Нэцгардэ

Татьяна Владимировна Худякова
Нэцгардэ

Часть 1. Один из осколков

– Ну, всё, ребята! Хватит! Уже совсем стемнело. Мы едем, или нет?! – Люда кинула в багажник ВАЗа «шестёрки» очередную сумку.

Но, казалось, её никто не слышит. Уже в четвёртый раз компания вроде было собралась ехать в город, но опять нашлись мелкие «поводы» задержаться. Вика с Толиком нарочно долго собирали посуду. Потом с хохотом вытряхивая покрывало у самой реки, Вика как бы невзначай поскользнулась, полетев в воду. Остальные тоже решили «окунуться на последок» в уже прохладной речной воде. Жара давно спала, но вечер был безветренным и тёплым. Толик на шатающихся ногах, но с видом истинного джентльмена попытался вынести Вику из воды на руках по странной траектории. Почему-то ему показалось, что ближе к камышам выйти будет легче, чем по скользкому земляному склону. Но изрядное количество пива уже сыграло злую шутку с его координацией. В итоге оба вывалялись в тине под всеобщий смех. Буквально через пару минут выяснилось, что и остальным представителям сильного пола не под силу таким же способом вынести на берег своих подруг. И не потому, что слишком скользко было, возможно и выпитый алкоголь был тут ни при чём. Просто всем было очень весело. Наблюдая за этими барахтаньями с берега, Люда делала вид, что занята сбором вещей.

– А ты не хочешь окунуться? – подошёл к ней сзади Серёга. Люда вздрогнула. На этом пикнике они впервые увидели друг друга. Светка уломала её «поехать развеяться» даже не предупредив, что будет приглашён кто-то посторонний. Ведь их компания имела неизменный состав уже на протяжении почти десятка лет. А этим «кто-то» оказался высокий светловолосый парень двадцати семи лет. Старше на семь лет от неё самой. Да и вообще старше всех в их дружной компании. Люда здесь была самой младшей, а самым старшим до появления Сергея был Максим. Целых двадцать пять лет! Не нужно быть слишком умным чтоб догадаться – Люду с Сергеем решили познакомить. Даже не предупредив предварительно! В принципе, пообщавшись весь день с Сергеем, Люда сделала вывод, что он вполне нормальный парень. С ним было интересно потрепаться на разные темы. Довольно приятный молодой человек. Она даже поймала себя на мысли, что ей весь день хотелось украдкой разглядывать его мускулистое тело на фоне блестящей на солнце речной воды. Но сейчас этот вопрос: «не хочешь окунуться» был как-то некстати.

– Нет. Холодно. Да и домой пора…

– Боишься замёрзнуть в лесу? – улыбнулся Сергей.

– Нет. Но уже темно…

– Темноты боишься?

– Почему я обязательно должна чего-то бояться? Уже девятый час. До десяти мы уже никак в город не попадём… А я собиралась ещё успеть заехать в одно место…

С визгами, мокрые и грязные парни и девушки наконец-то вышли из воды. Ася отправилась в кусты переодеваться. Жорик очевидно пошёл ей «помогать». Макс достал из своего «мерса» ещё несколько банок пива и фляжку с чем-то более крепким «для сугреву». Потому как после прохладной воды и на фоне внезапно появившегося холодного ветра у некоторых начали стучать зубы. Компания не отказалась употребить «на посошок». Вета с Ником резко слиняли куда-то. Люда, не уважающая спиртное, чувствовала себя здесь уже лишней. С тоской она наблюдала за всеобщим весельем, понимая, что уже не только к десяти, скорее всего и к полуночи в город она никак не попадёт. Сергей, то ли из солидарности к ней, то ли просто по своей натуре в отличие от остальных ограничился двумя баночками пива ещё в начале пикника. И сейчас было заметно, что он тоже чувствует себя не в своей тарелке. А может он просто мялся, и не знал как лучше к ней «подкатить»? Ведь Люда за вечер несколько раз ловила на себе его взгляд. Вообще странно, что ребята пригласили постороннего. Ведь половина их компании сдружилась ещё в школе. Связь после окончания школы не теряли и старались летом хоть изредка выбираться куда-нибудь вместе на отдых. Потом начали добавляться «вторые половинки», и компания удвоилась. Только Людмила до сих пор была одна. Возможно, Толик и пригласил своего друга Сергея именно из-за неё?

Время шло. Пошли искать Аську с Жоркой, потом Ветку с Ником. Благополучно разбили один из трёх больших фонариков. Пока с шутками да прибаутками искали одних, «Женька в квадрате» слиняли. Люда всегда удивлялась, как Женька повстречала своего Жеку. Судьба, наверное. Оба были стройными, занимались профессионально танцами. И казались похожими друг на друга. На каких-то там то ли соревнованиях, то ли выступлениях они оказались соперниками. Познакомились, и как говорила Женька, «в друг друге нашли самих себя». Прямо сюжет для любовного фильма!

Наверное, ещё долго пришлось бы «собирать всех до кучи», если бы не пошёл дождь. И даже, наконец, уже окончательно собравшийся ехать Толик (который был уже «готовым») каким-то чудом вдруг вспомнил о поставленных ещё с утра донках.

– Сиди уже! Я их заберу…– взяв фонарь, Сергей исчез под дождём, тихо добавив. – Рыбак долбанный…

Вернулся он, как ни странно, неся в садке пять рыбок с ладошку размером. Кинув садок и собранные донки в багажник, Сергей сел за руль, так как Толик был не в состоянии вести свою «шестёрку». Люда, наблюдавшая за перемещениями Сергея под дождём с переднего сидения машины, была рада, что они с Толиком поменялись местами. Так больше шансов куда-нибудь доехать. На заднем сидении уже храпел Ник в объятиях Ветки, а Вика устраивалась поудобнее на руках Толика. Остальные разместились в «мерсе» Макса. Люда не представляла, как он вообще будет вести машину… Он брал себе безалкогольное пиво, но ближе к вечеру в сумерках перепутал последние две банки с обычным, да ещё и креплёным. Но заверив всех, что до поездки он протрезвеет, Макс всё-таки допил вторую банку до конца. Теперь главное чтоб он никуда не врезался. И чтоб здесь на просёлочных дорогах не вышли на ночную охоту «гаишники».

Фары озаряли пространство впереди, выхватывая из темноты деревья и кусты, стоящие вплотную к совсем недавно прокатанной дороге. Дворники размазывали по стеклу воду, дождь всё сильнее барабанил по крыше и стёклам. Этот звук почему-то казался тревожным и не давал расслабиться, хотя в машине оказалось значительно теплее, чем на резко похолодевшем берегу реки. Сзади, в каких-нибудь пяти метрах тащился «мерс». На подъёме машину заносило. Люда молча сжала кулаки, боясь, что они вот-вот перевернутся. Но и «шестёрка», и «мерс» благополучно миновали опасно размокший затяжной подъём.

– Задержись мы ещё хоть на десять минут, и фиг бы тут проехали! – прокомментировал Сергей и, подмигнув ей, добавил, – Не зря ты нас всё время подгоняла!

Люда молчала. Пикник вроде вполне удался, всё нормально. Они уже едут домой. Совсем скоро должны уже выехать на шоссе. А там двадцать километров, и город. Но какая-то чернота вдруг навалилась на неё. И страх. Необъяснимый, беспричинный страх. Аж до тошноты… Какое-то неприятное чувство обречённости. Что-то должно случиться. Или уже случилось. И как раз началась сильная гроза. Такие жуткие молнии и грохот грома, даже Ник проснулся, ударившись головой о потолок «шестёрки»:

– Твою ж мать! Я испугался до чёртиков! Решил, что мы врубались куда-то!..

– Пока нет. Но, вообще-то, в такую грозу перемещаться не безопасно. – ответил Сергей. – На дорогу посмотри.

– Типа, в нас может молния попасть? – подал голос Толик. – Не хотелось бы… Я помню года два назад, кажется в девяносто девятом, если не ошибаюсь, молния в пассажирский автобус ударила… Ну их на хрен такие спецэффекты! Вспышка такая была! Никто, правда, не пострадал, но воняло в салоне потом не только гарью…

– Я вообще-то про дорогу. – уточнил Серёга. – Размыло совсем. Сейчас наверняка где-то «сядем». А впереди ещё два подъёма. Макс точно не выедет. Мне в зеркало видно как его кидает.

Ник что-то быстро прикинул:

– А, слушайте… Всё равно к Лёхе уже опоздали. Давайте свернём к сараю.

– Который у поворота перед полем? И что там?

– Точно! Сворачиваем! – поддержал его Толик. – Там местные аборигены сено сушат… Или хранят… Я в этих сельхоз… э… сельско… хозяй… ственных! Во, выговорил! В этих тонкостях не смыслю. Вот нафига такие длинные слова выдумывают?! Хрен выговоришь! Прямо тест на трезвость… Зато сарай громадный. Машины загоним и переждём. С утра наверняка просохнет, и нормально доедем. Заодно протрезвеем. На работу всё равно всем послезавтра.

Посигналив и притормозив, Серёга передал толиково предложение пассажирам «мерса», которые как-то обрадовано его приняли. Видимо Макс в качестве водителя в данном состоянии и при таких погодных условиях никого не устраивал. Минут через десять обе машины уже стояли перед огромным деревянным сараем, освещая его фарами. Без особого труда открыли большие двери и, загнав транспорт вовнутрь, компания с энтузиазмом принялась обследовать своё временное убежище. Люда сразу догадалась, что именно об этом сарае так увлечённо рассказывала ей Вика. Это было Викино с Толиком «романтическое место». Здесь действительно половину сарая занимало разложенное неравномерными холмами сено, возвышаясь у дальней стены под самую крышу. Но самое главное, что крыша не протекала. Оставив включёнными фонари, кое-кто устроился спать на сене подальше от остальных, наивно рассчитывая быстро заснуть. Но большинство присутствующих, очевидно, спать пока не собиралось, должно быть, не успев «наобщаться» за день. А может просто адреналин от поездки в грозу слегка развеял алкоголь в крови. Люда, после обследования сарая решила всё-таки разместиться в «шестёрке». Всё там же, на переднем сидении. Через некоторое время к ней присоединился Серёга, сев позади неё на заднем сидении.

– Боишься грозы?

– Ну… Тебе честно сказать? – Люда не была расположена к беседе, но напрямую говорить это Серёге не хотелось. Зачем обижать человека, если причина не в нём?

– Скажи, если не секрет.

– Грозы я не боюсь. И не боялась никогда. Даже в детстве. Просто какое-то тревожное чувство на душе… Может дома случилось что-то… Хотя, наверное, просто устала. Я не привыкла вот так проводить время.

 

– Как «так»? – Сергей сделал вид, что не понял.

– Шумно. Раньше мы поскромнее отдыхали.

– Но ведь надо иногда развеяться.

– Наверное надо… Давно уже мы не ездили на природу. Точнее, раньше получалось почаще выбираться. А теперь вечно некогда всем. Если и собираемся, то в городе.

– Работающая молодёжь должна отдыхать. – улыбнулся Сергей. Их глаза встретились в зеркале заднего вида. Люда кивнула.

– Ты извини, я попробую заснуть. – она удобнее расположилась на сидении.

Сергей предложил:

– Перебирайся сюда. Или, давай разложу сидение.

– Нет, не надо. Мне и так неплохо. – Люда закрыла глаза, давая понять, что на этом разговор окончен. Наверное, в другой ситуации она протрепалась бы с ним до утра. Но сейчас эта непонятная тревога давила камнем и не располагала к беседе.

– Спокойной ночи. – Сергей выключил в салоне свет.

Но она ещё долго не спала, слушая шум дождя, который, казалось, штурмовал сарай. А грохот грома разбудил бы и мёртвого. Хорошо были слышны и голоса друзей, которые не могли уснуть то ли из-за грозы, то ли по каким-то иным причинам:

– …Потуши сигарету, придурок!

– Блин! Извиняюсь, забылся… А, интересно, за сколько минут тут бы всё сгорело? Я, лично, и так сгораю…

– Убери руки! Хватит… Отвали, я сказала. Я спать хочу!

– Макс, у тебя ещё пиво есть?

– Нет.

– Ну, Макс!

– Нет.

– Максимушка, лапушка…

– Завтра будет нечем с утречка опохмелиться.

– В городе купим. Не будь жмотом! Максим!

– Ладно. Возьми под сидением…

– Мальчики, может, хватит?!

– Ася, ты спи.

– Поспишь тут с вами…

Потом ещё кто-то смеялся, кто-то из девчат жаловался на холод. Да, несмотря на конец июля, и на то, что днём было очень жарко, сейчас действительно стало неестественно холодно. Мурашки бежали по коже и вдоль позвоночника то ли от озноба, то ли от непонятной тревоги. Даже накинутое покрывало не спасало. Люда ещё долго слушала голоса друзей и внешние звуки непогоды, и, наверное, всё-таки заснула…

***

В принципе все ещё спали, когда раздался вопль Светки:

– Мамочки!!! Змея!!!

Но змея оказалась намного меньше, чем можно было судить по воплям. Когда все окружили Свету, Макс показал маленького ужика, обвившегося у него на запястье, длинной не больше тридцати сантиметров.

– И стоило так орать. Это не змея.

– Напугала всех!

– Макс, дай подержать. – Женя осторожно взяла ужика обеими руками. Он быстро заструился у неё между пальцами, переползая с руки на руку, рассчитывая спастись бегством. – Прохладный какой!

– Вот именно! – начала оправдываться Света. – Когда эта сволочь заползла мне за пазуху, я думала, умру от ужаса!

Света обняла за шею Максима, тот тоже обнял её:

– Светик, ну и трусиха ты у меня…

– Бе! Он вонючий! – прокомментировал Николай, приблизив лицо к рукам Жени, в которых намеривался спастись бегством уж.

– А зачем ты его нюхаешь?! Он прикольный!

– Выкинь нафиг!

– Я его выпущу в лесу. Он полезный…

После такого резкого подъёма последовали жалобы на головную боль. Кое-кто теперь искренне сожалел, что нечем опохмелиться, и что, наверное, не стоило вчера напиваться до такой степени.

– Ладно, ребята, мне надо в туалет. Как там обычно: мальчики – налево, девочки – направо…—подошла и открыла ворота Ася. – Сейчас, небось, грязища в лесу…

Ступив за створку больших дверей, она вдруг замерла.

– Я что-то не поняла… А где лес?

– Что такое? – Женя, держа в руках ужика, подошла, и тоже выглянула наружу. – Идите все сюда!

Подойдя к остальным, Люда не сразу поняла охватившее её на какие-то мгновения чувство. Там, снаружи, были не то предрассветные сумерки, не то просто был очень пасмурный день. Когда они вчера подъехали к сараю с этой стороны был лес, а за сараем начиналось скошенное поле. Теперь же поле почему-то было со всех сторон, а лес вообще куда-то исчез. Воздух казался тяжёлым, пропитанным этой серостью. И отчётливо видны строения вдали со всех сторон, словно грибы в поле.

– Не может быть…

– Где мы?

– Это совсем не то место!

– Вчера тут всё не так было…

У всех были разные эмоции. Но эта серость, это тяжёлое низкое небо… Что-то у Люды шевельнулось в душе. Какое-то радостное чувство, словно она наконец-то оказалась дома, и хотелось облегчённо вздохнуть. Это странное состояние длилось всего какие-то мгновенья. Потом стало страшно.

– Ладно, я вчера перебрал. Но ты-то, Серёга, помнишь, где мы остановились?! – по лицу Толика было видно, что он мгновенно протрезвел, и опохмелка ему уже не нужна.

– Так не бывает. – Сергей выглядел сильно озадаченным.

– Короче, я направо. Кто со мной? – Ася свернула за угол сарая. Все девчата последовали за ней.

Когда все опять собрались у входа, Сергей заявил:

– Без паники. Всякое бывает. Могли по дождю заблудиться. По машинам.

Он опять сел за руль «шестёрки». «Мерс» уже выгнали наружу. Макс высунулся в окно, крича Сергею:

– Глянь, а ведь и дороги-то нет! Я еду к тем домам.

«Шестёрка» следовала за «мерсом». Казалось, что машины едут очень медленно, хотя Люда видела, как стрелка спидометра переместилась к отметке «90». Поле, абсолютно без растительности, резко закончилось. Стоя у сарая, они видели отдельные постройки. Вблизи же это оказался город. Прямо какая-то оптическая иллюзия!

– Да это же наш городок! – обрадовалась Вика. – Только с какой-то другой стороны…

– Не торопись с выводами. Какого хрена наш городок делает здесь? Фигня какая-то! – Толик заподозрил что-то неладное.

Машины въехали на внезапно начавшуюся улицу. С асфальтом, которого до сего момента не наблюдалось. Виолетта обернулась назад:

– Смотрите! Где делось поле с сараем!?

Действительно, сзади продолжилась улица, и никакого поля уже не было. Сергей посигналил и остановился. «Мерс», двигающийся впереди, тормознул и сдал назад.

– Что случилось? – высунулся в окно Макс.

– А ты сам посмотри. – ответил Сергей.

Невольно все повыходили из машин.

– Мистика, твою ж мать!

– Ни хрена себе!..

– Кто б рассказал – не поверил бы…

– Я боюсь!

– Что происходит?!..

Люда молча смотрела на друзей, на улицу с потрёпанными трёхэтажными домами, одинокие деревья… Чего-то не хватает.

– Где люди?– тихо сказала она. Рядом стоящая Вика обернулась вокруг своей оси:

– Действительно. Тут ведь нет никого!

– Какого хрена! Что за шутки! – Ник начал терять самообладание.

– Что-то случилось, пока мы спали в сарае…

– Каком сарае? Ты его видишь? Я нет!

– Но он был!

– Если бы мы были наркоманами, упоролись бы в хлам – я б ещё понял. Можно было бы списать на глюки. Но как это понимать? – Ник перешёл на крик.

– Коля, успокойся. Всему можно найти разумное объяснение. Поехали. – спокойно сказал Сергей.

– Какое объяснение? Как ты эту хрень объяснишь?! Коллективные глюки?.. Если только в том сарае было не сено, а какой-то растительный галлюциноген. И мы все надышались…

Рассевшись обратно по машинам, все были встревожены уже не на шутку. Произошло что-то странное, выходящее за рамки привычного и нормального. Но ещё так хотелось найти всему вполне логичное объяснение. Они ехали по улице, следуя за «мерсом» Максима. Несколько раз поворачивали, но нигде не встретили никого живого. Ни людей, ни банальных бездомных собак или кошек. Это было уже чрезмерно странно. Даже надоедливые голуби нигде не мелькали.

– Может, пока мы дрыхли, был какой-нибудь взрыв. И все погибли…– предположила Вета.

– Не верится. Меня сейчас интересует не отсутствие людей, а присутствие здесь этого города. Здесь его не было. И не могло быть. – ответил Сергей.

– Нужно было вчера ехать домой до грозы… – тихо заметила Люда, и удивилась своей уверенности в том, что тогда бы они здесь не оказались. Вот почему вчера она их всех торопила! Только сейчас она поняла, что её так тревожило вчера! Но уже поздно… Казалось, никто не предал значения её словам.

Они кружили по городу уже несколько часов подряд. Сменялись почти одинаковые улочки. Дома периодически встречались теперь и в четыре-пять этажей. В основном кирпичные. Люда обратила внимание, что на всех улицах на отдельных зданиях под самой крышей установлены большие круглые часы. Некоторые из них шли правильно, другие, почему-то не имели циферблата. На одних Люда заметила, что стрелки идут назад. Что-то такое знакомое…

«Мерс» впереди остановился.

– У меня кончился бензин. – пожаловался Макс.

– У нас тоже почти на нуле. – ответил Сергей.

– Блин горелый! Разве я мог подумать, что мы будим кружить по этому долбанному городу! Ведь, по идее, мы уже б сто раз к нам в городок доехали! Вот зараза! – распсиховался Толик, но потом, посмотрев на округлившиеся глаза Вики, предложил. – Пересаживайтесь ко мне. Запихнёмся как-нибудь. Проедем ещё немного на моей работяге…

– Я свою тачку не брошу. – заявил Макс. – Надо телефон найти. Вот дурень! Чего я «трубу» с собой не взял!

– Тебе ж хотелось, чтоб никто не доставал на выходных… – напомнила Света.

– Ага. Теперь и я никого достать не могу. Зашибись просто! – Макс нервно сплюнул.

– А моя нокия сдохла ещё вчера. Хотя я на этой неделе её заряжала. – пожаловалась Ася, показывая громоздкий телефончик с антенкой.

– Кормила бы почаще, не сдохла бы. – отозвался Жора.

– Э-э-эй! Люди! Ау! – закричала Ася, смотря на ближайшие дома. – Где вы?!

Макс решительно направился к ближайшей трёхэтажке:

– Вот сейчас и посмотрим, где они все прячутся…

Он свернул за угол, входя во двор. Света поспешила следом:

– Макс, я с тобой! Подожди!

– Наверное, стоит держаться всем вместе… На всякий случай. – заметил Жека.

– Ладно, идёмте. – поддержал его Сергей, и все направились за уже исчезнувшей за углом парочкой.

Двор оказался также абсолютно безлюдным. И здесь было даже ещё неуютнее, чем на улице.

– Такое неприятное чувство. Словно за нами из окон наблюдают… – заметила Вета. – У меня мурашки по коже.

– Вы идёте? – окликнул их Макс. Он со Светой уже открыли дверь одного из подъездов.

Шаги гулко отдавались на лестнице. В помещении оказалось так же серо, как и снаружи. На лестничной площадке по три двери. Макс неуверенно хотел постучать в одну, но от толчка дверь открылась.

– Эй! Есть тут кто?

– Ой! Я боюсь… Не ходи… – Света попыталась удержать его за плечо.

– Чего бояться. Нет здесь никого. Может, хоть телефон найдём… Или, на крайняк, розетку.

Все вошли в квартиру. Просторный коридор, вешалка, полочка для обуви. Зал с большим диваном и какой-то старой рухлядью вроде широкого шкафа. Светильник на стене. Блеклый палас на полу. И больше ничего. Словно кто-то переезжал, и оставил ненужную мебель. Причём, судя по колориту, переезд этот состоялся ещё во времена СССР.

– Тут давно никто не живёт. – сделал логичный вывод Толик. – Всё заброшено…

Осмотр других квартир так же ничего не дал. Какая-то старая мебель, и нигде даже признаков телефона. Даже телефонного провода в подъезде нигде не видно. Электричества нет. В этом убедились, проверяя зарядным от мобильника все попадающиеся на глаза розетки. Но в то же время как-то неестественно чисто для заброшенных квартир. Нигде ни одной бумажки не валяется, нет тряпок, газет или пакетов, которые часто остаются после переездов. Шкафы пустые. Осмотрели все квартиры в подъезде. Решено было вернуться к машинам.

Спускаясь по лестничному пролёту, Люда взглянула в окно, заметив во дворе какое-то движение.

– Там только что кто-то был!

Выглянувший в окно Сергей тоже успел заметить исчезнувший за углом дома неопределённый силуэт.

– Может, ещё успеем догнать!

Все не сговариваясь поспешили вниз. Чуть ли не наперегонки побежали из двора за угол дома на улицу. Тут их ожидала ещё одна неожиданность. Мало того, что они никого не догнали, так ещё и машины куда-то исчезли.

Рейтинг@Mail.ru