Демон и его люди

Татьяна Охитина
Демон и его люди

Глава 1

Когда тебе на голову падает кусок крыши, это ужасно бодрит. Магичка Тетрания, отклонив удар, под прикрытием пылевого облака быстренько отползла в сторону, подальше от злополучного места. Постоялый двор, где она сражалась с упырем, лежал в руинах. Мест для игры в прятки имелось предостаточно, а в этой игре ей не было равных. Схоронившись под стеной полуразрушенного сарая, Тетрания затихла и прислушалась.

Упырь носился по двору, тщетно пытаясь ее найти – фирменное заклинание отвода глаз отлично действовало даже на нечисть. Убедившись, что тот находится далеко, Тетрания швырнула в него заклятьем рассеивания, зевнула и, закрыв глаза, решила немного вздремнуть. Действовало заклятье не быстро, времени для отдыха было предостаточно.

Проснулась она оттого, что кто-то трепал ее, как собака тряпку. Да еще и орал прямо в ухо:

– Просыпайся, бесстыжая, чтоб тебя демоны взяли!

– Вурдалака тебе в глотку, – огрызнулась магичка, открывая глаза. Судя по живой и бодрой заказчице, упырь самоустранился.

– Я тебе дам вурдалака! – хозяйка постоялого двора выкатила глаза, и Тетрания подумала: вдруг они и вправду выпадут. Представив, как два белых шарика плюхаются наземь и весело раскатываются в разные стороны, она хихикнула.

И поняла, что делать этого не стоило – старуха взбеленилась, тряхнула так, что внутри что-то хрустнуло, и завопила еще громче:

– Ах ты мерзавка, смеяться вздумала?! Весь двор мне разнесла! Да я от тебя сейчас мокрого места не оставлю! – освободив одну руку, она занесла над Тетранией пудовый кулак.

– Госпожа, не стоит так горячиться, – раздалось поблизости. Высокий белокурый красавец в длинном плаще возник словно из ниоткуда. – Я лично сопровожу эту магичку к главе гильдии, и там мы сами во всем разберемся.

Изящным движением руки он извлек Тетранию из цепких лап заказчицы, открывшей рот при виде его неземной красоты. После чего вежливо откланялся и утащил ее прочь. Вновь зарядивший осенний дождь принялся уныло лить им на головы.

Едва они покинули двор, как красавчик толкнул свою добычу в ближайший переулок и только тогда перевел дух.

– Знала бы ты, как меня тошнит от ваших человеческих мыслей. Еще одна любительница копытных. "Жеребец", фу… – демон передернулся от отвращения. Лицо его утратило сногсшибательность и стало вполне обычным, хотя и не лишенным приятности.

– Спасибо, Леф, – выдохнула Тетрания. Выглянула из переулка, погони не обнаружила. – Ну ладно, я пошла, увидимся.

– Уже увиделись, – демон придержал ее за локоток. – Думаешь, я просто так мимо проходил? Проверял, хорошо ли тебе спится? Хозяин велел доставить тебя немедленно, так что пошли.

Тетрания поскучнела, окинула взглядом свою одежду: сапоги, штаны и куртка были так измазаны грязью, что напоминали панцирь навозного жука.

– Мне надо привести себя в порядок, – заявила она.

Демон покачал головой.

– Не надо.

Магичка глянула на него с укоризной.

– Я думала, ты мне друг.

– Вот именно. Так ты вызываешь больше жалости. Может Луневий клюнет и передумает тебя выгонять.

– За что меня выгонять? – насторожилась Тетрания. – Я ничего не сделала.

– Он узнал про твою вчерашнюю выходку.

Магичка закрыла глаза и, прислонившись к стене, сползла наземь.

– Поистине, добрые дела наказуемы, – произнесла она. – Хотела помочь – и вот, пожалуйста. – Демон присел на корточки рядом с ней. Приоткрыв один глаз, подруга глянула на него с подозрением. – А это случайно не ты ему рассказал?

– Да как ты могла такое подумать!

– Ладно, извини. Ты хоть и демон, но получше некоторых людей будешь, – Тетрания нехотя поднялась, попыталась отколупать прилипшую к куртке грязь, но быстро плюнула на это бессмысленное занятие и обреченно вздохнула. – Хорошо, идем.

– Сделай виноватый вид и помалкивай, – привычно напутствовал ее демон у дверей кабинета главы гильдии. Тетрания кивнула, старательно пытаясь подавить нервную зевоту. Она слышала эти слова на протяжении многих лет и надеялась, что будет слышать и дальше, поскольку вылетать из гильдии ей совершенно не хотелось. Бешеных денег заказы не приносили, но стань она "вольным стрелком" – заказчиков придется искать самой, а к этому она не была готова ни морально, ни физически.

– Удачи! – произнес демон, распахивая дверь.

В глаза Тетрании ударил свет, и она, зажмурившись, шагнула через порог.

Луневий, солидный седовласый мужчина с окладистой бородой, восседал за столом, словно на троне.

– А, это ты, Тетрания, – произнес он, отрываясь от чтения бумаг, – проходи, садись, – он указал на стул.

Магичка уселась, поерзала, устраиваясь поудобней, и уставилась на него в ожидании продолжения.

– Итак, дорогая моя, разговор у нас будет не из приятных, – старейшина отложил бумаги и сцепил руки в замок. – Мне доложили о вчерашнем происшествии в трактире "Белая Лошадь", где ты имела несчастье присутствовать. Версию потерпевших я уже услышал, теперь хочу услышать твою.

– Ну-у-у… я просто зашла поужинать, а там… Они сами виноваты, честное слово!

Вчерашний вечер выдался не самым удачным. В начале Тетрания не нашла свободного места в любимом "Кабане", пришлось обходить все забегаловки города по очереди, в результате чего она и остановилась "Белой лошади". Находился трактир у черта на рогах, готовили там ужасно, а вместо браги подавали какую-то бурду, о чем и поведала Тетрания трактирщику после третьей кружки. Тот как раз собирался ответить, но в этот момент в помещение ворвался огромный оборотень. Тетрания по доброте душевной решила помочь – припечатала его огненным шаром. А когда поверженный враг с визгом унесся прочь, на нее набросился хозяин "Белой лошади" – как оказалось, лохматая тварь была вовсе не оборотнем, а милой собачкой хозяина заведения, которая имела привычку выпрашивать у гостей кусочки повкуснее.

Именно так, упуская ненужные подробности, Тетрания и поведала Луневию эту историю. Про ругань с хозяином трактира, переломанную мебель и разбежавшихся посетителей она решила умолчать, чтобы не нервировать старика, который и без того уже пошел пятнами.

И поняла по его лицу, что хозяин "Белой лошади", в отличие от нее, на подробности не поскупился.

– Какое позорище, – произнес Луневий, хмуря брови. – Ты себя превзошла. Чтобы магичка не отличила пса от оборотня… Об этой истории весь город судачит, поэтому я вижу только один способ сохранить подорванную тобой репутацию гильдии – исключить тебя. Извини, девочка, но моему терпению тоже есть предел. Надеюсь, что твой отец на небесах не слишком сильно на меня обидится. По-другому я не могу, мне нужно заботиться о вверенных мне магах.

– Но мне… Но я… – начала было Тетрания, но умолкла, осознав тщетность попытки. Столько лет на пребывала в подвешенном состоянии, но так и не смогла подготовиться к неизбежному. Она опустила взгляд, уставившись на половицы под ногами, испачканные следами сапог. Затем встала, попрощалась и покинула кабинет. В глубине души она надеялась, что ее окликнут, дадут еще один шанс, но тишины ничто не нарушило. Сопровождаемая тяжелым молчанием, она вышла в коридор и закрыла за собою дверь.

"Вот всё и закончилось", – подумала она, вновь выходя под моросящий дождь.

* * *

Леф стоял в коридоре у окна, когда Тетрания вышла из кабинета и, даже не заметив его присутствия, молча побрела прочь. Он хотел ее окликнуть, но передумал. Слова утешения вряд ли могли ей сейчас помочь.

За время пребывания в мире смертных Леф успел привязаться к этой странной девушке. Возможно, потому что Тетрания, единственная из всех магов гильдии, с самого начала знакомства отнеслась к нему по-дружески, словно не поняла, что он демон. Потом выяснилось, что так оно и было, но, даже после того, как ей раскрыли глаза на его демоническую сущность, она не изменила своего отношения.

Вначале Лефа это забавляло, он поддерживал иллюзию дружбы, дожидаясь того момента, когда Тетрания узнает правду, чтобы насладиться ее реакцией. Но как-то незаметно иллюзия переросла в настоящую дружбу. Это тоже было забавно, и демон оставил все как есть – новый опыт оказался приятен. А потом Леф настолько привык к Тетрании, что уже не мыслил своей жизни без ее присутствия. Словно его контракт был заключен не с Луневием, а с этой ленивицей, которая по недоразумению называла себя магичкой.

Лефу было совсем нетрудно отводить от нее неприятности, делая так, чтобы она об этой заботе не догадывалась. Тетрания была необычной, и Лефу очень хотелось, чтобы она задержалась на этом свете подольше.

Поэтому сегодня, глядя ей в спину, он раздумывал о том, как ей помочь. Приказ об исключении из гильдии исходил от хозяина, напрямую Леф противоречить ему не мог, но обходные пути, при желании, найти всегда можно. Если Тетрания уйдет на вольные хлеба, держать руку на пульсе ее жизни будет сложнее, а потому стоило сделать так, чтобы она вернулась.

Леф уже начал просчитывать варианты, когда Луневий позвал его в кабинет.

* * *

Луневий и сам был не рад своему решению – он и не думал, что настолько расстроится. Все-таки привычка – страшное дело. Он столько лет журил и увещевал глупую девчонку, что теперь, исключив ее из гильдии, вместо облегчения почувствовал себя хуже некуда.

В прежние времена Луневий был дружен с отцом Тетрании – они росли по соседству, вместе играли, вместе проказничали. Затем каждый пошел своей дорогой – Луневий стал учеником мага, а Торн – учеником повара. Но старая дружба не увяла. Позже, когда учеба закончилась, Торн устроился поваром в харчевню "Кабан на перекрестке", а Луневия приняли в гильдию магов. Резиденция гильдии находилась недалеко от "Кабана", поэтому виделись они часто.

Семьями не дружили – у Луневия из семьи была только кошка – но в гостях у друга ему бывать приходилось. Жена Торна, Гранна, Луневию не нравилась, сам бы он никогда не женился на такой лентяйке. Однако Торн супругу боготворил, и Луневий считал, что не вправе его судить.

 

Он вместе с Торном радовался рождению дочки. А вот наблюдать за ее взрослением не довелось, почти сразу после этого события Луневия отправили на окраину королевства, в Хорнвальд, где ему предстояло временно заменить тамошнего главу гильдии. "Временно" затянулось на долгие шестнадцать лет, за которые друзья увиделись только дважды, поддерживая связь через письма. В первую встречу малышке Тетрании было два года, и в тот короткий визит Луневий не успел составить о девочке впечатление. Вторая встреча произошла, когда ей стукнуло семнадцать. Это время до сих пор отдавалось в памяти болью – Луневий приехал на похороны ее отца. Торн умер от чумы, прочесавшей частыми граблями всю южную окраину королевства. Супруга его умерла чуть раньше.

Луневий слышал про чуму, рвался помочь, но не смог – дороги на юг оказались перекрыты. А когда наконец прорвался, то успел лишь на похороны. Чума оставила от прошлого только девочку, которая чудом уцелела, да записку, что успел написать умирающий друг. Конечно же, исполняя его последнюю просьбу, Луневий пообещал позаботиться о Тетрании.

Дочку Торна он совершенно не знал. В письмах друга она выглядела милой забавной крошкой, имеющей самые разносторонние интересы. Они были настолько широки и неохватны, что Торн решил их сузить, отправив Тетранию в ученики к магу. Луневий даже обрадовался, что может взять девушку под крыло, позаботиться и обучить тому, что постиг за годы. Он поспособствовал тому, чтобы Тетрания побыстрее получила лицензию и стал подыскивать ей заказы, которые помогли бы наработать опыт.

Увы, реальность разочаровала. Милая девочка в магических искусствах оказалась настолько слаба, что Луневий быстро понял, что собственными руками вырыл себе могилу.

Первым порывом было попросить начальство о переводе и сбежать от надвигающегося позора – преемник без всяких терзаний вышвырнул бы непутевую магичку из гильдии – но данное на могиле друга обещание не позволило поступить подобным образом. Луневий обратил взор к небесам и, укрепив дух, решил нести бремя до конца.

В самый тяжелый момент, когда жизнь окончательно превратилась в ад, произошло нечто, изменившее ситуацию самым благоприятным образом – Луневию удалось заполучить помощника, о котором он даже и не мечтал.

Произошло это так: к нему обратилась владелица пекарни, слезно умоляя помочь. Некая сущность изводила своими выходками ее семью и грозила разрушить бизнес, распугивая посетителей. На пороге стояла голодная смерть, и женщина, собрав последние деньги, бросилась в ноги "самому главному магу города".

Сумма оказалась очень скромная, семейство было жалко, магов гильдии тоже (не поручать же им столь невыгодный заказ), и Луневий по доброте душевной взялся за дело сам, вовсе отказавшись от вознаграждения.

Для него работа получилась слишком простой, а результат – неожиданным. Демон, который резвился в пекарне, оказался настолько испуган его магической силой, что тотчас сдался, умоляя не губить, а заключить контракт, по которому он, представитель преисподней, будет верой и правдой служить новому господину до самой его смерти. И не будет стараться оную приблизить. Луневий подумал и согласился. Так у него появился Леф.

На этом везение не закончилось. Демон, который должен был приглядывать за Тетранией по приказу, вскоре стал делать это из собственного интереса. Луневий удивился и даже в начале не поверил, но потом убедился, что это действительно так. Это было даже не везение, а настоящее чудо.

Правда, сама Тетрания от этого пригляда лучше не стала: ни один заказ толком не выполнила и уже давно гнила бы в могиле, если бы не демон, не спускающий с нее глаз.

Так оно и шло до прискорбных событий в "Белой лошади", после которых народ стал считать, что маги – все как один проходимцы, которые только и умеют, что выкачивать денежки из доверчивых простаков. Проблема была еще и в том, что за последнее время нечисти в округе поубавилось, поэтому каждый промах Тетрании оказывался на виду, уничтожая заслуги остальных, более успешных магов. Луневий мог бы закрыть глаза на конфуз, но дело касалось престижа гильдии, поэтому пришлось сделать то, что, надлежало сделать уже давно – исключить дочь Торна.

Луневий знал, что принял правильное решение, но душа его была не на месте. Металась, полная беспокойства за девчонку. Одна, без присмотра и без денег, Тетрания пропадет. Но и вернуть ее в гильдию он не мог. Поэтому, слыша, как затихают ее шаги в коридоре, Луневий чувствовал себя отвратительно.

Он встал из-за стола, прошелся по кабинету… И тут его посетила идея, которая заставила широким шагом двинуться к двери и, распахнув ее, произнести:

– Леф, зайди, у меня к тебе поручение.

Луневий постарался не делать слишком счастливый вид, все-таки негоже так радоваться возможности вернуть в гильдию бездельницу и лентяйку. Негоже, но вполне допустимо, ведь он, Луневий, тоже человек, а человеку свойственно предаваться эмоциям самого разного свойства. Это также естественно, как для демонов – читать мысли.

– Леф, – произнес он, тщательно выговаривая слова, – найди договор Тетрании и просмотри его повнимательней. А то я боюсь, как бы она не нашла в нем лазейку. Нам надо быть во всеоружии. А я пока прогуляюсь.

И быстро, чтобы не передумать, Луневий покинул кабинет.

– Сделаю, хозяин, – прозвучало вслед.

Понимающую улыбку демона старейшина не видел. Но догадался о ее присутствии. И точно также он был уверен, что хитроумный Леф обязательно найдет выход из сложившейся ситуации. В том, что демон, также, как и он сам, жаждет вернуть Тетранию, Луневий не сомневался.

Глава 2

Покинув резиденцию гильдии магов, Тетрания брела по улице и размышляла о том, что осень в этом году особенно отвратительная. На перекрестке остановилась, раздумывая, куда пойти – домой или куда-нибудь посидеть. Второй вариант перевесил, и она двинулась на поиски подходящей харчевни.

В первую попавшуюся заходить не стала – с хозяином "Веселых утят" она не ладила. Вредный старикан, стоило появиться на пороге, всякий раз сжимал кулаки, делая такую зверскую физиономию, что аппетит пропадал мгновенно. И почему пара сломанных столов, сорванная с петель дверь и несколько разбитых бутылок вина до сих пор вызывали у бедняги столько ярости? Случай произошел так давно, а демона в тот раз она все-таки уничтожила.

А вот с владельцами "Розы и лилии" Тетрания никогда дела не имела, поэтому сюда и завернула, присев за самым дальним столом и затребовав себе кувшин браги. Она решила основательно утопить свое горе, чтобы назавтра о нем и и не вспомнить.

Когда кувшин почти опустел, мир стал ярче, а люди вокруг – симпатичнее. Тетрания уже решила, что самое время признаться им всем в любви, когда над ухом раздался смутно знакомый голос:

– Вот ты где!

Магичка резко обернулась, чудом не упав со стула, готовая дать отпор наглецу, посмевшему прервать ее законный отдых… и тут же сбавила пыл, увидев перед собою Лефа.

– Идем отсюда, – произнес демон, – разговор есть.

– Не могу, – Тетрания мотнула головой, от чего мир закружился в бешеной карусели. – Сейчас меня будут бить.

– За что? – недоуменно произнес демон, оглядываясь по сторонам. Вокруг стоял привычный гвалт, посетители мирно ели и пили, на изрядно набравшуюся магичку никто не обращал внимания.

– А вот за это! – Тетрания щелкнула пальцами, выпуская синеватую молнию, метящую прямо в лоб сидящему за соседним столом мужику. Мужик был крепкий и сильно навеселе.

Неуловимым движением Леф уничтожил заряд, схватил за шкирку упирающуюся подругу и, бросив на стол пару монет, поспешил к выходу. По дороге, извиваясь как угорь, Тетрания честно пыталась кого-нибудь пнуть, но не преуспела – демон выволок ее под летящую с неба морось и потащил к себе домой.

– Пусти, гад ползучий! – пыталась отбрыкаться она, но вырваться могла. Вскоре они ввалились в шикарный особняк Лефа, где демон утащил ее в ванную и без всякой жалости сунул головой в чан с холодной водой.

– А-а-а! – едва вынырнув, завопила магичка. – А-а-а! Убить меня захотел?! Руки коротки!

И снова оказалась головой в чане…

После третьего макания Тетрания протрезвела окончательно.

– Всё!.. Всё!.. – закричала она, отплевываясь. – Я в порядке!

Критически оглядев дело своих рук, Леф наконец-то ее отпустил, подав полотенце.

Мокрая и взъерошенная, Тетрания проследовала за ним в столовую. В доме Лефа она прежде не бывала, и теперь с любопытством глазела по сторонам. Как оказалось, демон любил роскошь: бархат, позолота, изящная лепнина под потолком – все придавало дому изысканный, но какой-то нежилой вид – не хватало уютного беспорядка.

– Экая ты привереда, – усмехнулся Леф. – Так лучше?

И Тетрания едва не споткнулась об внезапно возникшую под ногами подушку. В одну секунду помещение оказалось заваленным всяким хламом до такой степени, что аж на душе потеплело.

– Ужинать будешь? – спросил демон, подходя к накрытому столу. Он приоткрыл крышку супницы, и у Тетрании слюнки потекли от умопомрачительного грибного аромата. – Вижу, будешь, – улыбнулся Леф. Сбросив со стула пару сапог, он придвинул его подруге, – присаживайся.

Тетрания и сама не ожидала, что настолько проголодалась – набросившись на еду, она опомнилась лишь тогда, когда поняла, что больше не может проглотить ни кусочка. И почувствовала, что жизнь не так уж плоха.

– Ну вот, а теперь поговорим, – улыбнулся Леф в ответ на ее блаженную улыбку. – Я нашел для тебя путь к спасению.

– И это говорит мне демон, – многозначительно изрекла Тетрания, все еще пребывая в эйфории. Но тут смысл сказанного наконец до нее дошел, и она впилась в Лефа взглядом. – Рассказывай!

– Я никогда на такое не соглашусь! – воскликнула она пару минут спустя, когда демон поведал ей о том, как можно вернуться в гильдию на законных основаниях.

– Можно подумать, я предлагаю тебе продать душу.

– Нет, нет и нет! Никогда! Ни за что!

– Как знаешь, – демон напустил на себя обиженный вид. – Я стараюсь изо всех сил, из кожи вон лезу, а ты даже попробовать не хочешь. Все-таки вы, люди, ужасно неблагодарные создания. Хорошо, иди напивайся дальше, мешать не буду.

Леф демонстративно отвернулся. Не успел он мысленно досчитать до десяти, как поздравил себя с победой.

– Ну хорошо, я попробую, – сдалась магичка.

* * *

– Ты уверен, что это хорошая идея? – робко спросила Тетрания, шагая рядом с демоном по рыночной площади.

– Абсолютно! – произнес тот, подумав: "А что еще остается?"

– Но из меня учитель, как… как, – магичка силилась подобрать сравнение, но на ум ничего не приходило. – В общем, никак, – подытожила она.

– Ты просто себя недооцениваешь, – успокоил ее Леф, снабдив фразу бодрой жизнеутверждающей улыбкой.

– Правда?

– Истинная! А теперь давай, отправляйся на поиски, да поживей. Приказ главы гильдии можно обжаловать лишь до конца дня.

Он похлопал подругу по плечу и стремительно удалился.

Тетрания, вздохнув, направилась в гущу народа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru