Падая в небо

Татьяна Охитина
Падая в небо

Дверной звонок тренькнул, когда Рита отмывала кисти. Посмотрев в глазок, она увидела мнущуюся на площадке уже знакомую белобрысую особу.

– Открой, я знаю, что ты там!

– Славы нет, – ответила Рита.

– Я не к нему, а к тебе. Открой, поговорить надо.

– Мне не о чем с тобой говорить, – отрезала Рита и уже собралась уйти, когда услышала умоляющее «Пожалуйста!».

Пальцы сами потянулись к замку.

Светка вошла в прихожую, бросила беглый взгляд по сторонам и, не глядя на Риту, опустив глаза, произнесла:

– Я хочу извиниться. Ну… за то, что в прошлый раз наговорила.

Выглядела она не очень: нервной, усталой и ужасно подавленной.

– Он больше не хочет меня видеть, – произнесла она, всхлипывая, – с того самого дня как я сюда приходила. Наорал, бросил мне ключи от своей квартиры, сказал, что знать меня не желает, забрал вещи и перебрался сюда. А потом улетел в свою дурацкую Швецию. Я так не могу, – и Светка расплакалась, закрыв лицо руками.

Услышав о Швеции, Рита не выдержала, обняла рыдающую девчонку, сама готовая разреветься от подступивших воспоминаний. Светка, уткнувшись ей в плечо, зарыдала еще отчаянней.

– Я привыкла, что он всегда рядом, – немного успокоившись, произнесла она. – Славик всегда заботился о нас с мамой, был как стена, на которую всегда можно опереться. Я не хотела отдавать его каким-то девчонкам, потому что он наш, только мой и мамин. Все время лезла, пыталась помешать. А он, хоть и ругался, но постоянно меня прощал, а тут…, – услышав это «а тут», Рите захотелось оттолкнуть нахалку, но она сдержалась. – Он будто с цепи сорвался, сказал, что больше никогда меня не простит, – и Светка зарыдала в голос.

Не выдержав, Рита повела ее на кухню отпаивать чаем. И там, стуча зубами о край чашки, Светка поведала о том, как, пытаясь достучаться до брата, решила заслужить его прощение.

– Это я предложила Инге сделать выставку его фотографий. Она как раз искала кандидатуру для первой экспозиции, а Славик снимает как бог. Наверное, он мог бы стать известным фотографом, если бы с детства ему не пришлось думать о том, как прокормить нашу семью. Мама вечно сидела без работы, с меня никакого толку, а он крутился, что-то придумывал, только благодаря ему мы и выжили. А фотография – это так, развлечение, ею денег не заработаешь, вот он и не относится к ней всерьез. Хотя его всегда тянуло к чему-то подобному. Вот и к тебе потянуло, наверное, потому что родственную душу почуял. В общем, Ингу уговаривать не пришлось – показала ей пару снимков, а дальше она сама. Я думала, что вы оба на эту выставку придете, встретитесь, помиритесь, и он наконец-то меня простит, – и Светка опять заплакала. – Поговори с ним, а? Меня он даже слушать не станет, а я так больше не могу – он с мамой по скайпу каждый день общается, а меня – в игнор.

Отставив чашку, она закрыла лицо руками и снова затряслась от рыданий.

– Хорошо, я поговорю, – ответила Рита.

Через полчаса, зареванная, но полная надежд, Светка отбыла восвояси.

Следующим утром вернулся Славик и, выслушав сбивчивую просьбу Риты помириться с сестрой, махнув рукою, ответил:

– Ладно, но только с двумя условиями: ты больше не будешь сбегать, и выйдешь за меня замуж.

Когда к Рите вернулась способность говорить, чувствуя, как горят щеки, она смущенно прошептала:

– Договорились.

* * *

Дорогие читатели!

Если вам понравилась эта история, подписывайтесь на автора, чтобы не пропустить появление новых книг:

https://www.litres.ru/tatyana-ohitina-31323612/

А также вступайте в группу автора Вконтакте, чтобы быть в курсе остальных творческих новостей: https://vk.com/public196688944

Рейтинг@Mail.ru