По спирали движение

Тира Видаль
По спирали движение

Полотенца сами запрыгивали на крючки, а скатерть, вылетев во двор, несколько раз произвольно встряхнулась, как собака после купания, избавляясь от пыли и крошек, и вновь заняла свое место на столе в гостиной, но уже в идеально чистом и отглаженном состоянии. Элой все это время неподвижно стоял посередине комнаты, наблюдая за движениями предметов. Потом удовлетворенно кивнул, несколько раз сжал и выпрямил пальцы рук, будто разминая затекшие кисти, и сел на стул к столу. Все затихло. Комната, в которой теперь царил идеальный порядок, ждала появления хозяйки.

* * *

В это время в соседней комнате девушка вытряхнула все свои вещи из чемодана, прикидывая, что бы такое надеть, дабы выглядеть эффектно. Алена понимала, что вряд ли ей это особо удастся – ведь дорога и бессонная ночь не лучшим образом сказались на ее внешности. Хотелось бы освежиться, принять душ, наложить маску на уставшее лицо и скрыть макияжем темные круги, образовавшиеся под глазами. Да даже просто отдохнуть. Но этой возможности нет. В гостиной ее ждет гость, и надо поспешить. Девушка выбрала легкое светло-голубое платье с большим вырезом на груди, серебристой вышивкой по подолу и такой же вышивкой на широком поясе. Это платье она любила больше остальных. Материал его был необычайно легким, приятным на ощупь, а цвет необыкновенно гармонировал с ее лазоревыми глазами. Она несколько раз провела расческой по спутанным волосам, только сейчас осознавая, насколько была растрепанной. Ей на мгновение стало стыдно за свой внешний вид, и девушка дала себе слово в дальнейшем строго следить за собой, чего бы ей это ни стоило.

В конечном итоге она осталась не особо довольна своей внешностью, но изменить что-либо не имела возможности из-за отсутствия времени. Отыскав в телефоне функцию зеркала, она слегка покрутила головой, осматривая лицо. Обреченно вздохнула и убрала телефон-раскладушку в чемодан. Пора было возвращаться к гостю. Не очень вежливо заставлять его ждать. Он и так потратил на нее столько времени…

Когда она вновь появилась в дверях комнаты, от удивления у нее вырвался крик.

– Как?.. Как такое возможно? – Она воздела руки вверх. – Что произошло? – Она прикрыла глаза ладонями и вновь открыла их, все еще не веря в происходящее. – Я, наверное, сплю?

Комната сияла чистотой и порядком. Все вещи заняли свои места. А на столе стоял чайник, по-видимому, только что вскипевший, пар тонкой струйкой поднимался вверх из его носика. Рядом стояли две чайные пары из тонкого фарфора с причудливым узором. За столом сидел маг и, довольный произведенным эффектом, улыбался.

– Что это значит? – Взволнованно спросила девушка. – Как вы все это сделали?

– Это простой фокус, не берите в голову, Алена! Давайте-ка лучше выпьем чаю, – и Элой протянул девушке чашку с ароматным напитком.

Девушка взяла ее в руки и нарочито серьезно спросила, капризно надув губки:

– Раз вы можете устраивать такие фокусы, зачем вы гоняли меня в лавку? Можно было…

– Не обижайтесь, – перебил ее маг. – Это ваше первое знакомство с нашим миром. Вам еще многое предстоит узнать и понять. Допивайте ваш чай и ложитесь спать.

Они оба несколько минут наслаждались насыщенным травяным вкусом. Когда чайник опустел, Элой взял чашку из рук Алены и аккуратно поставил на стол.

– Вам пора отдохнуть. Скоро рассвет. Завтра вам предстоит много дел.

Девушка хотела еще что-то спросить, но глаза ее стали слипаться, а губы почти не шевелились.

– Все вопросы потом, – серьезно сказал Элой. Он нежно взглянул на засыпающую девушку, и в его сердце шевельнулось нечто… наподобие жалости. Слегка устыдившись своих чувств, он резко бросил: – Спокойной ночи! До встречи, госпожа Персирваль! – Мужчина встал, взмахнул рукавами, словно расправил крылья, скрестил руки перед собой и стал еще больше похож на огромного ворона. Рукава развевались, словно перья на ветру. Он резко обернулся вокруг себя и исчез, оставив прозрачное белое облачко, которое некоторое время висело в воздухе, а потом растаяло, будто и не было ничего.

Девушка уже не способна была ни удивляться, ни вообще соображать что-либо. Она только вздохнула, высоко наклонив чашку, вылила в рот последние капли чая, оставшиеся на дне, и поплелась в спальню.

Краем глаза Алена заметила, что и в спальне царил такой же идеальный порядок, как в гостиной. Постель была расправлена. Мягкие шелковые подушки и идеально гладкая атласная нежно-голубая, как ее платье, простыня и белое пушистое одеяло ждали свою новую хозяйку.

Девушка, сонно улыбнувшись, прошептала: «Спасибо тебе, Элой» – и упала, не раздеваясь, на постель. Глаза ее закрылись, и она тут же провалилась в сон.

* * *

Элой Абасси, напротив, не мог заснуть. Он сидел в своей комнате у камина, вытянув свои длинные худые ноги к самому огню, скрестив ступни в черных остроносых туфлях, выдраенных до блеска, и размышлял. В его планы не входили романтические отношения. Но его по необъяснимой причине тянуло к этой девушке из чужого мира, мира обычных людей.

Он понимал, что связь с бора принесет ему одни неприятности. Из-за чего он может лишиться своего сана, связей и… планов.

Он – чистокровный потомок древнейшего магического рода, 30 лет изучавший магические ритуалы и добившийся немалых результатов в написании монографий по созданию новых практик с использованием магии. Он внес огромный вклад в использование магии в современном мире. Обновил многие старинные заклинания, добавил новые. Он открыл более 200 различных методов воздействия на разных сущностей, людей и магов и к тому же занимал высокий пост в министерстве магии и контролировал подземный мир. Кроме того, у него были еще не законченные дела, которые ему надо было во что бы то ни стало завершить до отъезда.

А связь с бора, пусть и такой симпатичной, разрушила бы его мир. Он был очень неосторожен, когда привел девушку в магазин. Хоть он и остался снаружи, не было гарантии, что кто-то из запоздалых прохожих не увидел его рядом с ней. Хотя улицы были пусты… Но вездесущий кофр Дройдер наверняка пронюхал, кто сопровождал девушку бора.

Чем он думал? Маг потянулся к воротничку на шее и постарался его ослабить, будто ему стало трудно дышать. Если кофр проболтается, ему придется дорого заплатить за эту связь. Впредь надо быть осторожнее, пообещал себе Абасси. Что мешало применить невидимку? «Ты глупо рисковал, – упрекнул себя маг. – Так непростительно поставить себя под удар».

Волнение накрыло его с головой. Но, немного подумав, он успокоился. Это не обычная бора. Персирваль прибыла сюда для исполнения своей миссии, и от ее действий зависит их дальнейшее будущее, хотя бы и на несколько месяцев. За два месяца до уничтожения Дейзихербора надо решить массу вопросов. А главное – узнать причину закрытия. Ее так никто и не объяснил. Может, директор министерства Дарио ли Харви, который отправился в департамент на встречу с президентом, внесет ясность. Он должен прибыть не ранее чем через три дня. Есть время подумать, разобраться с кое-какими делами и… пообщаться с бора Аленой. Мысли Элоя вновь вернулись к девушке. Желание увидеть ее еще раз окатило его горячей волной с головы до ног. Он застонал, справляясь с наваждением, и потянулся к бутылке, в которой плескалась зеленая жидкость. «Успокаивающее зелье», – прочитал он. Маг оглядел комнату в поисках подходящей посуды, и, ничего не найдя, он, немного подумав, достал из стола говорящую кружку – и плеснул в нее изрядную порцию. Немного повертев кружку в руках и что-то решив для себя, одним глотком выпил горьковатую жидкость.

– Алкаш! – проворчала кружка гнусавым, писклявым голосом. – Кто ж так зелья хлебает, одним махом? Алкаш и есть.

– Отстань, – беззлобно отмахнулся от нее Элой. – Без тебя тошно.

– Расслабься, хозяин, – не такие проблемы решали!

– Помолчи, сказал, не до тебя. – Элой отставил кружку подальше от себя.

– Ой-ой, какие мы нервные… – скривила кружка металлическую рожицу.

– Элой щелчком указательного пальца отправил вредную собеседницу на край стола. Кружка, вопя и пытаясь тормозить невесть откуда появившимися тоненькими, как веточки, ручками, прокатилась по гладкой поверхности стола и, не удержавшись на краю, упала на пол с металлическим лязгом.

– Мамочки!!! – завопил противный голосок. – Убил, загубил, проклятущий!

– Не убил, ты бессмертная, как первородный грех, – пожалел кружку Элой. Он поднял ее, сдул прилипшую с пола пыль и поставил в стол. Но тут же услышал визгливое:

– Ой-ой, только не это! Опять в стол! Использовал и бросил… Поговори со мной, злодей… Поговори со мной. Поговори со мной, – неслось из стола.

– Ну не до разговоров мне, поздно уже, – отбивался маг. – Да и болтать мне совсем не хочется.

– Уж не променял ли ты любимую даму, меня то есть, на какую-нибудь вертихвостку?

Элой промолчал в ответ.

– Променял! Променял, мерзавец! Так я и знала! – вопила, не переставая, кружка. Маг стянул с полки у камина тряпку, неизвестно откуда взявшуюся, и накрыл ею болтушку.

– Нет, только не это! Прощай, молодость! Меня невинную – в темницу! Верни мне свободу! Иначе я всем расскажу, что ты алкоголик, – запричитало из стола. – Грязной тряпкой на такую красоту!!!!

Элой невольно рассмеялся.

– Вот нахалка, – упрекнул он подружку. – Да еще и врушка.

– Ну не алкоголик, так псих-зельехлебатель, зельеглот!

Немного подождав, пока кружка угомонится и замолчит, маг прошествовал в дальний угол за камином. Там в шкафчике со стеклянной дверцей в беспорядке громоздились чашки, кружки, тарелки… Он достал простой стакан и плеснул в него изрядную порцию «успокаивателя». Выпив зелья, Элой попытался расслабиться, откинувшись в кресле на мягкую спинку и положив руки на подлокотники, но зелье не помогло. Элой отчаянно искал причину, по которой мог бы навестить гостью еще раз. Он был не искушен в любовных ухаживаниях и флирте. За свои сорок лет он так и не научился этому искусству.

 

Мужчина вел довольно замкнутый образ жизни. И, несмотря на свою активную общественную жизнь, так и не приобрел друзей среди магов. Его должность тоже сыграла не последнюю роль. Многие члены министерства боялись его, а некоторые откровенно завидовали и ненавидели его за высокое происхождение, за удачливость, за талант.

Мысли Абасси завертелись вокруг известия об их отъезде из города, присланного с нарочным. Им всем предстояло еще узнать, что кроется за такими перестановками в Дейзихерборе. Министерство существовало несколько тысячелетий и добросовестно выполняло свои обязанности. То было одно из самых передовых министерств. Кто или что стало причиной такой опалы?

Он услышал бой старинных часов на их главном здании. Неужели уже 6 часов утра? Пора собираться на работу. Но прежде ему все же хотелось, нестерпимо хотелось навестить Алену. Хотя бы просто поинтересоваться, как ей спалось на новом месте. Неожиданно, даже для себя, ему пришла в голову мысль подарить ей букет цветов. Просто так… В знак приветствия ее на земле Дейзихербора… И тут он вспомнил, как она вчера невзначай упомянула, что не любит срезанных цветов.

– Они быстро вянут и осыпаются. Мне всегда было грустно и больно смотреть, как умирает красота. Это навевает тоску и безысходность. Сразу вспоминаешь о том, что все проходит и становится тленом. Приходят мысли о бессмысленности всего бытия. Нет уж, лучше комнатный цветок в кашпо. Он хотя бы растет и проживет много лет.

Надо об этом подумать, решил маг и отправился в министерство.

* * *

Маг Абасси любил свой кабинет. Он обустраивал его много лет и сделал его весьма комфортным для себя. И хотя убранство комнаты было типичным для большинства магов такого уровня, все же в нем были изюминки, присущие только Элою Абасси.

Большой круглый стол с кожаным покрытием, на котором были разбросаны несколько свитков. Чернильница с черным гусиным пером. Старинный канделябр с оплывшими свечками. Несколько реторт, колб, пузырьков на пластмассовой подставке. Стены из серого кирпича задрапированы темно-красным бархатом наподобие занавеса. В стороне – большой чугунный котел. Стеллаж с книгами и небольшое бюро для документов. Под окном во всю стену, из необычайно толстого стекла стояло высокое кресло, в котором маг любил отдохнуть, почитать газету или подумать, если перед ним вставала непреодолимая задача. Старинный камин, на полке которого стояло несколько милых безделушек. Вот, пожалуй, и все. Скромно и со вкусом.

Магистр Элой Абасси все утро был занят рутинной работой, пересмотром почты, сортировкой документов. Какие-то он откладывал в сторону. Какие-то отдавал Люку. Так он называл машину для уничтожения бумаг и манускриптов. Люк жевал их с удовольствием, а если ему перепадал толстый кусок пергамента, он мусолил его долго, со смаком. Вот и сейчас Абасси сунул ему в рот большой кусок папируса с древним текстом. Люк тщательно его пережевал и громко сглотнул, при этом смачно рыгнув.

– Невежа, – упрекнул его Абасси. Он хотел еще что-то добавить, но тут его взгляд упал на часы, обычный старомодный будильник с двумя звоночками на голове. Часы запрыгали с одной ножки на другую и весело пропели: «Хозяин, пора перекусить. Работа не клоп – дустом не убьешь!»

– И то верно, – кивнул головой маг. – Пора навестить Алену, Аленушку, Аленку, – пропел он мечтательно.

Абасси вышел из своего кабинета и направился к выходу. В одном из переходов, состоящем из множества каменных арок, он заметил милоя, маленького худенького человечка с большими сильными руками до пола. Тот выполнял обязанности уборщика, горничной, носильщика и посыльного в одном лице – в общем, незаменимого служащего любого казенного учреждения. Он нес на вытянутых руках большой горшок с разлапистым цветком Бестионом с красными соцветиями, похожими на плотоядную Венерину-мухоловку с Большой Земли, с острыми зубами-иглами по краям бутона – рта и крупными круглыми листьями. Похоже, Бетлара, его коллега по министерству, занимавшая большой кабинет в конце арочного коридора, решила избавиться от хищника. Несмотря на кровожадность, цветок был на редкость красив. Пышная зеленая крона как нельзя лучше контрастировала с кроваво-красными цветками.

– Постой, – окликнул маг милоя. Тот остановился как вкопанный в немом поклоне. Элой подошел к нему ближе.

– Куда ты его несешь? – Милой вздрогнул и с придыханием ответил, склоняясь в поклоне чуть не до самого пола:

– Госпожа Бетлара велела вынести его вон. Он сожрал ее заговоренное на удачу ожерелье.

Элой громко расхохотался. Смех его эхом отозвался в пустом каменном коридоре.

– Теперь Бетлара осталась без помощи темных сил! И ее непременно сожрет Элобус…

– Не говорите так, – испуганно попросил милой. Бетлара была его любимой хозяйкой. Он отдавал ей предпочтение среди работников и магистров министерства.

Элой рассмеялся еще громче. Бетлару он недолюбливал. Это была истеричная и взбалмошная особа, одевающаяся весьма вызывающе, даже для молодой и современной ведьмы. Короткое, приталенное черное платье, блестящие лосины на длинных стройных ногах и невообразимая прическа на голове с неизменной красной лентой наподобие тех, что носили индейцы. Вызывающий яркий макияж еще больше подчеркивал резкие черты ее худого вытянутого лица. Она позволяла себе резкие высказывания в адрес коллег и кичилась своей особенной красотой и неординарностью. Если бы не его более высокое положение в министерстве, Элою очень сильно досталось бы от ее острого язычка. Несмотря на вздорный характер, она была далеко не глупа и весьма прозорлива. К тому же имела на Элоя определенные виды.

– Ладно, не переживай, – успокоил он милоя, перестав смеяться, – ничего с твоей Бетларой не случится. Змея сама хоть кого ужалит. – Он почесал своим длинным худым пальцем кончик носа и задумчиво добавил:

– Значит, этот господин, – он кивком головы указал на Бестиона, – отправляется на свалку?

Милой молча кивнул и горько вздохнул. По правде говоря, цветок ему очень нравился. Он уже много лет стоял на окне в кабинете Бетлары, и милой помнил его еще маленьким росточком с хилыми стебельками. Милой приложил немало усилий, чтобы цветок окреп и превратился в настоящего красавца. Вот только характер у цветка оказался вздорным, под стать хозяйке, к тому же он был очень прожорлив и поедал все, до чего мог дотянуться. Как ни жаль было милою избавляться от цветка, но он не мог не признать, что тот действительно обнаглел и заслужил наказание.

– Отдай-ка его мне. – Элой взялся за край горшка, оценивая и присматриваясь к цветку. – Мне нравится этот красавец. Если его немного проучить, он вполне может радовать глаз своей боевой раскраской.

– Вы правда его не уничтожите? – с надеждой спросил милой.

– Я найду для него применение получше, – пообещал маг.

– Это будет достойный хозяин? – заискивающе спросил милой, хлопая своими глазами-бусинками.

– Весьма достойный, – ответил Абасси. А про себя подумал: «Только не хозяин, а хозяйка». Он взял цветок, повертел его в руках и зловеще прошипел, уткнувшись лицом в его листву: – Только попробуй напакостить.

Цветок зашевелил листвой в знак признательности и покорности. Его листья, слегка поникшие от предчувствия опасности, вновь поднялись и выпрямились.

– Будь тихим и послушным, – давал наставления маг, – и ты проживешь долгую жизнь. А иначе окончишь ее на помойке, как и предполагалось.

Милой быстро засеменил прочь, постоянно кланяясь и бормоча слова благодарности.

Элой прижал цветок одной рукой к себе покрепче, а другой взмахнул над головой. Рукав плаща накрыл его с ног до головы и сделал его невидимым.

* * *

Алена проснулась в блаженной неге. Она, не открывая глаз, потянулась на шелковой простыне, томно улыбаясь. События вчерашнего дня казались ей сегодня нереальными. А ей так не хотелось лишиться мира сказки. Такого таинственного и прекрасного. Она боялась открыть глаза и обнаружить, что все это ей только привиделось. Девушка провела рукой по мягкой гладкой поверхности рядом с собой и снова впала в состояние ленивой дремы. Понежившись еще пару минут, она все же открыла глаза. Мрачная ночная комната теперь была залита солнечным светом, и его блики играли в воздухе радужным светом.

Ей так захотелось никогда не покидать этой комнаты. С грустью она подумала, что через два месяца сказка закончится и ей придется вернуться в реальность, в свою убогую квартирку в старой хрущевке. Хотя еще совсем недавно эта квартира казалась ей вполне нормальной. Главное, она была ее собственностью, доставшейся от родителей. Многие граждане столицы и мечтать не могли о собственном жилье. Да еще почти в самом центре столицы.

Квартира имела стандартный ремонт, стандартный набор мебели. Но главное, соседи не мешали ей, не лезли в ее дела с советами и визитами на чашку чая. Не было и вездесущих старушек на скамейках у подъездов. Вполне такой обычный дом. Но даже из-за преимущества обладать обычным жильем ей завидовали по-черному. «Малолетка, а имеет все, – частенько слышала она за спиной. – Мы пашем как проклятые, платим бешеные проценты по ипотеке, а она имеет все просто так, даром». Вот только злые языки не удосужились узнать, как она стала хозяйкой двухкомнатных «хором».

Ее родители погибли четыре года назад в автокатастрофе. Прямо накануне ее совершеннолетия. Хотели сделать дочери сюрприз. Отправились на блошиный рынок, где присмотрели щенка таксы. Девочка давно мечтала о четвероногом друге.

Родители ее были ведущими артистами одного из мелких столичных театров с их вечными гастролями и турне. Девочка с малолетства часто оставалась одна. Вначале ее ежедневно навещала бабушка – папина мать. Но забрать к себе внучку она не пожелала. Бывшая актриса на заслуженном отдыхе, та привыкла к вниманию поклонников и до сих пор собирала у себя дома посиделки с фанатами, такими же престарелыми, как и она. Ежедневные чаепития, творческие вечера на дому, воспоминания о былых заслугах, восхищение ее красотой и талантом кружили ей голову. Но шли годы, и шумные застолья начали утомлять ее. И на внучку у нее уже не стало хватать ни сил, ни времени, ни желания вообще ее видеть. Максимум, на что теперь она могла выделить свое драгоценное время, – позвонить ей и посоветовать пообедать в каком-нибудь кафе неподалеку от дома. Правда, иногда она все же наведывалась к Аленке, но лишь затем, чтобы отчитать ее за какую-нибудь мелочь.

Девочка не любила бабушку, та отвечала ей взаимностью. К тому же наличие подраставшей внучки само по себе предполагало уже почтенный возраст, который как раз всеми силами бабуля пыталась скрыть. И ко всеобщему удовлетворению они пришли к консенсусу – внучка не обременяет бабушку своим присутствием, а та, в свою очередь, не лезет в ее дела и иногда подкидывает деньжат, чтобы девочка могла развлечься.

Однако Алена не тратила на ненужные ей развлечения бабушкины «гроши», а покупала книги и запоем читала сказки, романы и прочую ерунду, которая так нравится девушкам ее возраста.

Конечно, в таких условиях девочка не могла позволить себе завести собаку. И вот в 18 лет родители решили, что дочь выросла и стала достаточно ответственной для подобного шага. Они купили симпатичную девочку-таксу с черной лоснящейся спинкой и коричневыми подпалинами на боках.

Родители возвращались возбужденные и тискали щенка не переставая. На повороте отец отвлекся и не заметил пешехода, выскочившего на дорогу прямо перед их машиной. Откуда он взялся, так и не удалось узнать. Отец, пытаясь избежать наезда, съехал с дороги на обочину и врезался в фонарный столб…

Родители погибли мгновенно, наверное, даже не осознав произошедшего. Щенка же привезли девушке полицейские, которые сообщили ей о трагедии. Девушка прижала к себе беспомощное тельце. Все израненное и окровавленное. Зачем большие дяди подвергли девушку еще одному испытанию – неизвестно. Но щенок умер спустя два дня на руках безутешной Аленки.

По правде сказать, ничего кардинально не изменилось в жизни девушки с уходом матери и отца. Родителей она видела не чаще трех раз в год. Бабушка так же, как и раньше, звонила и иногда подкидывала деньжат. А мечта иметь собаку так и не осуществилась. Девушка поклялась больше никогда не заводить питомца, чтобы не ранить сердце страхом его потерять.

Пенсию по потере кормильцев ей назначили приличную, театр иногда присылал ей пособие в знак признательности за творчество родителей. Она поступила в юридический колледж и окончила его с отличием. И вот тут ей действительно повезло – ее приняли на работу в одну из крупнейших риелторских фирм города на весьма спокойную стабильную должность – составлять договоры купли-продажи, аренды.

К этому времени пенсию выплачивать перестали, в театре сменился художественный руководитель, и пособие отменили. Бабуля посчитала, что внучка достаточно самостоятельная, причем работающая, а значит, способная обеспечивать себя сама, прекратила подачки и, кажется, вообще забыла о ее существовании. Девушка зарабатывала немного, но она привыкла быть экономной, и ей вполне хватало денег на скромное, но не бедственное существование.

 

Полгода назад она познакомилась с Андреем, и жизнь ее заиграла новыми красками. Алена решила, что это ее принц. Строила планы на будущее, мечтала о семье и детях. Андрей обратился в их фирму, чтобы снять жилье. Его отправили для составления договора в юротдел. Алена как раз скучала без дела, и, когда он вошел, сердце ее будто остановилось. Так он был красив. И фигура, и лицо. Особенно ясные серые глаза. Он тоже сразу обратил внимание на интересную девушку со спокойным милым лицом. Оглядев беглым взглядом сотрудников офиса, он направился сразу к ней. Кончилось тем, что она пригласила его к себе домой на чашку чая и затем предложила остаться насовсем. Конечно. Андрей согласился с удовольствием, ведь платить за квартиру было не нужно, Алена – девушка симпатичная, добрая и наивная. И парень не упустил своей выгоды, воспользовался удачным стечением обстоятельств.

И вот как в песне – красивая и смелая дорогу перешла.

Всего несколько дней назад – а прошла как будто вечность.

Воспоминания о бывшем парне расстроили девушку до слез, но она постаралась отогнать грустные мысли. У нее впереди два месяца. И, что произойдет за это время, трудно предугадать. К тому же маг Элой крепко задел ее чувства. Ей припомнился вчерашний вечер. Брутальный мужчина. Его прикосновения, его глаза, его голос. Даже сейчас у Алены мурашки пробежали по всему телу, а сердце замерло от одного лишь воспоминания.

Алена попыталась отогнать и эту мысль. Стоит ли мечтать о несбыточном. Разные миры, разные поколения, разные понятия…

– Я для него бора. И не стоит тешить себя иллюзиями.

С этими мыслями девушка встала и отправилась в душ. Это принесло ей неописуемое блаженство.

Она стояла под тугими прохладными струями и желала одного: чтобы этот миг никогда не кончался.

После душа она еще немного полежала на мягкой перине, представляя себя сказочной принцессой, и отправилась в гостиную приготовить себе кофе.

Элой появился так неожиданно, что девушка едва не выронила чашку с кипятком. Она только поднесла горячий ароматный напиток ко рту. Но так и не успела сделать глоток.

Она застыла с чашкой в руках. Небольшой вихрь перед ней превратился в мага, а его черный плащ продолжал еще какое-то время развеваться сзади черными кольцами. А лоскутья, словно крылья, трепетали и дрожали от взмаха его рук.

– Огромный черный ворон, – вновь подумала Алена. Несмотря на удивление, девушка несказанно обрадовалась раннему гостю. Ее сердце забилось радостно и учащенно.

Элой вел себя так, будто это было обычное дело – появляться в самый неожиданный момент, словно он вернулся с работы домой.

Маг церемонно протянул ей цветок и спросил вполне обыденно:

– Как спалось, Алена?

Жаркая волна блаженства окатила девушку. Она постаралась унять трепет во всем теле и, чтобы скрыть нервную дрожь в руках, с силой прижала подарок к груди и уткнулась носом в необычный цветок. На миг ей показалось, что один из бутонов слегка прикусил ей нос, но она сразу отбросила эту мысль, списав наваждение на расстроенные нервы и мнительность. К тому же она сама могла уколоться об острую веточку или листок. Сквозь мысли до нее долетел голос мага:

– Надеюсь, этот красавчик пришелся вам по душе? Вы хорошо выспались?

Этот бархатный тембр способен свести с ума. Усилием воли Алена постаралась взять себя в руки и ответила вполне спокойно, даже голос не дрогнул:

– Спасибо, господин Абасси. Я прекрасно отдохнула. – Девушка еще раз оглядела цветок. Он восхитил ее яркими красками и необычным видом. Она не заметила, как маг назидательно погрозил ему пальцем. Бестион слегка пошевелил листьями в знак понимания. Алена поставила его в центр стола и предложила гостю чашку кофе. Элой хоть и не любил этот напиток, не мог отказать гостеприимной хозяйке и принял чашку из рук девушки. Он смотрел на нее во все глаза. Отдохнувшая, посвежевшая, она была очаровательна. А ее одежда весьма поразила его и вызвала в душе бурю эмоций.

На ней была коротенькая маечка, открывавшая плоский загорелый живот, и короткие спортивные шортики. Длинные стройные ноги в легких кроссовках притягивали взгляд. Элою никогда не приходилось видеть такой откровенный наряд, и, смутившись, он устремил взор в чашку с кофе.

Чтобы унять волнение, он мелкими глоточками пил обжигающий терпкий напиток, избегая возможности еще раз взглянуть на девушку. Все его знакомые дамы носили длинные мантии. Даже развязная Бетлара скрывала за длинными кожаными одеждами свое холеное тело.

– Девушка же не могла понять смущения мага. Ей и в голову не пришло, что причиной может стать ее полуобнаженный вид. Для нее такая одежда была вполне естественна. Все девушки ее возраста, да и дамы постарше, одевались так же. И не только во время утренних пробежек в парке, но и дома, в магазине, в кафе…

Она отнесла смущение мага насчет того, что не предложила ему завтрак. Ведь он наверняка голоден. Не спал ночь, утром был занят делами. Но приготовить ей было совершенно нечего. И она сказала первое, что пришло ей в голову:

– Я схожу в магазин и приготовлю ужин. Вы же зайдете вечером? Сейчас у меня нет продуктов…

Элой поднял на нее удивленный взгляд.

– Вы приглашаете меня на ужин? – пораженно спросил он.

Девушка стушевалась, она сказала что-то не то? Но как ей себя вести, ведь она не знает об этом человеке ровным счетом ничего. Она почти шепотом произнесла:

– Ну, если это прилично и правильно.

– Это и неприлично, и неправильно, – вздохнул маг. Но увидев, что девушка расстроилась, он тут же быстро добавил, даже, пожалуй, слишком быстро: – Но я принимаю ваше приглашение.

Девушка облегченно улыбнулась и весело защебетала:

– Я думаю, что смогу вас удивить. Дома у меня неплохо получалось песочное печенье с вареньем и орехами. Я постараюсь вас не разочаровать.

Элой, опершись локтями о стол, скрестил пальцы рук и положил на них подбородок. Он несколько секунд внимательно наблюдал за девушкой, и та под его тяжелым, пронизывающим насквозь взглядом покраснела и опустила глаза.

Мужчина поднялся и, склонившись в полупоклоне, поцеловал девушке руку. Она зарделась и пролепетала:

– Спасибо. – Это прозвучало как-то наивно, не к месту, и девушка еще больше смутилась.

Маг взмахнул полой плаща и исчез, оставив после себя воздушную воронку. Девушка ничуть не удивилась этому факту, она уже начала привыкать к его внезапным появлениям и таким же внезапным исчезновениям.

Весь остаток дня Элой пребывал в какой-то прострации. На полном автоматизме он просматривал бумаги, даже не вникая в их суть. Перекладывал с места на место магические предметы. Зачем-то взял телетайпер и вызвал к себе милоя. Когда тот появился на пороге, маг отчитал его за пыль, скопившуюся на его каминной полке. Испуганный и притихший милой поклялся, что немедленно исправит эту оплошность. Он тихо выскользнул из кабинета и, чуть не плача, бросился искать подходящую метелку для пыли. Дело в том, что за все то время, что Элой Абасси занимал этот кабинет, он не только ни разу сам не прибрал полку, но и строго-настрого запретил кому бы то ни было к ней приближаться. Там он хранил самые дорогие для него магические атрибуты и предметы. Здесь под толстым слоем пыли лежал его дневник, где он записывал все мысли, пришедшие ему в голову за день. Но с тех пор, как им было объявлено о расформировании Дейзихербора, ни одной здравой мысли не зародилось в его голове. Слишком все было зыбко и неопределенно. И неудивительно, что за несколько недель большая толстая тетрадь для записей тоже покрылась пылью. Здесь же стояли несколько свечей разного размера и цвета. Это не были магические свечи как таковые, хотя и служили для магических действий. Элой зажигал их по настроению, когда нужно было подумать над какой-нибудь задачей. Он выбирал соответствующий цвет, садился в свое любимое большое кожаное кресло у окна, закрывал глаза и начинал размышлять.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru