтобы не начать умолять, пока кончик языка теребил то один сосок, то другой. От сладкой волны желания в интимном местечке стало невероятно влажно. Девушка закинула ногу на бедро Даяна, приподнялась и потерлась лоном по твердому органу, который отделяли от нее только его пижамные брюки. Атласная ткань холодила нежную плоть, от чего сотни чувствительных мурашек прошлись по коже. Даже самые маленькие волосики наэлектризовались.

Даян хмыкнул. Она ощутила вибрацию на соске, что заставило ее дернуться. Сладкая, страстная пытка. С одной стороны хотелось завершить ее поскорее, отдаться наслаждению, которое пропитает каждый уголок тела, с другой – растянуть на дольше, плыть в этой агонии, упиваться крохами удовольствия в предвкушении большего.

– Пожалуйста…

Ему нравилось, когда она молила. Он жадно смотрел на нее из-подо лба, пока водил языком вокруг соска. От вида розоватой вершинки в его рту внизу живота натянулась пружина. Между ног стало так влажно, что руки зачесались от желания размазать эту влагу по плоти. Особенно по разбухшему клитору.

– Прошу тебя… мне нужно…

– Рано. Я еще не наигрался, ласточка.

Он произнес это с таким предвкушением, что Софи тяжело сглотнула. Она поняла, что Даян отпустил своих демонов, полностью переключившись на нее. Однако вместо того, чтобы быстро утолить свой темный голод, он собирался медленно пировать.

Оставив истерзанную грудь, он двинулся губами вниз. Инстинктивно Софи втянула живот, когда горячее дыхание обожгло кожу. Он обвел языком пупок, улыбаясь при виде дрожи, которую вызывал в теле любимой.

– В следующий раз я использую воск, – пообещал он.

В полумраке комнаты мужской голос звучал зловеще.

– Что? – с трудом выдохнула Софи.

– Там свеча, что ты держала в руках, – напомнил ей Даян.

Девушка нахмурилась. Мысли уплывали от нее, но все же в голову она вспомнила, как несколько дней назад она нашла игрушки Даяна и отметила пополнение в ящике. Тогда она удивилась, что среди интимных гаджетов оказалась простая парафиновая свеча. Естественно, мужчина видел по своим камерам, что Софи обратила на нее внимание. Только она забыла об этом моменте, а он нет.

– Ты же не собираешься…

– Еще как. Воск будет невероятно смотреться на твоей коже.

Мне было немного страшно это слышать, но в то же время образ того, как на мою кожу капает расплавленное вещество, будоражил воображение.

– Тебе хочется попробовать?

Софи отрицательно махнула головой, хотя они оба знали, что это не так.

– Ты полюбишь это. Я гарантирую.

– Даян…

Он снова опустил голову, чтобы коснуться губами кожи ниже пупка.

– Вот сюда буду падать капли.

Он оставлял на ее теле легкие поцелуи, постепенно спускаясь к гладкому лобку.

– И сюда, – поцелуй.

Его аккуратные усы и легкая небритость вдоль линии подбородка приятно щекотали нежную кожу. В то время как многие мужчины клана Собер копировали главу и отращивали бороду, Даян не изменял себе, оставаясь в своем привычном брутальном стиле.

– И даже сюда, – он раздвинул интимные губки и припал ртом к напряженному клитору.

Софи дернулась. Бедра интуитивно поднялись вверх, а из горла вырвался протяжный стон. Удовольствие пузырилось в нем, сосредотачиваясь в одном месте. Там, где царила ноющая пустота. Пятки впились в кровать. Эротические звуки его поцелуев наполняли комнату. Затем он поднял голову, облизал свои пальцы и накрыл ими тугую горошину. Он растирал ее клитор, пристально наблюдая за реакцией Софи.

Девушка захныкала. Мышцы живота напрягались от накатывающих сладких волн. Бедра ритмично поднимались и опускались в потребности усилить контакт. И все это благодаря ему. Он тот, кто влиял на нее, кто лишал рассудка, подводил к пропасти, дарил экстаз. Знание этого вызывало боль в чреслах. Похоть диким огнем горела в венах. Только рядом с Софи его колоссальная выдержка давала трещину.

Неожиданно он убрал руку, чтобы насладиться полным разочарования стоном своей пленницы. Затем слегка ударил по чувствительной плоти, и она громко вскрикнула, выгнувшись дугой на постели. Даже подаренная им боль приносила наслаждение.

Даян поднялся с постели, чтобы избавиться от пижамных брюк, которые топорщились от эрегированного органа. Софи с жадностью наблюдала, как подскочил его каменный стояк, как только резинка скользнула вниз. Толстый, жилистый фаллос, направленный прямо на нее, заставил задрожать ее коленки. Сжав его в руке, он провел по нему туда-обратно несколько раз. Эти движения завораживали ее. Слюна наполнила рот. Глаза заблестели.

Даян направился к ней с греховной ухмылкой, прекрасно осознавая, какой эффект на нее производит. Вопреки ее предположениям, он разместился не на ней, а рядом. Затем просунул одну руку ей под спину, приподнимая. Второй рукой он сжал ее ногу под коленкой и перекинул через себя, тем самым заставив девушку лечь на него сверху. К счастью, цепи, которые удерживали ее руки, были достаточно длинными, что позволило сделать такой маневр. Спина Софи прижалась к крепкой груди. Ноги были широко расставлены. Голова закинута назад, так что макушка упиралась в подушку. Губы мужчины оказались как раз возле ее уха. Язык принялся играть с мочкой.

Он обхватил рукой ее тело, накрывая ладонью правую грудь. Софи тяжело задышала. Головка его изогнутого органа упиралась прямо в сосредоточие ее влажности. Давила на ноющее местечко, но не спешила проникать внутрь. Только самую малость.

Девушка удивлялась выдержке любимого. Ее терпение давно испарилось. Она повозилась, пытаясь заставить его войти глубже, за что он сильно ущипнул ее за грудь.

– Т-с-с, ты получишь это только когда я решу, что хочу дать его тебе, – сталь в голосе выдавала его собственнический инстинкт.

Она практически звенела в ушах Софи. Его властность была еще одним ключиком к ее возбуждению.

– Прошу… хозяин, – она специально добавила это обращение, зная, что оно может подтолкнуть Даяна к действию.

Он с ума сходил, когда она снова примеряла на себя роль его рабыни.

– Черт, ты поплатишься за свое нетерпение, – хрипло проговорил он, сильнее сжимая рукой девичье тело.

Ладонью он стиснул свой орган. Провел вдоль влажной промежности. Ударил головкой по чувствительному клитору. Затем подал бедра вверх и наконец проник внутрь. Ее внутренние стенки сжались вокруг него. Софи приоткрыла рот от нехватки воздуха. Восхитительное ощущение наполненности лишило речи. Даян переместил руки на ее талию, чтобы удерживать неподвижно, в то время как будет врываться в нее снизу.

Он сделал несколько плавных толчков, подготавливая Софи. Она тяжело сглотнула. Тело изогнулось под ним. Тогда Даян углубил свои удары, одновременно задавая им темп. Сжав ее бедра, он самолично насаживал ее на себя. Так глубоко, что казалось, внутри не осталось ни капли пространства. Громкие, безудержные стоны вырывались из уст Софи. Рот хватал воздух, а глаза заполнила пелена. Она не сдерживалась, ярко демонстрировала ему всю силу своего наслаждения. Пальцы вцепились в простыню.

Даян неистово работал тазом, хрипя под девушкой. Только так он забывал обо всем – когда был в ней, когда трахал ее так остервенело, словно был первобытным зверем, а не цивилизованным мужчиной.

Ее грудь покачивала в такт движениям. Он переместил руки, накрывая одну вершину своей ладонью. Пальцы свободной руки устремились к ее клитору, чтобы ускорить приближение оргазма. Этого оказалось достаточно, чтобы Софи вспыхнула как спичка. Экстаз захватил тело, от чего девушка затряслась в хаотичных конвульсиях. Прерывистый крик разнесся по комнате, прежде чем она закусила губу. Даян перешел на глубокие, размеренные толчки, чувствуя, что скоро кончит из-за того, как крепко сжимали его мышцы любимой.

Его хватило на парочку мощных ударов, а затем он застыл, издавая собственный протяжной стон удовольствия. Он выплеснул в нее все, до последней капли. Только когда обмяк, наконец выскользнул из теплой пещерки. Не вылезая из-под Софи, мастерски расстегнул манжеты. Девушка тут же соскочила с него, устраиваясь под боком любимого. Между ног было невероятно влажно, но она не собиралась идти в душ.

– Мне нравится ощущать твое тепло в себе, – не поднимая головы, проговорила она. – Возможно, именно сегодня оно даст плоды.

 

Даян крепче притиснул к себе девушку.

– Ласточка, сначала нам нужно пожениться, а потом завести ребенка.

– Мы уже на пути к этому. Ничто не мешает ему зародиться и вместе с мамочкой пойти к алтарю.

Мужчина вздохнул:

– Если так случится, то я буду вдвойне счастливым.

Софи оторвалась от его груди, чтобы посмотреть на лицо. Тени прошлого окончательно оставили его. Сейчас там поселилось умиротворение от насыщения. Теперь она была уверена, что впереди их ждет только крепкий, здоровый сон. Поцеловав его в районе сердца, Софи умостилась поудобнее и закрыла глаза.

Конечно, она понимала, что лишь временно отпугнула его кошмары, поэтому дала себе обещание завтра заняться поисками их корней, чтобы избавиться от них навсегда.

Рейтинг@Mail.ru