Лула и Академия фей

Татьяна Охитина
Лула и Академия фей

Глава 1. Отъезд

Все началось с того, что я разбила чашку. Прямо с чаем. А еще сахарницу опрокинула и вазочку с вареньем перевернула. В общем, как всегда, когда тороплюсь. Меня так и называют – Лула-невезучка. Я не обижаюсь, потому что это чистая правда.

Тетя, дядя и три двоюродных брата, с которыми я живу, чудесные люди. Мы все друг друга обожаем, поэтому никто возмущаться не стал. Да и я не особо расстроилась, потому что привыкла. В общем, дело не в разгроме, а в том, что мне пришлось спешно бежать переодеваться, а времени было в обрез, потому что утром я снова уронила будильник, и он разбился, теперь уже окончательно. Это не беда, я все-равно уезжаю. Надолго, до следующего лета.

Сумка моя была собрана с вечера. Тетя Кайя не пожалела сил, наложила трамбующее заклинание, и все вещи прекрасно влезли. Вот только я совсем забыла про это заклинание, когда решила достать чистую кофточку. Открыла сумку, а из нее как шарахнет! Тетушка моя – мастер по части трамбовки, она бы даже лошадь в котомку запихнула, если бы захотела. Глядя, как из сумки лезут мои платья, юбки и кофты, я подумала, что она это и сделала, и вот-вот из кожаного нутра появится голова нашей кобылы Ромашки и радостно взоржет. Я даже развеселилась, представив эту картину. Но голова не появилась, а жаль.

Когда поток одежды иссяк, я выбрала кофточку понарядней, надела ее вместо намокшей и принялась запихивать вещи обратно. Увы, до тети Кайи мне далеко. Нет, я тоже имею магические способности, но их, как говорит тетя, “надо обуздывать, пока они меня не укокошили”. Поэтому без учебы в магической академии мне никак. В общем, пришлось звать на помощь, и только после этого, схватив заново утрамбованную сумку, я покинула дом. Даже всплакнуть на пороге не успела – бежать пришлось со всех ног.

Деревенька у нас небольшая, две улицы да постоялый двор, куда заворачивают на отдых дилижансы дальнего следования, подхватывая попутных пассажиров.

Находился постоялый двор на соседней улице, время поджимало, поэтому бежала я бодро, с огоньком, в сопровождении стаи собак (лидировал, как всегда, пес нашего старосты Большой Кусь).

Но как бы резво я ни бежала, дилижанс ушел – когда я почти подлетела к воротам, их уже закрывали, а шустрое колёсное средство виднелось далеко впереди по улице.

Раньше я бы сказала себе: “Ну и ладно”, и вернулась домой, но нынешний, пятый раз был последним шансом успеть к поступлению в этом году, поэтому сдаваться было никак нельзя.

– А-а-а! Стойте! – завопила я, размахивая руками, и рванула в погоню. Большой Кусь подхватил мой вопль, товарищи его поддержали. Даже мальчишка-помощник, который закрывал ворота и очень вовремя отскочил в сторону, тоже что-то проорал. Что-то про рыжую дуру. Может это был не мальчишка, а девчонка? Впрочем, неважно. Главное, что старания наши не остались незамеченными, и дилижанс остановился, дождавшись, пока я его нагоню.

Закинув сумку и расплатившись с кучером, я ввалилась внутрь и, плюхнувшись на лавку, наконец-то перевела дух. Сердце билось как сумасшедшее, я была счастлива – в этот раз уехать все-таки удалось. Я улыбнулась недовольным пассажирам и пожелала нам всем счастливой дороги.

Дилижанс тронулся.

* * *

Ехали мы хорошо, бодро. Я даже уснула под стук копыт, и сны мне снились замечательные, словно сижу я на троне и пью чай. И ничего на себя не проливаю. А рядом красавец-мужчина, и смотрит на меня так, что аж сердце замирает. Вокруг нас порхают птички и, словно пушистые снежинки, летят нам на головы белые лепестки цветущих яблонь…

В этот момент дилижанс тряхнуло, сидение накренилось и в меня впечаталась сидящая рядом полная дама. Мгновенно проснувшись, я почувствовала себя кремом из рожка, которым тетя Кайя украшает торты. Мне она этого не доверяет, потому что я обычно украшаю потолок.

Когда мы вылезли (некоторые не без труда), оказалось, что у дилижанса слетело колесо.

И это было даже хорошо – пока кучер его приделывал, появилась возможность размяться, сбегать в кустики и подышать свежим воздухом. Долго засиживаться в кустиках я не стала, вдруг уедут без меня. Сейчас, когда рядом нет Большого Куся, мой крик могут и не услышать.

И все-таки как прекрасен последний месяц лета в наших краях: травка зеленеет, птички поют, солнышко светит, березки листьями шелестят… Стоп, откуда здесь березки? Столицу нашего королевства, славный город Бонг, окружают густые хвойные леса, которые начинаются почти сразу же, если двигаться в нужном направлении. А мы проехали уже изрядно.

И тут, подтверждая мои опасения, упитанная соседка спросила у кучера:

– Далеко еще до Альбигора?

– Да нет, – ответил тот, отирая пот со лба и любуясь своей работой. – Лошадки резвые, вскорости домчат.

– До Альбигора? – воскликнула я. – Почему до Альбигора? Мы ехали в Бонг!

Все пассажиры дружно обернулись в мою сторону.

– Не знаю, милочка, куда ехала ты, а вот мы все едем в Альбигор. Придется и тебе ехать туда же, – заявила соседка.

– Не надо мне в Альбигор! – вконец расстроилась я. – Мне в Бонг надо! Может мне тут выйти и обратного дилижанса подождать?

– Глупости какие! – соседка оказалась неумолима. – Нечего молодой девице одной на тракте делать. Да и дилижансы тут ходят редко. Доедешь до Альбигора, там и пересядешь.

Остальные ее поддержали, и я, подумав, тоже согласилась, что куковать на тракте одной так себе идея.

Кучер велел усаживаться, и мы отправились занимать места. Один из пассажиров запнулся и ушиб ногу, но больше никто не пострадал.

Не могу сказать, что остаток пути я провела в радостном настроении. Даже жареная куриная нога, которой угостила меня соседка, не скрасила уныния. И кусок пирога, и сладкие сочные персики от нее же также не возымели успеха.

Тому была причина.

Глава 2. Альбигор

Когда мы прибыли в Альбигор, выяснилось, что дилижанс до Бонга давно ушел, а следующий только завтра, что мне совершенно не подходило, потому что отбор во все магические академии заканчивался именно сегодня.

Бонг – первый город нашего королевства, столица. Его магическая академия каких только специалистов не готовит. Я хотела выучиться на прорицательницу. Пила бы чай, а на осколках чашек делала бы пророчества. Красота!

Альбигор – первый после Бонга. Своя академия здесь тоже имеется. Та, которой пугают всех детей с магическими способностями – Академия фей.

Когда я была маленькая, тетя Кайя читала мне одну забавную книжку, где феи были милыми крошечными созданиями, которые летали и помогали всем, посыпая их сверкающей волшебной пыльцой. Наверное, автор никогда не видел настоящих фей.

А я видела. У нас в деревне появлялась одна, жить хотела остаться. Всем скопом на откуп собирали, кто сколько мог. Фея и впрямь оказалась доброй – деньги взяла и исчезла, а могла ведь и не уйти.

Если бы фее показали ту книжку, она бы долго смеялась. Крылышки, пыльца, помощь… да где это видано!

В общем, в фейскую академию я не собиралась. А значит придется вернуться домой и снова работать в дядиной лавке. Нет, там неплохо, но очень уж неприятно, когда тебе на голову падает седло или какая-нибудь оглобля – дядя Ефан владел лавочкой “Всё для лошадей и телег”, и товар у него был увесистый.

– Ну и напрасно ты не хочешь поступать в нашу академию, – заявила соседка по дилижансу, которая вместе со мною отправилась в харчевню при постоялом дворе перекусить с дороги. – Здесь неплохо, – она мощным рывком оторвала половину курицы и принялась жевать.

– Но здесь же феи! – в ужасе от перспективы попасть к ним в оборот, воскликнула я. Соседка прожевала и лучезарно улыбнулась.

– Не понимаю, почему нас так боятся. Мы не такие уж страшные.

Я похолодела. Знай я раньше, что еду бок о бок с феей… Да, хорошо, что не знала. А ведь по виду не скажешь, что эта румяная, похожая на булочку женщина в розовом платье, да еще и с белокурыми локонами – фея.

– Да нет, конечно, не страшные, Я вовсе не это хотела сказать, – промямлила я.

– Знаю я, что ты хотела сказать, – хохотнула соседка. Затем вытерла жирные пальцы о салфетку и протянула мне мощную ладонь.

– Жустина Карам, декан факультета возмездия.

– Лула Миляна, – представилась я. Торопливо добавив: – Очень приятно.

И конечно же опрокинула солонку, вывалив половину в тарелку сидящего рядом господина. Тот, и без того глядящий на госпожу Карам с испугом, протеста не изъявил, подхватил свою еду и пересел за соседний стол.

– Дорогая, да ты настоящее сокровище! – воскликнула фея. И громким шепотом, который расслышал каждый посетитель харчевни, спросила: – Как ты узнала, что этот господин нуждается в возмездии?

– А он нуждается? – удивилась я.

– Конечно! Вчера вечером он пнул бездомную собаку.

Вздрогнув от этих слов, господин бросил на стол монету и стремительно покинул заведение.

– Вот, что значит быть феей, – с гордостью произнесла госпожа Карам. – Дело сделано! На твоем фейском счету прибавилось пять баллов… Ах, да, у тебя ж еще нет фейского счета. Это надо исправить! Милая, ты просто рождена стать феей! Идем же скорей!

– Куда? – спросила я уже на улице, так резво мы выскочили из харчевни.

– В академию фей, куда же еще! Я не могу упустить такой талант. Будешь учиться на моем факультете, деточка!

Глава 3. Академия фей

Должно быть, феи умеют как-то по-особенному перемещаться в пространстве – мы вроде бы и прошли совсем чуть-чуть, но очень скоро оказались у высоких кованых ворот на окраине города. На них имелся герб – змея, оплетающая кувшин, понизу вилась надпись “Справедливость и Возмездие”. Чуть ниже робко притулилось еще одно слово – “Защита”. Более светлый, еще не покрытый налетом времени металл указывал на то, что появилось оно недавно.

Госпожа Карам потянула на себя створку ворот, и они открылись, поскрипывая, навевая мысль о призраках в старом замке. Почему в замке? Да потому что здание, которое предстало взору, замок и напоминало. Старинное, с башенками, увенчанными остроконечными шпилями. Левую башню заплел кроваво-красный плющ. Выглядело это так, словно кто-то выплеснул из окна тазик с кровью. Большой такой тазик.

 

– Это учебный корпус. В правой башне, вон в той, где орлиное гнездо, живут преподаватели. В левой, где плющ, – ректор и деканы, – пояснила госпожа Карам. – Учащиеся обитают в общежитии. Оно с другой стороны, отсюда не видно. Идем, я должна тебя зачислить.

Мы взошли на крыльцо и оказались в холле, тоже довольно мрачном. По центру на высоких тумбах стояли три каменные фигуры самого зловещего вида. Мелкие, носатые, с длинными скрюченными пальцами и короткими вялыми крылышками, больше похожими на тряпки. Их злые глазки впивались в самую душу.

– Основатели, – пояснила госпожа Карам, – Крос, Буар и Гарх. Вам о них расскажут на первом курсе.

Она потащила меня дальше, но я даже спиной чувствовала неодобрение каменной троицы.

Мы открыли дверь с надписью “Приемная комиссия” и вошли. Три дамы разного возраста и габаритов пили чай за длинным столом, заваленном бумагами. Обернувшись на скрип двери, они на секунду замерли, но тут же расслабились и снова взялись за чашки.

– Здравствуйте, коллеги! – громогласно поздоровалась моя спутница. – Налейте и нам по чашечке. – Самая молоденькая вскочила и поспешила к чайнику. – Я привела нам новую ученицу, прошу любить и жаловать, Лула Миляна.

Феи уставились на меня так, что я почувствовала себя шкворчащим на гриле поросенком с яблоком во рту. А когда мы сели – шкворчащим поросенком на стуле.

– Очень хорошо, госпожа Миляна, – произнесла самая старая дама, в строгом сером платье и с прической “пучок”. – Я ректор академии фей, госпожа Зубиус. На какой факультет вы хотели бы попасть? Возмездия, справедливости или, – она посмотрела на девушку, которая наливала чай, – защиты?

– Возмездия! – ответила за меня госпожа Карам. – У Лулы талант к возмездию, я проверила это в полевых условиях. Спасибо, Полли, – она взяла протянутую чашку и, пригубив, продолжила: – В начале у хитреца-кучера сломалось колесо, он утром тайком накормил лошадь конкурента сонной травой. За это пришлось ему заниматься ремонтом на солнцепеке. Затем пассажир ушиб ногу, тот еще наглец – перед поездкой украл у ребенка погремушку. А потом наша умница Лула просыпала соль в тарелку одному гадкому типу, который пинает бездомных собак. – Дамы переглянулись. Ректор восхищенно, остальные – с легкой завистью. – Как видите, на моем факультете девочке будет самое место.

Коллеги с ней согласились, но все-равно быстро не сдались.

– Если вы, Лулочка, решите сменить специализацию, то двери факультета справедливости для вас всегда открыты, так и знайте, – заверила меня дама среднего возраста, высокая и похожая на рыбу. – Я, декан Граш, приму вас с радостью.

– Я – декан Май, – представилась самая молоденькая, с копной черных мелких кудряшек на голове, протягивая мне чашку с чаем. – Факультет защиты тоже будет вам рад, обращайтесь в любое время.

– Вот и отлично, а теперь давайте внесем нашу новую адептку в ведомость, – подвела итог ректор. Она разыскала на столе нужную бумагу, вписала мое имя и заверила подписью. – Поздравляем, Лула, вы сделали правильный выбор, поступив в нашу академию. Поздравляю и нас, коллеги, в академии появилась еще одна учащаяся.

Все четверо выразили столь бурный восторг, что я задумалась, не являюсь ли единственной поступившей в этом году.

Я торопливо допила чай и спросила:

– А куда теперь мне идти?

– К коменданту общежития, моя дорогая, – произнесла госпожа Карам, наливая себе добавки. – Ах, да, ты же не знаешь. Идем, объясню, – и она, отставив чашку, направилась к двери. Взяв сумку, я последовала за ней. – Принцип прост: решаешь, куда тебе надо, открываешь любую дверь – и попадаешь в нужное место. Давай, пробуй.

– А у меня получится? – с сомнением спросила я. – Дома я такого никогда не делала.

– Так ты и не дома, деточка. Академия пропитана магией, такая мелочь как дверной переход здесь получается у всех. Давай, открывай, не бойся.

Я подумала о коменданте, потянула за ручку двери и обнаружила по ту сторону порога большую комнату, наполненную снующими людьми. В этот момент госпожу Карам отвлекли каким-то вопросом, она отвернулась, и я сделал шаг вперед.

Дверь захлопнулась.

“Кажется, это не люди”, – поняла я, спустя несколько секунд, но было поздно.

* * *

Это и впрямь оказались не люди. Невысокие коренастые существа, сильно напоминающие троицу из холла, только помельче, завидев меня, тут же перестали суетиться. В помещении воцарилась напряженная тишина. А я догадалась, что, кажется, нахожусь на кухне – в руках у странного народца были кастрюли, сковородки, черпаки и тому подобная утварь. Да и запахи говорили о том, что где-то неподалеку готовится что-то вкусное: пахло жареным мясом и выпечкой.

Спустя несколько мгновений толпа расступилась, явив еще одно такое же существо, только более внушительного вида: выражение лица его было суровым, намекая на то, что я здесь лишняя, а в руках посверкивал здоровенный тесак для разделки мяса. И этот жуткий мясник направлялся прямо ко мне.

– Извините, – произнесла я, стараясь не показывать испуга. Ну или хотя бы не демонстрировать всю его глубину. – Я ищу коменданта.

Существо впилось в меня взглядом, словно голодная рыба из водоема, где весь корм безнадежно сожран, и усмехнулось.

– Новенькая.

– Д-да, – я все-таки не выдержала и сделала шаг назад. И уперлась спиной в ручку двери. – П-простите, что помешала, я пойду. – Развернулась, открыла ее и… увидела перед собой черную бездну.

В тот же миг цепкая рука оттащила меня от порога, толкнула дверь – и она захлопнулась.

– Глупое человеческое дитя. Совсем не умеешь ходить в пространстве, – существо снова потянуло за ручку, и в этот раз взгляду предстала комната. Самая обычная, с письменным столом, за которым сидела пожилая дама и что-то писала в толстенной книге. – Давай, топай, – меня слегка подтолкнули в спину, и я переступила порог. Дверь закрылась.

Дама, перестав писать, глянула на меня сурово.

Я торопливо поздоровалась и спросила:

– Вы комендант?

– Разумеется. А вы, судя по всему, новенькая. Присаживайтесь, – мне указали на стул.

Я присела, стараясь держаться подальше от всего, что может упасть и разбиться, и меня начали “оформлять”. Это было нудно и долго, я чуть не уснула, а потому, когда потянулась поставить подпись в книге, опрокинула чернильницу, смахнув в образовавшуюся лужу стопку лежащих рядом листов.

– Глупости, – проворчала комендантша, – одна жалкая булочка не стоит таких разрушений.

Посмотрев на меня сердито, она щелкнула пальцами, и лужа исчезла, а испорченные бумаги приобрели прежний вид.

Затем она достала из ящика стола ключ, протянула мне и, указав на дверь, скомандовала: – Идите. Комната тридцать три.

Я с опаской подошла к двери. Протянула руку… и отдернула.

– Я не слишком хорошо управляюсь с дверями, – произнесла я, оглядываясь.

– Глупости. Там обычная лестница. Идите. Общежитие во дворе, не заблудитесь.

С опаской приоткрыв дверь, я выглянула в коридор и впрямь увидела невдалеке лестницу.

Попрощалась и покинула кабинет.

Глава 4. Друзья

Во дворе было пусто. Обогнув клумбу с мелкими фиолетовыми цветочками, я отправилась к приземистому трехэтажному зданию (других здесь и не было).

Оно и впрямь оказалось общежитием, о чем сообщала табличка у входа. Войдя, я первым делом увидела огромный кактус, который раскорячился на весь холл.

Обойдя его по стеночке, я обнаружила коридор, а рядом лестницу, ведущую наверх. Коридор мне не понравился, аж не по себе стало на него глядючи, поэтому туда я не пошла.

На втором этаже было получше, вот только номера “33” там не обнаружилось и вообще не встретилось ни души, и я поднялась выше.

Тридцать третья дверь нашла меня сама, распахнувшись прямо в лоб, едва я, одолев последний пролет, повернула направо. Но я не была бы собой, если бы не успела отскочить. В следующее мгновенье из комнаты выбежала девушка, тоже едва со мной не столкнувшись. Невысокая, крепенькая, темноволосая, выглядела она на редкость симпатично. А когда улыбнулась, то ямочки на щеках и вовсе сделали ее красавицей.

– Привет, – воскликнула она, – ты моя соседка? – И первой протянула руку. – Трина, будем знакомы.

Я представилась и пожала протянутую ладонь. Рукопожатие новой знакомой оказалось сильным. Внимательность ее тоже впечатлила: когда я запнулась на ровном месте, едва перешагнув порог, она успела меня поддержать. Затем, когда я выкладывала вещи, меня чуть не придавил шкаф – и снова Трина пришла на помощь. А потом, когда мы решили выпить чаю по случаю знакомства, я едва не опрокинула чайник, и снова соседка успела вовремя.

– Ух ты, ничего себе! – восхищенно воскликнула она. – Мне бы такой дар!

– Издеваешься? Какой дар? Невезения?

– Фейства! Вот у меня его совсем нет. Ни капельки. Не передался, хотя у меня мама – фея. Не знаю, как я буду учиться с такими данными – она вздохнула. – Меня и приняли-то с трудом, да и то на факультет защиты, – она вздохнула, а потом неожиданно улыбнулась, – но ведь, с другой стороны, приняли же. Я боялась, что вообще не возьмут. А декан факультета защиты в меня поверила, и теперь я тоже смогу стать феей… пусть и такой странной. Ну да ладно, диплом потом можно и не показывать.

– А что не так с факультетом защиты? – осторожно спросила я.

– Ну-у… как тебе сказать… Феи – они не защищают, они несут возмездие во имя справедливости. А защита – это так, – она махнула рукой, – дань времени и попрание традиций. Так мама считает. Думаю, она не особо обрадуется, когда узнает, что я учусь на этом факультете. Но лучше так, чем никак.

В этот момент дверь с грохотом распахнулась, врезавшись в стену так, что полетела пыль, и в комнату ворвался парень: высокий, худой и весь какой-то нескладный. Застыл на пороге, меня увидев… и тут же взвыл, уронив на ногу стопку книг, которую до этого держал в руках.

– Вот, даже у него есть дар, а у меня нет. Знакомься, Лула, это мой брат Трой.

Покинув стул, Трина принялась поднимать книги. Брат взялся помогать. Я тоже хотела поучаствовать, да не успела – вдвоем они управились быстро.

– Знакомься, Трой, это Лула, моя соседка, – представила меня Трина.

– Очень приятно, – улыбка брата, адресованная мне, оказалась мягкой и рассеянной. – А я тебе, сестренка, учебники принес, вот, держи, – он протянул собранную стопку, и они снова грохнулись на пол. По той ловкости, с какой моя новая знакомая отскочила, я поняла, что к подобному она привыкла.

– Я же говорила – талант, – обернувшись, произнесла она. – Вот как такое возможно, чтобы дар получил только один из двойняшек?

– Ничего себе! – воскликнула я. – Вы еще и двойняшки!.. Постойте, а разве парни могут быть феями?

Трина и Трой переглянулись.

– В уставе академии ничего об этом не сказано, – произнес Трой. – Я проверял. А если запрета нет, значит могут.

Трина рассмеялась.

– Угадай, на какой факультет его приняли?

Я задумалась.

– Справедливости, – в один голос воскликнули брат с сестрой, и я увидела, что, несмотря на различия, они действительно похожи – улыбки и ямочки на щеках у них совершенно одинаковые.

– Значит мы все на разных факультетах, – сказала я.

– И это замечательно, – обрадовалась Трина. – Когда начнется работа в группах, собьемся в стаю. Кстати, скоро ужин. Не пора ли нам в столовую?

– Конечно, пора, – кивнул Трой. – Идем, Лула, покажем тебе что здесь как, – и он первым двинулся на выход.

– Подождите, – опомнилась я, – вы ведь умеете ходить дверями? Ну, то есть переходить в другие места, – я побоялась, что меня не поймут, но зря беспокоилась.

– Конечно, – воскликнул Трой. – Легче легкого. А ты разве не умеешь?

Мне вспомнилось существо с ножом, и я поежилась.

– У меня почему-то не выходит.

– Как же ты сюда пришла? – удивилась Трина.

– Ну как… через двор и по лестнице.

Брат с сестрой переглянулись.

– Надо учить, – кивнул Трой. – А тот там этот дурацкий кактус…

– Надо, – согласилась Трина, и оба посмотрели на меня так решительно, что мне стало немного не по себе.

* * *

Объяснив, что нужно делать с дверью (подумать и открыть), мои новые друзья велели приступать к практике.

И я приступила.

Первым делом решила выйти во двор. Открыла дверь – и в лицо дунул ветер.

– Выходить? – спросила я, у Трины. Та кивнула, и я переступила порог. Двойняшки шагнули следом.

 

– Ух ты, где это мы? – послышался за моей спиной голос Троя.

– Во дворе, – вздохнув, ответила я, убедившись, что снова попала не туда. Двор был маленький, тесный, тёмный, со всех сторон огороженный глухим каменными стенами. В дальнем углу ощетинился ветками огромный засохший куст. А ещё здесь так воняло, словно поблизости кто-то сдох.

– Да, мы, конечно, во дворе, – задумчиво произнесла Трина, – вот только в каком? Что-то я не видела в академии таких мест.

– Ты вверх посмотри, сестрёнка! – в голосе Троя слышался неподдельный восторг.

Мы с Триной подняли головы и ахнули. В небе, вместо одного солнца, сияли сразу два. Одно привычное золотистое, второе – маленькое, зеленое, похожее на незрелое яблоко.

– С ума сойти, – прошептала я расстроенно.

– С ума сойти, – воскликнула Трина, – мы, кажется, попали в Эльхорот! Как у тебя это получилось? – и они с братом уставились на меня, как на сундук с сокровищами.

– Какой еще Эльхорот? – растерялась я.

– Ну ты даёшь! – удивилась Трина. – Эльхорот – это же мифический мир дферов!

– И кто такие эти дферы? И почему он мифический?

– Дферы – это древние существа, которые принесли фейский дар в наш мир, – наставительно произнес Трой. – Эльхорот – это название их мира. А мифический он потому, что только в мифах и упоминается. Информации о нем почти нет. Известно только, что там два солнца, одно из них зеленое. Ну и кое-что ещё по мелочам. Большего не узнать, сами-то дферы давно сгинули.

– А разве эти, которые на кухне работают, не их потомки? – удивилась я.

Брат с сестрой обменялись взглядами. Вид у них сделался недоверчивым.

– Ты что, была на кухне? – озвучил Трой их общую мысль.

– Ну да, – я вздохнула, – занесло случайно, когда к коменданту шла.

Двойняшки вновь переглянулись.

– Ну ты даешь, -воскликнула Трина. – Даже нашей маме, а она очень сильная фея, никогда не удавалось туда попасть. Она так старалась!

– Зачем? Там же так жутко!

Перед моим внутренним взором возник зловещий мясник, и мне снова стало не по себе.

– Да, повезло тебе с соседкой, – сказал Трой сестре.

Та кивнула.

– Знаете, – произнесла я, чувствуя себя, чем дальше, тем неуютнее, – давайте уйдем отсюда. Как-то здесь нехорошо.

В этот миг со стороны куста послышался шум, и сквозь сухие ветки стало проламываться нечто большое… и вонючее. Когда показалась кость с остатками плоти, а следом за нею лошадиная морда, тоже не первой свежести, страх двойняшек все-таки пересилил любопытство, и они бросились к двери.

Распахнув её, Трина вытолкнула меня первой, затем выскочила сама, а следом за нею – Трой.

Когда он закрывал дверь, мертвая лошадь с горящими глазами почти добралась до порога.

Мы привалились к двери, переводя дух, и только теперь я увидела, что нахожусь на крыльце общежития. Своего, фейского. И удивилась, как быстро оно стало “своим”. Я посмотрела на небо – солнце было одно, и оно почти добралось до края крыши, норовя за ней спрятаться, близился вечер.

И тут дверь толкнули.

– Ой, мамочки! – вскрикнула я, приваливаясь к ней всем телом. – Держите! Это она!

– Кто? – спросил Трой, следуя моему примеру.

– Лошадь!

– Глупости, – рассмеялась Трина немного нервно, – двери односторонние, она сюда не пройдёт, – но тоже почему-то подперла дверь спиной.

С той стороны толкнули сильнее.

– Мамочки, – прошептала я, уже видя, как жуткая мертвая зверюга вваливается в наш мир…

С той стороны постучали, затем послышался недовольный возглас, слегка приглушенный преградой:

– Эй вы там, а ну прекращайте!

Представить, что мертвая лошадь способна на такое, я не могла. Не сговариваясь, мы дружно отскочили. Дверь распахнулась, и на крыльцо вышла девушка с лиловыми волосами. Вид у неё был грозный.

– Вы чего здесь устроили? – произнесла она, прожигая нас взглядом. – Нашли, где резвиться.

Бросив на нас полный презрения взгляд, она спустилась по ступеням и двинулась прочь.

– А это точно не лошадь? – на всякий случай спросила я, глядя ей вслед. – Может она того… превратилась?

– Скажешь тоже, – фыркнул Трой, провожая ее взглядом. – Для лошади она слишком симпатичная.

– Расслабься, братик, это же старшекурсница. Для тебя она старая, – ехидно заметила Трина.

– Не старая, а опытная, с учебой поможет, и вообще…

Трина расхохоталась.

– Ты такой наивный. Забыл главный фейский девиз? Разве есть там что-то о помощи хитрым ленивым первокурсникам?

Трой слегка приуныл.

– Ну да, пожалуй, ты права, – согласился он. – Идемте уже в столовую, есть охота.

* * *

Столовая находилась в главном корпусе, на первом этаже. Учебный корпус академии, как оказалось, имел два входа: один – парадный, через который мы заходили с госпожой Карам во время зачисления, второй – со стороны внутреннего двора, которым мы сейчас и воспользовались. Огромный зал столовой, уставленный столиками, был почти пуст. Кроме нашей компании там находилось от силы человек десять, вместе с уже знакомой старшекурсницей.

– Здесь что, так мало учащихся? – удивилась я.

– Нет, конечно, – ответила Трина. – Просто еще не все приехали, рано же. Наверняка это новенькие… не считая “лошади”, конечно, – она хихикнула, завидев недовольное лицо брата. – Да ладно, не обижайся, я пошутила. Она вполне себе симпатичная. Если приглядеться. Хотя зачем силы тратить? Ты ведь, Тройчик, наверняка будешь здесь единственным парнем, представь какой огромный выбор тебе представится – можешь менять подружек хоть каждый день. Это нам с Лулой выбирать не из кого.

– Ну почему это не из кого, – не остался в долгу Трой. – Вон, гляди, – он указал на дверь, в которую как раз входил молодой мужчина весьма эффектной наружности: алая мантия, длинные белокурые волосы, горящие глаза… Летящей походкой он направился к столу раздачи, собирая восхищенные взгляды и вздохи немногочисленной публики. А затем, взяв поднос, уставленный тарелками, пересек обеденный зал и устроился за столиком у окна с видом памятника самому себе.

– Скажешь тоже, – фыркнула Трина, – это же Сильваниус. Как можно в него влюбиться?

– Остальным нравится, – пожал плечами Трой.

– А кто он такой? – спросила я.

– Специалист по поднятию престижа академии, – ответила Трина. – Не любят нас почему-то, вот его и наняли, чтобы он ситуацию улучшал. Говорят, еще факультатив какой-то вести будет.

Я задумалась, а потом спросила:

– А откуда ты это знаешь? Ты же первокурсница.

– Так у нас не только мама – фея. Ее сестра, наша тетя, заведует факультетом возмездия. Она часто в гости приезжает, а у нас с братом отличный слух, – Трина хихикнула.

– Госпожа Карам – ваша тетя? – удивилась я.

– Ну да. Только ты никому, ладно?

– Конечно! Подожди… а почему она тебя на свой факультет не взяла?

– Смеешься? Ей бы такая обратка прилетела, что мало не показалось бы никому. С фейским даром не шутят, особенно с даром возмездия. Так что увы, – Трина развела руками, – это родство нам с Троем никаких благ не сулит. А что касается Сильваниуса… если он тебе нравится – вперед, я тебе точно конкуренткой не буду, он не в моем вкусе.

Я присмотрелась к красавчику и поняла, что и мне он тоже как-то никак. И что тот, кого я сегодня видела во сне, в дилижансе, был во сто крат лучше.

Из столовой брат с сестрой вышли бодрые и полные сил, размышляя, чем бы заняться. А потом их взгляды остановились на мне, и Трина заявила:

– Да что мы голову ломаем? У нас же дел невпроворот – давайте продолжим тренировку.

– А если там опять окажется эта лошадь? – с опаской произнесла я. – Или еще что похуже, – добавила уже совсем тихо, осознав, что каждое мое путешествие всякий раз сопровождается какой-нибудь жутью: то страшилище с ножом, теперь вот зверюга мертвая.

– Ерунда, – отмахнулся Трой. – Не могут же тебя вечно преследовать лошади.

– Верно, – поддержала его Трина. – Идемте, не будем терять время.

И она бодрым шагом устремилась к крыльцу общежития.

– Ну уж нет, – уперлась я, чувствуя, что ничего иного, кроме лошади за этой дверью представить не смогу. – Только не туда. Вон башня, там тоже дверь ничего.

– Вообще-то там живут преподаватели, – ответила Трина, меняя направление, – ну да ладно. Мы же к ним в гости не собираемся.

Мы подошли к крыльцу башни, небольшому, в три ступени. Дверь оказалась крепкая, дубовая, с литой массивной ручкой в виде змеи. За такую и браться-то было страшно. Но я взялась, надо же как-то тренироваться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru