По спирали движение

Тира Видаль
По спирали движение

Пока девушка раздумывала, в какую сторону ей идти, слева в конце улицы показалась черная движущаяся точка. Девушка напрягла зрение, всматриваясь в даль. А точка становилась все больше, превращаясь в силуэт человека. Только двигался этот человек довольно быстро. Только что он был не больше фаланги мизинца и в ту же секунду уже был с ладонь, потом еще движение, и он уже в 50 метрах. И тут девушка услышала его гулкие шаги, эхом отдававшиеся в пространстве. Через мгновение человек поравнялся с ней и медленно прошел мимо, едва взглянув на застывшую в диком ужасе девушку.

Алена боялась пошевелиться и лишь краем глаза наблюдала, как человек все так же невозмутимо прошествовал мимо нее, и услышала его шаги позади себя. Она резко обернулась ему вслед… Но улица была пуста. Больше не раздавалось ни звука. Глаза ее забегали из стороны в сторону в поисках таинственной фигуры, но взор упирался в пустоту. Девушка решила, что ей показалось. Что она просто устала и перенапряглась, и таинственный незнакомец – просто видение, игра воображения. Она выпрямилась, успокоившись, и чуть не закричала от неожиданности. Человек, только что прошедший мимо нее и таинственным образом исчезнувший, стоя прямо перед ней на расстоянии вытянутой руки.

Это был высокий худой человек с бледным, даже каким-то землистого цвета лицом, которое обрамляли длинные, до плеч волосы цвета воронова крыла. Черные глаза смотрели из-под густых бровей, будто хотели пронзить насквозь. Тяжелые веки скрывали ресницы. Нос с горбинкой, словно клюв ворона. Да и сам облик напоминал черную птицу. Черный сюртук почти до колен, со множеством пуговиц до самого верха, что называется, под горло, белый узкий воротничок, черный шелковый галстук-ленточка, словно змея, обвился вокруг шеи. Узкие черные кожаные штаны, узконосые, начищенные до блеска туфли. И черный развевающийся плащ-мантия до пола, с узкими рукавами. Сзади плащ имел несколько глубоких разрезов. При движении или малейшем дуновении ветерка черные полосы трепетали в воздухе, создавая иллюзию взмаха огромных крыльев ворона.

Человек-ворон гордо возвышался над оторопевшей девушкой, скрестив руки на груди и слегка склонив голову набок, как бы спрашивая – кто она и что делает здесь в этот поздний час. Круглая луна наконец высвободилась из облаков и пролила на землю свой таинственный свет. И его лицо, и без того мрачное, освещенное луной, стало словно восковое, а глаза яростно засверкали. Девушка была ни жива ни мертва от страха. Ее волосы растрепались от долгой дороги и бега, белая кружевная кофточка намокла от пота и помялась, а кружевной бант на груди съехал чуть набок. Глаза, ярко-голубые при свете луны, стали еще темнее, словно два глубоких озера, алые губы слегка приоткрылись, показывая ряд белоснежных ровных зубов, словно россыпь жемчуга, грудь вздымалась от учащенного дыхания и волнения. Глаза их встретились, и они простояли так довольно долго, словно проникая друг в друга и изучая.

Мужчина склонил голову в легком поклоне и спросил:

– Алена Персирваль?

Девушка кивнула. Сейчас она была не в состоянии произнести ни слова.

– Мы ждали вас немного раньше.

Голос у него был густой, бархатный и вкрадчивый и вместе с тем пронзительный, проникающий прямо в душу. У Алены даже ноги подкосились. Она стояла, зачарованная этим необычным голосом, и не понимала слов. Ей хотелось просто слушать этот голос, как песню на иностранном языке, как мелодию, завораживающую и чарующую.

– Если бы вы прибыли, как и предполагалось, вас бы встретил мэр Антигал и проводил на место.

Девушка не отвечала.

– Меня зовут Элой Абасси…

Девушка продолжала молчать.

– Хорошо, я провожу вас в ваш дом. Вы устали с дороги, и вам надо отдохнуть.

Вдруг впереди на одном из домов вспыхнул свет, превратившийся в яркую вывеску с названием: «Уголок магии. Здесь вы можете приобрести все, что вам заблагорассудится».

Элой, увидев удивление на лице девушки, слегка полуобернулся и спокойно произнес:

– Это наш единственный магазин, здесь вы найдете все, что вам необходимо, от продуктов до гвоздей. – И немного погодя добавил: – Пойдемте, вам надо выспаться. У вас только три дня, чтобы познакомиться с нашим образом жизни, обвыкнуться и принять наши условия сделки. Сегодня пятница. Во вторник приедет директор министерства магии Дарио ли Харви. Тогда и начнется ваша деятельность. Нам нужны быстрые результаты.

Девушка ничего не успела ответить. Она не знала, что сказать и как себя вести. Пока она размышляла над всем услышанным, Элой Абасси хлопнул в ладоши, отойдя от нее в сторону на несколько шагов. Откуда ни возьмись появилась тройка лошадей, запряженных в сверкающую золотом карету.

Девушка шарахнулась было в сторону, пытаясь освободить дорогу, чтобы не попасть под копыта резвой тройки, но лошади встали за пару метров от нее как вкопанные, лишь фыркая и тряся головами с шикарной длинной гривой, каждый волосок которой отливал серебром в свете луны. Элой подхватил чемодан девушки, грациозно подал ей руку, помогая сесть в карету. Алена пришла в полный восторг. Не раз она видела в городе ряженых кучеров и кареты, которые заказывали молодожены на свадьбу, и мечтала, как однажды к ее дому подкатит такая карета и увезет ее и Андрея в свадебное путешествие. Но мечтам ее не суждено было сбыться. Андрей разлюбил и бросил ее ради какой-то рыжеволосой шлюшки. Девушка горько вздохнула. Элой внимательно глянул на спутницу, словно пытался прочесть ее мысли, потом отвернулся к окну, так ничего и не сказав.

Алена мечтала, чтобы Андрей увидел ее сейчас и пал к ее ногам, прося прощения. А она, гордая и неприступная, отвернется от него и уйдет с гордо поднятой головой… Мысли ее прервал Элой.

– Приехали, – коротко бросил он.

Проворно выскочив из кареты, он подал девушке руку и, как только ноги ее коснулись земли, резко развернулся и пошел к низенькому дому с оградой. «Все как в наших деревнях», – подумалось Алене. Здесь кончается сказка. Она напела про себя слова из песни Тани Булановой: «Здесь кончается, здесь кончается, здесь кончается синее море». И пошла за Элоем в дом.

«Какое странное у этого человека имя, – думала она. – Очень необычное! Под стать местности».

Девушка немного успокоилась и пришла в себя. Вид обыкновенного дома, где ей предстояло прожить два месяца, придал ей уверенности. Все довольно обычно. «А утром будут казаться смешными все мои ночные приключения».

Элой толкнул дубовую дверь, и она открылась на удивление легко, не издав ни стука, ни скрипа. Перед взором предстала довольно большая комната с огромным круглым столом посередине, слева была самая обычная современная кухня с электроплитой, микроволновкой и большим серебристым холодильником. Справа виднелась дверь в другую комнату.

«Как обычная квартира-студия, – мелькнула у девушки мысль. – Ничего волшебного и сказочного». Вот только комната напоминала побоище. На полу разбитые бутылки, на скатерти крошки, заплесневелые тарелки, куски засохшей еды, повсюду грязные следы и рваные тряпки. Девушка оторопело переводила взгляд из одного угла в другой. Потом повернулась к Элою. Он выглядел удивленным и смущенным одновременно. Он явно не ожидал увидеть подобное.

– И вы говорите, что ждали меня, – возмутилась девушка. – Как я должна здесь жить?

– Простите, Алена, я сам удивлен не меньше вашего. Завтра я прикажу все убрать.

– Завтра? – Алена подалась вперед, сдергивая грязную, засаленную скатерть со стола. – Вы хотите сказать, что мне предстоит спать в такой грязи? Как вы это себе представляете? Девушка пробежала глазами по кухонным столам. Заглянула в раковину. – Здесь нет ни тряпки, ни мыла, ни моющего порошка, – констатировала она. Нет ничего, чем можно было бы вытереть всю эту мерзость. Здесь нет даже веника.

– Мне нечего сказать, – развел руками Абасси. – Завтра все будет убрано.

– Ну уж нет, я не стану спать в таких условиях! – горячилась девушка.

Она схватила сумочку и решительно направилась к выходу.

– Постойте, Алена, вы куда? На улице ночь, и другого жилья нет!

– Нет так нет! – тряхнула головой Алена. – Я иду в лавку, которая, как гласит реклама, работает всю ночь, и куплю все что нужно. Часа за два я хоть немного очищу помещение. Спать в таком свинарнике я категорически отказываюсь.

– Я провожу вас. – Абасси вышел вслед за девушкой и поднял руки, собираясь хлопнуть в ладоши.

Девушка остановила его.

– Не надо напрягаться, – быстро проговорила она. Было бы странно раскатывать в карете с резиновыми перчатками и средством для мытья посуды. – Я так полагаю, что здесь не очень далеко. – Невозмутимый маг молча кивнул. – А мне надо подумать, присмотреться, – девушка поглядела на мужчину. – Если вы не сочтете за труд – расскажите мне о себе. – Элой удивленно поднял брови. – Ну, не о себе лично, – быстро поправилась девушка, – а о том, что вы хотите от меня, на что рассчитываете, чего ждете.

Затем, помолчав, добавила:

– Почему мне надо время для освоения – целых три дня? Что это за местность такая, что нужно осваиваться так долго? Я не дура, могу освоиться и быстрее.

– Конечно, вы не дура – иначе вас не прислали бы с таким заданием. Просто наш образ жизни отличается от вашего в корне.

– Чем же он так отличается от нашего? – кипятилась девушка.

– Вы простые люди – мы называем вас «бора».

– Бора? – Девушка засмеялась немного наигранно. – Что за странное название? А как называете себя вы?

– Мы министерство магии. Мы колдуны, волшебники, маги, феи и… Да еще много кто обитает в нашем мире. Наш мир скрыт от простого обывателя.

– А как же я?

– Это просто необходимость. Вынужденная необходимость. Наше министерство расформировывают и закрывают. Нам нужно место, где мы могли бы временно проживать, пока нас не определят в другое место либо не расформируют по другим точкам.

Девушка была сбита с толку.

– Я не понимаю, что значит «министерство магии». Я никогда не слышала о таком.

 

– Конечно, нет, мы недоступны для бора – простых людей.

Девушка молча обдумывала слова Элоя.

– Я не понимаю, те дома, что на площади, – это дома магов, то есть вас, а тот район, куда вы меня привезли, – он ничем не отличается от нашего.

– Тут живут бора. Это их район. Они обслуживают нас, помогают нам. Они живут с нами уже много лет. Их родители жили с нами, теперь живут их дети. И внуки, и, наверное, даже правнуки. Это целые династии.

– Чем они помогают вам? Что они делают? – допытывалась девушка.

– Да все, – уклончиво ответил Элой.

– И все же. Мне хотелось бы узнать подробнее, – настаивала Алена.

– На это у вас будет три дня, – мягко ответил Элой. – Для того они вам и даны, чтобы вы ознакомились со всеми особенностями нашей жизни и правильно сделали свою работу.

– Но… Тогда о вас буду знать я! – поразмыслив над всем сказанным, протянула девушка. – Что со мной будет потом, когда я сделаю свою работу и больше не буду нужна? Я буду представлять для вас опасность…

Элой не ответил. Девушка тронула его за руку.

– Ответьте мне, пожалуйста, – что со мной будет?

Элой взмахнул рукой, и в который раз девушка отметила его сходство с черной птицей.

– Вот мы и пришли. Я подожду вас здесь, а вы возьмите все, что вам необходимо. Министерство оплатит ваши покупки.

– Конечно, оплатит, – подтвердила девушка, – раз оно не озаботилось навести порядок и принять ценного работника как подобает. Пусть даже и бора.

* * *

– Алена вошла в лавку и застыла на месте.

Первое, что она увидела, – огромное помещение. Настолько огромное, что охватить его взглядом и сориентироваться без привычки было просто нереально.

«Как такое возможно? – подумала девушка. – Снаружи лавка выглядела весьма небольшим строением. А тут, наверное, вместилось десятка два таких домов».

Высокие потолки, увешанные разными травами, кореньями, с самого потолка спускаются полки с толстыми пыльными предметами непонятного назначения.

Алена не могла теперь даже определиться, куда она попала. Была ли это сказка или просто дизайнерское архитектурное решение.

Пока девушка приходила в себя, к ней навстречу спешил маленький толстый кофр, он непрерывно кланялся и смешно подпрыгивал при каждом шажке. Одет он был как придворный паж из русских сказок. Красные шелковые штанишки до колен были стянуты резинкой, белые гольфы, черные узкие туфли с загнутыми носами поблескивали от света миллионов свечей, освещавших помещение.

Белая шелковая рубашка с ярким красным бантом вместо галстука и такого же цвета атласный красный, расшитый золотыми узорами кафтан. Пепельный парик с буклями чуть не до пояса венчал крупную голову с носом картошкой, толстыми щеками и необычайно пухлыми губами, будто накачанными силиконом. На носу круглые очки в тонкой прозрачной оправе, которые делали и без того словно надутое лицо маленького кофра еще более мясистым и толстым.

– Добро пожаловать, дорогая госпожа Персирваль, – каркающим голосом произнес он. – Что-то изволите? Или посетили наш храм торговли из простого любопытства?

Девушка слегка удивилась.

– Откуда вы знаете мое имя?

– У нас есть много того, что мы называем помощниками. Нам известны многие события еще до того, как они произойдут. У нас есть то, что может пролить свет на любые события, но мы, по правде говоря, редко пользуемся этими дарами. Нам ведь запрещено законом. Мы простые служащие, мы… мы… – тут хозяин лавки всхлипнул, достал платок, больше похожий на плед своими размерами, и громко высморкался. Потом сразу переменил тон на заговорщический и, поманив пальцем девушку, чтобы она наклонилась к нему ближе, зашептал прямо в ухо.

– До нас дошли сведения, что магическое министерство закрывают. Всех министров и профессоров магических дел велено переселить в другое место. А что будет с нами, мы же не приспособлены жить в другом мире, среди бора. Нам даже не удастся скрыться, смешаться с толпой – мы, кофры, слишком заметны. Мы… – и кофр снова достал свой огромный клетчатый платок и начал шумно сморкаться.

– Ну что вы, не расстраивайтесь, – попыталась успокоить его девушка. – Маги что-нибудь придумают. Не бросят же они вас на произвол судьбы. Ведь вы служили им долго?

– Так долго, – заверил ее кофр, – что никто уже и не помнит, сколько лет. Мой прадед возглавлял этот маленький магазинчик, – кофр развел по сторонам свои маленькие пухлые ручки в притворной скромности. Девушка покачала головой, не соглашаясь с ним в размерах магазина. А кофр продолжал: – А ему эта лавочка досталась от его прадеда, а тому – от его прадеда… – и кофр закатил глаза, показывая тем самым, что его род очень древний и влиятельный. – Вот мы и прослышали, что едет, как это у вас говорят, спе-ци-ли-ст… – кофр произнес по слогам это трудное для него, непонятное слово. – И вот мы все ждали-ждали этого спеси… спели…

– Специалиста, – подсказала девушка.

– Да-да, спе-ци-а-лис-та, – наконец выговорил труднопроизносимое слово кофр. – И мы даже вычитали в книге перемен его имя – Персирваль. А вы здесь впервые, вы не маг, это сразу видно, и не совсем бора. Поэтому ваш покорный слуга сделал вывод, что этот самый спесист – это вы, моя юная госпожа.

Алена не стала поправлять кофра, пусть будет спесист, какая разница.

– Но молодая госпожа здесь не затем, чтобы выслушивать жалобы старого кофра. Кофр Дройдер готов оказать вам любую услугу, если это в его силах.

– Спасибо, – прошептала благодарная девушка.

– Что госпожа желает?

– Мне бы пригодился веник, совок и что-нибудь для удаления пятен и пыли, ну… еще посуду помыть, ведро… – начала перечислять девушка.

– Разрешите вас проводить. У нас огромный выбор старых и новых моделей. «Я сейчас направлю вас к Снайпиусу…», – кофр, резко повернувшись, сказал уже строгим деловым тоном: – Будьте любезны, следуйте за мной. Маленький человечек повел девушку вдоль стены из красного кирпича, по всей длине которой тянулся огромный, метров 100 в длину прилавок, разделенный на сектора. За каждым сектором находился маленький монстр. В прямом смысле слова. Здесь был и двухголовый лилипут в длинном блестящем плаще. Его головы без умолку спорили между собой.

– Я говорю тебе, что надо поставить эту вазу сюда, – голова кивала на левый угол прилавка. – Нет! Надо поставить вазу сюда – в правый угол, – возражала вторая голова.

– Нет, сюда. Дурья башка.

– Нет, она должна стоять здесь, бестолковая, старая ты тыква.

– Здесь ей самое место.

– Нет, она лучше будет смотреться здесь.

И головы начинали кусать и бодать друг друга с такой силой, что Алене показалось – сейчас они разорвут друг друга на куски.

Алена невольно рассмеялась и приостановилась, чтобы послушать веселую перепалку, но кофр Дройдер поманил ее дальше.

За другим прилавком стоял то ли зверь, то ли человек в зверином обличии. За его спиной виднелись ряды полок от самого пола до потолка, уставленные всевозможными бутылочками, колбочками, пузырьками.

Монстр мрачно, исподлобья посмотрел на проходивших мимо хозяина и девушку, презрительно хмыкнул, не переставая перебирать свои бутылочки. Он брал одну из них с полки, любовно оглядывал со всех сторон, затем дул на нее, протирал листом какого-то резного растения, ставил обратно на полку и брал другую.

– Это сектор зелий, – вскользь пояснил кофр. – Здесь есть зелье удачи, зелье славы. Да тут есть все что хочешь.

Теперь девушка поравнялась с почти пустым сектором. Она с интересом заглянула за прилавок. Неожиданно откуда-то снизу со страшным шипением вырвалась змеиная голова и, подлетев к самому лицу девушки, стала, слегка извиваясь из стороны в сторону, изучать ее. Девушка отпрянула и остановилась в страхе. Кофр Дройдер оглянулся:

– Это господин Дэрой, наш книжный червь. Не бойтесь его. Он совершенно безобиден.

Теперь господин Дэрой поднялся в полный рост. Тело его было телом человека – с руками человека и ногами человека, а вот голова была змеиной, и она то и дело вытягивалась и втягивалась в ворот рубашки, постоянно пребывая в движении.

– Не желаете посмотреть? – прошипела змеиная голова. – Есть древний фолиант о созвездии Арбидуса – очень ценный экземпляр. – С этими словами монстр Дэрой вытянул свою змеиную шею, заглядывая поочередно на полки, расположенные под самым потолком. Наконец он остановился возле одной, дернул за шнурок, привязанный к полке, и прямо перед девушкой опустилась широкая, пахнущая свежим деревом доска с целой стопкой старых пыльных книг.

Змеиная голова вновь приблизилась к самому лицу девушки. Девушка с опаской посторонилась. Ей все же было неприятно смотреть в стеклянные змеиные глаза. Она еле преодолевала страх и брезгливость и уговаривала себя, что не надо опасаться этого монстра, это простой человек со змеиной головой. Ничего особенного. И тут же в мыслях перебила себя: «Ничего себе – ничего особенного. Передо мной стоит человек с головой змеи. Еще несколько часов назад я бы подумала, что сошла с ума. А теперь запросто разговариваю с червем, огромным червем-змеей».

Меж тем человек-змея взял в руки книгу и подул на нее, несколько раз сдувая пыль. У Алены защекотало в носу, и она чихнула, отчего пыль поднялась еще больше.

– Не желаете приобрести? – прошипел Дэрой, и его глаза вновь встретились с глазами девушки.

– Пожалуйста, не приближайтесь ко мне так близко, – попросила девушка. – Я начинаю чувствовать себя кроликом.

Змеиная голова с шипением, как будто выпустили надутый воздушный шарик и из него вырвался воздух, в мгновение ока уползла под прилавок.

– Он плохо видит, – прошептал кофр. – Как и любой поклонник книг, он просиживает за чтением долгие часы, вот и испортил глаза. Я много раз говорил, чтобы он заказал себе очки, но он очень скромен и боится, как бы его не задразнили очкариком.

Девушка отвернулась в сторону и открыла рот в немом удивлении:

– Боже правый – человеко-змей стесняется носить очки. – Она закрыла лицо руками и слегка провела ладонями вверх-вниз, словно стирая наваждение. – Да-а-а-а, теперь я понимаю, для чего мне дали несколько дней на адаптацию. После всего увиденного здесь я уже никогда и ничему удивляться не буду.

Меж тем кофр повел ее дальше. Они проходили мимо стеллажей со всякой магической атрибутикой, с одеждой, разумеется, маговской. Были здесь сектора с непонятными предметами. Наконец они подошли к сектору номер 27. За прилавком сидел в кресле-качалке обычного вида старичок и дремал, надвинув ковбойскую шляпу на глаза.

– Мистер Снайпиус… – позвал кофр. – К вам посетитель – будьте любезны, отнеситесь к заказу молодой госпожи Персирваль с особым вниманием.

Старичок пошевелился, открыл глаза и приподнял шляпу:

– Мое почтение, госпожа Персирваль!

Тут Алена поняла, что погорячилась, подумав, что это простой старичок. У него оказалось три пары рук и две пары ног. Ладно, хотя бы голова одна и вполне человеческая.

– С вашего позволения я оставлю вас, – произнес кофр, смешно поклонился Алене и засеменил прочь, на ходу бросив:

– У меня полно дел. И они не ждут. Потому у меня и дела идут хорошо, что я сам за всем слежу. – И он удалился, оставив девушку наедине с человеком – многоручкой-многоножкой.

Снайпиус терпеливо ждал заказа. Девушка не стала медлить и начала перечислять:

– Первое – мне нужна метла или веник…

– Для уборки внутри дома или снаружи? – уточнил странный старичок.

– Скорее внутри дома. Снаружи я еще не осмотрелась. Возможно, вокруг дома такой же беспорядок, как и внутри, но с этим разберемся потом. Сейчас мне надо привести мое жилье в надлежащий вид и по возможности быстрее. Уже ночь и неизвестно, сколько времени займет уборка.

– Отлично! Могу предложить вам самую современную модель электровеника – «Икарус 2065». Быстр, аккуратен, экономичен.

Девушка не решилась спросить – эта модель электровеника работает от электричества или он просто удобен в использовании и уборка с ним более комфортна и быстра. Вот бы все это работало само. Веник подметал, кастрюли бы варили – но, похоже, это просто мечты, даже в волшебном мире приходится пользоваться руками для уборки.

– На вид обычный веник, как и миллионы других, – заметила девушка, когда старичок бережно вложил ей в руки модель «2065».

– Не подумайте ничего плохого, – засуетился Снайпиус, – на вид он похож на другие. Но вы не пожалеете. Уборка с ним – настоящее удовольствие.

– Очень мило, – произнесла девушка. А про себя подумала: «Какая разница, какой моделью махать. Пусть уж будет «2065», мне все равно, а старичку приятно, вот как нахваливает свой товар». А вслух сказала:

– Да, отличная модель. Благодарю вас, Снайпиус. Еще мне надо….

И девушка перечислила все, что ей было нужно для уборки.

 

Как у настоящего фокусника, из ниоткуда в руке Снайпиуса появлялась заказанная вещь, и старичок долго объяснял преимущества данного товара. Его качества, отличия и даже свойства подобных товаров в прошлом.

Под конец девушка вымоталась от обилия информации и товаров. Ей уже было все равно, какой артикул у моющего средства, какой у него цвет и запах.

– Мне, в общем-то, все равно, – произнесла она устало, когда Снайпиус выставил на прилавок более сорока бутылок со средством для мытья посуды. Девушка изнемогала от усталости и не могла представить, сколько еще будет слушать старичка, если он вздумает дать полную информацию обо всех этих сорока бутылочках.

– Давайте вот это. – Девушка наугад ткнула пальцем в зеленую бутылочку. – И покончим с этим.

– О-о-о-о, это правильный выбор, у вас отличный вкус. Это средство изготовлено из… – Девушка уже была готова остановить нескончаемую речь старичка, но остановилась, услышав, что оно изготовлено из слизи зеленой болотной жабы. Усталость девушки как рукой сняло. Она прервала старичка, внутренне содрогаясь от отвращения.

– А вот это? – она указала на красную бутылочку в виде шара.

– Это из мочи горного харама.

«Господи, – подумала девушка. – Может, этот харам и хороший зверь, но мыть посуду его мочой – это уже слишком».

– А нет ли у вас чего-нибудь более простого? – с надеждой спросила она.

Старичок замер в растерянности.

– Ну, может быть, не столь эксклюзивного, – нашлась девушка.

– Аа-а-а, – разочарованно протянул Снайпиус, – тогда возьмите вот это…

– Что это?

– Это вытяжка из желтого цветка Калоктиуса…

Девушка протянула руку за средством, не дослушав до конца.

– Вот это пойдет – растение есть растение. Все равно, какое оно.

– Которое прошло через кишечник Аладартуса, – закончил торговец.

– Мм-м-м-м, – застонала девушка, поставив бутылочку обратно на прилавок. – Неужели нет ничего… не животного происхождения?

Старичок изумленно посмотрел на клиентку и разочарованно произнес:

– Есть только одно старое средство, – он порылся в картонном грязном ящике и вытащил огромную бутыль с тусклой жидкостью. – Но предупреждаю, оно просрочено на много лет, и действует ли оно, я не знаю.

– Из чего оно? – девушка приготовилась услышать очередную гнусность, но старичок брезгливо поморщился и подвинул бутыль к девушке. – Это из какого-то зеленого яблока. Было конфисковано у бора еще в прошлом веке. Не думаю, чтобы оно было достойно такой… – он не успел договорить.

– Это пойдет, – перебила его Алена и быстро спрятала средство в сумку.

Прошло еще около часа, пока все необходимые покупки были сделаны.

Девушка взглянула на огромную кучу товаров, возвышавшуюся над прилавком, и с сомнением покачала головой: «Как мне это унести?»

– Не беспокойтесь, – словно прочитал ее мысли старик-многочлен. – Я сейчас все упакую.

Спустя десять минут девушка покинула бытовой сектор и направилась к выходу. За ней на расстоянии нескольких метров медленно плыл огромный пакет с покупками.

У выхода ее поджидал хозяин магазина.

– Надеюсь, вы довольны посещением нашего магазина? – спросил он с заискивающей улыбкой.

– Да, весьма довольна, – улыбнулась девушка. – Мистер Снайпиус подобрал все необходимое.

– Я рад. Я рад, – закивал своей огромной, толстой головой кофр. – Очень рад. Мы ждем вас еще завтра утром. Вы еще не видели наш продовольственный отдел.

«Если продуты состоят из подобной гадости… – подумала девушка, – я умру от голода, не есть же мне пиявок или чего-нибудь подобного». Но вслух она произнесла:

– Непременно, господин Дройдер, с большим удовольствием!

– Позвольте спросить – есть ли у вас сопровождающий? Вы можете заблудиться с непривычки одна.

– Спасибо, есть, – улыбнулась девушка, а про себя подумала: «Трудно заблудиться на единственной прямой улице». – Элой Абасси ждет меня на улице (если ему не надоело ждать столько времени и он не ушел к себе домой. Наши мужчины не стали бы ждать и 20 минут. А тут прошло не менее трех часов). Она вспомнила Андрея, своего бывшего парня, его вечно недовольную мину, когда он сопровождал ее за покупками. Парень способен был еще кое-как пережить собственные покупки, но изнывал от ожидания хотя бы пять минут, если Алена что-то намеревалась купить себе. Она старалась быстро схватить первую попавшуюся вещь и поскорее убраться восвояси. Впоследствии она стала ходить по магазинам одна, мечтая, что после свадьбы все переменится и они всегда и все будут делать вместе: ходить за покупками, смотреть телевизор. Она так надеялась, что Андрей переменится, перестанет ныть и будет более терпелив. Но не сбылось – не было ни свадьбы, ни совместных дел, ни самого Андрея. Сердце девушки вновь заныло от тоски, но она быстро взяла себя в руки.

– Госпожа, – донесся до нее голос кофра. – Вы сказали, что вас ждет господин Абасси?

– Ну да, – ответила девушка, – он привел меня сюда и остался за дверью. А что не так?

Кофр нахмурился. Лицо его выражало смесь удивления, беспокойства и недоверия.

– Обычно маги не общаются с бора, – медленно произнес он. – Это задача мэра.

– Ну так я необычная бора, – засмеялась девушка. – Я специалист – вы забыли?

Лицо кофра просветлело – ну конечно, все понятно, тогда все правильно.

– Надеюсь, он поможет вам с обустройством. Госпоже необычайно повезло заручиться поддержкой такого… – кофр замолчал, пытаясь подобрать слово, но девушка не стала дослушивать его разглагольствования.

– До свидания, господин Дройдер.

– Буду рад снова увидеть вас, госпожа Персирваль.

Дверь перед девушкой открылась самостоятельно, но Алена уже была не в состоянии оценить данный факт. В ее городе автоматические двери не новость, но чтобы обычная дверь на петлях открывалась сама… «Я не могу больше ни удивляться, ни что-то логически связать. Ладно, посмотрим, что будет завтра», – и она вывалилась на улицу, готовая упасть в обморок от усталости.

На удивление Элой ждал ее, сидя на лавочке перед фонтаном, и читал газету. При виде девушки он отбросил газету в сторону и поднялся. Алена приготовилась оправдываться за столь долгое отсутствие, но маг не стал ее упрекать. Напротив, он с милой улыбкой поинтересовался, все ли в порядке и довольна ли она покупками.

– Я безумно устала, – сообщила ему девушка. – Прямо валюсь с ног. Не представляю, как я буду очищать всю эту грязь.

– Не беспокойтесь, все уладится. – Элой взял девушку под локоток, и от его прикосновения у нее мурашки пробежали по коже. Ее словно ударило током, и она впала в какой-то транс. Она ощущала прохладу от его руки даже через ткань кофты. И несмотря на это, ей вдруг стало тепло и спокойно и было совсем наплевать на беспорядок в доме, грязную посуду и неубранную кровать.

Несмотря на усталость, девушка отклонила предложение Элоя вызвать карету.

– На свежем воздухе мне немного стало легче. Тем более покупки сами следуют за нами по пятам, – и девушка оглянулась, проверяя, на месте ли пакет с товарами. Пакет бесшумно парил в воздухе, следуя на расстоянии пяти шагов за своей хозяйкой. Алена еле передвигала ноги, однако, когда они с Элоем подошли к дому, девушке захотелось еще хоть немного побыть с этим загадочным человеком, таким серьезным и таинственным.

Хотя она не представляла себе, как можно угостить гостя чаем в таком бардаке, она все же пригласила его в дом. На удивление Элой согласился, и они вошли в гостиную. Девушка с горестью вздохнула и пожала плечами.

– Ну извините, мистер Абасси. У меня просто нет возможности угостить вас чаем. – Она беспомощно развела руками.

– Не надо извиняться, госпожа Персирваль, здесь нет вашей вины. Я думаю, вам стоит переодеться, ваш костюм запылился с дороги. А мне надо кое-что сделать.

– Да, пожалуй, – согласилась Алена, оглядывая себя. – Я сейчас вернусь. И попытаюсь навести хоть мало-мальский порядок.

Элой с легкой улыбкой кивнул и жестом пригласил ее пройти в спальню. Как только девушка скрылась за дверью, он расправил «крылья» своего плаща. Улыбка сошла с его лица. Он сосредоточенно устремил взгляд в пространство, слегка склонив голову вперед. Руки его сжались в кулаки. Он поднес их к губам, что-то прошептал на непонятном языке, слегка дунул поверх сжатых ладоней и резко выпрямил пальцы, будто направив поток воздуха вперед. Маг замер в такой позе на несколько секунд, устремив взгляд в пустоту. В ту же минуту все пришло в движение. Словно вихрь закружился по комнате. За считаные минуты все в гостиной поменялось. Предметы с бешеной скоростью перемещались по комнате. Бумаги, мусор, старые газеты сами устремились в мусорные мешки, которые тут же сами собой завязывались на узел и, вылетев из дома, складывались в контейнер. Крышка контейнера несколько раз с лязгом открывалась и закрывалась, чтобы принять еще один мусорный пакет. Посуда попрыгала в раковину. Словно невидимая рука принялась чистить, ополаскивать и ставить в сушильный шкаф уже чистые тарелки, чашки и кастрюльки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru