Хроники города. Аспекты бытия

Тимофей Петрович Царенко
Хроники города. Аспекты бытия

Введение

Город захватили солнечные зайчики. Они табунами неслись по улицам, отражаясь от корпусов летящих машин. Они степенно шествовали по пустынным проспектам, оставляя после себя тепловые следы на каменном покрытии улиц. Взбирались по стенам домов, сливались друг с другом в причудливом танце.

Их можно было различать, они были непохожи друг на друга. Как кто-то легко отличит туриста от местного жителя, так и тут… Залетные гости, рождаемые транспортом и странной одеждой, несущиеся быстрее скорости звука, внезапно явленные и внезапно исчезающие… И отраженные от хромированных колонн степенные «зайцы», чинно сливающиеся с бликами от окон и ажурных стальных конструкций. У них есть свой каждодневный маршрут, они никуда не торопятся. Лишь иногда совершают резкие рывки, перепрыгивая с одного дома на другой, или прячутся, распуганные случайным облаком или особо массивным летящим объектом.

Но сегодня практически ничего не мешало танцу света на улицах города. Пронзительно – голубое небо было чистым от облаков, ничего крупнее пассажирского флаера или почтового дрона не рассекало воздушные пространства.

По улицам носились потоки теплого ветерка, пахнущего цветами и зеленью. Ветер ночевал в многочисленных скверах и вертикальных садах, и теперь стряхивал с себя тягучие сказочные ароматы прямо на редких прохожих.

Ощущение сказки усиливалось десятками непохожих друг на друга зданий. Они, больше напоминающие застывшие в пространстве звуки музыки, чем функциональные объекты человеческой деятельности, – они были живым напоминанием того, что в мире, где ресурсы дешевы и доступны, в цене лишь красота. И знания. Некоторые строения выглядели так, словно нарушают законы физики.

Впрочем, идущей по широкой и пустынной улице девушке это было неинтересно. Она подставляла лицо ласковому утреннему солнцу, на лице ее гуляла легкая улыбка. Казалось, солнечные зайчики замедляли на мгновение бег, встречая усыпающие лицо веснушки. Рыжие распушенные волосы, спускающиеся до поясницы, иногда вспыхивали, словно объятые огнем, когда особо яркий блик света касался их, словно софит на сцене.

В уголках зеленых глаз кружились крохотные, но хорошо различимые искры, демонстрируя тот факт, что девушка улыбается не только своим мыслям, но и чьим-то сообщениям.

Широкий ворот светло-голубого сатинового платья обрамлял тонкую шейку, обнажая ключицы. Короткие рукава едва прикрывали плечи. Подол-колокольчик доставал до коленок. Изящные икры оплетал десяток ленточек, поднимающихся вверх от тонких подошв сандалий.

Девушка приковывала к себе все встречные мужские (а иногда и женские) взгляды. Потоки света время от времени делали одежду практически прозрачной, высвечивая точеный силуэт девичьей фигурки, а ветер трепал подол платья, задирая его до середины бедра и даря надежду на то, что случайный взгляд ухватит чуть больше того, что планировала показать владелица коварной одежды. Впрочем, все в рамках приличия, безусловно, на грани, но…

Танцующая с ветром была такой же частью города как камни мостовой, вездесущие солнечные панели или вертикальные сады, из-за которых в самом городе концентрация кислорода была на один-два процента выше, чем за его границами.

Но и в этом царстве света, ветра, пропитанного запахом сандала, и сказочных дворцов неведомых существ есть своя темная сторона. Огромная махина стратосферной платформы возникла на горизонте. Многокилометровый вытянутый блин с неровными краями, многочисленными башенками и аппарелями, казалось, неспешно плывет по небу. Вообще-то, подобной технике запрещено пролетать над Городом. В случае аварийной ситуации обрушившаяся машина способна обратить весь мегаполис в руины, в иных местах фрагментированные до состояния мелкого щебня. Но в этот раз случилось что-то из ряда вон. Потому платформа, предназначенная для вытягивания крупногабаритных космических грузовиков из гравитационного колодца и способная, при необходимости, испарить Средиземное море или остановить падающий спутник километрового диаметра, проплыла над городом.

За жутковатым порождением высоких технологий по земле плыла тень. Из-за того, что солнце еще не поднялось высоко, тень была вытянута на много километров. И вот пятно-без-света коснулось города.

Останавливали свой бесконечный бег солнечные зайчики, стихал ветер. Ожившие под светом солнца здания обращались уродливыми бетонными конструкциями, тяжело нависающими над землей. Сказочные дворы становились картонной бутафорией, насмешкой над собой. Волшебные замки и башни начинали напоминать жуткие могильные склепы, из которых тянет сыростью и страхом.

Вот тень коснулась девушки. Нет, она всё так же была прекрасна, но в наступивших внезапно сумерках стали заметны детали: левую руку покрывала прозрачная перчатка, через которую виднелась сетка обнаженных пульсирующих вен. На лице стал заметен залитый медицинским клеем шрам, неровно обрезанные волосы были словно после встречи с огнем, а по бледной коже шли переливы кровоподтеков и сетка едва подживших ран, словно девушка попала под облако осколков. Нет, безусловно, все раны были покрыты косметическим полимером, но он не мог скрыть все до конца.

Радостная улыбка осталась, но приобрела поистине зловещие черты. Летящая походка тоже чуть изменилась, стало видно, что девушка едва заметно подволакивает правую ногу, платье опало, облегая фигуру и демонстрируя отсутствие нижнего белья: излучаемая сексуальность стала скорее вызывающей, нежели невинной.

Если бы вдруг кто-то решил всмотреться еще пристальнее в окружающий мир, то заметил бы следующее за девушкой марево, до этого успешно скрываемое переливами света.

День обещал быть жарким, но именно сейчас людям на улице сделалось зябко. Поток холодного ветра поднял и унес к небу невесомый «прах» солнечных зайчиков.

Девушка остановилась и задрала голову к мрачной, местами подкопченной пирамиде, вглядываясь в надпись над дверью:

«Корпорация Темные Небеса»

Глава 1

– Евгения Владимировна, здравствуйте! Пожалуйста, присаживайтесь!

Владелец кабинета выговаривал слова сквозь сжатые зубы. Нет, речь не шла о какой-то серьезной неприязни. В глазах мужчины, облаченного в классический костюм-тройку, было скорее заискивание, чем страх или ненависть. Причина была в другом – челюсть и затылок мужчины покрывала сложная конструкция из спиц и штифтов. Кожа была покрыта слоем прозрачного фиолетового геля, превращая лицо директора по развитию в какую-то гротескную маску, за которой сложно было разглядеть хоть какие-то черты лица. При этом голова была просто и без затей перемотана бинтом. Поэтому сквозь сжатые зубы мужчина говорил по причине того, что челюсть была жестко зафиксирована.

Девушка закрыла за собой дверь и аккуратно присела на подлокотник кресла. После чего внимательно посмотрела на хозяина кабинета.

Женя вообще не понимала, почему мужчина вышел на работу. Включив свои способности, девушка определила, что держится ее собеседник исключительно на стимуляторах.

"Блин, некрасиво получилось…"

Кот в данный момент времени лежал в ванне с регенератором. К ванне был подключен принтер, который слой за слоем печатал парню новую руку. На очереди была нога. Процесс был небыстрым, спать во время процедуры парень отказывался. После долгого выяснения отношений, в том числе и на повышенных тонах, Иван Иванович, к которому молодые люди обращались «господин генерал», сдался и разрешил ограниченно использовать намертво сросшийся с тканью мозга имплант. Так что теперь Соломон был отключен от своих телесных ощущений и присутствовал в голове Рыжика бесплотным наблюдателем.

"Ты что-то знаешь о происходящем?"

"Рыжик, ты забыла? Я же тебе сказал, когда ты притворилась мертвой – я притворился расстроенным и…"

– Чай, кофе? Если не возражаете, я включу вокабулятор? – дальше голос был уже механическим и исходил из колонки на столе. – У меня сбоит имплант и, боюсь, мы сейчас не сможем нормально общаться через сеть.

– Да, конечно, без проблем. Если можно, смешайте мне яблочный сок с водой.

"У него вместо челюсти какой-то конструктор. Я не могу сосчитать на сколько частей она была расколота! Ты что с ним делал? В мясорубку лицом засунул?"

"Когда он упал, я раздробил ему челюсть ударом ботинка".

"Зачем? Он-то в чем виноват?"

"Нужно было создать впечатления очень расстроенного человека, и меня с окровавленными ботинками охотно отпустили тебя сопровождать!"

Пискнул селектор и в комнату вошел андроид с двумя запотевшими бутылками и высоким стаканом. Робот смешал напиток и вышел из кабинета.

– Извините, все сотрудники распущены, в здании только технические спецы и я…

Женя не выдержала и спросила

– Зачем вы в таком состоянии вышли на работу? У вас же может случиться отек мозга в любую минуту!

Мужчина устало вздохнул.

– Совет правления был весьма убедителен… и щедр. Корпоративные психологи выдали прогноз, что только у меня есть шанс провести эти переговоры, – вокабулятор не передавал интонаций, и потому фраза звучала особенно жутко. Директор скривился словно от приступа боли и устало потер лоб. Женя испытала острый приступ жалости и вины.

"Мудак ты, Соломон!"

"Это еще почему?"

– Александр Иванович, я… Знаю, что произошло, и приношу свои извинения. Мой парень не должен был так поступать, просто обстоятельства… Если хотите, я могу порекомендовать отличного челюстно-лицевого хирурга.

– Ни в коем разе. Евгений Владимировна, поймите, я не испытываю к вам никаких негативных эмоций, но хотел бы держаться от вас и ваших… знакомых как можно дальше. Изначально я был против того, чтобы с вами начинать работать, но кто-то из правления настоял. После всех инцидентов у меня всерьез испортились отношения с рабочим коллективом, мне грозят увольнением и говорят «хоть ноги ей лижи, она должна у нас работать». Я не для того устраивался в эту компанию. Я искренне люблю свою работу, а сейчас, из-за вас, я оказался в центре каких-то непонятных для меня процессов. Вместо того, чтобы общаться с разработчиками и дизайнерами; вместо того, чтобы определять развитие игры и создания общеигровых сценариев; вместо общего управления игровыми процессами с целью того, чтобы «Темные Небеса» привлекали новых игроков – я вынужден нарушать закон, общаться со службой общественного контроля, с военными, предотвращать атаку на офис каких-то банд, заниматься закупкой военного оборудования; я вынужден унижаться, просить, умолять, а в итоге я становлюсь свидетелем вашей смерти. Поймите меня правильно, у меня дочка вашего возраста, то, что я тогда испытал – сложно описать словами. А ваш молодой человек дробит мне лицо на пятьдесят восемь осколков, когда я пытаюсь вам оказать первую помощь. Теперь я понимаю, что это с его стороны был не аффект, а хладнокровный поступок. Даже знать не хочу, чего он добивался. И когда я только вышел из комы после тяжелого сотрясения, ко мне приходит человек от совета директоров и предлагает провести еще одни переговоры, срочно, прямо сейчас, получив дозу опасных препаратов, которые поднимают меня на ноги. Когда я понял, с кем мне придется говорить, меня пришлось реанимировать из-за шока. Я видел вашу смерть и ваши конвульсии. В момент пробуждения я был уверен, что брежу. Благо, за этот разговор мне предложили мою зарплату за десять лет. И полную медицинскую страховку. Вот поговорю с вами и сразу уволюсь. После реабилитации я смогу уехать в любую точку мира, и найти себе работу, которая не будет связана со всем этим дерьмом. Так что, пожалуйста, давайте, черт возьми, я в очередной раз вас куплю и забуду о нашем знакомстве как о страшном сне.

 

У Рыжика горели уши. Александр Иванович поднялся на ноги, и повернулся к окну, упершись лбом в стекло. Солнце пылало над городом, обещая очень жаркий день.

"Мда… Некрасиво вышло!"

"Это ты во всем виноват!"

"Почему это я? Я просто ничего не смог придумать иного! Так сложились обстоятельства!"

"Соломон, ты при мне слишком много чего придумывал! Слишком! Я тебе сейчас просто не верю! Ты едва не убил человека просто потому, что тебе представилась такая возможность!"

Девушка поднялась с кресла, обогнула стол и осторожно коснулась затылка мужчины, убирая боль. Тот повернулся и благодарно кивнул. Женя сделала два шага назад и, смутившись, спрятала руки за спину.

– Совет директоров хочет, чтобы вы продолжили работать на корпорацию и играть за своего персонажа. Обсудить условия, на которых это возможно – моя сегодняшняя задача, – снова прозвучал бесстрастный голос из колонки.

– Александр Иванович… – После всего ей сегодня сказанного она испытывала острый дискомфорт от произносимых слов. – Понимаете, это является проблемой. Как вы не хотите неприятностей с законом, так и я не хочу умирать…

Повисло молчание.

– По моим данным, ваш конфликт с экотеррористами улажен по причине гибели последних? Говорят, вы всех убили.

– Это… – Женя машинально покосилась на свой социальный профиль. Там было полтора десятка перечёркнутых человеческих силуэтов и два силуэта боевых шагоходов. Тоже зачеркнутых. Когда она ставила подобную маску на социальный профиль, ей показалось это очень забавным. Сейчас уже нет. – Это не точная информация. Как удалось узнать, мое тело обещали Гринпису в качестве платы за их участие Инциденте. А организаторов инцидента так и не нашли… Так что организаторы покушения живы, здоровы, и возможно, та часть их плана, в которой требовалась моя гибель, до сих пор актуальна.

"А может даже сильнее. Я тебе потом расскажу, какие большие проблемы мы организовали, невовремя зачистив ту базу…"

Кот продолжал вставлять комментарии. Женя, лицо которой до сих пор было красным, испытала огромное желание отключить парня. Или хотя бы его сообщения.

– Этих самых организаторов сейчас ищут силами целого государства. Это их сейчас должно заботить куда больше, чем ваша жизнь. – Сухо проговорила колонка.

– Я бы не стала ставить на это деньги…

– Предлагаю пропустить этот шаг, – не очень понятно выразился Александр Иванович. После чего нажал кнопку, и из шкафа выехал медицинский экзоскелет. Мужчина осторожно встал в место пассажира и нажал на кнопку. С тихим шипением эластичные зажимы зафиксировали его тело в ложементе. Колонка заняло место в манипуляторе. – Пройдемся.

Механизм с тихим жужжанием прошагал мимо Жени в сторону выхода из кабинета. Открылась дверь. Девушка выглянула в пустой коридор, за ней вышел Александр Иванович в экзоскелете.

– Ой какая неприятность, молодой членосос, а зачем вам шокер? Вы же не собираетесь заниматься страстным сексом с обездвиженной девушкой? Вы же ее на четыре десятка лет старше!

Раздавшийся высокий голос мог с одинаковым успехом принадлежать как пожилой женщине, так и мужчине, который не особо успешно пытается этот самый голос имитировать. Высокий, визгливый, словно кто-то пытается пилить тонкий пластик диском по металлу. Казалось, вот-вот запахнет горелым.

Тут из воздуха… возник его обладатель. Как раз между Женей и Александром Ивановичем.

Первое, что бросалось в глаза в облике нового действующего лица, было два ослиных уха, торчащие из странной шипастой шапки на голове. Множество мелких шипов на латексной основе. Уши были увенчаны множеством колокольчиков, которые тихо звенели при каждом движении головы. Лицо незнакомца (или незнакомки?) было покрыто белой краской, губы, подведенные бордовой помадой, смотрелись на белом лице как отрытая рана, между ними непрерывно мелькал раздвоенный язык. Аляповато подведенные глаза выглядели огромными. Клоунское лицо венчал нос-пятачек белого цвета. И пара колец пирсинга в нижней губе.

Широкое жабо черного цвета, украшенное всё теми же шипами, открытая напудренная грудь, которую поддерживал жёсткий корсет, массивные стальные наплечники… Ниже странное облачение переходило во что-то, напоминающее внешний экзоскелет, поверх которого была напялена кожанная юбка. На спине у незнакомки висел массивный ранец, от которого шел шланг к огромной пушке, которую поддерживал отдельный манипулятор. Странное орудие с массивным дульным тормозом неизвестный держал за ручку, которая находилась сверху от ствола. На ручке была большая красная кнопка. Калибр у орудия был таким, что в него легко можно было всунуть пару пальцев.

Вторая рука возникшего из воздуха клоуна сжимала массивный плазменный пистолет. Пистолет был уперт аккурат в лоб побледневшего директора.

– К…К…К…К… _ казалось, вокабулятор заклинило.

– О, мальчик, хочешь спросить, кто я, мужчина или женщина? Молодой членосос, а тебе как… Больше нравится? – прорычал… прорычала в лицо своей жертве клоун.

– Кк…. Ккк… Как вы сюда попали, кто вы?

– Клавдия Модестовна! Рада знакомству! Прям, очень рада! – визгливый голос резанул нервы. – Я храню эту аппетитную жопку, – кивок в сторону Рыжика, – от посягательств разных похотливых кобельков! У девочки есть официальный трахаль! Какой вежливый молодой членосос! Зачем тебе шокер, сучандра? – пистолет сильнее вдавился в лоб мужчины.

– Я… я… я… не знал, что в этом экзоскелете есть шокер. Уберите, пожалуйста, оружие.

Женя стояла, уронив челюсть. Сегодня утром ей пришло сообщение от друзей из Декс Корп, что корпорация предоставляет ей самого лучшего телохранителя. И что теперь этот телохранитель в ее распоряжении. От сообщения девушка отмахнулась, тем более она не знала, что телохранитель пройдет за ней в охраняемое здание, и даже догадаться не могла, что это будет… Модестовна.

"Рыжик, ты мне ничего не хочешь рассказать?"

Женя была бы рада, но…

"Я… Я даже не знаю… мне утром позвонил МакКинли, из Декса, ну, ты помнишь, ты от него еще удирал через полосу препятствий… Он с топором был… Сказал, что теперь я под защитой самого лучшего телохранителя. Пятьдесят лет стажа, две с лишним сотни заказов, ни разу не погибал клиент… Типа мне его дарят, пока всё не образуется".

"Дарят… Я думал, что после мяуков меня уже ничем не удивить. Модестовна? У бабушки явно есть стиль! Рыжик, давай она будет нянчить наших внуков? Я просто представил эту картину, обижает кто нашего ребенка, другой какой-нибудь ребенок, он такой плаксиво: «бабушка!», и тут появляется бабушка, и чужой ребенок, который нашего ребенка обижал, сразу начинает писать в штанишки. И не только он, а вообще все, кто рядом окажутся!"

"А твои родители не захотят нянчить внуков? Ты с ними в таких плохих отношениях?"

"Родители дали слово, что эмигрируют с планеты. Когда у меня дети пойдут. Или у сестренок. У родителей опыт".

Женя не придумала, что ответить. Тем временем ситуация перед кабинетом продолжала развиваться.

– Не врееееет… – Разочарованно протянула Модестовна. Из руки вылетел клинок на жесткой рамке и впился куда-то в верхнюю конечность медицинского экзоскелета. Что-то коротнуло. Еще мгновение и оружие вернулось в сложенном виде в руку киборга. – Не отвлекаю, детишки!

Шаг назад и телохранитель, выглядящий как жуткое видение алкогольного делирия, растворяется в воздухе под действием искажающего поля.

Громко икающий сквозь сжатые зубы Александр Иванович побрел по коридору, не оглядываясь.

– Я очень извиняюсь, сами понимаете, после всех событий приходится соблюдать меры осторожности. И вот… Наверно, надо было предупредить… – Сбивчиво тараторила девушка.

Мужчина шагал по коридору. Где-то сзади бесшумно двигалась Модестовна.

Предприняв еще пару попыток завязать разговор, Женя замолчала. Коридор вывел их куда-то на парковку. Пройдя мимо стоянки служебного транспорта, они углубились в зону с закрытыми боксами.

С негромким лязгом стальные жалюзи отъехали к потолку, являя взгляду Жени содержимое гаража.

– Вот, это будет вашим, если вы согласитесь продлить контракт хотя бы до завершения глобального сценария, – наконец-то ожил динамик.

– А может как-то можно договориться насчет того, чтобы капсула стояла у меня дома?

– Исключено. Выход только с капсул компании. Это решение прошито на уровне архитектуры сети. Эффективную игру с коэффициентом подобия выше девяноста можно обеспечить только при прямом террабайтном подключении к управляющему искину. Подобное возможно только для сотрудника, – и, видимо поясняя последние слова, Александр Иванович добавил, – защита от взлома.

– Но… – Женя колебалась.

Незримая команда и открывается второй бокс.

"Ого! Вот это я понимаю, аргумент! Блин, Рыжик, наверно, придется менять решение… Ты ведь понимаешь, насколько нам важно…"

Женя понимала, Женя очень хорошо понимала, а также понимала тот факт, что иного варианта ей не оставили. Хотя…

– А в третьем боксе тоже еще один довод?

В полном молчании отъехали третьи жалюзи.

"Все, сдаюсь, они нас сделали! Только вот, Женя, ни одной идеи – как они догадались, что нам срочно понадобиться эта техника? Нет, я всё понимаю, но ты для них НАСТОЛЬКО плохо выглядишь?"

– Тоже психологи подсказали?

Уже бывший директор не ответил.

– Хорошо, я согласна. Надеюсь, хоть не сегодня мне этим заниматься нужно? Хотя бы завтра давайте? – В голосе Жени было очень много усталости.

– Сервера запустят в тестовом режиме завтра. В рабочем через два дня. То есть послезавтра вас будут ждать на рабочем месте, – голос из колонки был все так же бесстрастен.

– Я могу их забрать?

– Да, конечно.

– А вы?

– А я пойду, провожать не надо. И пожалуйста, Евгения Владимировна, я знаю, что это не от вас зависит и вы тут тоже жертва, но, пожалуйста, оставьте меня в покое!

Александр Иванович побрел по коридору парковки, не оглядываясь. Но девушка этого уже не замечала, рассматривая свое приобретение. Линзы послушно высветили справочную информацию:

Штурмовой бот. Тип «Самсон». Класс S-9.

Штурмовой бот. Тип «Самсон». Класс S-12.

Тяжелый ракетный бот поддержки. Тип «Одиссей». Класс Y-4.

Владелица – Симонова Евгения.

А Женя расстроено смотрела на них и думала: когда ее жизнь свернула не туда? Почему ей резко вдруг стали жизненно необходимы танки?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru