Лула и Академия фей

Татьяна Охитина
Лула и Академия фей

– Куда ты хочешь попасть? – спросил Трой.

– В комнату, – ответила я. Других вариантов все-равно не было, не в столовую же возвращаться? Потянула за ручку и, увидев погруженное в легкий сумрак помещение, переступила порог.

Место, в которое мы попали, оказалось с сюрпризом. Назвать его “комнатой” можно было с очень большой натяжкой. Скорее это был небольших размеров зал. Хотя здесь, в этом зале кто-то жил – невдалеке виднелась кровать. Остальная часть пространства была занята книгами. Они были везде: на окне, на массивном письменном столе, на книжных полках и даже на полу – высились стопками то тут, то там. Одна радость – никакой явной опасности здесь не наблюдалось, в помещении кроме нас никого не было.

– Где это мы? – спросила Трина, оглядываясь по сторонам. Затем взяла верхнюю книгу из ближайшей стопки, раскрыла и озадаченно произнесла: – Интересно, что это за язык такой? Ничего не разобрать, – она вернула ее на место и вытерла руки об мантию.

Трой тоже времени не терял – подошел к окну и выглянул наружу.

– Ох, ничего себе! Идите сюда, скорее!

Мы с Триной подбежали к окну, и я с удивлением увидела внизу уже знакомый двор с голыми стенами и кустом. По брусчатке неспешно прогуливалось то, что когда-то было лошадью. Ходило и будто-что-то вынюхивало… и вдруг подняло голову и уставилось на меня черными глазами-провалами.

Я отпрянула от окна и выдохнула:

– Бежим отсюда!

Друзья спорить не стали, и мы дружно рванули на выход.

Прийти в себя мне удалось не сразу. Даже когда мы вновь оказались во дворе академии, сердце никак не хотело успокаиваться.

– В странные места тебя тянет, однако, – произнес Трой, глядя на меня задумчиво. – Вот чего проще: подумал, открыл – и на месте. Ты разве туда хотела попасть?

– Нет конечно! – возмутилась я.

– Значит место само тебя притягивает, – сказала Трина. – Хорошо бы понять, почему.

– Да, – согласилась я, – хорошо бы.

– А может это просто совпадение? – предположил Трой. – Может ты, Лула, в прошлый раз сильно впечатлилась, вот тебя туда и занесло?

Я пожала плечами – может он и прав, кто знает.

– А давайте еще раз попробуем? – предложила Трина. – Если там снова окажется этот двор или лошадь, значит точно не совпадение.

Идея была здравой. И хоть мне и не хотелось больше сталкиваться с костлявым страшилищем, проверить ее не мешало.

– Только давайте выберем другую дверь, – попросила я.

– Хорошая мысль, – кивнул Трой и направился к крыльцу учебного корпуса. К тому, через которое мы входили в столовую. – Ну, давай, – произнес он, останавливаясь у двери.

Я сделала глубокий вдох, протянула руку… и дверь распахнулась. На крыльцо вышел Сильваниус со свертком в руках. Глянул на меня оценивающе, не впечатлился и прошествовал мимо, задрав нос. И этим же носом чуть землю не пропахал, запнувшись на последней ступеньке. После чего посмотрел на меня так, что я сразу поняла, что нажила врага.

Мы подождали, пока он отойдет подальше.

– Давай, открывай, – подбодрила меня Трина.

Я снова протянула руку… и дверь снова открылась.

– Чего вы тут собрались? – недовольно произнесла повариха, окидывая нас сердитым взглядом. – Нету больше пирожков! Кончились! Завтра приходите.

Она уперла руки в боки и уставилась на нас так, что мы поспешно спустились с крыльца и двинулись прочь.

– А пойдемте погуляем, – предложил Трой. – Отвлечемся, воздухом подышим, – он оглянулся через плечо и ускорил шаг. – Как думаешь, сестренка, повариха тоже фея? Что-то взгляд у нее тяжелый.

– Не знаю, – ответила Трина. – Всякое может быть. Про повариху я ничего не слышала.

* * *

Я всегда думала, что территория академии фей – жуткое место. И оказалась права. Стоило выйти со двора, как мы очутились на небольшой лужайке, сразу за которой виднелся лес. Зловещий, темный, он совсем не располагал к прогулкам. Больше того, даже смотреть в его сторону не хотелось, чем он сильно напоминал коридор на первом этаже общежития.

– А это защита, чтобы кто попало туда не ходил, – пояснила всезнающая Трина. – На самом деле ничего ужасного там нет, просто заклинания на психику давят. А вон там озеро, – она показала направо, где среди деревьев мрачно поблескивала вода. – Но до него тоже не дойти. Поэтому все гуляют здесь, – она указала на лужайку. – Или в город сбегают, когда время есть.

– Или в библиотеке сидят, – добавил Трой. – Библиотека здесь огромная, чего там только нет!

– Да-да, – отмахнулась Трина, – но туда мы сегодня не пойдем. Лучше посидим на травке, – она, выбрав место позеленее и уселась, приглашая составить компанию. А потом и вовсе улеглась, глядя в темнеющее небо.

Мы с Троем устроились рядом.

На небе мерцали первые звезды, призрачно реял серп молодого месяца, и я вспомнила, что точно такую же картину видела несколько недель назад, дома, лежа на крыше сарая в компании с братьями. Сейчас вместо них рядом со мною были Трина и Трой, и я подумала, что снова нахожусь в чьем-то родстве. Должно быть, мои родители, там, в небесных чертогах, специально об этом позаботились.

От этой мысли мне стало тепло. Я улыбнулась и, выбрав самую яркую звезду на небосклоне, мысленно сказала: “Спасибо”.

И мне ужасно захотелось домой.

Глава 5. Лошадиный вопрос

Сон мой на новом месте был неспокойным, я куда-то бежала. Куда – и сама не знала. Меня кто-то звал, голос этот был незнакомым, но почему-то очень важно было успеть, пока он звучит. А звучал он все тише и тише, и под конец я его уже едва различала.

Еще в этом сне было множество дверей, за одной из которых и находился таинственный обладатель голоса. Вот только за какой именно я не знала, а открывать все подряд почему-то было нельзя, требовалось выбрать единственную. Я перебегала от одной к другой, прижимаясь ухом, но ничего не могла слышать. И вот, когда я совсем отчаялась, послышался стук, упрямый и решительный…

И я проснулась.

В дверь действительно стучали. Да так настойчиво, что стало не по себе.

– Вот поросенок, – пробурчала сонная Трина и, накинув халатик, отправилась открывать.

– Ну вы засони! – послышался радостный голос Троя. – Вставайте скорей, я вам такое расскажу!

– Кто-то умер? – мрачно спросила Трина, по-прежнему держа его на пороге.

– Нет.

– Академия горит?

– Н-нет.

– Может чума началась или еще какая зараза?

– Да вроде нет еще.

– Ну так чего же ты подскочил в такую рань, да еще и нас будишь?!

– Так завтрак же скоро! Чего спать?

– Вот на завтраке и увидимся, – и Трина захлопнула дверь.

– Может действительно что-то важное? – спросила я.

– Может, – согласилась Трина. – Но это наверняка подождет. У моего братца дурацкая привычка вскакивать ни свет ни заря и всех будить. К тому же, если он ушел, ситуация и впрямь несрочная. Иначе бы мы от него так просто не отделались.

Мои опасения, что Трой обиделся, не подтвердились – он встретил нас на крыльце общежития все в таком же бодром расположении духа, и мы все вместе отправились в столовую.

– Ну что, – спросила Трина, – что там у тебя за новости?

– Я узнал, что это за лошадь!

Мы с Триной остановились.

– Не томи, – произнесла подруга, видя хитрую улыбочку брата. – Рассказывай. Это какое-то местное божество?

– А вот и нет! Это лошадь стража! Точнее, конь, – Трой произнес это с таким торжественным видом, что вопросов у меня стало еще больше.

– Какого стража? – спросила я.

– Того самого, который охраняет границу между нашим миром и Эльхоротом.

– А чего же она такая дохлая, эта лошадь? – спросила Трина с сомнением.

– Так времени сколько прошло! Лет семьсот, не меньше!

– Постойте, – произнесла я, – если это лошадь стража, то где же сам страж? Почему она бродит там одна, да еще и в таком виде?

– Хороший вопрос, – кивнул Трой. – Только про самого стража я ничего не узнал.

– Надо узнать, – решительно произнесла Трина.

– В библиотеке ничего нет, – Трой развел руками, – я и про лошадь-то с трудом нарыл.

– Хм, я, кажется, знаю, кто может нам помочь, – Трина посмотрела на брата. Тот понимающе кивнул.

– Хорошая идея.

И они посмотрели на меня.

– Я? Но что я могу сделать?

– Дверь, – многозначительно произнесла подруга. – Мы сходим туда еще раз и поищем ответы.

– Да, – подхватил ее брат, – наверняка что-нибудь найдем, ведь теперь мы знаем, что искать. Точнее, кого.

Я передернула плечами, представив новую встречу с жуткой зверюгой.

– А вдруг это костлявое чудище меня сожрет?

– А мы на что? – чуть ли не в один голос воскликнули двойняшки.

И я поняла, что от судьбы в лице этой парочки мне не уйти.

На завтраке народу было побольше, чем за ужином. В остальном все осталось также – Сильваниус блистал, адептки прожигали его страстными взглядами. Разве что еда в тарелках была другая – каша, а не рагу. Я растягивала свою порцию как могла, стараясь отсрочить встречу с неизбежным, но двойняшки мою хитрость раскусили.

– Зря ты тянешь время, – произнесла Трина, – чем быстрей мы во всем разберемся, тем безопасней станет твоя жизнь. А то мало ли чем всё может закончиться.

– Верно, – поддакнул Трой.

– А что это за страж такой? – спросила я. – Зачем он там нужен?

– Точно не знаю, – Трина и посмотрела на брата, который с упоением вгрызся в булочку, а потому при всем желании не мог продолжить разговор. – Охраняет что-нибудь. Может наши там сокровища закопали, вот и поставили его для пригляда. Стражи всегда охраняют что-то ценное.

Тут Трой все-таки не выдержал, торопливо прожевал и сказал:

– Есть версия, что стража создали сами дферы, и он не человек, а какая-то сущность.

– Зачем сущности лошадь? – спросила Трина.

– Так может это и не лошадь вовсе. Может это накопитель магической силы или что-то вроде того. – Трой перевел взгляд на меня. – Ты, Лула, в следующий раз присмотрись к ней повнимательней. Может что интересное заметишь.

 

Идея присматриваться к дохлому животному меня совершенно не грела, о чем я ему и сообщила.

– Эх, – вздохнул Трой, – нет в тебе искры исследователя.

– Нет, – согласилась я.

– И отлично, – встала на мою сторону Трина. – Значит Лула на рожон не полезет.

– И в тебе искры нет, – заявил брат с обидой.

– А давай мы тебя присматриваться отправим, – предложила его сестра.

– Не выйдет, – вздохнул Трой. – Разве ты не заметила, что лошадь реагирует только на Лулу?

Трина задумалась, а потом нехотя согласилась.

В общем, участь моя оказалась предрешена, и сразу после завтрака мы приступили к поиску ответов.

* * *

Чтобы не привлекать лишнего внимания, мы отправились в нашу с Триной комнату. Все втроем.

– Ну, давай, – сказала подруга, указывая на туалетную дверь.

И я потянула за ручку.

Уже знакомая комната-зал по-прежнему была безлюдна. Стол, кровать, книги – слой пыли на них, казалось, стал еще толще. В грязное окно били закатные лучи, делая атмосферу зловещей. Ничего не изменилось с прошлого раза в этом заброшенном месте.

Трой подошел к окну и осторожно выглянул. Затем, не таясь, приник к стеклу.

– Там нет никого, – наконец произнес он. – Лошадь ушла.

И почти сразу мы поняли, куда именно – из коридора донесся стук копыт.

– Бежим! – воскликнула Трина, и мы бросились наутек.

По дороге я случайно задела одну из книжных башен, и стопка развалилась. Поднимать было некогда – топот слышался уже совсем близко, и я махнула рукой, досадуя на свою неловкость.

Очутившись обратно в комнате, я посмотрела на друзей – вид у них был как у охотничьих собак, взявших след.

– Все-таки она тебя чует, – сказал Трой. – Даже когда не видит. Интересно, почему? Может еще раз попробуем?

– А если в этот раз она успеет до меня добраться? – спросила я.

– Тогда попытаемся понять, чего ей от тебя надо.

– И каким же образом? – Трина посмотрела на брата, уперев руки в боки. – Будем проверять, сожрет она Лулу или нет?

– Ну почему сразу “сожрет”? Может она познакомиться хочет.

Трина расхохоталась.

– Лошадь? Познакомиться? Делать ей больше нечего.

– Трой прав, – сказала я. – Зачем-то ведь она за мною бегает. Надо узнать причину. – Я взялась за дверную ручку.

– Я осторожно, только одним глазком гляну, – утешила я подругу, которая уже встала на изготовку, даже руку протянула, чтобы в случае чего закрыть вход.

Я приоткрыла дверь, затем еще немножечко приоткрыла. С той стороны было темно, и я рискнула приоткрыть еще…и оцепенела – прямо напротив меня возник обтянутый кожей череп. Взгляд лошади полыхал зеленью, из ноздрей валил пар… Казалось, еще миг – и чудовище меня сожрет. Или превратит в умертвие.

Взвизгнув, Трина захлопнула дверь прямо перед оскаленной пастью.

– Нет, это никуда не годится! – воскликнула она, переводя дух. – Надо срочно что-то делать! – И она решительно взялась за дверную ручку.

“Не надо!” – хотелось крикнуть мне. Снова встретиться с жуткой тварью я была не готова. Я зажмурилась, попятилась… и вдруг почувствовала запах сдобы. Так могли пахнуть только свежие булочки.

– Тетя Жу, – воскликнула Трина, переступая порог, – кажется, у нас проблемы.

И я открыла глаза.

По ту сторону порога обнаружилась наполненная светом комната, на окнах колыхались розовые шторки, подхваченные ветерком из открытой форточки. В горшке на подоконнике покачивал бутонами декоративный розовый куст. А за письменным столом, сдвинув в сторону бумаги, восседала госпожа Карам. Перед ней стояли огромное блюдо с плюшками.

– Что случилось? – спросила она, и рука, в которой она держала чашку, замерла. – О, Лула, я вижу, ты подружилась с моими племянниками. Отлично, просто отлично! Проходите скорей, мои дорогие, рассказывайте. А я пока вам чаю налью.

Вскоре мы уже сидели за столом, одаренные едой и питьем, и Трой, как самый ответственный, докладывал о произошедшем.

– М-да, – произнесла госпожа Карам, выслушав его речь. И посмотрела на меня. Остальные тоже посмотрели, и я почувствовала себя экзотической букашкой под прицелом их взглядов. – Ты не перестаешь меня удивлять, Лулочка. Не зря мы встретились, ох, не зря. Сама судьба привела тебя в нашу фейскую академию. Боюсь загадывать, но, возможно, ты – избранная и сможешь открыть дорогу в мир основателей.

– А может не надо ее открывать? – сказала я. – Как-то там не очень. И лошадь эта дурацкая…

– С лошадью разберемся.

– А страж? – спросил Трой. – Надо его найти.

– Ты прав, – кивнула госпожа Карам. – Со стражем тоже надо разобраться. А пока давайте сделаем вот что: вы двое, – она посмотрела на племянников, – от Лулы ни на шаг. И двери ей открывать не позволяйте. А я пока с коллегами посоветуюсь. Кстати, вы учебники получили?

– Да, – ответили Трина и Тор.

– Нет, – ответила я.

– Понятно. А мантии?

– Нет, – ответили мы дружно.

– Вот и займитесь. И не тяните, скоро все понаедут, лучшее разберут.

– Не успеют, – заявил Трой с решительным видом.

Думаю, не стоит и говорить, куда мы отправились из кабинета госпожи Карам.

* * *

Остаток дня прошел в хлопотах: мы прогулялись в библиотеку, получили мои учебники, затем отправились за мантиями. И вовремя успели – у кастелянши, кроме нас, обнаружилось еще несколько человек. Судя по цвету мантий, которые им выдавали, тоже первокурсники. Здесь, в фейской академии, как позже мне объяснила Трина, цвет показывал не факультет, а курс. Первокурсники носили зеленые мантии, второкурсники – лиловые, третьекурсники – оранжевые. Обучение фейской магии занимало три года. “Отлично, – подумала я. – После этого можно и в Бонг на учебу отправиться”. И удивилась, осознав, что эта идея уже не вызывает у меня прежнего восторга.

Затем мы отправились в город, чтобы купить чернил и перьев. И будильник. И пирожков поесть. Идея Трины “выгулять” мантии оказалась полезной – обслуживали нас быстро, без очереди. Особенно в кондитерской. Правда, на лице владельца была написана досада, что не успел закрыть заведение, подобно соседям. Расстраивался он зря, мы почти ничего не разбили, только пару вазочек, чашку и блюдце. И чая немного пролили – это уже была Трина, зря она жаловалась, что таланта нет.

После этого мы с нею заглянули в магазин готового белья, купили по паре чулочков. Трой мужественно ждал нас на улице. Лавочку он не ломал, она и до этого была треснутая. А что развалилась, так это рано или поздно все-равно бы произошло. Зато продавец, выглянув в окно, подарил нам еще по паре чулок, за счет заведения. С настоятельной просьбой друга в магазин не заводить. А полка с нижним бельем сама упала, мы с Триной ее не трогали.

После этого мы немного прогулялись по городу. Я в Альбигоре прежде никогда не была, и это оказалось интересно: на улицах много народу, но никто не толкается. Наоборот, все стараются дорогу уступить. Торговки пирожками угощают бесплатно. Те, кто не успевает убежать. А на центральной площади нас даже пустили на цирковое представление без билетов. Да еще и на лучшие места посадили.

В общем, день прошел насыщенно. Вернулись мы под вечер, дверей никаких мне открывать не давали, друзья смотрели в оба. А я сама, как ни странно, под конец ощутила нечто, похожее на сожаление, ведь тайна лошади так и осталась тайной.

* * *

Следующие два дня Трина и Трой глаз с меня не спускали – мы везде ходили втроем. Я чувствовала себя странно: с одной стороны такая забота была приятна, с другой – ограничивала свободу, а это уже было совсем не здорово.

До начала учебы оставалось несколько дней, и я очень надеялась, что ректор с деканами узнают то, что они там хотели, и вернут мне свободу. Однако время шло, а ситуация не менялась.

Не только наяву, даже во сне мне не удавалось расслабиться – загадочный обладатель голоса по-прежнему звал меня, а я все так же безуспешно пыталась понять, за какой дверью он прячется. Разница была лишь в том, что теперь я постоянно слышала за спиной топот лошадиных копыт, и это слегка нервировало.

За эти два бесконечно длинных для я узнала, что в академии и впрямь отличная библиотека. Поскольку особо ходить было некуда, там мы и обитали. Трой был счастлив, Трина – не очень, а я, вначале тоже не испытывая восторга, постепенно втянулась и поняла, что чтение книг – дело интересное.

Трой решил, что надо не дожидаться помощи деканов, а поискать ответы самим, что мы и делали. Ничего не нашли, зато я узнала, что что раньше обучение в фейской академии было тайным, принимали сюда только самых-самых, да и то редко. Замок Мерль, в котором располагалась академия, когда-то стоял на отшибе, да и Альбигор поначалу был всего лишь крошечной деревушкой, где жил подневольный люд. И лишь потом, когда к хозяину замка явились “благодетели”, жизнь начала меняться.

Явились эти трое из ниоткуда и вручили хозяину замка великий дар фейской магии “в знак благорасположения сильной и мудрой расы к менее развитым иномирянам с пожеланием успехов и процветания”. Тот отказываться не стал, так мы и пришли к тому, что имеем. А гости через какое-то время отбыли восвояси. Подробностей мы не нашли, как ни пытались. И я так и осталась с мыслью, что в истории не хватает здоровенного и очень важного куска.

О таинственном страже мы узнали только одно: что он отправился на границу миров. Всё. Зачем его туда понесло – так и осталось загадкой.

– Точно, сокровища, – утвердилась в своем мнении Трина. – Иначе зачем столько тумана напускать?

И даже Трой нехотя с ней согласился.

Мне же почему-то казалось, что дело совсем в другом, но фактов не было, поэтому спорить я не стала.

Глава 6. Переделка

Прошедший день так сильно меня перебудоражил, потому что снилась мне полнейшая дичь: лошадь, взбрыкивая копытами, скакала по комнате и разваливала стопки книг. Пеленою висела пыль, грохот стоял невообразимый.

От этого грохота я и проснулась… и поняла, что гремят за стенкой. И хорошо так гремят, с душой.

Вскочив, мы с Триной бросились на шум. Дверь соседней комнаты оказалась открыта, и мы ворвались внутрь.

В комнате царил полнейший раздрай: мебель сдвинута в кучу, посередине на полу – раскрытая сумка с вещами.

У стены на табурете стояла взлохмаченная блондинка с молотком в одной руке и здоровенным гвоздем в другой. Второй гвоздище торчал в стене. На полу под ним валялся кусок штукатурки. Задержав руку в замахе, соседка бросила на нас недовольный взгляд, давая понять, что гостям не рада.

– Ты что делаешь?! – возмутилась Трина.

– А что не видно? Полочку прибиваю. Надо же книги куда-то ставить.

– Ну ты нашла время! Мы спим еще, а ты шумишь!

Девушка скривила губы в усмешке.

– Кто рано встает… – начала она.

– Тот всех достает, – закончила за нее Трина. – А доставучих здесь не любят.

– Да, – сказала я, чтобы поддержать подругу.

– Подумаешь, – фыркнула блондинка. И в тот же миг ее молоток, выскользнув из рук, с грохотом упал на пол. Обломок штукатурки взорвался осколками, из комнаты снизу кто-то яростно завопил.

– Идем отсюда, – сказала Трина и первая рванула прочь.

Едва мы успели вернуться к себе, как в коридоре послышался топот, а затем из соседней комнаты понеслись гневные вопли. Затем опять что-то грохнуло, в коридоре послышались удаляющиеся шаги, и наступила тишина.

– Что это было? – спросила я.

– Старшекурсница, – ответила Трина, отрывая наконец ухо от стены. – Их лучше не злить.

– Может стоит пойти проверить? – предложила я на всякий случай, уж больно подозрительная тишина стояла в соседней комнате.

Трина снова приникла к стенке.

– Не стоит, – наконец произнесла она. – Жива-здорова, подметает пол. Лучше давай на завтрак собираться, все-равно теперь не уснуть, – она зевнула, прикрыв ладонью рот.

– Давай, – ответила я и отправилась умываться.

Произошедшее и ранний час выбили меня из колеи. Задумавшись, я открыла дверь в ванную и перешагнула порог.

Запоздалый вскрик подруги остановить меня не успел…

* * *

Комната почти не изменилась – все та же пыль, все те же книги, кровать под балдахином, накрытая бархатным покрывалом. Лишь утренний свет в окне отдавал зеленью, создавая ощущение, что я нахожусь под водой.

Первой мыслью было уйти, сбежать отсюда как можно скорее. Но затем я подумала, что другого шанса может и не представиться, поэтому стоит выяснить наконец мучающий меня секрет. И я принялась оглядываться в поисках лошади.

В комнате ее не оказалось. Я подошла к окну, выглянула во двор. Маленькое зеленое солнце сверкало над крышами. Второе, обычное светило, показалось лишь краешком. “День будет жарким”, – почему-то подумала я.

 

Во дворе лошади тоже не обнаружилось. Там вообще никого не было, лишь куст лениво шевелил сухими ветвями, ужасно похожими на пальцы.

Я подошла к столу. Книг здесь тоже было в избытке. Взяла одну наугад, но буквы оказались незнакомые, похожие на разбегающихся паучков. Полистала в поисках картинок, ни одной не обнаружила. Положила на место и наткнулась взглядом на чернильницу, стоящую на стопке бумаги. Открыла, заглянула внутрь – почти пустая, лишь на самом дне посверкивала черная жидкость. Не думая, что делаю, словно кто-то другой водил моей рукой, я схватила перо и, окунув его в остатки чернил, вывела на верхнем листе: “Привет, я Лула. Что у вас тут стряслось?”

В комнате на мгновение потемнело, словно гигантская птица пролетела за окном. Опомнившись, я вернула перо на место, закрыла чернильницу и сунула листок в карман, чтобы не оставлять следов. Бросилась к двери и уже хотела ее распахнуть, когда она открылась сама, и в комнату шагнула лошадь, не сводя с меня горящего взгляда.

Я попятилась, наткнулась на стопку книг, запнулась и упала.

Подойдя, лошадь склонила голову… и я обнаружила, что никакое это не умертвие, выглядела она вполне живой, хоть и сильно истощенной. И неприятный запах исчез. Фыркнув мне в лицо, зверюга подняла голову и посмотрела на меня изучающе. А потом и вовсе отошла в дальний конец комнаты, к шкафу, и стукнула копытом в дверцу, словно предлагала открыть.

Я посидела, подумала, а затем, решив, что терять нечего, встала и направилась к ней.

В шкафу обнаружилась куча мужской одежды старомодного фасона: жабо, панталоны, кружевные воротники… Внизу красовались высокие сапоги с отворотами. На полочке справа стояла деревянная шкатулка.

Я замешкалась, пытаясь понять, стоит ли ее открывать, но после ободряющего толчка в плечо все-таки рискнула.

Внутри оказался перстень абсолютно простецкого вида: серебряный ободок с маленьким красным камушком.

Достав, я положила его на ладонь и снова посмотрела на лошадь. Та нетерпеливо фыркнула, и я решилась – надела его на безымянный палец и с удивлением обнаружила, что подошло оно идеально. Я прислушалась к себе, новых ощущений не обнаружила. Похоже, колечко и впрямь было самым обычным. “Ну и ладно, – подумала я, любуясь находкой. – Зато симпатичное”.

Развернувшись, лошадь потрусила на выход, видимо, посчитав миссию выполненной.

Я, немного помешкав, отправилась за ней.

Уходить зверюга не стала, остановилась возле двери и снова посмотрела на меня.

– Как скажешь, – сказала я и, повинуясь импульсу, протянула руку, чтобы ее погладить.

Шкура под рукой оказалась холодной. “Кожа да кости”, – подумала я с жалостью и произнесла: – В следующий раз принесу тебе травки”.

Лошадь фыркнула, не то насмешливо, не то удивленно. И я решила, что все-таки пора возвращаться. Трина там, наверное, с ума сходит. Взявшись за ручку, я открыла дверь, уверенная, что сейчас окажусь в своей общежитской комнате.

Не тут-то было – в лицо мне ударил ветер, окутывая запахом трав, и я увидела зеленую лужайку, посреди которой высилась странная конструкция – то ли дом, то ли просто нагромождение бревен. Оттеснив меня, лошадь отправилась туда первой. “Вот и славно, – мелькнула мысль, – травку можно не нести, здесь отъестся”. И я следом за животиной перешагнула порог, решив чуть-чуть оглядеться и уж тогда обязательно вернуться к себе.

Лужайка оказалась большой, трава – сочной, кое где даже пестрели цветы, над которыми кружили пчелы. Моя четвероногая спутница тут же принялась набивать брюхо, и я, решив, что теперь она точно не пропадет, обернулась, чтобы отправиться домой… и похолодела, обнаружив, что дверь исчезла.

Рейтинг@Mail.ru